Последипломная подготовка по анестезиологии-реаниматологии: комплексный подход к формированию специалиста (13.07.2009)

Автор: Мазурок Вадим Альбертович

Чел. % Чел. %

Боли в эпигастрии 19 43,2* 14 26,9

Боли в спине 31 70,5 33 63,5

Головные боли 27 61,4** 17 32,7

Гипертоническая болезнь 3 6,8 9 17,3

ИБС, стенокардия 0 0*** 6 11,5

* – достоверность различий между группами (0,05<p<0,1)

** – достоверность различий между группами (p<0,05)

*** – достоверность различий между группами (р<0,01)

С помощью специализированного структурированного интервью проанализированы этиологические аспекты профессионального стресса (критерием исключения было наличие у исследованных других значимых текущих стрессов в данный момент).

На первом месте по встречаемости (88,5–91%) в обеих группах АР стоит неудовлетворенность заработной платой, а также тем, что она не соответствует уровню профессиональной подготовки, опыту и эмоциональному напряжению, которое испытывают АР.

Следующий блок в ранговом ряду высоко значимых переживаний АР связан с сугубо психологической проблематикой – вопросами профессионального признания, самореализации, взаимоотношениями в системе «анестезиолог–хирург–пациент». Являясь хорошо подготовленными специалистами, 68,2–80,8% врачей обеих групп постоянно ощущают недостаточную степень признания и неадекватную оценку их профессионального вклада в процесс лечения со стороны пациентов и их родственников. Соответственно 75% и 78,8% врачей первой и второй групп считают, что анестезиолог, работая в бригаде, остается «в тени заслуг хирурга».

От 63,6% до 65,5% врачей испытывают напряжение и неудовлетворенность в связи с риском развития профессиональных заболеваний. Неудовлетворенность уровнем своей профессиональной подготовки (61,4% и 57,7% АР первой и второй групп, соответственно) косвенно отражает свойственную врачам потребность в профессиональном и карьерном росте, а в более широком контексте – в самосовершенствовании и самореализации. Таким образом, полученные по этой позиции результаты перекликаются с ответами врачей на вопрос «Что Вам нужно для хорошей работы?», когда 64,8% коллег указали на необходимость регулярного повышения квалификации.

Следующий по значимости блок касается тех изменений в поведении и характере, которые наблюдают у себя АР с различным стажем. Так 54,5% и 50,0%, соответственно, считают, что в связи с напряженными условиями профессиональной деятельности с годами они изменились по характеру: стали более эмоционально возбудимыми. То, что плохое эмоциональное состояние, вызванное повышенными нагрузками на работе, отражается на прочих сферах их жизни (семья, личные отношения, отношение к жизни в целом), признают 59,1% врачей 1 группы и 44,2% – 2 группы.

Несмотря на все разнообразие проблем и оснований для эмоционального дискомфорта в профессиональной деятельности, самой низкой в каждой группе врачей оказалась неудовлетворенность своей работой в целом. Кроме того, в обеих группах врачей выявляется максимальная (по сравнению с другими значимыми сферами жизни) удовлетворенность областью своей профессиональной деятельности. Таким образом, выявляется серьезный внутренний конфликт между приверженностью к своей профессии и очевидностью ее многостороннего негативного влияния на АР, желанием учиться и пониманием отсутствия карьерных и/или финансовых перспектив.

Статистически значимые различия между сопоставляемыми группами врачей выявлены в трех сферах – в сферах удовлетворенности работой в целом, рабочей нагрузкой и карьерным ростом. В группе врачей с меньшим стажем выявлен достоверно больший процент лиц, испытывающих неудовлетворенность в каждой из этих сфер.

Результаты экспериментально-психологического исследования

В табл. 12 представлены результаты исследования уровня и структуры различных видов тревожности (тревоги как преходящего эмоционального состояния и как устойчивой личностной характеристики) в сопоставляемых группах врачей.

В обеих группах врачей интегративный и частные показатели ситуативной тревоги являются низкими, что свидетельствует о том, что эмоциональное состояние врачей в момент исследования (обучение на цикле) характеризовалось ровным, спокойным фоном настроения, ощущением психологического комфорта и уверенности в себе.

Таблица 12

Показатели ситуативной (реактивной) и личностной тревожности в группах

врачей АР с различным стажем профессиональной деятельности

Шкалы методики «Интегративный тест тревожности» (ИТТ) Средние значения шкальных

оценок (M±m) в станайнах

1 группа (n=44) 2 группа (n=52)

Ситуативная тревога

Общий уровень 2,95±0,34 3,30±0,32

Эмоциональный дискомфорт 2,41±0,30 2,82±0,31

Астенический компонент 3,77±0,34 4,34±0,33

Фобический компонент 3,25±0,35 3,66±0,32

Тревожная оценка перспективы 3,32±0,34 3,54±0,35

Социальная защита 3,80±0,29 3,94±0,20

Личностная тревожность

Общий уровень 6,48±0,22 6,53±0,30

Эмоциональный дискомфорт 6,64±0,24 6,35±0,28

Астенический компонент 6,34±0,24 6,61±0,26

Фобический компонент 6,11±0,24 5,98±0,28

Тревожная оценка перспективы 6,55±0,24 6,47±0,29

Социальная защита 5,07±0,22 5,12±0,19

По-другому выглядят данные табл. 12, отражающие общий уровень и структуру личностной тревожности. В обеих группах врачей интегративный показатель личностной тревожности значительно превосходит соответствующий показатель ситуативной тревожности и приближается к границе нормативных значений. Это свидетельствует о том, что в отличие от эмоционального состояния в момент исследования, большинство (57%) изученных АР свое обычное эмоциональное состояние характеризуют как наполненное элементами тревоги, напряженности, и широкий круг ситуаций они воспринимают как угрожающие, что не всегда соответствует объективной опасности.


загрузка...