Проблема социальной реальности в классической и марксистской философии (12.07.2010)

Автор: Соколов Андрей Сергеевич

тодологической разноречивости концептуальных построений классиков теоретического обществознания порождает порой у читателя подобных историко-философских реконструкций впечатление некоторой мозаичности, смысловой гетерогенности процесса становления и развития социальной философии.

Толкование же философии вообще и социальной философии в особенности как необходимого и функционально значимого элемента общественного сознания дает гораздо более эвристичный выход именно на последние из перечисленных вопросов, поскольку достоянием общества, предметом культивирования и передачи из поколения в поколение, согласно данному подходу, становятся уже не отдельные формулировки и мимоходом высказанные замечания и догадки, сколь бы глубоки

и прозорливы они ни были сами по себе, а лишь немногие, концептуально хорошо проработанные идеи, причем созвучные тем проблемам

и умонастроениям, которые «витают» в обществе. Подобная — социологически релевантная — интерпретация исторической сути философского процесса принимает в качестве заслуги и признака личной гениальности любого мыслителя его способность уловить и концептуализировать данные проблемы, найти — среди всех логически возможных — наиболее убедительные и социально приемлемые варианты их решения, предполагая однако, что само содержание решаемых философами-об-

ществоведами проблем, а также конституирование набора социально востребованных и допустимых стратегий их решения обусловливаются не личной творческой инициативой субъекта познания, а причинами ино-

го, не теоретического, но сугубо социального характера. Формирование моделей социальной реальности является продуктом естественно-исто-

рического развития самого общества, хотя и осуществляется при теоретическом содействии социальной философии, способной концептуализировать данные модели и предложить законосообразное объяснение бытийного своеобразия этой реальности как таковой.

Учитывая то фундаментальное место, которое занимает онтология

в структуре философского знания, прояснение онтологического своеобразия социальной реальности позволило бы самой социальной философии гораздо адекватней оценить собственный философский статус, а ис-

торико-философской науке дало бы лишний повод перейти с уровня реферативно-текстологических комментариев к высказываниям классиков на уровень более глубоких концептуально-типологических реконструкций их философских идей и убеждений. Поэтому, сколь абстрактной и даже схоластической (в нарицательном, конечно, а не в собственно историческом смысле этого слова) ни показалась бы на первый взгляд постановка проблемы философского понимания онтологического ста-

туса социальной реальности (как совокупного обозначения всего комп-

лекса вопросов, связанных с определением бытийного своеобразия последней), именно такой проблемно-тематический ракурс является как теоретически оправданным, так и необходимым для осмысления истори-

ческих судеб социальной философии. Перечисленными обстоятельства-

ми определяется актуальность темы предпринимаемого исследования.

Целью диссертационной работы является историко-типологический анализ основных теоретических направлений в области социальной онтологии. В соответствии с заявленным выбором главной проблемы диссертационного исследования реализация указанной цели обеспечивается последовательным выполнением следующих задач:

1) выявление предпосылок и реконструкция процесса формирования со-

циальной философии в качестве особой отрасли онтологического знания в связи со становлением социального способа человеческого миро- и самовосприятия как такового;

2) сопоставительный анализ концептуально-методологических особенностей основных социально-онтологических направлений, сложившихся начиная с эпохи Нового времени в русле т. н. «классической» философской традиции, с выделением логически необходимых оснований их периодизации и типологической классификации;

3) комплексный анализ теоретической новизны («неклассичности») социально-онтологической концепции К. Маркса и Ф. Энгельса;

4) выделение особенностей теоретической трансформации базовых социально-онтологических принципов «исторического материализма» в философии западного неомарксизма ХХ века.

Решение поставленных перед диссертационным исследованием задач предполагает уточнение используемого категориального аппарата.

Подразумевая под «социальной реальностью (действительностью)» комп-

лекс присущих социуму наиболее существенных признаков, позволяющих ему быть теоретически выделенным из общей структуры мироздания и представленным в качестве специфического, онтологически своеобразного, и закономерно упорядоченного объекта (фрагмента реального

мира), автор диссертационного сочинения пользуется, таким образом, терминологией наиболее удобной, во-первых, в силу ее максимальной идеологической нейтральности и несвязанности с чьей-либо определенной авторской традицией ее употребления, а во-вторых, в силу того осо-

бого, «объективностного», модального оттенка, который отличает понятия «реальность», «действительность», от «ирреального», «мнимого», «неподлинного», «в действительности не существующего» и т. п. Будучи категориями предельной степени общности и абстрактности, они мо-

гут быть не определены единственным логически строгим способом — через соотнесение с еще более общими, родовыми, понятиями, а лишь тавтологически заменены равнообъемными, семантически эквивалентными категориями вроде «бытие», «сущее», «мироздание», «универсум»

и т. п., которые также используются в диссертации в качестве синонимов тогда, когда это оправдано соответствующими контекстуальными условиями и стилистическими условностями, причем употребляются все эти онтологические универсалии в их тривиально самоочевидном, общеузуальном смысле, а само диссертационное исследование направлено на экспликацию не этого — общеупотребительного — смысла перечисленных категорий, а именно социальной составляющей их значения, всегда разнящейся для представителей различных социально-фило-

софских школ и направлений.

Поскольку непосредственным объектом диссертационного исследования выступает не сама социальная реальность как таковая, а история ее теоретико-философского осмысления, причем анализируются все раз-

бираемые концептуальные модели социальной действительности главным образом в аспекте их теоретической стройности и аргументативной убедительности, но не эмпирической релевантности (референциальной достоверности, адекватности фактическому обстоянию дел на социальной арене), оно не содержит ни — логически безупречно все равно невозможной — строгой дефиниции, ни развернутой формулировки собственной, авторской, концепции социальной реальности, тем более что такая концепция покоилась бы на не менее условных теоретических допущениях и не в меньшей степени зависела бы от исторически изменчивых социальных условий своего появления, чем любая из разбираемых социально-онтологических концепций, и потому едва ли смогла бы стать безусловно надежным и объективным критерием истинностной оценки последних.

Разумеется, любой претендующий на достаточно высокую информативность, содержательно интересный комментарий социологических воз-

зрений классиков и выдающихся мастеров современной философской мысли не может быть свободным от суждений по поводу реалистичности исходных посылок, допущений разбираемых теоретических построе-

ний, эвристичности и методологической эффективности применяемых их создателями познавательных приемов, правдоподобности итоговых выводов, что само по себе уже предполагает неявное использование ком-

ментатором некоторой модели социальной реальности в качестве основания таких оценочных суждений; тем более этого использования требует от него необходимость реконструкции культурно-исторического контекста, общественных условий формирования и функционирования анализируемых социально-философских концепций. Однако, не обладая логическими возможностями и не ставя диссертационной цели обоснования безусловной адекватности собственного видения социальной реальности, автор настоящей работы подчеркивает свое стремление не злоупотреблять оценочными суждениями в отношении реалистичности и сравнительной правдоподобности (эмпирической подтверждаемости) рассматриваемых концептуальных парадигм социальной онтологии, по крайней мере, не использовать их в качестве решающего аргумента

в пользу теоретического превосходства одних из них над другими.

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования является убеждение его автора в существовании фундаментальной взаимозависимости представлений человека о внешнем мире (в том числе и об обществе) — с одной стороны, и о самом себе — с другой, причем зависимости, предполагающей, что параметры теоретических мо-

делей социальной действительности обусловлены особенностями гос-подствующих в культуре данного общества моделей личностной самоидентификации человека, тогда как последние являются результатом не искусственной и целенаправленной деятельности по их теоретической разработке, а субъективно непреднамеренным (хотя и пригодным ко вто-

ричной рационализации) продуктом естественно-исторического процесса их формирования, содержательно зависимым от наличных, объективно заданных, социальных условий этого процесса. Поскольку данное допу-

щение носит посылочный, а не выводной характер, обоснование его со-

держательной истинности не входит в круг задач настоящего диссертационного исследования, однако высокая его эвристичность и методологическая эффективность могут быть подкреплены материалом данного исследования. Указанный теоретико-методологический принцип, а также стремление обращаться в поисках объясняющих оснований вновь возникающих духовных тенденций, антропологических моделей и философских идей к материально-производственному контексту культурно-исторического процесса явно свидетельствуют о тяготении автора диссертационного исследования к теоретико-методологическим традициям «исторического материализма», всегда стремившегося находить объяснение самых сложных и тонких форм общественного сознания


загрузка...