Удмуртия в годы новой экономической политики: торгово-промышленное развитие и социокультурный облик рабочих (12.10.2009)

Автор: Бехтерева Людмила Николаевна

В диссертации подробное освещение получил круг вопросов, затрагивающих состояние торговли и предпринимательства в регионе в годы нэпа. Детальному анализу подвергнуты экономические связи ВАО, механизмы «вживания» частнособственнических отношений в ткань формирующегося социалистического общества. Значительное внимание уделено функционированию местной кооперации в 1920-е гг.

Впервые на локальном материале уточняются место и роль нэпа в реализации социалистического выбора в последующие периоды существования советской государственности. При этом выдвигается авторская гипотеза об ограниченном характере использования рыночных механизмов в экономическом развитии преимущественно оборонно-промышленного региона, что впоследствии облегчило проведение форсированной индустриализации в рамках сталинской модернизации.

Научная обоснованность и достоверность полученных результатов обеспечиваются преимущественно конкретно-историческим характером диссертации, активным использованием междисциплинарного подхода, теоретико-методологической проработанностью проблемы, глубоким источниковедческим анализом как опубликованных, так и введенных в научный оборот новых документов и материалов, широкой апробацией результатов работы автора.

Практическая значимость. С точки зрения осмысления истоков современных процессов, происходящих в российском социуме, материалы и выводы, изложенные в диссертационном исследовании, приобретают не только теоретическое, но и прикладное значение.

Фундаментальный характер диссертации определяется, прежде всего, потребностью науки в максимально достоверной реконструкции российской истории первых двух десятилетий XX в., оказавшей влияние на характер и основные тенденции развития всей системы международных отношений. Вышеизложенное формирует междисциплинарную востребованность, развивает эмпирические и теоретические предпосылки для получения новых знаний в области истории государства и права, социологии, политологии, социальной психологии, регионоведения, а также мировой экономики, международного права, геополитики и др. Методологическое основание диссертации позволяет соотнести и апробировать универсальные и частные концепции и методики при компаративном анализе исторических явлений.

Продуктивным может оказаться использование диссертации при создании обобщающих и специальных трудов, подготовке энциклопедических и иного рода справочных изданий по отечественной и региональной истории. Предполагается адаптирование основных положений работы к учебному процессу высшей и общеобразовательной школы. Материалы диссертации могут найти применение в формировании музейно-экспозиционных комплексов, осуществлении краеведческой деятельности.

Выводы настоящего исследования рекомендуются к внедрению в современной практике социального менеджмента. Опыт экономического обеспечения обороноспособности СССР в 1920-е гг., наиболее зримо реализовывавшийся в Удмуртии, является актуальным при уточнении Концепции национальной безопасности Российской Федерации как одного из ведущих акторов современной мировой системы.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Выявленные в ходе историографического анализа противоречивые суждения о сущности нэпа и возможных направлениях актуализации его опыта сформировали авторскую нишу исследования научных и практически значимых его проблем.

2. Многоаспектный характер темы обусловил необходимость наряду с освоением приоритетных для отечественной исторической науки направлений исследований значительного расширения и более глубокого анализа источников изучения локальных трансформаций в рамках нэповской модернизации.

3. Как составная часть народнохозяйственного комплекса страны, Удмуртия была активно включена в систему нэповских преобразований. Однако специфика политико-экономического статуса формировавшейся ВАО придала хозяйственной политике региона особые черты.

4. Стремление партийно-советского руководства сохранить господство государственной собственности в условиях многоукладной экономики определило характер промышленного развития ВАО. Крупное производство, представленное, главным образом, военными заводами, являлось частью ВПК и как сфера непосредственного государственного управления в наименьшей степени оказалось затронутым нэповскими реформами. Под государственным контролем находилось восстановление местной промышленности, завершившееся к концу 1920-х гг.

5. Возврат к рыночным отношениям активизировал торговые операции. В конце 1920-х гг. структура торгового оборота ВАО трансформировалась в сторону увеличения удельного веса государственной торговли.

6. Оживление кооперации в начальный период преобразований было связано, прежде всего, с восстановлением крестьянских хозяйств. Однако с усилением партийного контроля за кооперативными организациями произошло полное огосударствление потребительской и промкооперации.

7. В годы новой экономической политики в Удмуртии динамично развивались мелкотоварное производство, частная практика в различных областях и сферах. Усиление налогообложения и принятие ряда юридических актов, ограничивающих предпринимательскую деятельность, привели к повсеместному уменьшению числа частных предприятий и сокращению их оборота.

8. В целом к концу 1920-х гг. в торгово-промышленном развитии Удмуртии подавляющая доля рыночных отношений оказалась в руках обобществленного сектора; за частным капиталом сохранилась незначительная сфера деятельности исключительно мелко-розничного характера, преимущественно в городах. Трансформационные процессы рассматриваемого периода сопровождались окончательной ликвидацией нэповских начал в экономике.

9. Бурная революционная эпоха привела к невосполнимым морально-этическим потерям и необратимым изменениям в социокультурном облике отдельных групп и слоев населения, в том числе промышленных рабочих. Усилилась неоднородность рабочего класса, проявившаяся в присущих каждой социальной группе психологии, интересах, настроениях.

10. Пришедшая на смену нэпу сталинская модернизация закрепила гипертрофированный военно-промышленный статус Удмуртии в общесоюзном разделении труда в ущерб местному производству, преобладание доли государственной собственности в валовом внутреннем продукте республики, стимулировала номенклатурно-распределительные отношения и надолго исключила всякие сколько-нибудь значимые оппозиционные рефлексии регионального сообщества.

11. Очередные попытки рыночных преобразований современной России актуализируют опыт новой экономической политики 1920-х гг.

Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование является итогом почти двадцатилетней работы автора над проблемами истории Удмуртии в контексте общероссийского исторического процесса XX в. Основные ее результаты получили известность в отечественной гуманитарной науке как центрального, так и региональных уровней, были поддержаны Российским гуманитарным научным фондом (РГНФ), центральными и региональными структурами РАН.

Главные положения диссертации отражены в 76 публикациях общим объемом 74,3 п.л., в том числе 5 монографиях, 3 из которых подготовлены в соавторстве, и 9 статьях в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК. В 1996–2008 гг. материалы исследования использовались автором при подготовке двух изданий энциклопедии «Удмуртская Республика», коллективной монографии «История Удмуртии», исторических предисловий ко второму тому «Хрестоматии по истории Удмуртии (1917–2007 гг.)», сборнику документов и материалов «Камбарка. 1741–2002 гг.» и др.

Апробирование авторских изысканий осуществлено на различных международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях.

Диссертация обсуждена на заседании отдела исторических исследований Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН и рекомендована к защите.

Структура. Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, и заключения. Приложение к основному тексту включает перечень ссылок, таблицы, список источников и литературы, словарь специальных терминов и устаревших слов, список сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы; определены объект и предмет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки исследования; охарактеризованы источники, историография и методологическая основа диссертации, ее научная новизна и практическая значимость; сформулированы основные положения, выносимые на защиту; представлены апробация результатов исследования и структура диссертации.

Первая глава «Промышленное развитие Удмуртии в период НЭПа» посвящена рассмотрению соотношения форм собственности в промышленном производстве ВАО в годы новой экономической политики.

В параграфе «Военная промышленность: структура и организация производства» охарактеризованы попытки рыночной перестройки работы оборонных предприятий Удмуртии и их результаты. С окончанием Гражданской войны в орбите стратегических интересов советского руководства оказались крупнейшие предприятия страны: Ижевские оружейный и сталеделательный и Воткинский железоделательный (машиностроительный) заводы, дававшие около 15 % всей военной продукции России. В марте 1921 г. Воткинский завод был передан Правлению объединенных металлургических заводов Пермской губернии. Ижевские заводы находились в прямом подчинении ГУВП при ВСНХ.

Наказ СНК РСФСР от 9 августа 1921 г. зафиксировал основные принципы работы государственной промышленности в условиях нэпа: децентрализация управления отраслями, перевод предприятий на хозяйственный расчет, материальное стимулирование рабочих. Между тем в стране по причине сложного экономического положения сохранялась централизованная распределительная система. Поступавшие из Центра контрольные цифры производства военных заказов в течение года неоднократно пересматривались, что влекло за собой периодически воспроизводившиеся сокращения рабочих. Недостаточное и несвоевременное финансирование и обеспечение сырьем, материалами и топливом отражались на состоянии производства, условиях труда. Нестабильность производственных программ и экономического положения заводов, несовершенная система норм и расценок не способствовали укреплению дисциплины и ответственности значительной части рабочих. Наблюдался рост прогулов, опозданий, отказов от работ, кражи. Изношенность заводского оборудования (более 60 % в 1923 г. требовало капитального ремонта), низкий уровень квалификации рабочих приводили к снижению качества выпускаемой продукции, обостряли проблему производственного травматизма.

В целом, в 1920-е гг. военные заводы Удмуртии оставались частью сложившегося на тот период в стране ВПК. Как отрасль непосредственного государственного управления она в наименьшей степени оказалась затронутой нэповскими реформами. В 1920-е гг. здесь продолжали укрепляться заложенные в предыдущий период основы планово-директивной экономики. Сталинский вариант модернизации предполагал в дальнейшем увеличение капитальных вложений в военную промышленность, реконструкцию старых и строительство новых заводов, создание новых производств, милитаризацию гражданских отраслей, «военизацию» системы образования и подготовки кадров.

В параграфе «Местная промышленность: основные направления восстановления» показано развитие предприятий, подчиненных областным органам государственного управления. В 1921 г. в ведении Вотского отдела местного хозяйства (облместхоз) находились 15 заводов, в 1928 г. – 28. Многие из них долгое время бездействовали. Последствия военных действий и голода сильно отразились на их состоянии.

С середины 1920-х гг. начался качественно новый этап в развитии местной промышленности. В июне 1926 г. все предприятия стекольной, металлической и пищевой промышленности под началом облместхоза были трестированы, т. е. перешли в ведение вновь созданного «Удмурттреста» – промышленного комбинированного треста ВАО, а лесоперерабатывающие заводы – под начало «Удмуртлесотреста», образованных на основании декрета СНК СССР от 17 июля 1923 г. «О местных трестах». Общее руководство трестами осуществлял ВСНХ.

За счет фондов предприятий, дотаций из местного бюджета, ссуд и кредитов проводилось капитальное строительство и текущий ремонт зданий и оборудования. Стали осуществляться мероприятия по стандартизации производства, экономии сырья и топлива, рационализации производства, снижению себестоимости изделий, сокращению административно-управленческих расходов. Помимо реконструкции действовавших предприятий с учетом максимального использования местных сырьевых ресурсов началось строительство новых промышленных объектов. В результате в 1929/1930 г. удельный вес местной промышленности в валовой продукции основных хозяйственных отраслей ВАО составил 15,2 % против 6,0 % в 1927/1928 г., ее валовая продукция – 21 663 млн. руб. против 6 200 млн. руб. Численность рабочих увеличилась с 526 в 1921/1922 г. и 723 в 1924/1925 г. до 2 224 в 1929/1930 г. В государственно-социалистическом варианте интересы местной промышленности были подчинены сохранению и укреплению обороноспособности страны. Этим стремлением объясняется решающая роль правительственных мероприятий в относительно форсированном восстановлении местной промышленности к 1930 г.

В параграфе «Частный капитал в производстве» изучен локальный аспект трансформации одного из традиционных укладов отечественной экономики в рамках нэповский модернизации. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., в Удмуртии насчитывалось 2 911 владельцев мелких предприятий, использовавших труд наемных рабочих. Представители частного капитала владели собственными кузнечным, оружейным, слесарным, столярным и другими производствами. Многие рабочие государственных заводов также имели свои мастерские и в свободное время совместно с членами семьи и наемными работниками изготавливали и ремонтировали сельскохозяйственный инвентарь, предметы бытового назначения. Получили развитие кирпичное, гончарное, мыловаренное производства. Предпринимательская деятельность развивалась и в сфере легкой и пищевой промышленности, выпускавшей потребительские товары. На долю частных заведений здесь приходилось свыше 90 % общего объема производства. Наиболее активно в 1920-е гг. функционировала сфера обслуживания, что свидетельствовало о веяниях нового времени.

Однако, несмотря на наличие огромных природных богатств и трудовых ресурсов, добиться значительных вложений частного капитала в производство в 1920-е гг. в ВАО не удалось изначально. С одной стороны, это объяснялось консервативностью местных хозяйственных органов, с другой – показывало определенную позицию представителей новой буржуазии, которые не торопились вкладывать свой капитал в заведомо невыгодные предприятия, многие из которых, попав в зону боевых действий периода Гражданской войны, были разрушены и требовали значительных материальных и трудовых затрат. Государственная политика надзорно-разрешительного присутствия и жестко контролируемого участия частного капитала изначально и повсеместно сужала экономическое и социальное пространство коммерсантов. В общественном сознании разнообразными способами осуществлялось создание отрицательного образа нэпмана, принимались активные меры по его дискредитации.

Содержание второй главы «Торговля и региональный рынок в системе нэповской экономики» раскрывает место и роль отдельных видов и форм торговли в реализации основных мероприятий новой экономической политики на территории Удмуртии.

В параграфе «Реформирование государственной торговли» проанализирован процесс создания и функционирования системы государственных торговых органов и организаций ВАО. В 1922–1923 гг. были созданы Вотобторг (с 1924 г. – Вотпайторг, с 1926 г. – Удмуртторг), «Медторг» и «Удкнига». Государственная торговая сеть состояла главным образом из стационарных предприятий розничной и мелкооптовой торговли, расположенных преимущественно в городах и крупных сельских населенных пунктах области.

С переводом промышленности на хозяйственный расчет активную деятельность на территории ВАО развернули торговые представительства центральных промышленных объединений, внеобластные филиалы государственной торговли, отделения смешанных акционерных обществ «Сельпромторг», «Хлебопродукт», «Госторг», «Госсельсклад», «Госшвеймашина», «Центроспирт», Елабужский и Сарапульский промкомбинаты, агентура обществ с иностранным участием «РАСО» (Русско-английского смешанного сырьевого общества) и Удмуртского отделения Русско-австрийского акционерного общества «РАТАО». Однако с середины 1920-х гг. с целью «укрепления местного государственного торга» и «рационализации товаропроводящей сети» началось их сокращение, что существенно осложнило обеспечение населения товарами. На развитие хозяйственной деятельности области отрицательное влияние оказывало отсутствие единого экономического центра, обусловленное неразвитостью транспортной сети, и как следствие – деление ее на два района: северный и южный, тяготеющих к Пермской и Московско-Казанской железным дорогам. В северной части внедрялись экономически более сильные организации Вятской губернии и Урала, в южной – Татреспублики и Пермской губернии.

В конце 1920-х гг. как результат проводимой политики структура торгового оборота значительно трансформировалась. Удельный вес государственной торговли в розничном товарообороте Удмуртии в 1927 г. составил 41,3 %, изменилось ее организационное строение. Многочисленные представительства в основном передали свои торгово-заготовительные функции потребительской кооперации. Подавляющая доля рыночных отношений к 1930 г. оказалась в руках обобществленного сектора, за частным капиталом сохранилась незначительная сфера деятельности исключительно мелко-розничного характера, преимущественно в городах.

В параграфе «Эволюция частной торговли» на материалах Удмуртии освещены взаимоотношения государства и частника в системе рыночных отношений нэпа. Первым шагом новой экономической политики стала отмена продразверстки. Это создавало материальный стимул для увеличения производства сельскохозяйственной продукции и открывало дорогу для развития рынков и базаров, основной фигурой которых становился частный торговец. В середине 1926 г. в ВАО насчитывалось свыше полутора тысяч частных торговых заведений. Большинство мелких и средних из них появились либо в период военного коммунизма, либо несколько позднее. Только ряд крупных торговых предприятий, образованных еще до 1917 г., продолжали свое существование в годы нэпа.


загрузка...