Морфологические критерии,клинико-диагностическая тактика обследования и лечение собак с эзофагеальной и гастродуоденальной патологией (12.10.2009)

Автор: Волков Алексей Анатольевич

- разработана модель коррекции и сопровождения сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации, которая является перспективной, и показано, что имеются большие резервы по ее реализации в практике подготовки сотрудников милиции общественной безопасности.

Организация и этапы исследования.

Теоретическая и практическая части исследования проводились в несколько этапов:

1 этап - поисково-теоретический. Он включал анализ психологических и юридических источников по проблеме исследования. На этом этапе была выделена проблема, сформулированы цели и задачи исследования, рассмотрены методологические и теоретические подходы к проблеме самореализации с позиций профессионального выбора и профессиональной направленности личности в условиях специфического контекста деятельности, ориентированного на поддержание правовых норм взаимодействия граждан и государства, сформирован инструментарий, разработаны анкеты, отобраны диагностические методики, определена общая логика и детализированная программа исследования.

2 этап– диагностико-экспериментальный. На этом этапе был проведен сравнительно-диагностический анализ личностных трансформаций на разных этапах профессиональной самореализации сотрудников милиции общественной безопасности с разным регламентом работы и профессиональным стажем, разработана и апробирована программа преодоления ценностно-смысловых барьеров в профессиональной деятельности. Разработана модель психологического сопровождения и коррекции трансформаций ценностно-смысловой сферы сотрудников милиции общественной безопасности.

3 этап – описательно-итоговый. Он дал возможность обобщить теоретические и эмпирические материалы о личностных трансформациях и выявить генезис профессиональных затруднений как ценностно-смысловых барьеров в процессе самореализации в работе сотрудников милиции общественной безопасности, описать критерии и характеристики психологической готовности к работе в милиции общественной безопасности.

Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования обеспечиваются общей логикой и целостным подходом к решению проблемы, использованием надежных и валидных методов, адекватных целям и задачам исследования, значимой по объему выборкой участвовавших в исследовании учащихся и педагогов, а также применением математико–статистических методов анализа полученных данных, результатами экспериментально-методической работы, практическим подтверждением основных положений исследования.

Экспериментальные базы исследования. Экспериментальная часть исследования осуществлялась на базе ГУВД Ставропольского края: УВД г.Ставрополя, УВД г. Пятигорска, УВД г. Буденновска, РОВД г. Лермонтова, УВД г. Невинномысска, РОВД г. Михайловска, РОВД г. Александровска, РОВД г. Изобильного; батальона дорожно-патрульной службы УВД на КМВ г. Лермонтов и батальона дорожно-патрульной службы г. Ставрополь; центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края; ГУВД Краснодарского края; ГУВД Астраханской области; ГУВД Ростовской области; ГУВД г. Москвы; МВД Карачаево-Черкесии; МВД Кабардино-Балкарии; ГУВД Челябинской области.

Апробация работы:

Основные положения и результаты исследования опубликованы в 90 работах автора. Результаты исследования докладывались, обсуждались и получили одобрение на международных, всероссийских, региональных, межвузовских научных конгрессах, конференциях и семинарах: на научно-практической конференции «Демократизация государственного управления и борьба с должностными правонарушениями» (Пермь, 1988); на 7 съезде общества психологов СССР «Юридическая психология» (Москва, 1989); на научно-практической конференции «Актуальные вопросы оперативно-служебной деятельности» (Москва, 1989); на научно-практической конференции «Административно-правовые и организационные вопросы борьбы с правонарушениями в сфере экономики» (Горький, 1990); на научно-практической конференции «Применение психологических знаний в юридической практике» (Уфа, 1991); на научно-практической конференции «Профессионально-педагогическая культура преподавателя (Чебоксары, 1992); на научно-практической конференции: «Актуальные проблемы юридической науки» (Ставрополь, 1995); на Российской межвузовской научной конференции «Истоки Российской духовной культуры» (Ставрополь, 1996); на Российской межвузовской научной конференции «Россия на пути формирования политических, экономических, социальных отношений нового типа» (Ставрополь, 1998); на семинаре-совещании практических психологов органов внутренних дел Ставропольского края (Ставрополь, 1998); на региональном семинаре практических психологов МВД ГУК и КП «Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел» (Москва, 2000); на Всероссийском научно-методическом семинаре «Новый социальный порядок в России: основные черты и способы становления» (Краснодар, 2001); на международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск, 2001, 2004, 2007); на VIII годичном научном собрании СКСИ «Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития» (Ставрополь, 2001); на научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики» (Ставрополь, 2002); на международной научно-практической конференции «Проблемы беженцев и вынужденных переселенцев на Северном Кавказе» (Ставрополь, 2003); на научно-методической конференции «Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в 21 веке» (Ставрополь, 2004); на международной научно-практической конференции «Закон и право: история и современность» (Ставрополь, 2005); на региональной научно-практической конференции «Экономические и правовые проблемы развития современного российского общества» (Ставрополь, 2005); на международной научно-практической конференции: «Антитеррор: комплексный подход» (Москва, 2006); на научно-методической конференции «Общество, право и государство: ретроспективы и перспективы» (Ставрополь, 2006); на научно-практической конференции: «Практика применения законодательства о государственной гражданской службе» (Сочи, 2007); на Всероссийской научно-практической конференции «Мировая юстиция России: проблемы теории и практики» (Ставрополь, 2008); на международной научно-практической конференции «Человеческое измерение кризисного проявления глобализации в полиэтническом регионе» (Ставрополь, 2009); на научно-практической конференции «Противодействие экстремизма и терроризма в рамках реализации государственной молодежной политики» (Ростов-на-Дону, 2009).

Материалы исследования обсуждены на заседании кафедры общеюридических и специальных дисциплин Института Дружбы народов Кавказа, г. Ставрополь; на заседаниях кафедр общей психологии и юридической психологии Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону; во Всероссийском институте повышения квалификации сотрудников органов внутренних дел, г. Домодедово, Московской области; на факультете психологии Краснодарского университета МВД РФ.

Основные результаты проведенной работы нашли реализацию в практике работы Центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края. Материалы диссертации, разработанные автором методики, и результаты исследований используются: при чтении курсов «Юридическая психология», «Общая психология» для студентов Ростовского юридического института Российской правовой академии Министерства юстиции РФ; в выпускных квалификационных работах студентов Института Дружбы народов Кавказа, г. Ставрополь, и Южного федерального университета, г. Ростов-на-Дону, что подтверждает эффективность проведенного исследования. Практические результаты исследования используются при обучении слушателей Центра профессиональной подготовки при ГУВД Ставропольского края.

Положения, выносимые на защиту:

Динамика трансформаций личностной сферы сотрудников милиции общественной безопасности на разных уровнях профессиональной самореализации может проявляться в виде стратегий, обеспечивающих возможность переживать профессиональный опыт как устойчивое отношение. Стратегии личностных трансформаций могут реализовываться как позитивные, обеспечивая высокий уровень профессиональной самореализации, и как кризисные, ведущие к деформациям и регрессиям в отношениях с окружающими людьми и общественными (социальными) структурами.

Особенности профессиональной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности существенно влияют на динамику трансформаций ценностно-смысловой сферы как контекст, инициирующий личностные изменения в зависимости от социокультурной реальности и перспектив самореализации.

Кризисные стратегии личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности на разных этапах профессиональной самореализации обусловлены различными ценностно-смысловыми барьерами как субъективными затруднениями в процессе оценки профессиональной значимости ситуации, когда для сотрудника должен раскрыться личностный смысл и возникнуть познавательно-оценочное отношение к содержанию фрагмента постигаемой профессиональной реальности.

Ценностно-смысловые барьеры как фактор, обуславливающий кризисные стратегии личностных трансформаций сотрудников милиции общественной безопасности и существенно влияющий на психологическую готовность к профессиональной самореализации, зависит от ценностно-смысловых установок, порождаемых как переживание их личностного отношения к ранее возникшей и уже реализованной ситуации, обеспечивая обратную связь между предшествующим и последующим этапами профессиональной деятельности.

Трансформации ценностно-смысловой сферы влияют на обеспечение эффективности и безопасности динамически-устойчивых характеристик профессиональной деятельности сотрудников милиции общественной безопасности, на позиции профессионального выбора и профессиональной направленности личности в условиях специфического контекста деятельности, ориентированного на поддержание правовых норм взаимодействия граждан и государства.

Модельное обеспечение психологического сопровождения и коррекции личностных трансформаций сотрудников рядового и младшего начальствующего состава милиции общественной безопасности, ориентированное на преодоление ценностно-смысловых барьеров как индивидуальных затруднений в ситуации личностного выбора, позволяет повысить уровень профессиональной самореализации.

Публикации. Результаты исследования отражены в пяти монографиях, методических рекомендациях, научных статьях и тезисах общим объемом 120 печатных листов.

Структура диссертации: диссертация состоит из введения, пяти глав, выводов и рекомендаций, заключения, списка литературы из 386 источника, из которых 21 на иностранных языках, глоссария и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы; определяются цель исследования, его объект, предмет; формулируются задачи и гипотезы; раскрываются научная новизна и практическая значимость работы; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Постсоветская методология исследования личности. Личность в ценностно-смысловой интерпретации» представлен подробный обзор современных трактовок личности. Показано, что, хотя в различных психологических школах настоящего времени существуют принципиально различные подходы к описанию и изучению феномена личности, однако все так или иначе сводят понимание личностного (личностной сущности, «ядра личности») к пристрастности человеческой души. Личность становится носителем личностного тогда, когда обретает возможность порождать индивидуальную ценность постигаемого, раскрывать для самого себя то, что в отечественной психологической традиции называется личностным смыслом, и, как следствие, современная теория смысла и смыслообразования становится тем перекрестком в научном поиске, на котором встречаются различные подходы, исследующие, пусть и в очень разных аспектах, сопряженные проблемы, связанные с сутью личностного в человеке.

Для выявления специфики современного понимания личности как носителя определенной личностной ценности дан сопоставительный анализ как именно интерпретировалась ценность в концепции смыслового развития на разных этапах становления современной методологии психологической науки (Э.Ч. Толмэн, Дж. Роттер, А. Бэндура, Дж. Келли, Ф. Перлз, Ю. Джендлин, К. Роджерс, А. Маслоу, Г. Олпорт, В. Франкл).

В одних школах личность рассматривается в связи с анализом ее деятельности (А.Н. Леонтьев, C.Л. Рубинштейн), в других центральное место занимает изучение психологических отношений личности (В.Н. Мясищев), в третьих - личность исследуется в связи с общением (К.А. Абульханова-Славская, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов) или в связи с установками (Д.Н. Узнадзе, А.С. Прангишвили).

Несмотря на различие подходов к изучению личности, в качестве одной из ведущих характеристик выделялась направленность, которая выступала в качестве смыслового отношения человека к объективной действительности. В различных концепциях эта характеристика раскрывалась по-разному: как «динамическая тенденция» (С.Л. Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (А.Н. Леонтьев), «основная жизненная направленность» (Б.Г. Ананьев), «доминирующие отношения» (В.Н. Мясищев). По мнению Б.Ф.Ломова, направленность является системообразующим свойством личности, определяющим ее психологический склад. «В глобальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества (имеются в виду материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает, вносит в его развитие».

Наиболее полное отражение проблема личностной ценности нашла в рамках деятельностного подхода, где личность, ее структура, формирование и развитие обуславливались различными аспектами жизнедеятельности: «личностные смыслы» (А.Н. Леонтьев), «смысловые образования», «смысловые системы» (А.Г. Асмолов и др.), «обобщенные смысловые образования» (Б.С. Братусь), «частные смысловые образования», «вербальный смысл» (В.К. Вилюнас), «операциональный смысл» (О.К. Тихомиров).

Тенденция к всестороннему и системному пониманию категории смысл нашла свое отражение в исследовании данного феномена Д.А. Леонтьевым. Для объяснения многоаспектности феномена смысла он вводит понятие смысловой реальности, которая и обуславливает смысловую регуляцию всей жизнедеятельности человека на различных психологических уровнях: «смысл является особой психологической реальностью, игнорируя которую или сводя ее к другим (например, эмоциональным) явлениям, невозможно построить достаточно полную теорию ни личности, ни сознания, ни деятельности». В качестве единицы анализа Д.А. Леонтьев выделяет жизненный смысл, который не сводится к понятию личностного. Жизненный смысл выступает объективной характеристикой места и роли объектов и явлений в жизнедеятельности конкретного субъекта. Он определяется системой смысловых связей, которые распространяются на данный объект или явление.

Смысловая реальность представлена понятиями «смысловые структуры» и «смысловые системы». Первые представляют собой шесть специфических элементов структурной организации смысловой сферы личности. Они имеют уровневую организацию и являют собой превращенные формы жизненных отношений субъекта. Вторые относятся к особым образом организованным целостным многоуровневым системам, включающим в себя целый ряд смысловых структур. Смысловые структуры выступают «квазиобъектами, замещающими в структуре личности ее действительные жизненные отношения». Высший уровень систем смысловой регуляции образуют личностные ценности, выступающие смыслообразующими по отношению ко всем остальным структурам. Д.А. Леонтьев определяет их как внутренние носители социальной регуляции, укорененные в структуре личности. Личностные ценности являются неизменным и устойчивым в жизни субъекта источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром.

Своеобразный подход к смысловой трактовке личности предложен М.Ш. Магомед-Эминовым, который позиционирует деятельностно-смысловой подход к проблеме личности. Он выделяет методологическую установку на рассмотрение личности в двух трансформациях – трансформации деятельности и трансформации смысла. Этот аспект прорабатывается на основе динамической парадигмы в культурно-деятельностном подходе (А.Г. Асмолов, В.А. Петровский), исследования динамически-смысловых систем, мотивационно-смысловой регуляции (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, О.К. Тихомиров, Ф.Е. Василюк, Д.А. Леонтьев, В.А. Иванников и др.), концепций субъектности (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Петровский).

Системный подход к изучению личности, предложенный зарубежными и отечественными исследователями, позволяет более целостно изучить феномен самореализации личности в различных жизненных и профессиональных контекстах.

Во второй главе «Профессиональная самореализация: методологические и теоретические аспекты проблемы функционирования личности в различных профессиональных контекстах» рассматривается проблема профессионального самореализации личности, которая является многоплановой, междисциплинарной и изучается специалистами целого ряда смежных областей научного знания (психологии, педагогики, социологии, аксиологии и др.). В настоящее время в научной литературе отчетливо обнаруживается тенденция на создание единой теории, системно объясняющей профессиональное становление человека, особенностей его профессиональной самореализации. Профессиональные аспекты структуры личности исследовались как в работах зарубежных психологов, так и в советской и российской психологии личности. В настоящее время можно утверждать, что проблема профессиональной самореализации личности относится к числу активно разрабатываемых психологических проблем.

Несмотря на повышенный интерес к этой проблематике, в психологии нет общепринятого определения понятия «профессиональная самореализация личности», как нет единства в представлениях исследователей о факторах, его детерминирующих, и динамике. В новых экономических условиях профессиональная карьера стала рассматриваться не только как общественно-значимая, но, в первую очередь, как личностно-значимая, определяющая ценностные аспекты личности. В этом плане профессиональное становление личности является во многих случаях главным компонентом структуры личности взрослого человека.

Анализ жизненного пути личности, установление причинно-следственных связей с внутренними и внешними факторами лежит в основе исследований, результаты которых стали теоретической базой концепции профессионального становления личности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Е.В. Шорохова, Л.С. Выготский; Ф.Б. Ломов, Е.Н. Сурко, А.И. Крупнов, К.А. Абульханова, Ю.И. Александров, А.В. Брушлинский, К.В. Судаков, В.Д. Шадриков). Исследования в области профессионального становления личности и ее профессиональной самореализации рассматривали особенности профессионалов в отдельных сферах деятельности, содержания и динамики карьеры (К.М. Гуревич, С.Т. Джанерьян, Э.Ф. Зеер, Е.А. Климов, Т.В. Кудрявцев и В.Ю. Шегурова, Л.М. Митина, Е.А. Молоткова, Е.В. Прокопьева, Н.С. Пряжников, З.И. Рябикина, Н.Б. Стамбулова). Еще одним направлением исследования профессиональной самореализации личности являются работы, посвященные анализу психологических кризисов профессиональной сферы (Е.П. Ермолаева, С.Т. Джанерьян, Г.В. Дикая, Л.В. Шахнач, Э.Ф. Зеер, А.А. Реан, С.А. Шапкин, J.M. Patterson ).

В зарубежной научной литературе термин «самореализация» (self-realisation) впервые приводится в словаре по философии и психологии, изданном в 1902 г. в Лондоне: «Самореализация – осуществление возможностей развития Я». Такое определение соответствует такому пониманию, согласно которому высшим конечным результатом развития является самореализация или самоосуществление.

Термин «самореализация» используется в отечественной и зарубежной психологической, педагогической, философской, социологической и другой общественно-научной литературе. В отечественных психологических и педагогических исследованиях он начал употребляться в 90-х годах ХХ века, в социологических и других общественно-научных – в период строительства коммунизма. В философских исследованиях использование понятия «самореализация» и идей, положенных в его основу, уходит в глубокое прошлое.

На процесс самореализации оказывают влияние две группы условий: внутренние и внешние. Под внутренними условиями принято понимать степень развитости способностей, качества характера, воли, привычки человека, гибкость или ригидность мышления и т.д.; под внешними - наличие или отсутствие социального заказа на способности, его потенции, меру востребованности их со стороны социальных структур и целого.

Внутренние условия, так или иначе, проявляются в процессе развития человека, развертывания его судьбы, реализации различных сценариев жизненного пути. В процессе развертывания судьбы происходит или не происходит профессиональный, психологический; гражданский, моральный рост человека, раскрытие им своих способностей. В данном случае рост трактуется как последовательное удовлетворение все более высоких потребностей человека. В соответствии с законом иерархии потребностей движение к подлинной самореализации не может начаться, пока человек не освободится от доминирования низших потребностей. При доминировании низших потребностей не происходит раскрытия самых глубинных способностей и потенций человека.

Создание внешних условий для самореализации всех членов общества - прерогатива разумной социальной политики. При этом необходимо учитывать тот факт, что на различных этапах жизни человека необходима своеобразная социальная помощь. Понятно, что помощь в развитии для ребенка, юноши и пенсионера будут различными.


загрузка...