ПОЛИТИКА США В ОТНОШЕНИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ (1955–1963 гг.) (12.09.2012)

Автор: Лекаренко Оксана Геннадьевна

Создание свободного от таможенных пошлин и количественных ограничений Общего рынка должно было способствовать либерализации торговли между участниками объединения, но на протекционистской основе. Поскольку в отношении американских политиков к европейской интеграции превалировали политические мотивы, связанные с укреплением единства и мощи западного блока через экономическое сотрудничество европейских стран-членов НАТО, Соединенные Штаты поддержали учреждение ЕЭС и были готовы нести временные экономические потери от создания таможенного союза западноевропейских стран. К тому же американские эксперты полагали, что ЕЭС со временем может превратиться в крупный экспортный рынок для американских товаров, наднациональные институты будут способствовать либерализации торговой политики Общего рынка, а существующие таможенные барьеры можно будет снизить путем переговоров в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ).

Во втором разделе «Оценка правительством Д. Эйзенхауэра британского проекта создания зоны свободной торговли» показана реакция правительства Д. Эйзенхауэра на выдвижение Великобританией альтернативного Общему рынку проекта создания европейской зоны свободной торговли. В середине 1950-х гг. странами Западной Европы обсуждалось два проекта развития экономического сотрудничества между странами региона: создание таможенного союза или зоны свободной торговли. Инициатором второго проекта являлась Великобритания, которая видела в учреждении Общего рынка угрозу своим экономическим и политическим интересам в Европе. Британский проект предусматривал создание общеевропейской зоны свободной торговли промышленными товарами, но без введения единого внешнего тарифа, учреждения наднациональных институтов власти и проведения единой торговой политики в отношении третьих стран. Переговоры о создании европейской зоны свободной торговли с участием 17 стран-членов Организации Европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС) начались в октябре 1957 г.

Пользуясь своими «особыми» отношениями с Соединенными Штатами, правительство Великобритании пыталось привлечь США на свою сторону. С этой целью британские политики неоднократно обращали внимание своих американских коллег на дискриминацию Общего рынка в отношении третьих стран. Правительство Г. Макмиллана также спекулировало тезисом о том, что в условиях «холодной войны» складывание двух конкурирующих экономических группировок в Западной Европе будет способствовать ослаблению единства западного блока. Надежды правительства Г. Макмиллана на то, что заинтересованность США в развитии многосторонних торговых отношений и неприятие дискриминационной политики Общего рынка должны в скором времени вытеснить поддержку европейской интеграции в пользу создания европейской зоны свободной торговли, оказались несостоятельными. Соединенные Штаты были заинтересованы в создании многосторонних рамок сотрудничества между ЕЭС, Великобританией и другими членами ОЕЭС, совместимых с задачами ГАТТ по либерализации торговли, но без подрыва целостности Общего рынка.

Как в США, так и в странах Общего рынка британское предложение рассматривалось как тактический ход, направленный на «растворение» ЕЭС в обширной зоне свободной торговли. В декабре 1958г. по инициативе французского лидера Ш. де Голля переговоры о создании зоны свободной торговли были прерваны. Решение французского лидера соответствовало интересам администрации д. Эйзенхауэра, которая на протяжении переговоров вежливо поддерживала правительство Великобритании, но не собиралась принимать его сторону. Создание европейской зоны свободной торговли привело бы к увеличению дискриминации американского экспорта в странах Западной Европы, но без тех политических выгод, которые связывались с созданием ЕЭС.

В третьем разделе «Позиция США по вопросу об отношениях между ЕЭС и ЕАСТ» исследуется проблема взаимоотношений между двумя экономическими группировками в Западной Европе. После провала переговоров о создании зоны свободной торговли в 1960г. Великобритания вместе с другими западноевропейскими странами, не входящими в ЕЭС, организовала Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). Создание ЕАСТ рассматривалось британскими правящими кругами не как самоцель, а как первый шаг на пути к заключению соглашения между ЕЭС и ЕАСТ. С помощью ЕАСТ Великобритания надеялась доказать преимущества экономической интеграции, основанной на межправительственном сотрудничестве, и убедить страны «шестерки» принять какой-либо новый вариант первоначального британского предложения о создании зоны свободной торговли. Британские политики подчеркивали, что политическое значение ассоциации заключается в восстановлении экономического единства Западной Европы.

Создание ЕАСТ, как и учреждение ЕЭС, не противоречило нормам ГАТТ, однако появление двух экономических группировок в Западной Европе означало усиление дискриминации против американских товаров на западноевропейском рынке. В отличие от предыдущей позиции невмешательства в европейские дела, администрация США неоднократно заявляла, что выступает против заключения специального соглашения между ЕЭС и ЕАСТ ценой ущемления интересов других стран. Госдепартамент США не видел в создании ЕАСТ позитивные политические задачи, равно как и сопоставимые с ЕЭС элементы экономической интеграции, и продолжал отдавать предпочтение укреплению Общего рынка. С целью преодоления экономического раскола в Западной Европе правительство Д. Эйзенхауэра предложило преобразовать ОЕЭС в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), членами которой были бы не только страны Западной Европы, но также США и Канада. С образованием ОЭСР в декабре 1960г. был создан еще один форум, в рамках которого Соединенные Штаты могли направлять экономическую политику своих европейских партнеров.

Во второй главе «Роль США в становлении Евратома» прослеживается процесс разработки и реализации политики администрации Д. Эйзенхауэра в отношении Евратома.

В первом разделе «Политика администрации Д. Эйзенхауэра в связи с разработкой и подписанием договора о создании Евратома» анализируются внутриполитические дискуссии в США, связанные с политикой в отношении Евратома, показывается связь американской поддержки Евратома с политикой по нераспространению ядерного оружия. В 1950-е гг. индустриально развитые страны Западной Европы представляли основную угрозу в плане дальнейшего распространения ядерного оружия. Пытаясь сохранить американское лидерство в ядерной сфере, в декабре 1953г. администрация Д. Эйзенхауэра предложила программу «Атом ради мира», направленную на сотрудничество в области мирного использования атомной энергии. В этот период планы развития мирного атома, который мог сократить зависимость западноевропейских государств от поставок нефти из политически нестабильного региона Ближнего Востока, пользовались большой популярностью в Европе. Зачаточное состояние ядерных исследований в странах континентальной Европы и большие первоначальные затраты, связанные с развитием ядерной энергетики, подталкивали страны «шестерки» к сотрудничеству и стали основой появления проекта создания Евратома. США поддержали планы учреждения Евратома, с которым связывали надежды на развитие процесса европейской интеграции. С помощью Евратома администрация Д. Эйзенхауэра также рассчитывала переключить внимание европейских ученых и политиков с военных программ на развитие мирной ядерной энергетики. По мнению американских экспертов, Евратом мог стать полезным региональным дополнением Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

Создание Евратома вряд ли было возможным без американской поддержки, так как в тот период США занимали лидирующие позиции в ядерной сфере и контролировали почти все источники природного урана. Политика в поддержку Евратома разрабатывалась в условиях острых дискуссий между госдепартаментом с его безусловной поддержкой европейской интеграции и Комиссией по атомной энергии (КАЭ), которая отдавала предпочтение развитию ядерных программ за границей через заключение двусторонних соглашений в духе программы «Атом ради мира». Не отказываясь от сотрудничества со странами Западной Европы в области мирного использования атомной энергии на двусторонней основе, правительство Д. Эйзенхауэра тем не менее давало понять странам «шестерки», что сообщество может рассчитывать на большую американскую поддержку, чем отдельные государства. США сыграли важную роль в учреждении Евратома. Передача рассекреченных ядерных технологий, гарантированные поставки обогащенного урана по приемлемым ценам и обещание дальнейшей американской поддержки позволили странам «шестерки» приступить к формированию атомного сообщества.

Во втором разделе «Соглашение о сотрудничестве США с Евратомом 1958 г.» исследуется процесс разработки соглашения о сотрудничестве США с Евратомом, оцениваются итоги данного соглашения. Подписание Римских договоров открыло путь к развитию тесного сотрудничества между США и Евратомом и разработке соответствующей программы. 2 мая 1957 г. учрежденный странами «шестерки» специальный комитет «трех мудрецов» представил доклад «Цели Евратома», в котором в качестве конечной цели было намечено производство к 1967 г. с помощью атомных электростанций 15 млн. кВт электроэнергии. Выполнение столь масштабной программы было невозможным без помощи США и других мировых лидеров в области ядерных технологий. Поскольку на первом этапе формирование Евратома столкнулось с организационными трудностями, в госдепартаменте США полагали, что от американской поддержки Евратома будет зависеть успех европейской интеграции в целом. После запуска Советским Союзом искусственного спутника Земли в октябре 1957г. американские политики стали придавать особое значение развитию научно-технического сотрудничества со своими европейскими партнерами.

Проект соглашения о сотрудничестве США с Евратомом был подготовлен экспертами КАЭ и Евратома в июне 1958 г. Программа сотрудничества включала строительство в странах Евратома с американской помощью нескольких крупных реакторов на легкой воде для производства 1 млн. кВт электроэнергии, предоставление американского заёма Евратому, гарантированные поставки сообществу из США обогащенного урана, научно-техническое сотрудничество сторон. В ходе слушаний в Объединенной комиссии конгресса по атомной энергии в июле-августе 1958г. представители госдепартамента и технические эксперты подчеркивали, что данное соглашение поможет закрепить лидерство США в сфере мирного атома и создать в Западной Европе крупный рынок для экспорта американского ядерного оборудования. Несмотря на критику финансовых аспектов соглашения со стороны сенатора К. Андерсона, Объединенная комиссия по атомной энергии одобрила программу сотрудничества с Евратомом, соглашение о которой было подписано в Брюсселе 8 ноября 1958 г.

Стабилизация ситуации на Ближнем Востоке, преувеличенные прогнозы о росте спроса на энергию в странах Западной Европы и высокая себестоимость ядерной энергии привели к уменьшению значения Евратома. Соглашение о сотрудничестве США с Евратомом, которое больше отражало американские, нежели европейские интересы и потребности, не оправдало надежд его разработчиков. Всего по программе было построено три реактора на легкой воде с общей мощностью 750 тыс. кВт. Когда роль локомотива процесса европейской интеграции взял на себя Общий рынок, администрация США утратила интерес к совместной программе.

В третьей главе «Великий проект» президента Дж. Кеннеди» прослеживаются отношения США с ведущими странами Западной Европы – Францией, Великобританией, ФРГ – в связи с развитием интеграционных процессов в регионе.

В первом разделе данной главы «Европа отечеств» Ш. де Голля и «атлантическое партнерство» Дж. Кеннеди» рассматривается отношение США к проекту создания Европейского политического союза («план Фуше»), выявляется разница взглядов французского лидера Ш. де Голля и американского президента Дж. Кеннеди на развитие европейской интеграции. Вскоре после своего возвращения к власти Ш. де Голль предложил дополнить Общий рынок созданием политического союза, который он понимал как конфедерацию суверенных государств, проводящих общую политику в области обороны, экономики, культуры и внешних отношений. В США положительно восприняли французские инициативы, которые могли стать первым шагом на пути углубления европейской интеграции в политической и военной сфере, однако испытывали беспокойство относительно скрытых мотивов европейской политики де Голля по созданию независимой «третьей силы» в Европе. В ходе переговоров по «плану Фуше» (февраль 1961 г. – апрель 1962 г.) госдепартамент США придерживался выжидательной тактики, рассчитывая на то, что критика французского предложения со стороны остальных стран «шестерки» направит переговоры в конструктивное русло.

План создания Европейского политического союза в том виде, как его понимал Ш. де Голль, выявил расхождения в представлениях французских и американских политиков о том, какой должна быть единая Европа. Для Ш. де Голля европейская интеграция являлась средством укрепления европейского центра силы в международных отношениях и уменьшения зависимости стран Западной Европы от Соединенных Штатов. Американское видение единой Европы основывалось на других принципах: наличии единого западного фронта для «сдерживания» коммунизма и сохранении сильного американского влияния в Европе. Идеи «взаимозависимости» и «равного партнерства» между США и единой Европой, положенные в основу «Великого проекта» администрации

Дж. Кеннеди, были призваны удовлетворить растущее стремление западноевропейских государств к большей самостоятельности и нейтрализовать политику Ш. де Голля путем включения процесса европейской интеграции в более широкие атлантические рамки.

План создания Европейского политического союза оказался преждевременным и заранее обреченным на провал. Проект «атлантического партнерства» Дж. Кеннеди также не мог реализоваться в начале 1960-х гг., так как единой Европы еще не существовало, а Соединенные Штаты не были готовы поделиться своим лидерством в Атлантическом альянсе.

Во втором разделе «Позиция правительства Дж. Кеннеди по вопросу о вступлении Великобритании в ЕЭС» анализируется содержание различных переговоров между американскими и британскими политиками и дипломатами, связанных с вопросом о вступлении Великобритании в ЕЭС. К моменту прихода к власти правительства Дж. Кеннеди в Великобритании начался процесс кардинального пересмотра политики в отношении европейской интеграции в пользу вступления Великобритании в ЕЭС. В отличие от администрации Д. Эйзенхауэра, которая опасалась, что любые переговоры Великобритании с ЕЭС могут привести к размыванию наднационального характера Европейских сообществ, правительство Дж. Кеннеди поддержало вступление Великобритании в Общий рынок, которое могло уравновесить франко-германское доминирование в Европейских сообществах. По мнению американских политиков, после присоединения Великобритании к ЕЭС «особые» американо-британские отношения должны были трансформироваться в «особые» отношения между США и Общим рынком. Администрация США поддерживала вступление Великобритании в Общий рынок только в качестве полноправного члена, что требовало от британского правительства принять все политические и институциональные условия договора о создании ЕЭС. В ходе многочисленных переговоров американские политики давали понять своим британским коллегам, что США выступают против заключения соглашения между ЕЭС и ЕАСТ и включения членов Содружества в систему преференциальных соглашений Общего рынка с бывшими колониями европейских государств, что привело бы к увеличению дискриминации в отношении американского сельскохозяйственного экспорта в Европу.

В третьем разделе «Провал переговоров о вступлении Великобритании в ЕЭС» рассматривается ход переговоров Великобритании с ЕЭС и причины их провала. Условный характер заявки на вступление Великобритании в ЕЭС привел к доминированию технических вопросов в повестке дня переговоров и их затяжному характеру. За техническими дискуссиями по экономическим вопросам стояли более серьезные разногласия между Великобританией и Францией по вопросу о политическом лидерстве в Европе. Неприятие де Голлем вступления Великобритании в ЕЭС усиливалось наличием «особых» американо-британских отношений. Англо-американское соглашение в Нассау декабря 1963г., подтвердившее «особый» характер американо-британских отношений, предоставило французскому лидеру необходимый предлог, чтобы прервать переговоры Великобритании с ЕЭС.

Несмотря на тревожные сигналы, поступавшие из американских дипломатических представительств в странах Западной Европы, администрация Дж. Кеннеди до последнего момента верила в успешное завершение переговоров о вступлении Великобритании в ЕЭС. Оценивая итоги данных переговоров, чиновники госдепартамента делали вывод о том, что Соединенные Штаты преследовали верную цель, поддерживая вступление Великобритании в ЕЭС, но допустили ошибки, касающиеся времени и тактики дипломатических шагов США. После того, как попытки Великобритании вступить в ЕЭС провалились, правительство Дж. Кеннеди сосредоточилось на других элементах своей атлантической политики: торговых переговорах с Общим рынком и создании многосторонних ядерных сил.

В четвертом разделе «Елисейский договор 1963 г. и американо-германские отношения» исследуется политика США в отношении ФРГ в связи с заключением в январе 1963 г. франко-германского договора о сотрудничестве. «Вето» де Голля на вступление Великобритании в ЕЭС позволило французскому лидеру продолжить работу по консолидации в Европейских сообществах оси Париж – Бонн, скрепленной подписанием соответствующего договора. Первая реакция США на заключение Елисейского договора, который рассматривался как зародыш организации, основанной на концепции европейского строительства Ш. де Голля, носила негативный характер. Американские политики поддерживали лежащий в основе европейской интеграции процесс франко-германского примирения, но считали, что он должен развиваться в рамках укрепления Европейских сообществ. В мае 1963 г. бундестаг ФРГ ратифицировал франко-германский договор с добавленной к нему преамбулой, в которой подчеркивалась особая роль НАТО в обеспечении европейской безопасности и необходимость укрепления тесных партнерских отношений между Европой и Соединенными Штатами. Преамбула подтвердила незаинтересованность руководства Западной Германии в укреплении отношений с Францией ценой ухудшения отношений с Соединенными Штатами.

В условиях обострения американо-французских отношений, вызванного политикой Ш. де Голля, США стремились укрепить связи с ФРГ. Кульминацией данной политики стал визит президента Дж. Кеннеди в ФРГ в июне 1963 г., который способствовал восстановлению доверия между США и Западной Германией, временно нарушенного политикой американского руководства в связи с Берлинским кризисом 1958–1963гг. Одновременно Дж. Кеннеди использовал визит в ФРГ, где идеи единой Европы и атлантического партнерства традиционно пользовались высокой поддержкой населения, чтобы обратиться ко всем европейцам с призывом к развитию более тесных отношений между объединяющейся Европой и Соединенными Штатами.

В четвертой главе «Торговые отношения США со странами Общего рынка в период президентства Дж. Кеннеди» исследуются изменения в торгово-экономической политике США, вызванные укреплением Общего рынка и усилением экономической конкуренции между США и ЕЭС.

В первом разделе данной главы «Принятие Закона о расширении торговли 1962 г.» анализируется процесс разработки и принятия правительством Дж. Кеннеди нового торгового закона, призванного укрепить позиции США на переговорах с Общим рынком в рамках ГАТТ. Экономический вызов со стороны единой Европы долгое время не принимался американскими политиками в расчет, так как в отношении администраций США к европейской интеграции превалировали политические мотивы. После создания ЕЭС взаимная торговля стран Общего рынка стала развиваться намного быстрее, чем их товарооборот с третьими странами. Дискриминация американских товаров на европейских рынках усиливалась по мере согласования единого внешнего тарифа ЕЭС, а также разработки правил и норм Общей сельскохозяйственной политики сообщества. В этот же период США столкнулись с рядом серьезных экономических проблем, включая рост дефицита платежного баланса. Решение проблемы платежного дефицита американские эксперты видели в расширении американского экспорта, что было невозможно без дальнейшей либерализации торговли между западными странами.

В январе 1962 г. администрация Дж. Кеннеди представила проект нового торгового закона конгрессу. В ходе обсуждения закона в конгрессе развернулась острая дискуссия между протекционистами и фритредерами. Протекционисты сомневались в том, что торговые партнеры США готовы к взаимному сокращению тарифов, и критиковали новый закон, который значительно сокращал действие различных протекционистских оговорок и предоставлял исполнительной власти беспрецедентные полномочия в ведении торговых переговоров. В свою очередь сторонники либерализации торговли доказывали, что путем сокращения собственных тарифов Соединенные Штаты могут подтолкнуть страны Общего рынка к проведению более либеральной торговой политики. Они подчеркивали, что новый закон, в первую очередь, направлен на укрепление единства стран Запада. После долгих дебатов, благодаря поддержке фритредеров и ряду мер, принятых администрацией Дж. Кеннеди для защиты торговых интересов США, в октябре 1962 г. конгресс одобрил представленный законопроект.

Второй раздел «Подготовка к «раунду Кеннеди» в ГАТТ» посвящен рассмотрению подготовительных мероприятий к проведению переговоров между США и ЕЭС в рамках ГАТТ. После принятия Закона о расширении торговли в ноябре 1962 г. администрация Дж. Кеннеди выступила инициатором проведения нового раунда переговоров в ГАТТ, получившего название «раунд Кеннеди». Накануне переговоров правительством Кеннеди был проведен ряд подготовительных мероприятий, связанных с пересмотром таможенной классификации товаров, составлением списка товаров, по которым США могли предоставить тарифные уступки, учреждением должности специального представителя по торговым переговорам, организацией предварительных консультаций со странами ЕЭС. В ходе этих предварительных консультаций обнаружились заметные разногласия между США и странами Общего рынка по ряду вопросов, таких как разница между структурой пошлин в США и ЕЭС, нетарифные барьеры экспорта, либерализация торговли сельскохозяйственными товарами. Расхождения между США и ЕЭС рассматривались специально созданным комитетом. «Раунд Кеннеди», в ходе которого США и Комиссии ЕЭС удалось договориться о существенном сокращении тарифов на промышленные товары, стал наиболее удачной частью «Великого проекта» Дж. Кеннеди. Успех «раунда Кеннеди», однако, не исключал появления новых торговых конфликтов между США и ЕЭС, подобных «куриной войне» 1962–1964 гг.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы диссертации. Послевоенные администрации США выступали за развитие более тесного экономического и политического сотрудничества между странами Западной Европы. Наиболее сильной американская поддержка создания единой Европы была в годы правления администраций Г. Трумэна, Д. Эйзенхауэра и Дж. Кеннеди. На протяжении этого времени основные мотивы заинтересованности политических кругов США в развитии европейской интеграции оставались неизменными. Администрация Д. Эйзенхауэра поддержала создание ЕЭС и Евратома. Изначально планы создания Евратома пользовались большей американской поддержкой, чем проект построения европейского таможенного союза. Соединенные Штаты сыграли важную роль в создании и становлении Евратома. В свою очередь, образование Евратома открыло дорогу к формированию Общего рынка, успех которого в начале переговоров казался маловероятным. Евратом достаточно быстро оказался в тени успешно развивающегося ЕЭС. Таким образом, в дальнейшем внимание американских политиков было приковано к Общему рынку. Введение единого внешнего тарифа ЕЭС означало существенное повышение барьеров на пути экспорта американских товаров в Европу. Американское правительство, однако, соглашалось на временные экономические потери, вытекающие из создания европейского таможенного союза в надежде, что учреждение Общего рынка будет дополнено развитием политической интеграции в рамках «шестерки». Поскольку в отношении американских политиков к европейской интеграции превалировали политические мотивы, администрация США отдавала предпочтение учреждению ЕЭС в противовес британскому проекту создания европейской зоны свободной торговли.

Администрация Дж. Кеннеди продолжила политику, направленную на поддержку интеграционных процессов в Западной Европе. В то же время, несмотря на положительное отношение к европейской интеграции, в Соединенных Штатах изначально существовали серьезные опасения относительно превращения ЕЭС в замкнутую экономическую группировку с протекционистской торговой политикой или появления независимой «третьей силы» в Европе. Именно поэтому американские политики всегда выступали в поддержку укрепления атлантических институтов, таких как НАТО или ОЭСР, которые могли сдерживать появление независимой от США единой Европы, чьи интересы не совпадали бы с американскими интересами. Экономические противоречия между США и ЕЭС должны были решаться в рамках ГАТТ. Большую роль в укреплении трансатлантических отношений играли также «особые» отношения США с Великобританией и ФРГ.

Последствия европейской интеграции не всегда оказывались такими, на какие рассчитывали американские политики. Европейская интеграция не только помогла странам Западной Европы быстро завершить процесс послевоенного восстановления экономики, но и значительно усилила позиции стран региона по отношению к США. По этой причине западноевропейские государства не соглашались и дальше быть зависимым партнером Соединенных Штатов. Уже в начале 1960-х гг. Европейское экономическое сообщество составило серьезную конкуренцию США. Экономические трения между США и ЕЭС дополнялись политическими разногласиями, вызванными стремлением западноевропейских государств играть более весомую роль в процессе принятия решений по вопросам военной стратегии НАТО. Все это требовало от американских политиков разработки новой концепции трансатлантических отношений, учитывающей те огромные перемены, которые произошли в отношениях между двумя регионами и внутри них. Не отказываясь от поддержки европейской интеграции, администрация Дж. Кеннеди представила обновленную концепцию отношений между США и формирующейся единой Европой. В основу «Великого проекта» Кеннеди были положены идеи взаимозависимости и атлантического партнерства, что позволило бы единой Европе стать равным партнером Соединенных Штатов и разделить с ними бремя и обязанности мирового лидера. Составными элементами так называемого «Великого проекта» Кеннеди были торговые переговоры с Общим рынком, создание единого атлантического ядерного сдерживания и поддержка вступления Великобритании в ЕЭС.

При Дж. Кеннеди впервые начала серьезно анализироваться проблема вызова Общего рынка американской экономике и торговле. В 1962 г. в США был принят новый торговый закон, который существенно расширял американские переговорные возможности в ГАТТ и позволял Соединенным Штатам добиваться значительного сокращения тарифов на переговорах с ЕЭС на взаимной основе. Торговые переговоры между США и ЕЭС в рамках «раунда Кеннеди» стали наиболее успешной частью «Великого проекта» Кеннеди. Остальные элементы «Великого проекта» разбились о политику Ш. де Голля, после чего на официальном уровне Соединенные Штаты продолжали декларировать основные идеи «Великого проекта» Дж. Кеннеди. На практике, правительство США было вынуждено признать, что ЕЭС является преимущественно экономической организацией.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК:

1. Лекаренко, О. Г. У. Черчилль и планы создания «европейской армии» [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2003. – № 276. – С. 115–119 (0,8 п.л.).

2. Лекаренко, О. Г. Проблема перевооружения Германии и создание Западноевропейского союза [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2007. – № 303. – С. 94–98 (0,7 п.л.).

3. Лекаренко, О. Г. Сотрудничество между США и Евратомом во второй половине 1950-х гг. [Текст] / О. Г. Лекаренко // Известия Алтайского государственного университета. – 2009. – № 4 (2). – С. 107–112 (0,7 п.л.).

4. Лекаренко, О. Г. Политика администрации Д. Эйзенхауэра в связи с подготовкой и подписанием договора о создании Евратома (1955–1957 гг.) [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2009. – № 329. – С. 94–101 (1,1 п.л.).

5. Лекаренко, О. Г. Отношение правительства США к развитию экономической интеграции в Западной Европе в конце 1950-х гг. [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2010. – № 331. – С. 82–87 (0,9 п.л.).

6. Лекаренко, О. Г. Позиция администрации Дж. Кеннеди по вопросу о вступлении Великобритании в ЕЭС (март – сентябрь 1961 г.) [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2010. – № 338. – С. 93–96 (0,6 п.л.).

7. Лекаренко, О. Г. Разработка правительством Дж. Кеннеди Закона о расширении торговли 1962 г. [Текст] / О. Г. Лекаренко // Научные ведомости Белгородского госуниверситета. Сер. История. Политология. Экономика. Информатика. – 2010. – № 19 (90). – С. 96–102 (0,5 п.л.).

8. Лекаренко, О. Г. «Куриная война» между США и ЕЭС (1962–1964 гг.) [Текст] / О. Г. Лекаренко // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 351. – С. 92–95 (0,5 п.л.).


загрузка...