Онтология власти: тотальность и символический характер властеотношения (13.12.2010)

Автор: Носков Эдуард Геннадьевич

Особо подчеркнем, что интерес к рассматриваемому проблемному комплексу актуализируется в переломные моменты общественного развития, особенно в ситуациях кризиса и нестабильности, что характерно любому переходному периоду, затрагивающему экономические, социально-политические и мировоззренческие основания существования общества. В последние десятилетия в поле зрения российского общества оказались эти сложные и неоднозначные вопросы природы властных отношений и специфики их реализации на пути модернизации. Болезненный распад прежних властных структур и формирование принципиально иной системы властеотношения, острые дискуссии по поводу «социальной цены» реформ, разработка и проведение в жизнь антикризисных мероприятий, сопряженные с обсуждением программ модернизации российского общества, - таковы, в самых общих чертах, базовые тренды современного развития, актуализирующие интеллектуальный поиск в сфере сущностного истолкования феномена власти, выявления ее базовых институтов и соответствующих коммуникаций.

Итак, творческое осмысление обозначенных выше нетривиальных вопросов объективно предполагает их новое философско-мировоззренческое позиционирование. Современные цивилизованные общества уже давно пришли к осознанию необходимости переосмысления самой природы и функций власти. Известно, что длительное время данный институт ассоциировался исключительно с функцией подавления и насилия. И в этом смысле иллюзия утраты политическими формами власти своего доминирующего положения (известная в современной культуре идея «смерти политического») и выдвижение на авансцену теоретического рассмотрения в качестве определяющих факторов общественного развития—информации, знания, науки и техники вовсе не означает, что в современном типе цивилизации классические формы властеотношения отодвинулись на второй план, уступив лидирующие позиции процессам овладения, распоряжения, обмена и преобразования информации. Напротив, в информационном обществе власть приобретает новые, доселе неизвестные формы, - она оказывается воистину вездесущей. В этом контексте, анализ самой идеи или принципа власти, относительно безразличных к конкретным формам ее реализации, представляется актуальным как в теоретическом, так и в практическом смысле.

Объектом диссертационного исследования является власть как онтологическая тотальность отношений; предметом – символический характер и экзистенциальная природа властеотношения.

Степень научной разработанности проблемы. Институт власти всегда был объектом пристального внимания со стороны исследователей социальной реальности: его осмыслению уделялось существенное внимание на страницах философской и социально-политической литературы. Основные подходы к изучению этого института, квалифицировавшие его как основание социально-политической жизни общества, сформировались уже в контексте античной интеллектуальной традиции, явившись своего рода обобщением социально-политического опыта Древней Греции и Рима. Средневековье в серьезной степени обогатило эти подходы схоластической проработкой широкоизвестной концепции «двух мечей», а Ренессанс, в свою очередь, актуализировал рассматриваемую проблематику, сконцентрировав внимание на фигуре макиавеллиевского «Государя». В рамках философии Нового времени были заложены основания «каузальной» концепции власти, которая, вплоть до настоящего времени, признаётся безусловно превалирующей в западной общественно-политической литературе.

В XX столетии к анализу власти обратились такие теоретики как X. Арендт, Р. Арон, Б. Бэрри, М. Вебер, Э. Гидденс, Р. Даль, X. Лассуэлл, С. Льюкс, О. Массинг, Ч. Мерриам, Т. Парсонс, Б. Рассел, М. Фуко и др. С середины XX в. количество исследований, специально посвященных кратологической тематике, начинает стремительно возрастать. Наиболее значимыми среди них, на наш взгляд, явились теоретические концепции П. Блау, К.Е. Боулдинга, Д. Картрайта, Д. Ронга и др., благодаря которым теоретический конструкт «власть» приобрел характер чрезвычайно многогранного и многоаспектного феномена. Существенный вклад в разработку современной философии власти внесли также Дж. Агамбен, Дж. Арриги, А. Бадью, Ч. Барнард, Ж. Батай, Дж. Батлер, У. Бек, Р. Берштедт, М. Бланшо, Н. Боббио, Т. Болл, П. Бурдье, Д. Валадес, Б. Варне, Т. Вартенберг, В. Геллнер и А. Глетцмейер, А. Глюксман, Р.Грин, Ж. Делез, Ж. Деррида, Дж. Дебнэм, Р. Жирар, Э. Канетти, Ф.У. Коннолли, С. Клэгг, А. Кожев, Дж. Крамер, Ф. Лаку-Лабарт, Т.Х. Маршалл, Ш. Муфф, Дж. Найджел, Ж.-Л. Нанси, Ф. Ницше, Р. Нозик, Ф. Оппенхейм, Г. Палермо, Ж.-К.Пассрон, Дж. Пфейфер, Ж. Рансьер, М. Ротбарт, К. Скиннер, Э. Тоффлер, Ф. Федье, М. Хайдеггер и многие др. исследователи.

В отечественной философской и общественно-политической литературе также имеется опыт в части исследования феномена власти. Необходимо подчеркнуть, что эта традиция не столь глубока и обширна как зарубежная: почти до середины 60-х гг. ХХ в. изучение власти в качестве общественного явления в ней попросту отсутствовало. Само рассматриваемое понятие не имело самостоятельного места в системе концептуального инструментария социальных наук и, как правило, отождествлялось с понятием «государственной власти». В круг специализированных исследовательских проблем это понятие было введено лишь в начале 60х годов прошлого столетия в статье А.И. Королева и А.Е. Мушкина «Государство и власть». Первым монографическим исследованием в этой предметной области стала книга Н.М. Кейзерова «Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий».

Позднее стали появляться и другие работы по теории власти, в том числе посвященные определению этого понятия и характеристике отдельных ее разновидностей. Это труды Т.А. Алексеевой, Р.П. Алексюка, В.Н. Амелина, А.Г. Аникевича, А.С. Ахиезера, М.И. Байтина, Ю.М. Батурина, Б.Н. Бессонова, И.Л. Болясного, А.С. Васильева, А.А. Дегтярева, А.И. Демидова, А.И. Добролюбова, С.И. Дудника, В.В. Ильина, Л.Г. Ионина, А.И. Кима, Н.А. Комлевой, А.Г. Конфисахора, И.И. Кравченко, Р. Кынчева, В.Г. Ледяева, О.М. Ледяевой, А.А. Лузана, Б.М. Макарова, В.С. Мартьянова, А.Ю. Мельвиля, В.В. Меньшикова, Н.И. Осадчего, Е.В. Осиповой, Л.Ю. Пионткевич, В.А. Подороги, Н.А. Романович, Б.И. Славного, О.Б. Соловьёва, Н.М. Степанова, В.Л. Усачева, В.Б. Устьянцева, Е.И. Фарбера, А.Ф. Филиппова, Г.Г. Филиппова, А.Я. Флиера, С.С. Фролова, В.Ф. Халипова, Е.Б. Шестопал, Р.П. Шпаковой и др.

В последние два десятилетия научный интерес к изучаемой проблематике существенно возрастает: по данной тематике защищаются докторские и кандидатские диссертации, публикуются научные монографии обобщающего плана, появляются словари, многообразные энциклопедические и хрестоматийные издания, постоянно выходят в свет новые переводы классиков западной социально- политической мысли. Что же касается аспекта преподавания, то тема «Политическая власть» стала одной из ключевых в стандартном вузовском курсе политологии, что получило отражение практически во всех учебных пособиях по данной дисциплине; соответствующие разделы появились также и в учебниках по философии и социологии.

Актуальным проблемам социально-политической теории и практики посвящены многочисленные статьи и монографические исследования современных отечественных ученых. В их числе – Г.А. Белов, К.С. Гаджиев, И.А. Гобозов, М.Н. Грачев, И.Гордеев, Г.Г. Дилигенский, М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев, Б.И. Коваль, Б.Г. Капустин, К.В. Киселев, И.М. Клямкин, С.А. Королев, Б.И. Краснов, О.Ю. Малинова, М.Н. Марченко, В.В Мшвениерадзе, А.С. Панарин, В.И. Пантин, Л.И. Пирогова, А.В. Понеделков, В.П. Пугачев, А.Л. Стризое, М.Х. Фарукшин, Р.А.Хомелева и др. Определяющими информационными ресурсами, задавшими существенно новый тренд в истолковании теоретического конструкта «власть», явились (1) постоянно расширяющийся корпус фундаментальных исследований по теории и методологии социального знания и – в особенности - современные работы по культуриндустрии, в рамках которых проблематика власти обсуждается в широком контексте нематериальных разновидностей труда и огромного многообразия креативных индустрий, (2) теоретические разработки в сфере языка, (3) концептуальный анализ историографии и философии науки. Разработкой данной тематики серьезно занимались С. Ароновиц, А. Ашкеров, Р.Барбрук, А. Бард, Г.С. Батыгин, В.В. Бочаров, М.А. Буйвол, Г.Е. Васильев, Н.А.Грозина, А.Ф. Грязнов, Я.Задерквист, Э. Камерон, М. Кастельс, Н.Кляйн, Л. Козер, А.Н. Ковачев, М.С. Козлова, А. Корсани, М.Лаццарато, В.А. Лекторский, Н.П. Лукаш, В.П. Макаренко, Б.В. Марков, А.Л. Маршак, К.Х. Момджян, А. Негри, А.П. Огурцов, Н.А. Плетнева, Б. Польре, А.Н. Портнов, В.Н. Порус, Э. Поттер, А.И. Ракитов, С.Н. Родионов, В.М. Розин, Г. Салмон, Т.Ю. Сидорина, Н.Л. Соколова, З.А. Сокулер, О.Б. Соловьев, С.В. Соловьева, В.С. Степин, Е.И. Тарлыгин, И.В. Федяй, М.Хардт, О.В. Хархордин, Д.Хиз, С.С. Хоружий, В.С. Швырев, Э.Г. Юдин и др.

Такое обилие первоисточников и научно-исследовательской литературы, раскрывающих самые различные аспекты проблематики властеотношения, свидетельствует об актуальности проводимого исследования. В современных условиях настоятельно необходимо разобраться в многообразии имеющихся трактовок и подходов к изучаемой проблематике, выработать её целостное видение.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования – осмысление власти в качестве универсального фактора структурирования социального и политического бытия. В контексте реализации указанной цели в работе поставлен ряд научно-исследовательских задач:

Проследить историческую эволюцию теоретических построений философии власти в контексте ее традиционно-реалистического и неклассического течений, раскрывая тем самым причины существования в современной культуре глубинных философско-мировоззренческих оснований отрицания власти;

Осуществить типологический анализ власти с целью уяснения ее природы и сущности, продемонстрировать ограниченность ее истолкования лишь как силового отношения в рамках модели «господство-подчинение»;

Провести анализ социокультурного содержания системы властеотношения и, как следствие, обозначить границы понятия субъект власти;

На конкретном материале истории и культуры раскрыть символический характер и экзистенциальную природу властеотношения;

Сформулировать основные принципы «работы» структур фетишистского сознания в условиях властно-организованного бытия;

Обобщить основные достижения, противоречия и трудности современного этапа демократического развития общества.

Методологические основания исследования. Методологическим основанием исследования стали научные и философские методы, разработанные классиками социально-философской и политической мысли – Платоном, Аристотелем, Т. Гоббсом, М. Вебером, А. Кожевым, Э. Гидденсом, Т. Парсонсом и др. В частности, в работе широко используется платоновский метод «идеации», в его интерпретации А.Ф. Лосевым, как способ отвлечения от эмпирических данностей через возведение их к идеальным сущностям. Помимо этого, диссертантом применен и адаптирован к проблематике настоящего исследования методологический инструментарий Т. Гоббса, а именно методы индукции и дедукции, в соответствии с которыми эмпирические и теоретические гносеологические процедуры не противостоят друг другу, но являются необходимыми элементами единого познавательного процесса. Автор также опирается на гоббсовскую методологию изучения институтов государства и права и им соответствующих структур власти, что позволяет по-новому проинтерпретировать проблему соотношения формы и содержания власти в рамках традиционно-реалистических концепций. В основании данной исследовательской установки лежит следующее методологическое различие: (1) классическая интерпретация власти как формы человеческого бытия предполагает субъекта как единственного носителя смысла; (2) гоббсовское же истолкование власти в виде самоценной субстанции делает субъекта лишь пассивным адресатом внешних содержаний, которые он призван познать, выражая в позитивном праве.

В диссертации использованы философско-антропологические идеи А. Кожева: (1) трактовка человека как «свободной исторической индивидуальности» и (2) утверждение «гомогенного и универсального государства» в качестве социально-государственного идеала. Диссертантом привлекались также теоретико-методологические идеи М. Фуко, согласно которым анализ власти с необходимостью предполагает изучение возможно более полной совокупности дискурсов, включающих определенную тему или понятие. В соответствии с «методологией социо-гуманитарного познания» и концепцией «власти-знания» М. Фуко доминантным методом исследования структур власти является понятие дискурса, т.е. серии текстов и высказываний, функционирующих в одной и той же системе отношений.

Важным элементом диссертационного исследования является методология социокультурного анализа, разработанная Т. Парсонсом и базирующаяся на следующих методологических допущениях: (1) изучение общества в настоящем исследовании осуществляется посредством категорий парсонсовской «общей теории действия», в соответствии с которой общество трактуется как «социальная система»; (2) анализ культурогенеза власти в данном исследовании базируется на постулате о культурных ценностях и нормах как базовых регулятивных принципах социальных отношений; (3) важным элементом методологии настоящего исследования является понятие «социального взаимодействия», которое становится возможным лишь при наличии разделяемых (интерсубъективных) социальных норм.

В изучении проблематики взаимодействия человека, власти и культуры также использовались методологические наработки, содержащиеся в трудах Э. Кассирера и Ю.М. Лотмана. Теоретической основой рассмотрения власти как экзистенциально-онтологического феномена послужили идеи Ф. Ницше и М. Хайдеггера. При характеристике власти в качестве конституирующего фактора события человеческого и социокультурного бытия автор опирался на опыт исследовательской традиции, представленной трудами как отечественных, так и зарубежных ученых – А. Бадью, Ж. Батая, Дж. Батлер, В.В. Бочарова, Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, Р. Даля, Ж. Делёза, Р. Жирара, Б. де Жувенеля, Д. Картрайта, А.Н. Ковачева, Э. Кэплэна, Х. Лассуэла, С. Льюкса, Б.В. Маркова, Ш. Муфф, В.А. Подороги, С.В. Соловьевой, Р. Хиггса, Э. де Ясаи и др.

На авторскую методологию существенное воздействие также оказали: (1) концепция социального действия (П. Бурдье, Н. Луман); (2) теория коммуникативного действия Ю. Хабермаса; (3) теория социальной идентичности (Э. Эриксон, А. Маслоу, В. Хёсле); (4) идеи Х. Арендт о противопоставлении демократического и тоталитарного типов общественного устройства. В процессе исследования автор активно использовал методы анализа и синтеза, системный, синергетический и структурно-функциональный подходы, а также методику сравнительного анализа.

Научная новизна проведенного исследования заключается в следующем:

Прослежен путь исторического развития теоретических представлений философии власти, выделены ее основополагающие тенденции: традиционно-реалистическая и неклассическая. Сформулировано авторское видение особенностей исторической эволюции философских воззрений на проблему власти: если в рамках (а) традиционно-реалистического подхода власть позиционируется как асимметричное отношение, проявляющееся в виде господства над кем-то, то в рамках (б) неклассических представлений она получает истолкование в виде коллективного ресурса, позволяющего социуму достичь блага;

Проведен концептуальный, типологический и системно-структурный анализ власти; в этой связи диссертантом установлено, что идея власти реализуется в различных теоретических вариациях, которые следует считать взаимодополнительными. В контексте типологического анализа власти в исследовании предложено неинституциональное истолкование данного феномена, согласно которому этот институт не сводится лишь к однонаправленным и сугубо внешним для человека отношениям господства-подчинения;

Осуществлен анализ культурогенеза власти, результатом которого стала экспликация ее коммуникативной природы и осмысление границ применимости классического понятия «субъект власти»;

Диссертантом предложена рабочая модель описания властеотношения, согласно которой экзистенциальная природа последнего и его символический характер с наибольшей наглядностью проявляются в ситуациях человеческого выбора, действия и ответственности;

Раскрыты сущность и исторические спецификации властно-организованного общества, исследованы закономерности его возникновения и развития, прослежена взаимосвязь форм бытия и сознания в рассматриваемом типе общественного устройства. Демонстрируя укорененность данных форм в самих первоосновах социально-политической организации, автор анализирует те способы, посредством которых власть выстраивает социальное пространство и время по собственному образу и подобию. В данном контексте проводится философско-исторический анализ феномена властного «фетишизма», анализируются особенности его исторических манифестаций;

Обобщены проблемы и противоречия демократического развития как доминирующей формы современной общественно-политической организации. В рамках этого рассмотрения обсуждены вопросы (1) рецепции современной общественно-политической мыслью исторического опыта существования властных моделей бытия, (2) эвристической плодотворности и практической реализуемости современных моделей общественного устройства, (3) проблем и затруднений, возникших в контексте освоения новых путей общественного развития.

Положения, выносимые на защиту:

В контексте исторического рассмотрения традиционно-реалистическая модель властеотношения обнаруживает феномен власти в качестве постоянно флуктуирующей общественной институции, включающей как актуальную, так и потенциальную зоны конфликтогенности. Власть индуцируется в контексте таких социальных взаимодействий, когда один из субъектов обладает способностью воздействовать на другого, преодолевая, тем самым, оказываемое им сопротивление. В результате, власть квалифицируется как превосходство над кем-то; именно поэтому рост властных преференций у одной стороны абсолютно логично предполагает их убывание на другом полюсе общественного взаимодействия. Неклассические теории власти, напротив, исходят из того, что последняя может осуществляться в целях достижения всеобщей выгоды.

Власть – в её системно-структурном рассмотрении – представляет собой, прежде всего, возможность, потенциал, могущество, некую неограниченную извне креативность, а не нечто застывшее, неизменное, ориентированное лишь на подавление и господство. Неинституциональная парадигма в рассмотрении властеотношения, позиционирование последнего как личностной способности свершения события позволяет описать данный конструкт в терминах экзистенциального опыта. Институт власти тем самым раскрывается не как внешнее и сугубо чуждое человеку образование, но со стороны ее утверждения в реальной повседневной практике.

Субъект власти представляет собой своеобразный очаг сопротивления власти согласно ее собственной логике, что оказывается возможным только посредством овладения ресурсами той или иной культуры. При этом сам факт отрицания власти может исходить только от личности, по каким-либо причинам пришедшей к неприятию собственного социального статуса. Концепт власти, стало быть, может быть применим к описанию таких регионов человеческого экзистирования, которые обнажают силовую природу существования.

Обоснование событийной природы власти, анализ принципиальной укорененности последней в повседневной человеческой практике позволяет раскрыть её в качестве универсального фактора, воспроизводящего и конституирующего реальность и являющегося основанием становления и развития форм социокультурного бытия. Интерпретированный таким образом конструкт «власть» выходит за пределы отдельных сфер социокультурной реальности и потому не может быть редуцирован к ее конкретным проявлениям.

5. Одним из наиболее эффективных способов анализа феномена власти является интерпретация основополагающих параметров политизированной общности через структуры присущего ей фетишистского сознания, взятого в его горизонтальной и вертикальной плоскостях. Диалектика структур фетишистского сознания и властно-мопополистического комплекса может раскрываться в самых различных интерпретациях, но наиболее существенной, экзистенциально заряженной является та, которая идет от естественным образом детерминированной особенности человеческого мировосприятия, а именно – горизонтально-вертикальной разметки видимого нами мира. На фоне этой разметки структурируются ведущие мировоззренческо-идеологические дискурсы – сами способы смысловой интерпретации социального бытия, которые «расшифровывают» единое историческое пространство - время социальной общности, переводя его в личностное измерение.

6. В контексте современного социокультурного бытия, когда традиционная гегелевская модель отношений «раба» и «господина» прямо противопоставляется демократической модели мироустройства, требуются принципиально новые подходы к осмыслению феномена «политического», ориентированные на индуцирование и поддержание таких институций, которые способны гармонизировать, «очеловечить» само социокультурное бытие.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Развиваемая в исследовании парадигма экзистенциально-онтологического истолкования властеотношения имеет важное теоретическое и практическое значение в контексте осмысления сущности и исторического своеобразия процессов становления и развития социально-культурного и политического бытия. Перспективным направлением дальнейших исследований в этой области может стать «достройка» модели социального бытия доверху – изучение места и роли власти в формировании конкретных сегментов социокультурной реальности – экономической, правовой, этической и пр.

Диссертационное исследование будет полезно для научных работников, преподавателей, аспирантов и студентов высших учебных заведений, а также представителей различных ветвей власти, независимых аналитиков, сотрудников консалтинговых агентств. Его основные выводы могут использоваться при проведении дальнейших исследований в контексте философии власти и смежной с ней проблематике методологии социально-политических исследований, анализу информационной цивилизации, экзистенциально-онтологической интерпретации таких сегментов человеческого существования, функционирование которых может быть описано в силовой категориальной технике (например, управление, богатство, духовная жизнь и т.п.), а также в преподавательской практике при чтении лекций по социальной философии, политологии, культурологии, а также философии политики, философии права, философии культуры и т.п. Содержание диссертационного исследования может быть оформлено в качестве самостоятельного спецкурса (к примеру, «Философия власти», «Человек в мире власти», «Власть и политика», «Власть и культура» и пр.) или отдельного раздела, изучающегося в рамках стандартных вузовских курсов по социальной философии, философии политики, философии права.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на ежегодных итоговых научно-технических конференциях ГОУ ВПО «Самарский государственный архитектурно-строительный университет» «Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре: образование, наука, практика» (1998-2010 гг.); Международной научной конференции «Язык науки XXI века» (Уфа, БашГУ, 1998 г.), Международной научной конференции «Энгельмейеровские чтения» (Москва, МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2003 г.), III Международной научно-практической конференции «Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве» (Пенза, 2004 г.), V Международной научно-практической конференции «Проблемы образования в современной России и на постсоветском пространстве» (Пенза, 2005 г.), Научной конференции «Ломоносовские чтения-2005» (Москва, МГУ, 2005 г.), Международной научно-методической конференции «Современный российский менеджмент: состояние, проблемы, развитие» (Пенза, 2005 г.), V научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие общества: система образования и экономика знаний» (Пенза, 2008 г.), VIII Международной научно-практической конференции «Современные технологии документооборота в бизнесе, производстве и управлении» (Пенза, 2008 г.), Всероссийской научно-методической конференции преподавателей высших учебных заведений «Подготовка будущих экономистов и менеджеров в вузе: актуальные проблемы содержания и опыт формирования профессиональной компетентности» (Самара, 2008 г.), Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 2008 г.), III Международном методическом семинаре «Высшее строительное образование и современное строительство в России и зарубежных странах» (КНР, Шанхай-Пекин, 2008 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Власть, общество, личность» (Пенза, 2008 г.), II Всероссийской научно-методической конференции «Естественнонаучное образование в вузе: проблемы и перспективы» (Самара, 2008 г.), II Международной научно-практической конференции «Социально-гуманитарное знание: поиск новых перспектив» (Пенза, 2008 г.), V Международной научно-практической конференции «Женщина в политике и обществе» (Пенза, 2008 г.), VI Международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 2009 г.), V Всероссийской научно-практической конференции «Власть и воздействие на массовое сознание» (Пенза, 2009 г.).

Структура диссертации подчинена целям и задачам исследования. Работа состоит из «Введения», четырех глав «Основной части», включающих 10 параграфов, «Заключения» и «Списка источников и использованной литературы». Общий объем диссертационного исследования составляет 303 страницы. Список использованной литературы включает 505 наименований.


загрузка...