Проблема социальной реальности в классической и марксистской философии (12.07.2010)

Автор: Соколов Андрей Сергеевич

ду методологическим и собственно онтологическим аспектами своих теоретических построений, так и очевидные их методологические «находки» (в частности, положение о несовпадении исторического и логического, абстрактного и конкретного, действительного способа познания и способа теоретического изложения его результатов и др.), позволяющие «купировать» отмеченные недостатки Марксовой манеры рассуждений, квалифицировать последние как малозначительные и не влияющие на существо дела, как не подрывающие эвристический потенциал разработанной К. Марксом и Ф. Энгельсом методологии общественного познания и ее способность по-прежнему выступать чрезвычайно эффективным руководством для исследовательской деятельности.

Суммируя результаты проделанных рассуждений, диссертант прихо-

дит к выводу (см.: с. 180—181) о том, что основные положения марксист-

ской социальной онтологии можно свести к следующим утверждениям:

— социальная реальность несомненно существует, причем в качестве онтологически своеобразной (автономной) области действительного мира;

— существование социальной реальности, как и ее свойства и источник ее объективной упорядоченности (производительные силы), удостоверяется эмпирическим наблюдением ее материально-пред-

метных и процессуально-деятельностных воплощений, а не выводится из неких умозрительных, априорных сущностей («человеческой природы», «высшего разума», «бытия вообще» и пр.);

— социальная реальность исторически пластична, изменчива, причем на уровне своего глубинного содержания, а не только внешних, конкретно-событийных форм его проявления;

— природа социальной реальности реляционна: будучи по своему су-

ществу системой общественных отношений, реальность эта невозможна без индивидов и их сознательно мотивированных действий, но принципиально к ним не сводима;

— социальная реальность объективно упорядочена как в своем стро-

ении, так и в историческом развитии, причем оба эти типа упорядоченности необходимым образом между собой связаны;

— и в своем строении, и в развитии социальная реальность открыта познанию, доступна законосообразному истолкованию, при этом само такое истолкование содержит в себе нетрадиционную для философии и науки Нового времени, «неклассическую», модель причинности;

— социальная реальность представляет собой исторически самовоспроизводящуюся, а не кем-либо (человеком, богами, космическим разумом) искусственно, согласно субъективному замыслу, создаваемую (изготавливаемую, творимую) систему общественных отношений;

— социальная реальность не воспроизводится без мыслей и представлений людей о характере собственных действий и, следовательно, включает в свою структуру общественное сознание, которое при этом отнюдь не является продолжением (или суммой) индивидуальных человеческих сознаний: будучи в отличие от них не внешним, а как бы «встроенным» отображением общественного бытия и одновременно элементом механизма функционирования последнего, общественное сознание далеко не всегда находится

в адекватном отношении как к этому бытию (т. е. к социальной реальности), так даже и к самому себе (не автореферентно).

В седьмом параграфе «Антропологические аспекты социальной он-

тологии К. Маркса» (с. 260—272) третьей главы отмечается, что раз-

работанный К. Марксом проект социальной онтологии, содержа в себе

и неклассическую модель закономерных причинно-следственных связей,

возникающих в процессе исторического воспроизводства социальной действительности, и новаторские гносеологические идеи, предполага-

ет также и аналитически не устранимое присутствие в структуре этой действительности человека в качестве субъекта, ее организующего и по-

знающего, что — вместе с в целом разделяемой К. Марксом и Ф. Эн-

гельсом новоевропейской идеей человека как существа по природе своей

целостного, разумного, свободного, творчески активного — свидетельст-

вует о весомой антропологической нагруженности философских постро-

ений основоположников исторического материализма (при всей очевидной их тематической развернутости к социально-онтологической проблематике), порождая не всегда оправданный пророческий пафос,

и, устанавливает границу их историческому предвидению.

На основе всего комплекса вопросов, рассмотренных в третьей главе диссертации («Социально-онтологическая концепция К. Маркса»), делается вывод о том, что сумев разрешить главную проблему современной

ему философии общества и истории, преодолев ограниченность прежнего социального атомизма и юридикализма в понимании природы социальной реальности, но сохранив при этом антропологические интенции теории «общественного договора», создав новую гносеологическую концепцию, но не перечеркнув при этом и базовую деятельностно-конс-

титутивную идею познания философии Нового времени, К. Маркс осно-

вал учение, радикально не противостоящее, при всей его содержательно-теоретической и методологической неклассичности лучшим новоевропейским традициям гражданской философии. Сделав крупный вклад в развитие последних и направив свой талант на теоретическое осмысле-ние общественных отношений и острейших проблем своей эпохи, К. Маркс

на уровне субъективно разделяемых им социально-антропологических идеалов принципиально не вышел за ценностные границы духовных ис-

каний того типа цивилизации и культуры, современником которого он был и который в принципиальных своих очертаниях сохраняется и сегодня.

Именно эта поразительная современность марксизма и породила, как утверждается в диссертации, иллюзию как у его основоположников, так и у читающей публики, что социальная онтология К. Маркса — не сложная философская конструкция, покоящаяся на исторически производных социальных, антропологических и теоретических основаниях,

а просто научное исследование, исходящее из эмпирически очевидных фактов и работающее на всем понятном языке рационального объяснения, едва ли не на языке обычного здравого смысла. Преодолеть эту ил-

люзию, во многом предопределившую однажды большой исторический и политический успех марксизма, сплотившую под его знаменем массы сторонников и превратившей его в государственную идеологию ряда народов нашей планеты, но неизбежно выхолостив при этом из марк-

сизма творческий дух, заметно дискредитировав его теоретическое значение, автор настоящего диссертационного сочинения считал одной из важнейших задач своего исследования. Идейная новизна, глубина и мас-

штабность теоретических разработок К. Маркса, при всей неоднозначности некотрых экономических суждений и спорности отдельных его политических выводов, с очевидностью свидетельствует, по мнению дис-

сертанта, о том, что концептуально равномасштабной альтернативы Марксовой социальной философии (особенно в теоретико-онтологиче-


загрузка...