Удмуртия в годы новой экономической политики: торгово-промышленное развитие и социокультурный облик рабочих (12.10.2009)

Автор: Бехтерева Людмила Николаевна

С 1990-х гг., в условиях либерально-демократической модернизации российского общества, начался современный период историографии, отличающийся качественно новым содержанием. Если в 1980-е гг. преобладали излишне оптимистические оценки нэпа, то с 1990-х гг. наблюдается более объективное его освещение. В работах историков опосредованно затрагивалась проблема восприятия нэповских реалий различными слоями населения, поднимались актуальные вопросы эволюции политического режима, соотношения идеологии и экономики. На международных и всероссийских конференциях, симпозиумах и сессиях, проводившихся в крупных научных центрах страны, развернулись дискуссии, которые выплеснулись на страницы периодических изданий и стали основой специальных сборников статей. Отдельные исследователи, избегая категоричных оценок, использовали наиболее перспективный системный подход в анализе экономической составляющей политики 1920-х гг.

Мощный импульс исследованию истории рабочего движения был дан опубликованным в рамках международного проекта сборником «Трудовые конфликты в советской России. 1918–1929 гг.» (М., 1998). Обозначенные в данном издании проблемы получили развитие в последующих публикациях. Вопросы мотивации и стимулирования труда, производственной этики, в том числе и на локальных материалах, подняты в работах Л. И. Бородкина, Л. В. Борисовой, С. Б. Ульяновой, Е. И. Сафоновой, А. В. Мирясова. Роль профсоюзов, комсомола и «негосударственных организаций» в политическом пространстве постреволюционной России отражена в книге И. Н. Ильиной. Процесс становления отечественного военно-промышленного комплекса (ВПК) в 1920-е гг. наиболее полно освещен в монографии Н. С. Симонова, работах А. К. Соколова, М. Ю. Мухина, И. В. Быстровой, В. Н. Алексеева. Особую актуальность принимают исследования кооперативного движения. Предметом научного интереса А. С. Соколова, В. Д. Мехрякова, И. А. Чуканова, А. Н. Новикова, Б. С. Тупова стала финансовая политика государства, деятельность финансово-кредитных учреждений России в период нэпа. Его социально-психологические аспекты отражены в трудах Н. Б. Лебиной, А. Н. Чистикова, И. В. Нарского, Е. Ю. Зубковой, Н. Н. Козловой, А. Ю. Рожкова. Работы Ю. А. Полякова и В. Б. Жиромской связаны с изучением динамики социальной структуры, численности и состава населения России в 1920-е гг.

Со второй половины 1990-х гг. ученые Сибири, Урала и Поволжья начали активную разработку таких вопросов, как государственная и частная промышленность, их институциональное и правовое положение, многоукладность экономики. Появились работы, на региональном материале раскрывающие те или иные аспекты предпринимательства и торговли в 1920-е гг. В числе приоритетных для историков Урала остались проблемы, связанные с эволюцией промышленности, количественными и качественными характеристиками рабочих. Развивая традиции столичных исследователей, в рамках исторической демографии изучены также численность и воспроизводство населения, демографический менталитет, семейные и брачные отношения в городах. Подготовлены диссертационные работы, характеризующие комплексное социально-экономическое развитие в 1920-е гг. Татарской и Чувашской АССР, Марийской автономной области.

Необходимость изучения новой экономической политики в Удмуртии вызвана отсутствием специальных трудов по этой проблеме. Современная региональная историография не располагает обобщающим исследованием по периоду в целом, и в этом проявляется определенный эффект «запаздывания». Наиболее разработанными являются вопросы национально-государственного строительства, эволюции политической организации общества в 1920-е гг., нашедшие отражение в работах А. А. Тронина, Н. П. Павлова, К. И. Куликова, В. Ю. Войтовича, К. А. Пономарева, О. И. Васильевой, И. К. Калинина, С. Л. Бехтерева. Аграрные процессы 1920-х гг. раскрыты в публикациях К. И. Шибанова, Г. А. Никитиной, В. А. Клишевой. Научные сочинения Н. А. Родионова характеризуют международное производственно-техническое сотрудничество предприятий Удмуртии, а также функционирование на заводах ячеек массовых обществ и организаций рабочих. Развитию кооперативного движения посвящены труды Н. И. Хитриной, Ю. Т. Никонова и А. П. Синюшина. Предметом исследовательского интереса С. Ф. Бородулиной стала книготорговая практика государственного издательства «Удкнига».

Отдельные сведения о предприятиях государственной и кустарной промышленности, частных и кооперативных торговых заведениях содержатся в появившихся в 1990–2000-е гг. научно-популярных изданиях, посвященных истории создания и развития районов, городов и сел республики.

Знаковым явлением в региональной историографии стала публикация в 2005 г. фундаментальной «Истории Удмуртии: XX век», особая глава которой посвящена периоду нэпа. Однако в монографии создана лишь самая общая картина развития промышленности, торговли, сельского хозяйства, социально-культурной сферы и общественно-политической жизни в 1920-е гг.

Анализ степени изученности темы выявил актуальные исследовательские линии в познании нэповских преобразований. Требуют дальнейшего изучения экономическая и политическая системы нэпа, его противоречия, возможности и перспективы, степень проникновения в сферу промышленности, кооперации и торговли. Необходимо выявление общих и особенных черт развития нэпа в национально-государственных образованиях, в том числе Удмуртии. Актуальным остается рассмотрение монополизации и огосударствления финансовой системы, торговой и частнопредпринимательской деятельности, налоговой и кредитной политики, баланса различных секторов в экономике, соотношения «плановых высот» и «рыночных механизмов», характеристика демографических процессов, социальной структуры, психологии основных слоев населения и маргинальных групп, их взаимоотношения с властью, освещение вопросов образования, повседневности и быта, семьи и нравственности, формирования нового социокультурного пространства в 1920-е гг. Не утратила своей силы и проблема персонификации исторического процесса.

Цель диссертационной работы состоит в исторической реконструкции торгово-промышленного развития Удмуртии и социокультурного облика связанных преимущественно с промышленным производством слоев населения в период новой экономической политики (1921–1929 гг.).

В круг исследовательских задач вошли: анализ теоретического уровня осмысления проблем, обусловленных коренными преобразованиями российского общества в эпоху построения социалистического государства; выявление эмпирического основания для комплексного исследования региональной специфики нэпа на материалах Удмуртии; определение политико-правовых и экономических условий функционирования промышленности, предпринимательства и торговли в 1920-е гг.; выяснение численности, состава и социокультурного облика населения, занятого в торгово-промышленной сфере; характеристика влияния результатов нэпа на последующее развитие Удмуртии как составной части народнохозяйственного комплекса страны.

Характеристика источников. Наличие громадного массива документов советской эпохи предопределило выделение двух основных групп источников: опубликованные и неопубликованные. Особое место в первой группе занимают нормативные акты центральных партийных, государственных и профсоюзных органов, позволяющие проследить формирование и развитие государственной политики в отношении промышленности, торговли и предпринимательства. В этой группе выделяются информативные обзоры, отчеты, доклады, резолюции, изданные в 1920-е гг. официальными органами ВАО и содержащие сведения о состоянии отдельных отраслей хозяйства области.

К группе опубликованных источников отнесены сборники документов универсального характера, сопровождаемые историческим и археографическим предисловиями. Эволюция ВПК документально освещается в многотомной серии «История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР. 1900–1963». Опубликованы ранее недоступные документы, раскрывающие деятельность политических органов советского режима. Условный термин «письма во власть» имеют источники, являющиеся определенной формой апелляции граждан к официальным органам и лицам и представляющие собой своеобразный способ диалога между властью и обществом.

В ряду опубликованных источников регионального уровня особое место занимают статистические сборники 1920–1930-х гг. Обстоятельный анализ развития экономики содержат материалы издававшегося до 1928 г. по инициативе плановой комиссии ВАО журнала «Удмуртское хозяйство» и юбилейных сборников. Однако в них представлена характеристика только тех отраслей хозяйства и промышленных заведений, которые находились в подчинении местных органов власти.

Неоценимую помощь в работе оказали выпускаемые архивными учреждениями Удмуртии со второй половины 1950-х гг. сборники документов, представляющие собой свод источников определенной тематической направленности. Фундаментальный характер носит изданная в 2007 г. двухтомная «Хрестоматия по истории Удмуртии», второй том которой посвящен важнейшим этапам исторического развития края в новейшее время (октябрь 1917–2007 гг.).

В группе опубликованных документов по причине открытости прессы целесообразно рассмотреть материалы периодической печати. В работе использованы «Известия ВЦИК», «Труд», «Ижевская правда», «Бюллетень Ижевского Центрального рабочего кооператива», «Торговый бюллетень КТА (коммерческого телеграфного агентства)», «Вотский кооператор» и др. В них содержится широкая информация о деятельности высших и местных государственных органов и общественных организаций, достаточно полно отражается экономическая и общественно-политическая ситуация в стране и ВАО. Однако, ввиду оперативности представления, материал не всегда проходил достаточную обработку и проверку. Поэтому, несмотря на безусловную ценность, это наиболее субъективный из всех видов источников, требующий особенно критического отношения.

В целом, опубликованные источники, за исключением официальных документов, дают лишь фрагментарное представление о тех или иных сторонах развития Удмуртии в период осуществления нэпа. Поэтому источниковую основу исследования составили неопубликованные документы центральных и региональных государственных архивохранилищ: Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Центрального государственного архива Удмуртской Республики (ЦГА УР), Центра документации новейшей истории Удмуртской Республики (ЦДНИ УР), Центрального объединенного ведомственного архива крупнейшего оборонного предприятия Удмуртии – ОАО «Ижмаш», Научно-отраслевого архива Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук (НОА УИИЯЛ УрО РАН).

Наиболее массовым видом источников советского периода оказалась делопроизводственная документация, спецификой которой является ее объективно-функциональный характер. Поэтому она зачастую обеспечивает более высокую степень достоверности исторических знаний.

Разноплановы информативные возможности фондообразователей. Так, в фондах СНК СССР (ф. Р–5446) и Совета труда и обороны (СТО) при СНК СССР (ф. Р–5674) ГА РФ содержатся обобщающие сведения о состоянии экономики региона. Постановления СНК и СТО определили политическую линию в отношении частного капитала и отдельных отраслей промышленности. Докладные записки руководства Главного управления военной промышленности (ГУВП) отражают финансовое положение и техническое состояние предприятий, выполнение ими производственных программ.

В фонде Центрального кооперативного совета (ф. 3986) РГАЭ отложились отчеты Вотского областного кооперативного совета. Здесь же хранятся циркуляры Главкустпрома на места, протоколы заседаний коллегий Губкустпромов, доклады и конъюнктурные обзоры о хозяйственной, организационной и культурно-просветительской деятельности Всекопромсоюза; протоколы заседаний Центрального и местных кооперативных советов; отчеты о положении кустарно-промысловой кооперации на местах, дела о перспективных планах развития кустарно-промысловой кооперации.

Расширение фактологической базы диссертации осуществлялось на основе материалов региональных государственных архивов. Наиболее полное представление о состоянии крупной государственной и местной промышленности дают фонды промышленного комбинированного треста «Удмурттрест» (ф. Р–75), Ижевского и Воткинского машиностроительных заводов (ф. Р–543 и ф. Р–785), Сюгинского и Сергиевского стекольных заводов (ф. Р–59 и ф. Р–732), Ижевской фабрики охотничьих ружей (ф. Р–148), Областного финансового отдела (ф. Р–234), Вотского областного отдела местного хозяйства (облместхоз) (ф. Р–975), Ижевского горсовета депутатов трудящихся и его исполнительного комитета (ф. Р–177).

Огромный пласт информации содержат фонды отдела торговли исполнительного комитета Вотского областного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ф. Р–121), Ижевской товарной биржи (ф. Р–6), а также Областного союза сельскохозяйственной и кустарно-промысловой кооперации (ф. Р–216) ЦГА УР. Их изучение позволило представить состояние и уровень региональной государственной, кооперативной и частной торговли в целом.

В фондах областных учреждений планирования и статистики (ф. Р–35, ф. Р–724, ф. Р–845 ЦГА УР) имеются сведения о функционировании промышленных предприятий и торговых заведений, численности рабочих; материалы выборочного обследования занятости, внедрения новой техники, жилищно-бытовых условий, доходов населения и др. Отличительная черта материалов этих фондов – ярко выраженная аналитичность и системность.

В процессе выявления и атрибутирования источников сложился единый комплекс документов, характеризующих политэкономическое положение области, социальный статус основных групп населения. Интересный материал содержат фонды Исполнительного комитета и Отдела труда Удмуртского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ф. Р–195 и ф. Р–106), Уездных советов и их исполнительных комитетов (ф. Р–26, ф. Р–41, ф. Р–133), Областного (ф. Р–89) и Ижевского заводского районного комитета Всероссийского профсоюза рабочих–металлистов (ф. Р–131) ЦГА УР. Широкие информативные возможности содержит фонд Клуба металлистов им. А. В. Луначарского, функционировавшего в г. Ижевске (ф. Р–166 ЦГА УР).

Серьезным дополнением источниковой базы, особенно в плане освещения истории Ижевских оружейного и сталеделательного заводов и предприятий местной промышленности в 1920-е гг., состава рабочих являются фонды Удмуртского обкома и Ижевского горкома КПСС (ф. 16 и ф. 54 ЦДНИ УР), а также Можгинского уездного, Воткинского и Камбарского районных комитетов КП РСФСР (соответственно ф. 29, ф. 12 и ф. 312 ЦДНИ УР). Кроме того, в данных фондах содержатся материалы охранительных органов ВАО. В сочетании с информационными бюллетенями, государственными и оперативными сводками, докладами Областного отдела ГПУ, хранящимися в ЦГА УР (ф. Р–195, ф. Р–89) и других архивохранилищах, они характеризуют политические настроения жителей области. Несмотря на специфический характер, обусловленный субъективностью оценок, данных через призму борьбы с оппозицией, эти документы в отдельных случаях являются единственными источниками, раскрывающими особенность политической ситуации в области, политического поведения и ориентации различных групп и слоев населения.

Немаловажное значение в освоении темы исследования имеет привлечение материалов академических и культурно-просветительных учреждений. Так, в НОА УИИЯЛ УрО РАН хранится рукопись Ф. В. Стрельцова «Ижевск и его промышленность за 170 лет», содержащая оригинальные историко-этнографические зарисовки о жизни и быте потомственных ижевских рабочих, что имеет немаловажное значение для реконструкции их социально-психологического облика. Богатый материал содержится в фондах Национального музея Удмуртской Республики им. К. Герда. Большая часть из них – источники социально-психологической направленности, отражающие особенности внутриклассовых отношений, элементы обыденной психологии, мировоззрения, жизненной ориентации, ценностных представлений населения.

Таким образом, раскрытие избранной темы потребовало привлечения самых разнохарактерных источников. Их критический анализ, выявление информативных возможностей, применение сопоставительного метода позволили составить достаточно полное представление о торгово-промышленном развитии Удмуртии в период новой экономической политики и социокультурном облике рабочих.

Методологической основой диссертации является совокупность концепций, принципов и методов, используемых в исследованиях исторического характера. В современной отечественной историографии изучение нэпа на новой концептуальной основе связано с именами А. С. Сенявского, А. К. Соколова, В. П. Булдакова, Ю. И. Игрицкого, И. Б. Орлова, В. В. Алексеева. По справедливому замечанию А. С. Сенявского, наиболее продуктивны для реконструкции истории России, особенно ее экономических аспектов, взаимодополняющие друг друга модернизационный и цивилизационный подходы. Весьма рациональной применительно к настоящему исследованию является теория модернизации, изложенная в интерпретации В. П. Дмитренко, попытавшегося, равно как и ряд других историков, снять некоторые противоречия «классического» варианта модернизации. Вместе с тем, в данной диссертации применена и теория цивилизации, ибо большевистский вариант нэпа не только не искоренил, но и довел до крайности государственнические (этатистские) начала в общественной жизни. В связи с этим, невозможно полностью игнорировать некоторые постулаты марксистской теории, ибо все стратегические шаги руководства страны укладывались в рамки строго очерченных идеологем.

Наряду с традиционными подходами используются концепции, уже нашедшие свое место в отечественной исторической науке (концепция социальной истории, история повседневности, историческая антропология), акцентирующие внимание исследователей на проблемах личности, индивида, социальных групп в историческом процессе, их повседневной жизни, быте, психологии, сознании.

Одним из важнейших принципов, реализованных в данной диссертации, является принцип объективности, предполагающий нахождение и раскрытие причинно-следственных связей, характеризующих историческое явление. В этой связи в работе исследуются внешние и внутренние факторы, обусловившие складывание и эволюцию системы политико-экономических и социокультурных отношений в Удмуртии во временных рамках нэпа. Не менее значимым является принцип историзма, подразумевающий изучение диалектики явления. Историзм предполагает при оценке тех или иных событий, их участников учитывать конкретно-исторические возможности и реалии общественного развития описываемого периода. Поэтому в диссертации изменения экономического и социального облика региона рассматриваются с точки зрения общероссийского модернизационного процесса 1920-х гг.

Неизбежно используемым в любом историческом, в том числе и настоящем исследовании, является принцип социального подхода (его вернее назвать принципом социальной ориентированности. – Л. Б.). В современных условиях, как отмечают Ш. М. Мунчаев и В. М. Устинов, российские ученые принцип партийности стали называть принципом социального подхода, подразумевая под ним проявление определенных социальных и классовых интересов и отношений. Нетрудно заметить, что данный принцип предусматривает одновременное соблюдение принципов объективности и историзма. Поэтому автор старался избегать идеологической заданности в оценках основных событий и результатов нэпа. Наконец, четвертый основной принцип – это принцип всесторонности, который предусматривает изучение явления во всем многообразии его проявления. В связи с этим, в работе рассмотрены различные весьма противоречивые аспекты проведения нэпа в специфическом для народного хозяйства СССР военно-промышленном регионе.

Для интерпретации прежних и получения новых знаний в процессе изучения нэповских трансформаций в Удмуртии использован комплекс общенаучных и специально-исторических методов. Из первой группы активно задействованы такие методы эмпирического исследования, как статистический и герменевтический. Особенно важен последний, так как без скрупулезного изучения и научного толкования текстов эпохи нэпа невозможно понять смысл государственной политики и оценить ее результаты.

Наиболее обширную группу методов теоретического уровня составили логические методы: анализ – синтез. Индукция применена к ранней стадии изучения рассматриваемого предмета. С помощью дедуктивного метода осуществлена процедура обобщений, позволившая выделить общее и особенное в проведении нэпа.

Употребление формального метода содействовало четкому вычленению основных составляющих предмета исследования, позволив оставить вне его пределов второстепенные, хотя и немаловажные элементы. Вместе с тем, привлечение системного метода способствовало более глубокому анализу предмета во всем многообразии проявления взаимовлияний на другие составляющие нэповский системы.

Общенаучные методы послужили логическим основанием для специально-исторических методов. В основу исследования положен историко-генетический метод, позволивший рассмотреть феномен нэпа в общем русле теории и практики государственного социализма. На основе проблемно-хронологического метода изучены отдельные аспекты жизнедеятельности регионального сообщества в ее последовательном развитии в относительно кратковременный период.

Весьма продуктивными оказались умозаключение по аналогии (особенно в части анализа трансформационного процесса в Удмуртии в сопоставлении с аналогичными на союзном и союзно-республиканском уровнях) и экстраполяция, предусматривающая перенесение результатов локального исследования на более широкий регион. Принимая во внимание субъективную сторону исторического процесса, в работе задействован социально-психологический метод, раскрывающий мотивы поведения партийно-советского руководства всех уровней и подчинения огромной массы людей тоталитарному в своей изначальной основе режиму.

Использование комплекса общенаучных и специальных методов (историко-сравнительного, динамического и др.) с учетом общественно-политического, идеологического, этнического, природно-географического факторов позволило выявить особенности социальных отношений и социальную базу экономических реформ, исследовать соотношение инерционного и инновационного в жизни общества.

Обозначенные выше теоретические конструкты, принципы и методы определяют фундаментальный характер настоящего диссертационного исследования. При этом наиболее плодотворным при осуществлении научного творчества представляется разумное сочетание традиций и новаций.

Научная новизна. В диссертационной работе на материалах Удмуртии предпринята попытка реализовать наиболее приоритетные для современной отечественной историографии вопросы методологии истории, междисциплинарный и сравнительно-исторический подход к изучению нэпа как особого периода в эволюции российской цивилизации через категории общества и личности, социальных отношений и властных институтов.

Впервые в региональной исследовательской традиции сформулировано авторское видение историографической ситуации, сложившейся вокруг проблемы осуществлявшегося в 1920-е гг. реформирования российского общества на социалистических началах с учетом локальных модификаций.

Создана комплексная источниковая основа для научного анализа основных составляющих предмета диссертационного исследования, что позволило глубже и всестороннее рассмотреть местную специфику нэповской модернизации. Выявлен и критически осмыслен значительный массив неопубликованных документов, подавляющая часть которых впервые введена в научный оборот.

Впервые в отечественной историографии наиболее сложный период в истории крупнейших предприятий российского ВПК – Ижевских и Воткинского заводов – стал предметом системного научного анализа. Принципиально новым явилось представление, наряду с производственными характеристиками, социокультурного облика и повседневных практик рабочих, переживавших процесс стратификации и поиска классовой идентичности. Рассмотрена эволюция местной промышленности и политико-правового статуса частного капитала в экономике Удмуртии 1920-х гг.


загрузка...