Психология социальной адаптации и интеграции людей с глубокими нарушениями зрения (12.07.2010)

Автор: Волкова Ирина Павловна

Социальная политика как деятельность органов государственной власти и управления по регуляции и гармонизации отношений инвалидов и общества, достижению баланса интересов инвалидов как социальных групп, повышению качества жизни, выполняет интенциональную функцию (ИФ) – определяет перспективы и стратегии интеграции, направляет деятельность различных социальных институтов, координирует усилия различных организаций, разрабатывает законодательную базу, систему социальных мер по включению инвалидов в общественную жизнь, формирует жизненную безбарьерную среду.

Толерантность общества как система социальных установок на равноправное взаимодействие с инвалидами по зрению, реализует в процессе интеграции инклюзивную функцию (ИнФ) – обеспечивает благоприятную социальную среду, включение (инклюзию) инвалидов по зрению во взаимодействие с обществом зрячих людей.

Социальные факторы обеспечивают включение инвалидов в социальную среду, создание условий для их равноправного взаимодействия со зрячими, равные гражданские права и возможности. Социальные факторы интеграции влияют на ее психологические составляющие, но непосредственно выступают предметом исследования других наук: социологии, юриспруденции, теории социальной работы и т.д. В связи с этим в данной работе мы рассматриваем данные факторы на теоретическом уровне исследования для того, чтобы выделить значение психологических факторов включения инвалидов в общество.

Субъективными, внутренними факторами социальной интеграции являются личностные факторы, определяющие готовность отдельных членов общества (как инвалидов по зрению, так и зрячих людей) к интеграции, признанию равных возможностей, партнерскому диалогическому взаимодействию.

Рисунок 2. Факторы социальной интеграции инвалидов по зрению

Условные обозначения: АИПЛ – адаптационно-интеграционный потенциал личности; ЛПТ – личностный потенциал толерантности; ИФ - интенциональная функция; ИнФ -инклюзивная функция; СФ - самореализационная функция; ФФ - фасилитационная функция

На основе анализа и систематизации основных подходов к адаптации и интеграции, рассмотрения феноменов личностного адаптационного и интеграционного потенциала, нами были определены новые для коррекционной психологии понятия, отражающие личностные факторы интеграции: адаптационно-интеграционный потенциал личности инвалидов по зрению и личностный потенциал толерантности зрячих людей. Адаптационно-интеграционный потенциал личности инвалидов по зрению выполняет в интеграции самореализационную функцию (СФ), то есть, обеспечивает внутреннюю готовность инвалидов по зрению к партнерскому взаимодействию, стремление к самораскрытию, развитию способностей и личностному росту в процессе включения в общество на равных правах. Личностный потенциал толерантности зрячих выполняет фасилитационную функцию (ФФ) в процессе интеграции. Фасилитация понимается в данном случае как облегчение усилий, благоприятное воздействие, поддержка, повышение эффективности деятельности и взаимодействия инвалидов по зрению.

Данные понятия подлежат операционализации и могут быть представлены в виде совокупности диагностируемых и измеряемых показателей, которые выявлены в эмпирическом исследовании.

Рисунок 3. Структурная модель адаптационно-интеграционного потенциала личности инвалидов по зрению

Адаптационно-интеграционный потенциал личности инвалидов по зрению – это интегральное личностное образование, представляющее собой систему разноуровневых индивидуально-типологических и личностных характеристик, опосредующих субъектную активность незрячих и слабовидящих людей в процессах включения в различные социальные группы и общество в целом, общения, выполнения социально-значимых видов деятельности. Структурная модель адаптационно-интеграционного потенциала личности инвалидов по зрению (рис. 3) включает в себя четыре базовые составляющие, взаимосвязанные между собой: коммуникативные свойства и установки, ценностно-смысловые характеристики, обеспечивающие сознательную активность личности, неосознаваемые механизмы личностной активности (Эго-защиты, неосознаваемые компоненты жизненного опыта), биосоциальные характеристики и аномальные факторы (ин-

дивидуально-типологические свойства, пол, возраст, степень зрительного нарушения, время утраты/снижения зрения, длительность жизнедеятельности в условиях зрительной депривации).

Рисунок 4. Структурная модель личностного потенциала толерантности людей с нормальным зрением к незрячим и слабовидящим

Личностный потенциал толерантности зрячих людей представляет собой, по сути, «интеграционный потенциал социального большинства». Это интегральное личностное образование, объединяющее систему коммуникативных, регуляторных и нравственных свойств личности, ценностно-смысловых установок, особенностей сознания, самосознания и системы отношений личности. Он определяет готовность людей к принятию других культур и образов жизни, к партнерскому равноправному общению. Коммуникативная толерантность выступает ядром личностного потенциала толерантности зрячих людей в общении с незрячими. Структурная модель личностного потенциала толерантности людей с нормальным зрением к инвалидам по зрению включает в себя три основных компонента: толерантное сознание, толерантная личность, установки толерантного взаимодействия (рис.4).

В центре внимания данного исследования находятся личностные факторы, опосредующие адаптацию и включение в общество инвалидов по зрению, поскольку психология социальной интеграции и адаптации инвалидов, в первую очередь, предполагает выявление личностных и индивидуально-типологических характеристик, отношений, установок и ценностей зрячих и незрячих людей, опосредующих их готовность к равноправному взаимодействию. Разработанные и представленные в данной главе структурные модели были приняты за основу разработки методологии и методов эмпирического исследования личностных факторов адаптации и интеграции в общество инвалидов по зрению, описанных во второй главе - «Методология исследования социально-психологических и личностных факторов социальной адаптации и интеграции в общество людей с глубокими нарушениями зрения». В данной главе представлены также базовые методологические парадигмы изучения личности людей с инвалидностью, описана операциональная модель изучения психологии социальной адаптации и интеграции инвалидов по зрению.

Анализ междисциплинарных исследований позволил выделить основные положения базовых методологических парадигм изучения социально-психологических и личностных факторов интеграции в общество людей с ограниченными физическими возможностями, практической социальной и психологической работы с инвалидами.

Первую парадигму, наиболее традиционную для психологической науки и практики, можно обозначить как «нормоцентрическую», или естественнонаучную. В данной парадигме инвалидность понимается как дефект, нарушение, негативное состояние организма, влекущее за собой дисбаланс в отношениях с людьми, с самим собой, невозможность выполнять необходимые для члена общества виды деятельности (труд, бытовое самообслуживание, обучение, общение и т.п.). Отношение общества к людям с ограниченными физическими возможностями, в том числе и к незрячим, в данной парадигме выражается в основном в сегрегации и исключении – эксклюзии [Weaver C., 1991; Kaplan D., Saxton M., 2001; Тарасенко Е.В., 2003]. Интеграция инвалидов в общество приравнивается к адаптации, определяемой как приспособление инвалида к социуму, достижение равновесия между индивидом и средой, заключающееся в способности инвалида к самообслуживанию, специальному обучению, посильной трудовой деятельности в особых условиях. Интеграция осуществляется в основном посредством социальной политики как обеспечения комфортного уровня жизнедеятельности через систему пособий и льгот, а основным инструментом интеграции служат ассистивные технологии – средства, дающие возможность инвалидам приблизиться к социальной норме. Подлинная интеграция в обществе при таком подходе невозможна – инвалид не может признаваться большинством людей как равный, занять достойное место в социуме.

Вторая теоретико-методологическая парадигма социальной интеграции инвалидов - гуманистическая, или личностно-ориентированная. В психологической науке рассматриваемой модели интеграции инвалидов соответствуют идеи экзистенциально-гуманистического подхода. В соответствии с концепциями К. Роджерса [1994], А. Маслоу [1999], В. Франкла [1995] и др., включенность человека в общество определяется, в первую очередь, возможностью саморазвития и самореализации на основе партнерских отношений с людьми, принятия различий в образах жизни, установления доверительных контактов, переживания человеком осмысленности своей жизни, которое складывается в диалоге с окружающими миром, другими людьми, обществом в целом. В то же время, направленность на других людей, социально-полезную деятельность - необходимое условие интеграции человека в социум и удовлетворенности собственной жизнью. В коррекционной психологии гуманистические принципы заложены в России еще в начале 20 века Л.С.Выготским, который определял отклонения в развитии как особый способ развития, не тождественный болезни [Выготский Л.С., 1983]. Инвалидность в гуманистическом понимании рассматривается как один из признаков, отличающих людей (таких, как, к примеру, пол, возраст, тип конституции и т.п.), признается одним из нормальных вариантов развития человека. Интеграция инвалидов в общество связывается, прежде всего, с устранением социальных барьеров, мешающих инвалиду получить достойный социальный статус, иметь оптимальное качество жизни. Основная стратегия интеграции - это стратегия инклюзии, при которой люди с ограниченными возможностями рассматриваются как активные и трудоспособные граждане. Важным является и изменение самосознания людей с ограниченными возможностями, переход от пассивности, установок на неполноценность и иждивенчество к активной жизненной позиции.

Рассмотренные парадигмы – нормоцентристская и гуманистическая – не являются взаимоисключающими, и могут быть приняты обществом на основе дополнительности, взаимообогащения. В то же время, в данном исследовании мы придерживаемся гуманистической парадигмы интеграции в общество людей с глубокими нарушениями зрения, в соответствии с которой были выделены принципы, составившие методологическую основу настоящей работы: признание инвалидов по зрению равноправными, самостоятельными членами общества, имеющими возможности реализовать себя в трудовой и общественной деятельности, общении, способными к принятию социальных и индивидуально-личностных решений, имеющими право на полноценную жизнь и социальный статус, обязанности перед обществом; понимание инвалидности как системы социальных ограничений и барьеров, препятствующих включение в общество лиц с глубокими зрительными нарушениями; определение интеграции людей с глубокими нарушениями зрения как диалогического процесса, предполагающего общественные изменения: создание безбарьерной среды, формирование позитивного образа незрячего человека в общественном сознании, развитие толерантности в общении с инвалидами по зрению, и раскрытие адаптационно–интеграционного потенциала личности инвалидов по зрению. Данные принципы были реализованы в операциональной модели эмпирического исследования, в соответствии с которой был составлен комплекс психодиагностических методик, примененных в эмпирическом исследовании.

Для диагностики личностного потенциала толерантности применялись следующие методики: авторская вербальная проективная методика «Образ незрячего человека»; опросник коммуникативной толерантности (Бойко В.В.). опросник общих эмпатийных тенденций (А.Мехрабиан, К. Эпштейн); 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла; тест описания поведения Томаса-Килмена; тест 20 Я М. Куна и Т. Макпартленда; опросник стремления к самоактуализации Э. Шостром (САМОАЛ); тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева; опросник Плутчика – Келлермана – Конте «Индекс жизненного стиля», методика «Психологическая автобиография» Е.Ю. Коржовой; методика определения доминирующего состояния (ДС) Куликова Л.В.

Диагностика характеристик социальной адаптированности и интегрированности осуществлялась нами с помощью следующих методик: методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса, Р. Даймонда; методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л. И. Вассермана (в модификации В. В. Бойко); методика определения доминирующего состояния (ДС) Куликова Л.В.; анкета «Причины эмоционального дискомфорта» Куликова Л.В.; авторские методики: «Удовлетворенность инвалидов по зрению трудом», «Карта экспертной оценки уровня адаптированности и интегрированности инвалидов по зрению»; «Социальная адаптированность и интегрированность инвалидов по зрению». Поскольку методики имеют комплексный характер, в некоторых случаях внутри одной и той же методики различные показатели измеряют как адаптированность, так и интегрированность инвалидов по зрению.

Для определения основных составляющих адаптационно-интеграционного потенциала личности инвалидов по зрению нами применялись следующие методики: опросник индивидуально-типологических свойств личности Г.Айзенка; опросник структуры темперамента (ОСТ) В.М. Русалова (индивидуально-типологические свойства); опросник Плутчика – Келлермана – Конте «Индекс жизненного стиля»; методика «Психологическая автобиография» Е.Ю. Коржовой (неосознаваемые механизмы психической активности); тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева; опросник стремления к самоактуализации Э. Шостром (САМОАЛ); методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича; методика определения уровня субъективного контроля (УСК) Дж. Роттера, адаптированная Е.Ф. Бажиным, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткиндом; тест нравственной ориентации личности Манерова В.Х. (ценностно-смысловая сфера личности); методика «Незаконченные предложения» Сакса-Леви; методика исследования самоотношения С.Р.Пантилеева; тест описания поведения Томаса-Килмена; методика «Направленность личности в общении» (К. Роджерс – С.Л.Братченко); методика определения уровня мотивации аффилиации (А. Мехрабиан); опросник межличностных отношений Т.Лири; методика коммуникативной толерантности В.В. Бойко (коммуникативные характеристики и отношения личности).

В главе 3 – «Личностные факторы толерантности зрячих людей по отношению к инвалидам по зрению» представлены результаты эмпирического исследования личностного потенциала толерантности зрячих людей к инвалидам по зрению.

4го потенциала толерантности зрячих людей в отношении инвалидов по зрению в нашем исследовании являются: образ незрячего человека в сознании нормально видящих людей; эмоциональные, когнитивные и коммуникативные свойства личности; характеристики коммуникативной толерантности; ценностно-смысловые установки, свойства самосознания личности; наличие у зрячих людей опыта общения с инвалидами по зрению.

Поскольку коммуникативная толерантность представляет собой проявления двустороннего взаимодействия людей, и характеризует качество диалога, отношения различных групп, конкретных индивидуальностей друг к другу, нами были выявлены различия в выраженности толерантных установок у нормально видящих людей и самих незрячих и слабовидящих людей. Анализ достоверности различий в средних значениях показателей показал, что инвалиды по зрению характеризуются меньшей склонностью «подгонять партнеров под себя» в процессе общения, более выраженной способностью прощать другому его непреднамеренные ошибки, отсутствием тенденции избегать общения с людьми, переживающими физический или психологический дискомфорт. Люди с нормальным зрением в общении в большей степени руководствуются социальными стереотипами, выработанными в процессе опыта представлениями о «должном» поведении и «нормативных» характеристиках других людей, что создает социально-психологический барьер интеграции инвалидов по зрению в общество.

Таблица 1

Достоверные различия в средних показателях коммуникативной толерантности

у зрячих и инвалидов по зрению (n1 = 89; n2 =270)

Показатели  интолерантности М±?

Зрячие М±?

Инвалиды по зрению T p (%)

Стремление «подгонять под себя» партнера по общению 6,84± 3,81 4,00±2,55 2,94

Неумение прощать ошибки 8,13± 3,43 4,30 ± 3,67 3,81 0,001

Нетерпимость к дискомфорту 7,81±3,66 4,90±3,40 2,87 0,01

На основе проведенного эмпирического исследования определены особенности коммуникативной толерантности зрячих людей в зависимости от факторов пола и опыта взаимодействия с незрячими. Полученные статистически значимые различия показали, что более выраженными установками на толерантное общение обладают женщины и люди, имеющие опыт общения с инвалидами по зрению.

Структура и содержание образа незрячего в сознании зрячих людей была выявлена методом контент–анализа с помощью автоматизированной экспертной психолингвистической системы ВААЛ. Результаты проведенного эмпирического исследования показали, что в целом, образ незрячего человека в сознании нормально видящих, как с опытом, так и без опыта общения с инвалидами по зрению, является неадекватным действительности, искаженным и противоречивым, содержит амбивалентные чувства – восхищение и принятие наряду с чувством жалости, непонимания, антипатии, установки на избегание общения с незрячими, стремление отгородиться от них или проявлять доминантную позицию опеки. Подобные установки в общении становятся барьерами, препятствующими толерантному, открытому партнерскому взаимодействию незрячих и зрячих людей.

Полученные корреляционные взаимосвязи компонентов коммуникативной толерантности (установок толерантного поведения) с характеристиками образа незрячего человека, личностными особенностями на различных уровнях ее структурной организации, позволили выявить основные личностные барьеры и ресурсы толерантного взаимодействия зрячих и незрячих людей. Установки на интолерантное взаимодействие характерны для пессимистичных людей, неудовлетворенных жизнью и собой, с консервативным восприятием мира, формально ориентированным на общепринятые нормы и стереотипы, замкнутым, недоверчивым к людям. Их представления о себе характеризуются поверхностностью, противоречивостью. Неудовлетворенность жизнью проявляется в центрации на прошлых успехах, стремлении избегать негативных переживаний в общении; в стрессовых ситуациях данная категория людей часто прибегает к использованию «примитивных» форм психологических защит - регрессии и проекции. В общении такие люди стремятся занять доминирующую позицию, в конфликтах предпочитают компромисс. В оценках других они эгоцентричны, воспринимают других, сравнивая с собственными представлениями, принимаемыми за «норму». Незрячих такие люди воспринимают как беспомощных и неполноценных, нуждающихся в помощи либо ищущих внимания и поддержки; для них характерно рассогласование между декларируемым позитивным отношением к инвалидам по зрению и стремлением к избеганию контактов с ними.

Разновидностями интолерантного взаимодействия выступают формальная и демонстртивная толерантность. Формальная толерантность проявляется в безразличии по отношению к людям, некритическом согласии с собеседником, стремлении к избеганию личностных контактов, индифферентном отношении к собеседникам; такое поведение носит защитный характер по типу отрицания или вытеснения. Демонстративная толерантность состоит в проявлении отдельных способов партнерского взаимодействия, приспособления к особенностям партнера для достижения собственной выгоды (манипуляция), удовлетворения осознаваемых или неосознаваемых потребностей в признании, благодарности, поддержке, компенсации чувства вины или стремления к социальному одобрению при внутреннем непринятии индивидуальности другого человека.

Личностными ресурсами толерантности выступают: реалистичный образ человека с глубокими нарушениями зрения, понимание индивидуальности без чрезмерной стереотипизации; преобладание позитивного психоэмоционального состояния, эмоциональная стабильность и уверенность в себе, доверие к людям, стремление к новому, общительность, смелость в социальных контактах, отсутствие стремления манипулировать собеседником, эмпатия, коммуникативно-диалогическая направленность в общении, принятие себя, осмысленность собственной жизни.

Таким образом, несмотря на произошедшие в последние годы положительные сдвиги в отношении к инвалидам, существуют значительные социально-психологические и личностные барьеры между инвалидами и здоровой частью населения. Установки на нетерпимость, непринятие, избегание общения с «нетипичными» людьми с одной стороны, обусловлены укоренившимися в сознании нормально видящих людей стереотипами восприятия незрячих, с другой стороны, опосредованы психоэмоциональным фоном, личностными чертами и коммуникативным опытом, отношением к самому себе и направленностью в общении, ценностями, целями и смыслами собственной жизни. В связи с этим необходима целенаправленная социально–психологическая работа по формированию адекватного образа незрячего человека в современном обществе, развитие толерантных установок на общение зрячих и незрячих людей.

В 4 главе - «Личностные факторы социальной адаптации и интеграции в общество людей с глубокими нарушениями зрения» - содержатся результаты эмпирического исследования личностных особенностей инвалидов по зрению, опосредующих процесс их социальной адаптации и интеграции. Личностные факторы социальной адаптации инвалидов по зрению представлены системой, включающей в себя индивидуально-психологические свойства, социально-психологические, ценностно-смысловые и мировоззренческие характеристики личности и опосредованной социально-демографическими и аномальными факторами.


загрузка...