Маком и фалак как явления профессионального традиционного музыкального творчества таджиков (13.04.2009)

Автор: Азизи Фарогат Абдукаххорзода

(АКАДЕМИЯ) им. М. И. ГЛИНКИ

На правах рукописи

АЗИЗИ Фарогат Абдукаххорзода

МАКОМ И ФАЛАК КАК ЯВЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ТРАДИЦИОННОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА ТАДЖИКОВ

Специальность 17.00.02-17 – Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора искусствоведения

НОВОСИБИРСК 2009

Работа выполнена на кафедре этномузыкознания Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки

Научный консультант:

доктор искусствоведения, профессор М. Н. Дрожжина

Официальные оппоненты:

Доктор филологических наук, академик АН Республики Таджикистан,

действительный член Академии персидского языка и литературы Исламской Республики Иран М. Ш. Шукуров

Доктор искусствоведения, профессор М. Г. Карпычев

Доктор искусствоведения, профессор Р. Г. Рахимов

Ведущая организация: Государственный институт искусствознания Российской Федерации. 125009, Москва, Козицкий пер., д. 5.

Защита состоится « 19 » июня 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 210.011.01 по присуждению учёных степеней в Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки (630099, Новосибирск, ул. Советская, 31).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки

Автореферат разослан « » 2009 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор искусствоведения,

кандидат философских наук Н. П. Коляденко

Общая характеристика работы

Традиционное профессиональное музыкальное творчество таджикского народа – явление необыкновенно богатое, многогранное, уходящее своими корнями в глубь веков. Однако ХХ столетие стало для него временем серьезных испытаний. Вместе с большими переменами социально-политического характера, началось строительство новой по форме и содержанию музыкальной культуры. Таджикская музыка становилась частью единого культурного комплекса страны Советов. Мощным и конкретным был размах этого культурного строительства. Казалось, от желания достигнуть общей для всех республик культурной парадигмы сжималось время. Такими ускоренными были планы, темпы, сроки.

За короткое время было сделано очень многое, преобразования затронули весь спектр проявлений социокультурного процесса – начиная от образовательных и культурных институтов до конкретных форм и видов музыки. При этом, к сожалению, устойчивые многовековые профессиональные музыкальные традиции таджиков уходили как бы в «никуда». Парадокс заключается в том, что о национальных традициях вообще говорилось очень много. Они выступали критерием в оценке самых различных художественных явлений. Но представления об этих традициях приобрели довольно специфический характер. В них (представлениях) разрывалась связь между «национальным» и собственно «традиционным». В последнее привносился оттенок «музейности» (в лучшем случае) или «пережитков прошлого» (в худшем варианте). Подобная ситуация дала основание американскому музыковеду Т. Левину утверждать, что Шашмаком XX века – «застывшая музыка» («frozen music»).

Профессиональные музыкальные традиции вступили в «полосу невезения». Одно из проявлений такого невезения – причисление жанров профессиональной традиции к фольклору, что в определённой степени было обусловлено и состоянием музыкальной науки. Так, о «невозможности провести отчётливую границу между фольклором и профессиональным искусством устной традиции» пишет Н. Шахназарова.

Отмеченная активная модернизация фактически поставила под угрозу сам факт существования данного искусства в качестве живого, развивающегося пласта культуры. При этом макомы были включены в звуковой тезаурус эпохи, о чем красноречиво свидетельствует факт создания ансамбля макомистов при Комитете по радиовещанию (1947). Но исполнители заучивали на слух мелодию как простую песню, не представляя и не осознавая принципов организации макома. Во всём проявлялась сложность и противоречивость данного периода.

К счастью, подобная тенденция была преодолена. Заметный перелом, наступивший в 70-х годах прошлого столетия, заложил начало постепенного перехода к новому этапу. В качестве точки отсчёта здесь обычно называют острую дискуссию, имевшую место на VII Международном музыкальном конгрессе (1973), а в секторе образования – открытие кафедр восточной музыки в Ташкентской государственной консерватории им. М. Ашрафи (1972) и в Таджикском государственном институте искусств им. М. Турсунзаде (1979) по инициативе и под непосредственным руководством известного макомоведа, профессора Ф. М. Кароматова. Одним из показателей изменения ситуации стало внимание к традиционному музыкальному профессионализму со стороны исследователей.

Не удивительно, что проблемы, связанные с изучением традиционного музыкального творчества таджикского народа, обусловлены, прежде всего, многообразием его жанровых и локально-стилевых проявлений, а также неизученностью составляющих элементов. Своеобразным «камнем преткновения» здесь является отсутствие упомянутой выше четкой грани между двумя формами существования традиционного творчества таджиков – фольклорной и профессиональной. При отсутствии полноценной научной дифференциации жанров по критерию профессионализма, данное обстоятельство сказывается непосредственно на процессе их изучения.

Как известно, помимо Шашмакома, точнее макома, – самого изученного и уже официально признанного в качестве профессионального жанра, в таджикской музыке существует ряд жанров, практически неизученных и, в силу этого, не соотносимых однозначно с профессиональным или фольклорным типом творчества. Речь идет, в первую очередь, о таких жанрах как фалак, маддох, наът, кисса, ашула, ашулаи калон и др. Из них самым распространенным и значимым является фалак, в котором наиболее отчетливо проявляются черты профессионализма.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что проблема профессионализма в устной музыкальной традиции по сей день относится к крайне мало разработанным. Именно поэтому в стремлении осмыслить многообразие проявлений таджикского музыкального профессионализма, исследователь неизбежно столкнется и с целым рядом проблем, связанных с изучением профессиональной музыкальной традиции – вне зависимости от принадлежности последней к той или иной конкретной традиционной культуре.

Изложенное обусловило актуальность темы настоящего исследования, а также определило цели и задачи. Его объектом является устное профессиональное музыкальное творчество таджикского народа. Предмет научного интереса – маком и фалак как ведущие жанры этого творчества.

Основная цель диссертации – двоякая. Поскольку принадлежность фалака к профессиональной традиции может быть доказана лишь на основе предварительного целенаправленного изучения практически неисследованного жанра, только в контексте реализации этой цели становится возможным сопоставление двух полюсов традиционного музыкального искусства таджиков – макома и фалака как двух неповторимых и, одновременно, взаимосвязанных явлений традиционного профессионализма.

Осуществление цели требует решения ряда задач.

В первую очередь – это анализ основных проблем изучения таджикской традиционной профессиональной музыки в контексте проблематики традиционного профессионализма в целом. В русле данной задачи возникает необходимость освещения следующих вопросов:

обобщить основные параметры проявлений традиционного профессионализма и определить критерии, необходимые для построения концепции;

выявить сущностные признаки устной профессиональной музыкальной традиции и обозначить понятие «классика» с учётом его соотношения с музыкальным устным профессионализмом в целом;


загрузка...