Звукоорганизация музыки XX века как объект семиотики (12.10.2009)

Автор: Савина Людмила Владимировна

САВВИНА Людмила Владимировна

Звукоорганизация музыки ХХ века как объект семиотики

Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения

Саратов 2009

Работа выполнена на кафедре теории и истории музыки

Астраханской государственной консерватории (академии)

Научный консультант: доктор искусствоведения, профессор,

заслуженный деятель искусств РФ,

Демченко Александр Иванович

Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

Кулапина Ольга Ивановна

доктор искусствоведения, профессор

Рагс Юрий Николаевич

доктор искусствоведения, профессор Скафтымова Людмила Александровна

Ведущая организация: Воронежская государственная академия искусств

Защита состоится 26 декабря в 10.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 210.032.01 при Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, ул. Кирова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государственной консерватории (академии) имени Л.В. Собинова

Автореферат разослан _______ 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения Труханова А.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации. Уходящее в историю столетие оставило в области звукоорганизации больше вопросов, чем ответов. Несмотря на имеющиеся работы отечественных и зарубежных музыковедов, посвящённые гармонии ХХ века, до сих пор обнаруживается недостаточность исследований о строении произведения, о связи его звуковысотных параметров. В практической деятельности музыковедов и музыкантов-исполнителей отчётливо осознаётся разрыв между совершенной технологией анализа традиционной гармонии и гармонии нетрадиционной, ещё находящейся в стадии поиска всеобщих методов исследования. Обусловленная спецификой мышления композитора, современная звукоорганизация чувствительна к вибрациям культуры эпохи. Она более динамична, чем тонально-гармоническая система, гибко реагирует на изменения содержания и отличается мобильной организацией. В этом смысле природу звуковых форм можно охарактеризовать как мобильно-вариативную, в которой организация выступает как «высшая логика, скрытая от умственного взора» (А. Порфирьева).

При сопоставлении системы классической гармонии с современной в плане коммуникативной установки отмечается следующая закономерность: если классическая модель была направлена на унификацию кодов, максимально облегчающих взаимопонимание членов коммуникации, то в современной гармонии проявляется прямо противоположная тенденция, связанная с усложнением механизмов общения, подчас работающих на изоляцию.

Семиотические проблемы исследования позволяют рассмотреть звукоорганизацию с широких позиций. Именно практика художественной жизни направила теоретическое музыкознание в область семиотики. Подобно вербальному языку, звукоорганизация, являясь выражением музыкальной мысли, облекается не только в определенные грамматические формы, отличающиеся эстетическим совершенством, но и является носителем информации, служащей способом общения между людьми. В изучении гармонии ХХ века наиболее острыми остаются проблемы методов анализа звукоорганизации, путь постижения которой предполагает корректировку традиционного музыкознания в сторону глубинного осмысления связей ее элементов, наполненных определенным значением. Семиотический ракурс исследования позволяет сделать еще один шаг на пути познания высотной системы не только с позиций логической организации, но и с точки зрения содержательных, коммуникативных сторон.

Звукоорганизация ХХ века, достигшая необычайных пределов индивидуализации высотных связей, обусловливает следующие особенности современных произведений:

во-первых, расширяются пространственно-временные параметры высотных связей за счет включения мелодии, ритма, метра, фактуры, динамики, агогики, тембра;

во-вторых, в отличие от позднеромантической эпохи с характерным для неё господством мелодического начала ХХ век уравновешивает все средства музыки, превращая их в самозначащие элементы.

в-третьих, музыкальная форма ХХ века нередко организуется на основе архитектоники всех элементов музыкальной ткани, способствуя образованию тотальной (или многоуровневой) архитектоники;

в-четвертых, раздвигая свои границы, звукоорганизация стремится подчинить все параметры, уподобить их себе, в результате чего расширение ее организации приводит к противоположной тенденции – расширению сферы «не-организации»;

Структурная сторона гармонии, ее жесткая регламентированность в предшествующие столетия нашла отражение в научных исследованиях, посвященных гармонии ХVIII–XIX веков. Другая сторона, связанная с выразительностью и смысловым началом, определена в зарубежном музыкознании в трудах Э. Курта. В отечественном музыкознании суть данного явления и различные ракурсы его исследования обозначены в работах Б. Асафьева, Б. Яворского, Ю. Тюлина, Л. Мазеля, В. Цуккермана, Ю. Холопова, Т. Бершадской, Н. Гуляницкой, Л. Дьячковой. Термины «именные гармонии» Шуберта, Шопена, Грига, Чайковского, Бородина, Скрябина, Прокофьева, Вагнера, «тристан-аккорд», «прометей-аккорд», «именные лады» Римского-Корсакова, Мессиана, Бартока, Шостаковича свидетельствуют о том, что гармония всегда рассматривалась в качестве важнейшего элемента музыкального языка. Поскольку найденные индивидуальные средства музыкального языка, становились знаком стиля или отдельного произведения, то можно утверждать, что во всех исследованиях, касающихся проблем гармонии предшествующих столетий, намечался семиотический подход, который, в частности, был связан с изучением семантики гармонии, позволяющей говорить о «мигрирующих» (Л. Шаймухаметова) гармонических формулах, приобретающих интертекстуальные свойства. Семиотический аспект исследования гармонии является попыткой перевода звуковысотного сообщения на язык человеческого общения, который сопровождается уменьшением неопределенности и увеличением коммуникативности.

Современная звукоорганизация резко отличается от гармонии ХVIIIХIХ веков. Одной из причин является прогресс во всех сферах общественной жизни, изменивший представление о мире, самом человеке, его духовных и материальных ценностях. В связи с этим в современной культуре общения намечаются две противоположные тенденции. Первая, связанная с академическим, элитарным искусством, отражающим духовную жизнь, стремится к выражению содержания с помощью индивидуальных средств. Вторая является порождением бездуховности, превратившей духовные ценности в придаток материально ориентированного «общества потребления», где стандартизация приобретает универсальное значение. Противоположные типы музыкальной культуры ХХ века построены по принципу зеркально обращенных сфер: тиражируемая музыка явилась порождением академической музыки, которая в процессе эволюции отчуждала в пользу своего антипода отработанные интонации, со временем превратившиеся в штампы. Направлением Новейшей музыки, объединяющим противоположные тенденции, являются так называемые китчи и перформансы, ставшие знаками эпохи постмодернизма.

Гармония была генератором структурности и чтобы выполнять эту роль, в ней должны быть сильными стереотипные элементы, или, по выражению Ю. Лотмана, в ней должно быть усилено «штампующее устройство». Таким устройством обладала классическая гармония, выступавшая как проявление общечеловеческой памяти. В эпоху романтизма общечеловеческая музыкальная память, выраженная в гармонии, сменилась коллективной (национальной) памятью. В ХХ веке звукоорганизация становится выразителем индивидуальной памяти. Одной из причин усложнения языка можно назвать, отмеченное Ю. Лотманом усложнение структуры личности, связанной с «индивидуализацией присущих ей кодирующих информацию механизмов». Другая причина обусловлена усложнением семиотической структуры передаваемого сообщения, затрудняющей его однозначную дешифровку.

Высотная организация ХХ века совершила эволюцию от гармонии новых сонансов (повышенная роль диссонанса и его эмансипация в творчестве И. Вышнеградского, А. Лурье) к перенасыщению диссонансов в период авангарда, через отрицание аккорда и утверждение гармонии горизонтали к упразднению звука – поэтике тишины (Д. Кейдж – «433"», С. Загний – «Metamusica» op. 27). Гармония ХХ века как наука уже не означает «учения об аккордах» или ладах: в ней актуализируются новые понятия, не встречавшиеся ранее и обозначающие явления иного порядка. Изменение содержания понятия гармонии, на новом витке спирали возвращающегося к категории эстетического и охватывающего не только вертикаль, но и горизонталь, диагональ, то есть панзвуковое содержание, позволяет подойти к проблеме гармонии более широко.

Таким образом, назрела необходимость в создании новой теоретической концепции, которая бы позволила раскрыть ряд актуальных и фундаментальных проблем, связанных с изучением звукоорганизации ХХ века с позиций семиотики. Они касаются как общих вопросов, рассматривающих звукоорганизацию в контексте развития культуры, так и частных, отражающих специфику звукоорганизации как знака, обладающего определенными значениями. Одновременно решение этих вопросов дает возможность по-новому взглянуть на проблему музыкальной семиотики в целом.

Степень научной разработанности проблемы. Звукоорганизация музыки ХХ века исследована в разных аспектах. Специально следует выделить связанные с общей теорией звукоорганизации работы Б. Яворского, Л. Мазеля, А. Должанского, Ц. Когоутека, Х. Аймерта, Д. Хауэра, А. Хабы, Х. Эрпфа, А. Оголевца, А. Шенберга, П. Хиндемита, О. Мессиана, Р. Рети, Э. Лендваи, Б. Шеффера, В. Гизелера, Т. Адорно, Ю. Тюлина, Ю. Холопова, Н. Гуляницкой, Л. Дьячковой, Т. Бершадской, Ю. Кона, Ю. Паисова, Г. Григорьева, С. Курбатской, В. Ценовой, А. Соколова, Д. Шульгина, Д. Гойови, А. Маклыгина, Ю. Кудряшова, М. Тараканова, Т. Кюрегян, М. Катунян, В. Девуцкого.

Отдельную группу составляют исследования, посвященные проблемам стилевого изучения звукоорганизации ХХ века (Л. Мазель, Ю. Холопов, В. Холопова, В. Бобровский, В. Ценова, В. Дернова, Н. Гуляницкая, Е. Чигарева, Р. Лаул, С. Сигитов, Э. Федосова, М. Скорик, И. Ванечкина).


загрузка...