Роль референции и коммуникации в концептообразовании и исследовании концептов (на материале русского, английского, французского языков) (13.07.2009)

Автор: Крючкова Надежда Владимировна

В данном исследовании основное внимание уделяется поэтому культурной ценности как коммуникативно-дискурсивному свойству концепта, выражающемуся в частотности употребления имени концепта в речи, в его способности объединять различные семантические и концептуальные сферы (это выражается в возникновении его в качестве реакции на множество стимулов, в использовании в разнообразных контекстах – для характеристики различных явлений и объектов), в его включенности в значимые для данной культуры ценностные оппозиции.

В исследованиях последних лет отмечаются некоторые аспекты взаимодействия концепта и дискурса (Е.В. Бобырева, С.Г. Воркачев, Е.Н. Горбачева, В.В. Дементьев, В.И. Карасик, М.В. Шаманова). Одним из таких аспектов является “концептуальное наполнение” дискурса как одна из его существенных характеристик. Исследователи указывают на то, что важнейшим измерением дискурса являются его ключевые концепты (Астафурова, Губанова 2007, Бобырева 2007, Богданов 2007, Волошенюк 2006, Кабаченко 2007, Смыслова 2007, Шейгал 2004, Черепанова 2007). Можно предположить, что не только типы дискурса, но и отдельные жанры могут обладать собственной “концептосферой” (см., например, Шмелев, Шмелева 2008).

Отношения дискурса и концепта, по-видимому, глубже, чем отношения “контейнер – содержимое”. Дискурсивные свойства концепта проявляются и в том, что концепт является, как мы уже отмечали, свернутой “моделью дискурса”. Показательна в этом отношении намечающаяся в последние годы тенденция применения знаний о концептах в процессе формирования дискурсивной компетенции, в частности, в преподавании иностранных языков (см.: Иванова 2004, Юрманова 2007).

Другим важным аспектом взаимодействия концепта и дискурса является роль дискурса как среды и основного фактора формирования концептуального содержания, а в конечном счете, и системы этнических концептов.

В ряде исследований фактически показано формирование отдельных концептов в том или ином типе дискурса – публицистическом, педагогическом, художественном, хотя это не всегда являлось целью исследования (Гусар 2006, Кофанова 2006, Смыслова 2007). Осуществленный в этих работах анализ свидетельствует о том, что содержание концепта, в том числе его ценностная составляющая, находится в прямой зависимости от содержания дискурса и вырабатываемых в нем ценностей и от всего социо-культурного контекста в целом. Становление дискурса и формирование принадлежащих ему концептов выступают, таким образом, как сопутствующие друг другу и взаимосвязанные процессы.

Исследования показывают, что формирование концептов может быть результатом выработки в дискурсе нового знания о различных явлениях действительности, при этом один тип дискурса предоставляет возможность такой рефлексии над некоторыми явлениями, которой не находится места в других типах дискурса. Данный тип влияния дискурса на формирование концепта продемонстрирован в (Радзиевская 2007).

Отношения концепта и дискурса носят, таким образом, двунаправленный характер: не только тот или иной тип дискурса объединяет в себе определенные концепты, но и концепты, неся на себе отпечаток того дискурса, к которому они по преимуществу принадлежат, обладают способностью некоторым образом направлять коммуникацию, порождая вокруг себя определенный дискурс.

Несмотря на то, что многие важные аспекты проблемы отношений концепта и дискурса уже обозначены исследователями, многое еще остается неизученным. Перспективным представляется дальнейшее изучение и дискурсивной природы концепта, и концептуального наполнения дискурса, в частности, рассмотрение вопросов о средствах и способах дискурсивного формирования концепта, о влиянии различных типов дискурса на процесс становления концептов, об особенностях дискурсивной реализации ментефактов различных типов.

Для адекватного описания концепта, понимаемого как дискурсивно-коммуникативная единица, сферой бытования которой является текст, необходимо обращение к материалу, содержащему информацию о функционировании концепта в речи и его интерпретации в сознании носителей языка. Этим целям соответствует прежде всего анализ текстового функционирования языковых номинаций концепта и данных психолингвистических экспериментов. Совершенно справедливо мнение В.Е. Гольдина о том, что приоритетными источниками материала при описании концептуального содержания являются текстовые корпусы и корпусы экспериментальных данных.

Современные психолингвиствистические исследования убеждают в том, что ассоциативные материалы не являются набором индивидуальных реакций, но отражают, напротив, типичные связи, существующие в массовом сознании носителей языка. Ассоциативный материал раскрывает не только индивидуальные, но и нормативные компоненты концептуального содержания (при условии проведения массовых экспериментов) (Гольдин 2006). Данные ассоциативных экспериментов отражают устойчивые связи между единицами языка, которые составляют основу коммуникативной компетенции носителей языка. Ценность ассоциативного материала состоит, таким образом, в описании “предречевой готовности” (Ю.Н. Караулов) носителей языка, в выявлении усредненных, общезначимых для данной лингвокультуры ассоциаций, без которых невозможна коммуникация.

Задаче выявления усредненных ассоциаций хорошо соответствует материал публицистических текстов: именно этот тип дискурса ярко отражает массовое сознание, сознание "среднего" носителя языка (при использовании популярных изданий, предназначенных широкому кругу читателей). Кроме того, сам характер публицистического дискурса обеспечивает достаточно полную реализацию концептуального содержания в разных его аспектах. С одной стороны, вследствие свойственного публицистическому стилю широкого использования тропов возможно выявление различных направлений концептуализации и метафоризации того или иного фрагмента действительности. С другой стороны, свойственная этому стилю социальная оценочность означает отражение в его текстах важных социальных, культурных и идеологических ценностей; эта особенность публицистического дискурса делает возможным выявление на его основе ценностного компонента в составе концепта.

Использованная в работе методика анализа может быть охарактеризована как комплексная, так как включает в себя целый ряд процедур: наблюдения над бытованием именуемых концептов в лексических значениях соответствующих слов; наблюдения над исторической динамикой этих значений; наблюдения над разными аспектами дискурсивного функционирования слов, именующих исследуемые концепты в дикурсах разных типов и разных периодов; наблюдения над ассоциативными реакциями, полученными на слова-стимулы, номинирующие исследуемые концепты; сопоставление исследуемых концептов в разных лингвокультурах. Весь этот комплекс процедур сосредоточен на обнаружении разноуровневых проявлений (функционирования) концептуальных смыслов. Сказанное позволяет весь этот комплекс процедур назвать функциональным анализом концептов. Целесообразность такого подхода к анализу концептов диктуется их ментальной сущностью, вариативностью их содержания и языковой экспликации, коммуникативной значимостью.

В Главе I также анализируются основные существующие способы типологизации концептов. Несмотря на многообразие предлагаемых в современной лингвистике моделей типологизации концептов представляется возможным объединение этих моделей по типу признаков, лежащих в их основе. Основные способы типологизации концептов, на наш взгляд, сводятся к трем видам, которые обобщенно можно обозначить следующим образом: типологизация по объектной референции, типологизация по когнитивному принципу и типологизация по функциональным особенностям.

Типологизация по референциальному признаку проводится в работах С.Г. Воркачева, М.В. Никитина.

Возможность построения типологии концептов на основе различий концептуализируемых объектов признается не всеми исследователями. Так, В.И. Карасик отмечает, что построение исчерпывающей и непротиворечивой классификации концептов, понимаемых как переживаемые типизируемые фрагменты опыта, является невыполнимой задачей.

Еще один достаточно распространенный принцип референциального (отобъектного) выделения типов концептов – это тематический принцип. По тематическому принципу выделяются эмоциональные (Красавский 2001, Ежова 2002, Зайкина 2005, Шаховский 2008 и др.), темпоральные (Лебедько 2002), этические (Мокаева 2004), семиотические (Арутюнова 1999, Полиниченко 2005), образовательные (Толочко 1999), оценочные (Гаврилова 2006), идеологические концепты (Филиппова 2007) и некоторые другие. В указанных исследованиях специфика концепта обнаруживается прежде всего в том, какие именно явления действительности подвергаются концептуализации, но не в том, каким образом происходит этот процесс и каков его результат.

Таким образом, существующая на сегодняшний день референциальная типологизация концептов не основывается на последовательном сопоставлении различных типов концептов по тем или иным параметрам. Как правило, не рассматриваются и специфические особенности (содержательные, структурные, функциональные) самих ментефактов, возникших в результате концептуального «освоения» тех или иных объектов и явлений действительности (или типов объектов и явлений). При отсутствии же таких специфических особенностей правомерность, обоснованность выделения типа концепта может быть поставлена под сомнение. Методология референциальной типологизации, несомненно, нуждается в дальнейшей разработке.

Широкое распространение в современной лингвоконцептологии получила типологизация концептов по признаку культурной маркированности отображаемых ими объектов. Так, наиболее часто упоминаемый тип концепта – это так называемый культурный, или лингвокультурный концепт.

Культурными, или лингвокультурными, могут называться, с одной стороны, специфичные национальные концепты, являющиеся яркими отличительными феноменами данной культуры (концепт Фауст (Семочко 2004), концепт свобода (Лисицын 1996) и др.), с другой стороны, – достаточно универсальные концепты, обладающие в какой-то мере национальной спецификой (например, концепт состояние здоровья (Усачева 2002)). В ряде работ подчеркивается, что только концепты первого типа имеют полное право именоваться культурными (лингвокультурными). Вместе с тем деление концептов на универсальные и идиоэтнические (см. Вежбицка 1999, Алефиренко 2002) в достаточной мере условно, «поскольку идиоэтничность частично присутствует и в концептах-универсалиях» (Воркачев 2003).

В некоторых исследованиях высказывается мнение о том, что разные типы конкретных имен обладают не равной возможностью обрести статус культурных концептов. Так, В.И. Карасик, С.Г. Воркачев полагают, что культурными концептами не являются ментальные образования, стоящие за обозначениями отприродных реалий (Карасик 2002, Воркачев 2003). Представления же, вербализуемые именами предметных артефактов, могут развиться до уровня культурного концепта в случае, если они «обрастут» этнокультурными ассоциациями – культурно-значимыми смысловыми рядами; примером такого предметного концепта является концепт МАТРЕШКА (Карасик 2004). По мнению А.С. Самигуллиной, возможность “предметного концепта” стать “лингвокультурным” напрямую связана с его символьной функцией (Самигуллина 2006).

Наиболее распространенной в современной лингвистике является типологизация концептов по принципу, который можно обозначить как “когнитивный”. Суть этого принципа состоит в том, что основанием для типологизации концептов становятся не столько признаки концептуализируемых объектов, сколько особенности отображающих их ментальных единиц и способ познания, лежащий в основе процесса концептуализации.

В ряде концептологических исследований выделяется тип абстрактных концептов (концепты радость, горе, страх (Валиева 2003), быт (Рудакова 2005), успех (Эренбург 2006) и др.). Идея абстрактности концепта связывается с идеей индивидуальности, с возможностью множественной интерпретации (“калейдоскопичностью”, противоречивостью – А.П. Бабушкин, Л.О. Чернейко), способностью вбирать в себя признаки других типов ментальных образований (картинок, фреймов, сценариев), способностью совмещать противоположную оценочность (Н.Р. Эренбург), а также с идеей сравнительно небольшой значимости наглядного образа в составе концепта (вплоть до того, что наличие такого образа может и вовсе исключаться). Описанное понимание абстрактных концептов не предполагает проведения каких-либо различий внутри данного класса ментальных явлений. Такое разграничение, однако, представляется возможным (ср. классификацию абстрактных имен в (Чернейко 1997)).

По когнитивному принципу строится и известная типология А.П. Бабушкина. В этой классификации разграничиваются типы ментальных образований, отражающие различные способы хранения знаний, представлений в ментальной сфере носителя языка. Этот принцип лежит и в основе классификации З.Д. Поповой и И.А. Стернина, включающей следующие типы концептов: представление (обобщенный чувственно-наглядный образ предмета или явления); схема (концепт, представленный некоторой обобщенной пространственно-графической или контурной схемой); понятие (концепт, который состоит из наиболее общих существенных признаков предмета или явления, результат их рационального отражения и осмысления; фрейм (объемное представление, некоторая совокупность стандартных знаний о предмете или явлении); сценарий / скрипт (последовательность нескольких эпизодов во времени); гештальт (“целостный образ, совмещающий чувственные и рациональные элементы, а также объединяющий динамические и статические аспекты отображаемого объекта или явления”) (Попова, Стернин 2001).

По мнению М.В. Никитина, указанный тип классификации строится на разнородных основаниях (“Нетрудно видеть, – замечает исследователь, – что подобные типологии осциллируют между отображаемыми сознанием объектами (денотатами) и характером их отображения в сознании” (Никитин 2005)). Отмечается возможность наличия в содержании одного концепта сразу нескольких структур представления знаний (Крылов 2007, Смыслова 2007).

Во многих концептологических исследованиях высказывается мысль о том, что содержание концепта изменчиво и зависит от множества факторов (Гольдин 2003, Варзин 2003, Карасик 2002, Попова, Стернин 2001, Слышкин 2004, Степанов 1997, Фрумкина 1995). Самыми важными из них признаются факторы культуры и языка. В связи с этим одним из основных направлений изучения возможного варьирования концептов является сопоставление их содержания в разных лингвокультурах. Вместе с тем существенное влияние на содержание и функционирование концептов оказывают и другие факторы – социальные, возрастные, гендерные, дискурсивные, индивидуальные. Возможное влияние этих факторов следует учитывать и при изучении национально-культурной обусловленности концептов. Исследователи обращают внимание и на динамический (исторический) характер концептуального содержания, обосновывая, таким образом, важность изучения концепта в диахроническом аспекте (Карасик 2007, Зинковская 2006, Филатова 2007 и др.).

Концепт, таким образом, осознается многими исследователями как принципиально не-статичное образование, в силу своей индивидуальной природы обладающее сложным изменчивым содержанием.

Неоднородность, вариативность концептуального содержания может, по-видимому, стать еще одним – наряду с характеристиками концептуализируемых денотатов и особенностями самих “концептуализирующих” структур – основанием типологизации концептов. Такая типология может быть названа функциональной, поскольку она направлена на описание возможностей функционирования концептов по различным параметрам. Следует отметить, что варьирование касается не только содержания отдельно взятого концепта, но и всей концептосферы в целом: оно проявляется в том, какие именно концепты находятся “в фокусе” внимания, становятся предметом обсуждения, размышления – для той или иной языковой личности, социальной группы, этнокультурной общности и т.п. На сегодняшний день еще не существует функциональной типологии концептов. Однако исследователями отмечаются некоторые возможные параметры такой типологии (В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин).

В работе рассматриваются особенности функционирования концептов (направлений варьирования их содержания), описанные в современной лингвистике – как в связи с попытками типологизации концептов, так и безотносительно к какой-либо типологии или классификации. Термин «варьирование» толкуется при этом расширительно: как модификации в концептуальных представлениях, отправной точкой формирования которых являются объекты и явления единого мира.

Внутриэтническое варьирование представляет собой изменения в концептуальном содержании в зависимости от разнообразных социальных и дискурсивных факторов, а также в зависимости от возрастных, гендерных, индивидуальных особенностей носителей языка. К внутриэтническому варьированию относится и диахронная эволюция концепта.

Исследования возрастного варьирования концептуального содержания свидетельствуют о том, что возрастная специфика в содержании концепта может быть связана с актуализацией отдельных признаков в структуре концепта; сопоставление содержания концептов у детей и взрослых позволило выявить некоторые закономерности формирования концептов в процессе становления языкового сознания индивида (в частности, формирование концепта в онтогенезе на основе конкретно-чувственных представлений (Чернышева 2001)). Возрастные особенности концептуального содержания анализируются также в (Гольдин 2005, Воркачев 2004, Рудакова 2005, Сдобнова 2006, Солохина 2005). Исследования показывают, что возрастная динамика ассоциативного реагирования не является однородной и определяется, в частности, характером стимула и возможностью изменения отношения к обозначаемому этим стимулом объекту или явлению на протяжении жизни человека. Так, в (Гольдин 2005) отмечается, что усложнение ассоциативного поля происходит в отношении тех стимулов, которые называют социально значимые понятия,– стимулов, отсылающих к ситуациям, участие в которых может меняться по мере взросления испытуемых.

Другим фактором внутриэтнического варьирования концептов является социальный фактор, точнее, – совокупность факторов, влияние которых на содержание концептосферы носителя языка, по мнению исследователей, особенно значимо в современную эпоху. Профессиональный фактор, в частности, оказывает несомненное влияние на формирование концептуальных связей в сознании носителя языка (Милехина 2006, Овчинникова, Кибанова 2007, Одинокова 2004).

Изучение гендерного варьирования концептов в настоящее время является одним из активно развивающихся направлений лингвистики. В некоторых исследованиях делаются выводы о наличии гендерной специфики в содержании концепта, отражающем особенности мужской и женской психологии, а также традиционное закрепление гендерных ролей (С.Г. Воркачев, А.В. Рудакова, Н.Р. Эренбург). Гендерная специфика языкового сознания исследуется в работах Е.И. Горошко (например, (Горошко 1996)), см. также работы (Мокрушина 2007, Паланчук 2008, Островская 2006, Семенова 2006) и др.

Ряд концептологических исследований содержит данные, свидетельствующие о том, что содержание концепта может меняться при его функционировании в различных типах дискурса (см., например, Бобырева 2007, Воркачев 2005, Гаврилова 2007, Слышкин 2004, Янова 2005).

Как правило, сопоставление и интерпретация данных, полученных при изучении материала различных типов дискурса, не являются целью исследования (см., например, Иванова 2007, Копылова 2007, Кофанова 2006, Смыслова 2007, Усачева, Чуканова 2007). Вместе с тем, и результаты исследований, не выходящих на интерпретацию дискурсивного варьирования концептов, свидетельствуют о том, что такое сопоставление возможно и правомерно и что особенности функционирования концепта определяются, в частности, и характеристиками того или иного типа дискурса (Мещерякова 2005, Полиниченко 2005, Солохина 2005). В отдельных исследованиях особенности дискурсивной реализации концептов рассматриваются как их типологические характеристики (Красавский 2001, Нерознак 1998).

Особый вид дискурсивной реализации концепта представляет собой его функционирование в художественном тексте, где проявляются особенности индивидуально-авторской интерпретации концептуального содержания. Концепты художественного текста также подвергаются типологизации (Болотнова 2008, Маршина 2004, Орлова 2002, Рудакова 2004, Сергеева 2002, Тарасова 2003, Чурилина 2003, Гершанова 2003 и др.).

Динамическая сторона концепта все больше привлекает к себе внимание лингвистов. В ряде работ трансформация концептуального содержания в диахроническом аспекте является непосредственным объектом изучения: Зинковская 2006, Иванова 2006, Ковалев 2003, Колмогоров 2000, Кошкина 2008, Кругликова 2004, Терина 2007 и др. Факторами, влияющими на диахронические изменения в содержании концепта, оказываются смена системы социальных отношений, ослабление или, наоборот, усиление влияния различных философских и религиозных систем.

Наиболее часто в центре внимания исследователей оказывается лингвокультурное варьирование концептов (см., например, работы Е.Ю. Балашовой, Л.Е. Вильмс, Н.В. Дорофеевой, С.В. Зайкиной, Я.В. Зубковой, Ю.В. Мещеряковой, И.В. Палашевской, Д.Ю. Полиниченко, Н.Н. Панченко, А.С. Солохиной, Р.Р. Тазетдиновой и др.)

Как показывают исследования, лингвокультурная специфика концептов может проявляться в ряде аспектов.

Этноспецифичный характер могут носить отношения между концептами, т.е. межконцептуальные связи. Специфичной для той или иной лингвокультуры может быть степень актуальности отдельных компонентов концептуального содержания. Лингвокультурной спецификой, по наблюдениям исследователей, могут быть отмечены средства вербализации концепта (Игнаткина 2005, Стернина 2000). Этнокультурная специфика концептов выявляется и в несовпадении аспектов их содержания.

Во всех описанных выше случаях в содержании соотносительных концептов в различных лингвокультурах обнаруживаются как общие, так и этноспецифичные черты. Сходным обычно оказывается основное содержание соотносительных концептов в различных лингвокультурах. Этнокультурные различия в концептуальном содержании касаются прежде всего ценностной и ассоциативно-образной сторон концепта.


загрузка...