Проблема социальной реальности в классической и марксистской философии (12.07.2010)

Автор: Соколов Андрей Сергеевич

общества и доступных наблюдению («материальных») элементов социальной системы («формации») — позволяет реконструировать сам механизм ее воспроизводства, одновременно оказывающийся и законом ее исторического обновления. Именно К. Марк-

сом впервые было предложено теоретически убедительное объяснение объективной закономерной упорядоченности общественных

отношений как онтологически обособившемуся продукту сознательной деятельности преследующих свои субъективные цели индивидов и действительно неклассическое (хотя и не абсолют-

но инородное новоевропейским традициям гражданской философии) — реляционное — истолкование природы социальной реальности.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что оно представляет собой содержательно оригинальную и концептуально проработанную попытку систематической реконструкции социальной философии как целостного, исторически обусловленного и логически связного процесса развития теоретических представлений человека о социальной реальности.

Практическая значимость диссертационного сочинения заключает-

ся в том, что содержащиеся в нем материалы и результаты исследования могут быть использованы и используются при чтении соответствующих разделов общих курсов по философии и истории философии, курсов со-

циальной философии, философии истории и теоретической социологии в системе вузовского образования, при разработке специальных курсов для студентов и аспирантов, посвященных (социально)онтологической проблематике в целом либо отдельным социально-философским школам и концепциям.

Апробация. Основные положения диссертационного исследования отражены в монографических и статейных публикациях автора, излагались на межвузовских, всероссийских и международных научных конференциях и семинарах, использовались при чтении философских и со-

циологических курсов и спецкурсов в Петрозаводском государственном университете. По теме диссертационного исследования автором делались доклады на заседаниях кафедры истории философии Санкт-Петер-

бургского государственного университета, кафедры философии Петрозаводского государственного университета, Ученого совета факультета политических и социальных наук Петрозаводского государственного университета. Диссертационное сочинение обсуждалось на расширенном заседании кафедры социологии Петрозаводского государственного университета.

Структура работы определяется последовательностью и логикой решения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения. Основной текст сопровождается библиографией на русском, английском и немецком языках (332 позиции). Общий объем диссертации — 364 стр.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении (с. 3—14) обосновывается актуальность обсуждаемых

в диссертационном сочинении проблем, формулируются цели и задачи, а также исходные методологические принципы диссертационного исследования, обозначается новизна и значимость полученных выводов.

Первая глава работы «Становление социальной онтологии как формы философского знания» (с. 15—54) посвящена предыстории со-

циальной философии. Приступая к анализу предпосылок и к реконструкции самого процесса становления социальной философии, автор дис-

сертационного сочинения исходил из убеждения в антропологической фундированности любой, в том числе и философской, формы познавательной деятельности. Принимая процесс познания в качестве деятельности не абстрактного, изолированного гносеологического субъекта, ре-

шающего столь же абстрактные, очищенные от суетных житейских нужд

и забот теоретические проблемы, а эмпирически реального человека, пы-

тающегося обустроиться в мире его практической жизни, вынуждаемого мыслить неумолимой силой объективных обстоятельств, при определении природы социальной философии как особой формы теоретической «заботы» человека о себе именно субъектно-антропологические ее аспекты выделяются в диссертации приоритетными среди прочих — также весьма важных — объектных и методологических. Сама способность человека выделять из общей структуры мироздания область социальной реальности, тем более давать ей адекватное, теоретически строгое, законосообразное истолкование, предполагает вполне определенную, утверждается в диссертации, социально обусловленную и исторически локальную, модель его личностной самоидентификации, сформировавшуюся окончательно лишь к началу Нового времени.

Что и как говорится о чем-либо, во многом зависит от того, кто, зачем и почему это говорит. К социальной философии можно отнести не любые размышления об обществе, кем бы и с каких позиций они ни осуществлялись, а лишь теоретически оформленные рассуждения того субъекта, который свою собственную человеческую природу определяет

в качестве социально сформированной, а не онтологически предзаданной социуму и в нем лишь исторически реализующейся, развертывающей свое внесоциальное (космическое или божественное) содержание.

В диссертации утверждается, что господствовавшая издревле форму-

ла личностной самоидентичности, основанная на принципе уподобления

всех индивидов, принадлежащих некоторой (сословной, политической, этнической, религиозной и т. д.) группе, одному, общему для них и, при этом, сверхчеловеческому образцу (некоему онтологическому абсолюту), не только исключала индивидуалистические претензии со стороны человека и делала для него психологически гораздо более значимым символическое подтверждение его человеческих достоинств со стороны Бога, Космоса или иных «высших» инстанций, нежели мнение о нем со-

временников, т. е. социальный успех, но и не позволяла осознать качественную специфику социальной реальности, приводила к проецированию на область общественных отношений законов иного — не собственно социального — происхождения и содержания.

Поскольку предметную область философии образуют такие проблемы, решение которых событийно и релевантно для человеческой жизни, так что все они в конечном счете стягиваются в универсальную проблему смысла жизни и места человека в мироздании, само появление философии рассматривается в диссертации в качестве свидетельства крупного антропологического переворота как в сфере коренных мировоззренческих установок человека, так и применяемых символических средств и приемов их выражения. Когда распад древнейших мифологических структур сознания обернулся потерей человеком ощущения своего живого и непосредственного родства с природой и люди впервые оказались

перед необходимостью автономно-рационального самоопределения в ок-

ружающем мире, античному человеку первым довелось испробовать вкус

такого автономного смыслообеспечения собственного бытия теоретическим силами своего философского разума.

Исходя из идеи перспективности поиска смысла жизни только в случае, если мироздание, место в котором ищет для себя человек, действительно есть здание, а не руины, что люди живут в организованном Космосе, а не в Хаосе, греческая философия именно проблему целостности и упорядоченности бытия сделала центральной темой своих размышлений, а возможность рационально-логической реконструкции космоса стала для нее гарантом смысловой обеспеченности человеческой жизни. Античные авторы разработали классическую модель философского дис-

курса — онтологию, в рамках которой заданное по разуму бытие возвратно проецировалось на природу человека, и последний своим сущест-

вом лишь копировал универсальную структуру (им же самим примысленную) мироздания. Так разорвавшаяся нить мифологического родства человека с живыми и чувственно воспринимаемыми сущностями окружающего мира (обнаруживаемая и в первобытных тотемистических куль-

турах, и в зооантропоморфных изображениях древневосточной культуры) восстановилась символическим самоотождествлением людей с умопостигаемой (идеальной) структурой бытия, и заданная еще Платоном философская модель человека как микрокосма, космоса, собранного

в миниатюре, продержалась в разных вариантах тысячелетия, пройдя от-

части даже через Средневековье и Возрождение в форме неоплатонического пантеизма, возродившись в величественных периодах гегелевской логики, найдя пристанище и в российской «метафизике всеединства» конца XIX — начала XX в.

Столь удивительная долговечность античной философской схемы объясняется в диссертационном сочинении ее антропологической «утешительностью»: в поисках смысла своего бытия человек мог положиться на всю мощь рационально сконструированного космоса. Логическим же гарантом этой онтологической конструкции служила аксиоматико-дедуктивная модель умозаключения, ставшая для греческих мыслителей эталонной формой познания вообще и обеспечивающая высокую податливость осмысляемого материала при наложении на него любых теоретических схем, удовлетворяющих критерию логической непротиворечивости и формальной правильности, обоснованности. Неизбежный же в этом случае тезис о сущностном тождестве бытия и мышления оказался со времен Парменида излюбленным положением всей последующей идеалистической философии, стремящейся дедуцировать все конкретные признаки изучаемого предмета из его a priori заданного понятия.

В диссертации отмечаются, однако, и теневые стороны указанной фи-

лософской традиции.


загрузка...