Принцип взаимной ответственности государства и личности: теоретико-правовые и прикладные аспекты (12.09.2011)

Автор: Поляков Сергей Борисович

Принцип генерального деликта государства годится для восстановления прав пострадавших граждан, но пренебрегает обнаружением причин нарушения прав личности, что не ведет к воздействию на эти причины. Ответственность личности только за противоправное и виновное деяние, а ответственность государства – за всякое причинение вреда не может быть выражением принципа взаимной ответственности личности и государства из-за отсутствия единства требований в установлении оснований юридической ответственности.

К государству должен применяться тот же принцип ответственности, что и к частным лицам. Определение противоправности деяний государства, повлекших причинение ущерба, является обязательным для юридической квалификации отношения личности и государства и для установления основания возмещения вреда, причиненного личности государством.

Однако это не означает, что на личность должна возлагаться обязанность доказать противоправность причинения ей вреда для его возмещения. Презумпция виновности причинителя вреда – частного лица (статья 1064 ГК РФ) и презумпция невиновности причинителя вреда – государства в деликтных обязательствах не соответствует принципу взаимной ответственности личности и государства.

Противоправность должна определяться по единственно возможному критерию для юридической оценки – действующему в государстве законодательству – как нарушение запрета (действием), неисполнение юридической обязанности (бездействием), превышение полномочий (действием).

Об ответственности государства принято рассуждать лишь применительно к случаям возмещения вреда, то есть относительно деяний, которые определяются как материальные правонарушения. О формальных правонарушениях государственных органов и должностных лиц почти не говорится. Это является следствием концентрации на правовосстановительной функции юридической ответственности государства и все того же невнимания к задачам обеспечения правомерности государственной деятельности.

На сегодняшний день следует признать, что для государственных органов и их должностных лиц в российской правовой системе установлен и действует принцип условной законности их деятельности, при осуществлении которой обязательность для них процессуальных норм не является абсолютной. Безнаказанность за несоблюдение процессуальных норм органами государства и должностными лицами, отсутствие санкций за нарушения таких норм на уровне требований к частным лицам за формальные правонарушения не соответствует принципу взаимной ответственности личности и государства.

Сосредоточенность на возмещении государством в целом вреда, причиненного личности государственной деятельностью, приводит многих исследователей к мнению об отсутствии необходимости обращать внимание на вину как на обязательный признак правонарушения государства.

Но если решать не только восстановительную задачу юридической ответственности, но также и карательную по отношению к правонарушителям, представляющим государство, а вместе с тем и воспитательно-превентивную, то необходимо устанавливать отношение должностных лиц к законности своих действий или бездействия и к последствиям таковых.

За правонарушения должна следовать ответственность непосредственного причинителя вреда, а «ответственного» – лишь субсидиарная с последующим регрессным возмещением ему ущерба непосредственным виновником только при выявленной в каждом конкретном деле неспособности самого виновного лица из-за размера ущерба и своего материального положения скоро возместить ущерб в полном размере. Таких случаев не так уж много, чтобы оправдывать существующий в настоящее время принцип ответственности государства (общества) за все виновные действия непосредственных правонарушителей при практически полном отсутствии регрессного возмещения ими обществу причиненного вреда.

В § 3 «Юридическая природа возмещения вреда, причиненного виновной и невиновной деятельностью государства» обосновывается, что невиновное причинение вреда, то есть ошибка, не должно быть основанием юридической ответственности ни непосредственного, ни ответственного причинителя вреда.

Возмещение пострадавшим причиненного им государством вреда подлежит реализации как:

а) меры юридической ответственности – только за вред, причиненный противоправными, виновными деяниями;

б) меры социальной защиты – в тех случаях, когда квалифицировать причинение вреда как правонарушение нельзя.

В целом сегодня в теории, законодательстве и правоприменительной практике нет строгого различия между возмещением вреда, причиненного виновными действиями должностных лиц, и социальными обязательствами государства (общества) в силу закона. Смешение оснований для взысканий с казны, размывание границы между мерами юридической ответственности и возмещением причиненного в процессе государственной деятельности вреда при отсутствии признаков правонарушения (в частности при отсутствии вины) при благом желании приводит к обратным результатам. Это можно увидеть при реализации чаще всего рассматриваемого возмещения вреда, причиненного в уголовном судопроизводстве. Решение вопроса о возмещении вреда реабилитированным как процесс привлечения к юридической ответственности увеличивает субъективизм решения в силу неустранимой зависимости от усмотрения правоприменителя.

Решение вопроса о праве на социальную помощь, установленную законом, заключается в: а) установлении фактов, предусмотренных законом как основание для выплат, которые субъективно заинтересованному лицу доказать несложно; б) назначении выплат, точно определенных в соответствии с установленными законом фактическими обстоятельствами.

Решение вопроса о юридической ответственности заключается в: а) установлении признаков правонарушения – фактов, которые правонарушитель заинтересован скрывать; б) применении санкций, которые редко бывают безальтернативными.

Очевидно, что в первом случае при отсутствии противодействия в установлении оснований и размера выплат и при ограничении усмотрения правоприменителя у потерпевшего больше шансов на полное возмещение причиненного ему ущерба.

Возмещение вреда при отсутствии вины конкретных лиц в его причинении следует формулировать как обязательства государства в силу закона, в которых выражаются обязанности одной части общества перед другой за невиновные ошибки государственных органов. Подобно обязательствам по выплатам компенсаций определенным категориям граждан, пострадавшим от чрезвычайных событий, или в силу их здоровья (инвалиды), семейных обстоятельств (сироты) нуждающимся в помощи общества. Такие обязательства – выражение распределительной функции государства – необходимо отличать от юридической ответственности государства.

Государственная деятельность несет в себе риск случайного причинения вреда, поскольку нельзя предвидеть с абсолютной точностью ее результаты, зависящие, в том числе, и от противодействия ей.

Определение объема и порядка возмещения ущерба не в индивидуальном порядке, а на основании закона, устанавливающего право на возмещение ущерба для неопределенного круга лиц, часто называется конституционной ответственностью. Но такой способ возмещения ущерба не является формой реализации функций юридической ответственности за правонарушение. Восполнение через казну ущерба частным лицам, невозмещенного правонарушителями – должностными лицами и органами государства, либо причиненного непротивоправными деяниями власти – это меры социальной помощи, которые могут быть названы социальной ответственностью общества (государства в широком смысле) перед личностью за риск государственной деятельности. Но нельзя считать это юридической ответственностью государства, если не забывать, что основанием таковой является правонарушение – противоправное, виновное деяние субъекта ответственности.

При анализе вреда, причиняемого органами исполнительной власти и судами, следует определить, когда он причиняется очевидно виновными и противоправными деяниями, то есть правонарушениями, за которые должны отвечать лица, их совершившие, а в каких случаях сложно сформулировать составы правонарушений согласно признанным принципам юридической ответственности, а потому следует отказаться от установления мер ответственности и решать вопрос о закреплении в законах справедливой компенсации обществом потерпевшим от случайного вреда осуществления власти.

В главе 4 «Правонарушения органов государственной власти и должностных лиц и анализ их наказуемости», содержащей три параграфа, определяются виновные противоправные деяния органов публичной власти и должностных лиц и наличие или отсутствие санкций за их совершение в российском законодательстве – первый элемент механизма юридической ответственности государства.

В § 1 «Правонарушения в административной деятельности и наличие санкций за их совершение» анализируется наказуемость противоправных деяний органов власти и должностных лиц в административной деятельности и сформулированы составы явно виновных правонарушений.

В России нормативно установлена и существует достаточно успешная практика рассмотрения судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел по жалобам на действия (бездействие) органов исполнительной власти и их должностных лиц в административной деятельности. Эффективность такой защиты прав личности повышается все большей регламентацией административной деятельности органов государства и местного самоуправления. Однако в итоге рассмотрения таких дел лишь восстанавливается в течение нескольких месяцев право заявителя. Но вопрос о штрафной ответственности должностного лица, государственного органа не решается. Вследствие этого правовосстановительные санкции, применяемые к органам исполнительной власти и их должностным лицам, не оказывают существенного влияния на количественные и качественные характеристики их правонарушений.

Заинтересованные лица прибегают к даче взяток не всегда для получения незаконных преимуществ в конкурентной борьбе, а потому, что для преодоления в настоящее время практически ненаказуемого незаконного бездействия чиновников отсутствуют эффективные правовые инструменты для его преодоления.

Принципиально новым шагом в укреплении законности деятельности органов исполнительной власти было бы решение о дополнении правовосстановительной ответственности штрафной для нарушающих закон должностных лиц и государственных органов. Показательно неравенство в фискальных правоотношениях. Для гражданина – правовосстановительная + штрафная ответственность (обязанность заплатить недоимку + пени и штрафы за несвоевременное исполнение публичных обязанностей), для государственных органов и должностных лиц – только правосстановительная (только отмена незаконного решения). Такое неравенство не соответствует принципу взаимной ответственности государства и личности.

В целом установленный российским законодательством судебный порядок позволяет защищаться личности, субъектам предпринимательской деятельности от необоснованного и незаконного привлечения к административной ответственности. Однако инструмент защиты не является средством возмещения вреда и борьбы против незаконного привлечения к административной ответственности. Освобождение от административной ответственности не гарантирует возмещение имущественного ущерба и компенсацию неимущественного вреда. При производстве по административному делу у преследуемого физического или юридического лица изымается и нередко повреждается (портится) или безвозвратно утрачивается имущество. Приостановка или ограничение деятельности предприятия также приводят к имущественным потерям. Однако доказать объем вреда и причинно-следственную связь между ним и действиями административного органа сложно.

Причиняемый незаконным административным преследованием вред возмещается не причинителем вреда, а государством в порядке статей 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ, как и некоторый вред при отсутствии вины должностных лиц, осуществлявших производство по административному делу. Возмещение вреда, причиненного административным преследованием, по основаниям гражданско-правовой ответственности с существенными ограничениями, а не на основании закона, устанавливающего компенсацию общества невиновным в правонарушениях лицам в порядке реабилитации, ограничивает их возможности возместить свои материальные потери.

Явно виновные деяния, нарушающие индивидуальные права и законные интересы частных лиц, в административной деятельности:

– невыполнение государственным органом, органом местного самоуправления и (или) их должностными лицами обязанностей по совершению предписанных законодательством или судебным решением действий в интересах обратившегося физического или частного юридического лица в установленный законом или судебным решением срок;

– отказ в приеме обращения, отказ в совершении требуемых частным лицом действий без письменных разъяснений такого решения нормами федерального закона или подзаконного нормативного правового акта со ссылкой на федеральный закон, в котором предусмотрено, что спорный вопрос регулируется таким правовым актом;

– требование оплаты действий и (или) решений государственного органа или органа местного самоуправления путем внесения денежных средств на бюджетные счета либо счета организаций или физических лиц без ссылок на закон или на основании нормативно-правовых актов, изданных с нарушением закона;

– нарушение установленного законом порядка производства по делу об административных правонарушениях, применение должностным лицом, осуществляющим такое производство, либо под предлогом производства по административному делу мер принуждения и ограничения личных и (или) имущественных прав и свобод без оснований, предусмотренных законом.

Они являются безусловными фактическими основаниями юридической ответственности точно определенного должностного лица или государственного органа. Установление штрафных санкций за указанные деяния, определенные как формальные составы правонарушения, обеспечило бы правомерность административной деятельности, пресекало бы формы побуждения к взяткам и предупреждало бы причинение вреда при производстве по административным делам, наносимого в настоящее время практически без риска для его причинителей.

Наряду с санкциями за виновные незаконные действия должны быть предусмотрены меры по возмещению вреда потерпевшему на случай прекращения административного дела, когда изъятие имущества проводилось на законных основаниях. Возмещение вреда должно в таком случае производиться в порядке реабилитации на основаниях и по процедуре, точно и полно определенных в необходимом законе.

В § 2 «Правонарушения при расследовании преступлений и наличие санкций за их совершение при расследовании преступлений» анализируются два вида названных правонарушений государственных органов и должностных лиц:

1) ненадлежащая защита от преступлений;

2) использование инструментов уголовного преследования в заведомо незаконных целях должностных лиц.

Правонарушения первого вида совершаются пассивным поведением (полным или частичным неисполнением обязанностей), второго – активными действиями с использованием властных полномочий в личных целях.

Реализация конституционного права на уголовно-правовую охрану (статья 52 Конституции РФ) всецело зависит от следователя и прокурора. Потерпевший по уголовному делу, хотя и объявлен Уголовно-процессуальным кодексом РФ участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения (статья 42), практически не может контролировать ход следствия и заявлять предметные ходатайства.


загрузка...