Дискурсивное пространство поэтического текста: образное слово в русской лирике конца XVIII – начала XXI вв. (13.07.2009)

Автор: Чумак-Жунь Ирина Ивановна

К факторам, которыми обусловлено существование дискурсивного пространства поэтического текста, в первую очередь, относятся (а) особенности конкретной коммуникативной ситуации; (б) своеобразие деятельности созидающего и воспринимающего сознаний, направленных на событийную репрезентацию поэтического текста; (в) его специфические дискурсивные ресурсы.

4. Основной ментальной единицей поэтического дискурса, формирующей дискурсивно-когнитивное пространство поэтического текста, является поэтический концепт – особый вид художественного концепта, обладающий специфически «размытой» архитектоникой, обусловленной ассоциативно-смысловыми механизмами формирования его содержательной структуры. Поскольку поэтический концепт, как любой художественный концепт, является вторичным образованием, то в структуре языкового сознания он является ритмо-метро-мелодическим воплощением как эвристического словотворчества, так и герменевтического восприятия поэтических субъективных смыслов.

5. Концепт в поэтическом дискурсе не является «законсервированным» образованием. Начальным этапом формирования поэтического концепта в индивидуальном сознании поэтической языковой личности являются когнитивные интенции, которые складываются из совокупности мнений и знаний, отражающих результат формирования концепта в филогенезе (передаваемый из поколения в поколения в виде архетипического компонента), в онтогенезе и этногенезе. Это своего рода когнитивный камертон, являющийся основой понимания языковых выражений, репрезентирующих тот или иной поэтический концепт. Исследование эволюции и особенностей словарных репрезентаций базового для поэтического дискурса концепта «Поэзия» показало, что создание лингвокогнитивного «образа концепта» в этнокультурном сознании – длительный процесс. С одной стороны, он тесно связан с особенностями формирования внутренней формы каждой из репрезентирующих его лексем, а с другой стороны, с экстралингвистическими факторами, обусловившими изменения в культурно-смысловом пространстве русского поэтического дискурса. Важную роль в формировании культурного слоя концепта играют индивидуально-личностные смыслы, которые, собственно, и подлежат ассоциативно-образной экспликации в соответствии с когнитивно-прагматическими интенциями поэта.

6. Коммуникативные механизмы поэтического дискурса реализуются в двух измерениях – внешнем и внутреннем. Внутренние коммуникативно-прагматические механизмы обусловлены спецификой поэтической языковой личности, участвующей в процессе поэтической коммуникации. Поэтическая языковая личность  – уникальный тип языковой личности со специфической смысловой структурой сознания, которое может воплощаться в двух ипостасях – автора и адресата (поэта и читателя). Это личность, для которой характерны креативная прагматика, эстетическая мотивировка (прагматический уровень), образное мышление, воображение, или творческая фантазия (когнитивный уровень); креативная речемыслительная деятельность, обусловленная спецификой поэтической речи (речевой уровень). Внешние механизмы коммуникации связаны с метадискурсивной средой, в частности, с факторами, сопровождающими поэтическую коммуникацию – коммуникативными помехами, коммуникативными посредниками, внутридискурсивным диалогом.

7. Поэтический текст как продукт ассоциативно-образной дискурсии существует в контексте культуры, что подтверждает уникальную роль человека как поэтической языковой личности  в мире культуры. Поэтическая языковая личность  – творец текста и в то же время его объект, предмет; человек – автор-адресант и адресат текста одновременно. Культурный аспект в дискурсивном пространстве поэтического текста наиболее ярко проявляется в категории интертекстуальности. Самые характерные явления межтекстуальной связанности – это (1) прецедентные ситуации, позволяющие проследить формирование категории интертекстуальности в семантическом пространстве текста, и (2) прецедентные имена, прогнозирующие на вероятностном уровне смысловое содержание поэтического текста. Названные прецедентные феномены соотносят текст-реципиент с текстом-источником. Функционирование прецедентных феноменов в дискурсивном пространстве интертекста прослеживается с помощью когнитивно-дискурсивного и интертекстуального анализа, осуществляемого по специально разработанной методике.

Материал исследования. Практическое исследование поэтического дискурса как интегративной совокупности поэтических текстов требует некоторых ограничений в составе рассматриваемых текстов, позволяющих опираться на единые критерии при конкретном анализе текстового материала: онтологический и жанровый.

Онтологический (пространственно-временной) контекст поэтического дискурса. Мы рассматриваем совокупность лирических текстов, созданных в XVIII – XXI вв., то есть силлабо-тонические стихи, что обусловлено следующими причинами. Необходимо согласиться с Ю. Казариным, что русский поэтический язык сформировался и просодически, и ритмически, и версификационно, и лингвистически, и эстетически в XVIII веке, а силлабо-тоника позволила русской поэтической личности создать новые продуктивные лингвопоэтические модели, способные доводить в себе поэтические дефиниции до совершенства как формального, смыслового, так и музыкального выражения. Для анализа используются тексты поэтов-классиков. «Классичность» определяется, исходя из качественного результата существования текста в пространстве поэтического дискурса, – текст должен представлять собой самостоятельную культурную и эстетическую ценность, соответственно, пройти «испытание временем и читателем».

Жанровый контекст. В нашей работе анализируются лирические тексты. Значимым для исследования фактором оказалось весьма тривиальное обстоятельство: лирические тексты, в отличие от других поэтических жанров – драмы и эпоса, – тексты небольшого объема. Их свойство иметь небольшой объем является критерием прототипичности для рассматриваемого типа текстов: «…прототипическими, – по мнению Е.С. Кубряковой, – можно считать тексты ограниченные по своей протяженности, тексты не просто средней величины (да и что могло бы считаться подобной средней величиной?), а тексты малого объема, малые тексты». Как заметил Ш. Бодлер, всякое стихотворное произведение, превосходящее по размеру то, которому человек способен внимать, не отвлекаясь, стихотворением не является. Представляя собой непосредственную материальную данность, небольшие (в нашем случае – лирические) тексты обозримы и наблюдаемы в самых мелких их деталях. Они обладают четко выраженными пределами: началом, концом и тем, что помещается между ними, демонстрируя тем самым такие важные характеристики текста, как его отдельность, выделенность, формальная и семантическая самодостаточность, тематическая определенность и завершенность. Е.С. Кубрякова отмечает, что в них нетрудно описать все связи как между отдельными фрагментами текста – предложениями, так и между частями этих фрагментов. У подобного текста ясна его информативность, его когнитивная подоплека – смысл его создания, общий его замысел и реализованный в особой языковой форме итог создания в виде особого семантического пространства. Кроме того, лирические стихотворения можно признать максимально несущими в себе авторское «Я», поскольку они не сюжетны с нарративной точки зрения, без определенных требуемых правил композиционного оформления, посвящены мыслям, переживаниям и чувствам.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из Введения, четырех глав, Заключения, Списка использованной литературы и Приложений (4). Общий объем диссертации, включая список литературы (412 наименований), – 410 страниц, из них 44 страницы – Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, названы цели и задачи, определяются предмет, объект, исследовательская база и методы исследования, научная новизна и значимость полученных результатов. Выдвинута гипотеза и представлена концепция работы.

В первой главе «Текст в дискурсе и дискурс в тексте» рассматриваются специфические отношения, связывающие поэтический текст и поэтический дискурс. Несмотря на то, что в лингвистической литературе понятия текст и дискурс соотносятся между собой неоднозначно, они четко разграничиваются по ряду параметров. В определениях текста выделяются такие качества, как целостность, завершенность, обработанность, связность, структурированность, в дефинициях же дискурса доминирует представление о динамичности, событийности, «текучести».

«Поэтический текст» не равен «поэтическому дискурсу». В связи с обобщенной обезличенностью, свойственной поэзии, поэтический текст в свернутом виде содержит все сигналы для дешифровки коммуникативного акта. Максимальная степень обобщенности поэтического текста обусловлена тем, что для лирики важна передача душевного переживания, а не конкретной изображаемой ситуации. Для читателя важны не детали обстановки, а «душевный сдвиг» героя, являющийся толчком к его (читателя) личным переживаниям. Этого достаточно для реализации коммуникативной цели, т.е. для понимания, причем коммуникация может осуществиться даже тогда, когда читателю не все в стихотворении понятно.

Таким образом, заложенная в поэтическом тексте информация способна обеспечить осуществление полноценного акта коммуникации, что совпадает с выводом М.Я. Дымарского: как и любой художественный текст, поэтический текст сложнее дискурса. Однако поэтический текст не равен дискурсу. Дискурс является обязательным фактором производства текста как конечного результата процесса речевой деятельности – это системный субстрат, когнитивно-коммуникативное образование, связанное с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения. Понятие «дискурс» предстает как сложное коммуникативное явление, не только связанное с актом создания определенного текста, но и как явление, обнаруживающее связь со значительным количеством экстралингвистических факторов – знаний о мире, намерений, установок и конкретных целей говорящего, который является создателем текста. Поэтический дискурс – это сложная и нелинейно организованная система поэтических текстов, образно-речевые элементы которой представляют собой интегративное и системно связанное единство их лингвальных, прагматических, социокультурных, психических и паралингвистических свойств.

Поэтический текст является не только зафиксированным сообщением, но и сложным целым, находящимся на пересечении вне- и внутритекстовых связей. Как объект статичный, постоянный, он включается в мощное энергетическое поле – дискурсивную среду, одну из составляющих поэтического дискурса как системы. Именно в этом интегративном образовании происходят процессы реального речепроизводства. Поэтическая среда – это особое дискурсивное пространство – сфера памяти, лишённая субъекта, «в которой присутствует голос, не имеющий имени» (Ж.-Ж. Куртин). Возникшие в этом особом пространстве поэтические тексты существуют как объекты поэтической культуры, к которой они тяготеют и которой определяется их ценностно-смысловая сущность.

Существование поэтической дискурсивной среды детерминировано её культурным характером, специфической лингвальной основой и ассоциативно-деривационной сущностью, обусловленной нелинейным взаимодействием порождающих её факторов. Смыслопорождающая энергия дискурса подпитывается различными смысловыми энергопотоками: сенсорно-перцептивной образностью, знаково-символической интерпретацией первичных образов, действием превращенной формы в тексте, и, наконец, воздействием экстралингвистической среды (ситуативного, коммуникативно-прагматического и культурного контекстов). В своем единстве названные энергопотоки представляют собой ассоциативно-деривационную сущность дискурса, благодаря которой используемые в нем языковые знаки становятся его образными единицами, способными нести не только рациональную информацию, но и выражать практически необозримый спектр человеческих эмоций, представляя в единстве понимание и переживание человеком воспринимаемого мира. В одном из стихотворений В. Брюсова поэтические образы (образы изменчивых фантазий) сравниваются с бегущими по небу облаками. Дискурсивная среда – это небо, в котором они плывут, – среда бездонная и глубокая, вечная и изменчивая: Так образы изменчивых фантазий, Бегущие, как в небе облака, Окаменев, живут потом века В отточенной и завершенной фразе (Брюсов, «Сонет к форме»). Завершить образы-облака в отточенной фразе (в поэтическом тексте) – дело поэта. Ведь индивидуальность и неповторимость поэтического текста связана с замыслом, интенцией поэта – создателя текста – как языковой личности. Этим и обусловлено главное противоречие поэтического дискурса – бессубъектный характер зарождающихся поэтических смыслов (целого) и субъектный характер частей (текстов).

Словно не доверяя себе, поэт прислушивается к языку, и априорность последнего нейтрализует колеблющиеся смыслы индивидуального сознания. В итоге среди всплывающих во внутренней речи «кусков» будущего высказывания оказывается немало стереотипов.

Подобный стереотип – метафора «жизнь-дорога» – представлен во множестве поэтических текстов. Это одна из тех метафор, с помощью которых формируется образ мироздания. Подобные метафоры отражают человеческую способность создавать модель мира, наследующую информацию из действительного мира или другой модели мира. Метафора жизненный путь есть образная проекция бытия человека в мире. Проникновение этой метафоры в семиотическую, образно-символическую сферу культуры неизбежно приводит к тому, что она интерпретируется художественным сознанием и превращается в образ искусства.

Сформировавшись в общекультурном контексте, метафора «жизнь-дорога» оказывается в зоне влияния поэтической дискурсивной среды, «преображаясь» по-разному на определенном временном этапе развития поэтического дискурса и в определённом идиостиле. Так, именно эта метафора является источником порождения различных смыслов стихотворений А.С. Пушкина «Телега жизни» и А.А. Блока «Сегодня ты на тройке звонкой….».

Поэтический текст, с одной стороны, является функциональным устройством, передающим особенности авторской интерпретации мира, а с другой, – формой реализации специфических смысловых (когнитивных) структур авторского сознания, совпадающих/не совпадающих со структурами другого индивидуального или конвенционального сознания. Эта деятельность передающего и воспринимающего сознания находит отражение в дискурсивном пространстве поэтического текста. Дискурсивное пространство поэтического текста – это осмысленное языковой личностью и представленное в тексте коммуникативное событие, которое актуализируется речевым сознанием как ассоциативно-образный фрагмент поэтической коммуникации. В дискурсивном пространстве поэтического текста выделяются (1) когнитивный аспект – ментальное пространство, то есть элемент сознания языковой личности; (2) коммуникативно-прагматический аспект – пространство, не замкнутое внутри непосредственной данности поэтического текста, а связанное с условиями его создания, целями и задачами; (3) лингвокультурный аспект – пространство, связанное с соответствующим интертекстом.

К факторам, которыми обусловлено существование дискурсивного пространства поэтического текста, в первую очередь, относятся (а) особенности конкретной коммуникативной ситуации; (б) своеобразие деятельности созидающего и воспринимающего сознаний, направленных на событийную репрезентацию поэтического текста; (в) его специфические дискурсивные ресурсы.

Человек по отношению к тексту в поэтическом дискурсе выступает в двух ипостасях (поэт и читатель), представляющих собой единораздельную сущность (А.Ф. Лосев), которую можно определить как Homo poeticus (человек поэтический), т.е. человек поэзии, человек, которому нужна поэзия. В терминах современной лингвистики Homo poeticus определяется как поэтическая языковая личность. По типу речемышления поэт и читатель находятся в отношении зеркального отображения. У передающего и принимающего сознания есть глобальная пресуппозиция, общее когнитивное основание, которое обеспечивает полноценный процесс коммуникации, – поэтический концепт, вокруг которого концентрируется дискурс. Поэтическая языковая личность является одним из функционально обусловленных типов языковых личностей, обладающих поэтическим мышлением (миропониманием), специфика которого обусловлена эстетической функцией поэтической речи.

Поэтическая языковая личность является носителем особой поэтической картины мира, в которой выделяется три основных момента: а) когнитивная составляющая, б) интерпретационный характер и в) семиотическая природа (Н.Ф. Алефиренко).

Коммуникативно-прагматическим условием функционирования текста в дискурсе является коммуникативная ситуация, т.е. ситуация, в которой реализуется характерная для поэтического дискурса неканоническая коммуникация. Именно коммуникативная ситуация выступает как механизм последовательной передачи поэтической информации.

Модель смысловой информации в поэтическом дискурсе включает следующие обязательные компоненты:

1. концептуальную составляющую – информацию о модели мира автора, его когнитивных структурах, концептосфере;

2. эстетическую информацию об особенностях художественного поэтического сообщения, отражающую реальный мир в образной форме с позиций эстетического идеала автора;

3. эмотивную составляющую, включающую информацию об эмоциональном состоянии поэта, его чувствах при создании стихотворения.

Фактуальная же информация, которую иногда достаточно трудно определить в поэтическом тексте, является «материальным» носителем иного, гораздо более существенного, глубинного содержания, составляющего «сердцевину лирической коммуникации» (Гончаренко).

В «истинно поэтическом тексте» эстетическая информация (А. Моль) часто главенствует не только над фактуальной, но и над концептуальной, Передача эстетической информации – главная функция поэтического текста. В отличие от информации фактуальной, семантической, которая делает упор на передачу опыта фактов, эстетическая нацелена на передачу оценок, опыта отношений. Ее доминирование обусловлено ведущей эстетической функцией поэтического языка, о которой Ян Мукаржовский писал, что она (его «эстетическая», или «поэтическая» функция) является единственным постоянным признаком языка поэтического.

В некоторых случаях поэтическая форма позволяет вложить в очень короткий текст необычайно глубокий смысл, который передать таким объемом прозаической (в том числе художественной) речи трудно, с нашей точки зрения, – невозможно. Так, А. Ахматова средствами поэтического языка сумела в одном четверостишье гениально изобразить величайшую трагедию человечества и величайшее горе матери:

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

(«Распятие»).

Референтная ситуация, изображенная в тексте, – распятие Христа. Слово распятие, вынесенное в заглавие, наполнено символическим смыслом – это символ смерти во искупление, то есть смерти за любовь. Символические смыслы смерть и любовь актуализируются практически в каждом слове стихотворения. Эстетическую информацию несет всё – имена (Магдалина – ‘любящая’, ученик – любимый, Мать – символ любви), предикатный ряд (глаголы, выражающие разную степень проявления величайшего горя: ‘сильное горе’ – билась, рыдала, ‘глубокое горе’– каменел, ‘невыразимое горе’ – молча стояла), фонетическое оформление (доминирование сонорных л, м – «знаков» главного смыслового содержания текста – любовь матери). Синтаксически стихотворение построено таким образом, что каждый стих представляет собой отдельную пропозицию, причем последняя расширяет «жизненное пространство» текста (слова никто не посмел взглянуть предполагают очевидцев сцены, изображенной в тексте). Очевидна авторская позиция – позиция чуткого и сострадающего наблюдателя. Эта цель могла быть достигнута только с помощью эстетической информации, которую несет в себе поэтический текст.

В рамках данного подхода дискурсивное пространство текста можно рассматривать как особым образом организованную совокупность текстовой информации, которая и составляет, соответственно, смыслообразующий источник поэтического текста.

Речевая деятельность отправителя и получателя в описываемой дискурсивной ситуации реализуется в трех аспектах: лингвистическом, когнитивном и коммуникативном. Речевые средства, которые реализуются и актуализируются отправителем текста и воспринимаются получателем, представляют лингвистический аспект. Языковое сознание, влияющее на порождение и восприятие текстов, относится к лингвокогнитивному, а манифестация продуманного и/или неосознаваемого (привычного) выбора отправителем текста речевых средств соответствует лингвопрагматическому (коммуникативному) плану дискурса.

В общем виде деятельность передающего и воспринимающего языкового сознания при неканонической коммуникации реализуется в дискурсивном процессе в следующем виде:


загрузка...