Повторное производство в российском уголовном процессе (12.07.2010)

Автор: Калинкина Любовь Даниловна

В случае принятия решения о повторном следственном действии в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона в ходе его первоначального производства следует, на наш взгляд, процессуально определиться с его результатами. Имеется в виду принятие решения о недопустимости в качестве доказательств данных такого первоначального следственного действия. Такое решение должно оформляться постановлением лица, производящего дознание, следователя о недопустимости доказательства и об исключении его из числа доказательств.

Дополнительные и повторные следственные действия различаются по своей сути, содержанию, основаниям, а, следовательно, должны различаться и порядком своего производства.

Дополнительные следственные действия направлены на дополнение результатов первоначальных следственных действий, на восполнение того или иного пробела в их проведении, и в этом плане они являются как бы частью единого продолжаемого действия по собиранию, проверке и оценке относящейся к делу доказательственной информации.

Дополнительные следственные действия проводятся тогда, когда не все возможности первоначального следственного действия использованы для получения полной, всесторонней информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Наряду с этим они допустимы и тогда, когда появление новых обстоятельств и доказательств образует брешь в результатах первоначального действия в силу их неконкретности, непоследовательности. Кроме того, их производство требуется и в тех случаях, когда возникает необходимость получения новой доказательственной информации с помощью того средства, которое уже единожды использовалось.

Отсюда, дополнительные следственные действия – это возвращение к той части первоначального следственного действия, которое в силу тех или иных обстоятельств не было проведено, хотя оно должно было быть проведено уже в момент производства первоначального действия, или необходимость его проведения объективно назрела позже. При такой сути дополнительных действий нет надобности в ходе их производства в повторении уже имеющейся доказательственной информации, полученной при первоначальном следственном действии. С учетом этого порядок производства таких действий должен быть направлен на использование способов по восполнению допущенных пробелов, по конкретизации ранее полученных данных, т.е. при одном и том же предмете дополнительные следственные действия углубляют, расширяют, уточняют уже полученную в ходе первоначального следственного действия доказательственную информацию. Дополняя ранее полученные сведения, дополнительные следственные действия обогащают их содержание только таким кругом обстоятельств, которые образуют предмет доказывания по уголовному делу. При этом важно не допускать в содержание этих сведений не относящиеся к предмету доказывания сведения, чтобы не засорять доказательственную информацию по делу и не позволять ей утопать в данных, не имеющих ничего общего с доказательствами. Причем всякий раз, когда возникает новая необходимость дополнить данные первоначального следственного действия или их уточнить, конкретизировать, вновь может быть произведено дополнительное следственное действие. Дополнительных следственных действий к первоначальному может быть несколько, при этом каждое новое дополнительное действие призвано дополнять первоначальное в разном объёме и по разному кругу обстоятельств.

Повторные же следственные действия – это действия, проводимые заново от начала и до конца, и в этом плане они отличаются от дополнительных. Повторными могут быть вторичные действия, действия, проводимые в третий раз, четвертый и т.д. раз. Необходимость в их производстве возникает либо в силу несостоятельности хода и результатов первоначального действия вследствие нарушения норм федерального закона, что делает их ничтожными, либо вследствие появления нового предмета исследования, ранее не подвергавшегося исследованию с помощью первоначального следственного действия, а также вследствие недоброкачественности предыдущего следственного действия или неблагоприятных условий его производства.

Особенности порядка производства того или иного дополнительного и повторного следственного действия зависят, во-первых, от того, какое действие проводится, во-вторых, от характера возникших оснований для их производства. Как правило, все повторные следственные действия должны быть проведены по правилам первоначальных следственных действий и исключительно лишь при наличии для такого производства предусмотренных законом оснований, причем в протоколе такого следственного действия должно быть отражено, в связи с чем во второй и т.д. раз проводится аналогичное следственное действие, за исключением случаев, когда результаты первоначального действия специальным актом были признаны юридически недействительными. Протокольное отражение оснований производства повторного следственного действия, несомненно, дисциплинирующе будет воздействовать на следователя и являться препятствием для безосновательных, произвольных следственных действий. При производстве дополнительных следственных действий допустимо проведение лишь какого-то недостающего фрагмента, без повторения того, что было уже при первоначальном действии, с обеспечением всех гарантий прав личности, достоверности и объективности получаемой информации.

Во втором параграфе данной главы рассматривается возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного расследования.

УПК РФ сохранил у прокурора, а впоследствии предусмотрел и у руководителя следственного органа, возможность возвращения ими уголовного дела со своими письменными указаниями для производства дополнительного дознания и предварительного следствия с целью устранения выявленных недостатков (п. 15 ст. 37, п. 11 ч. 1, ч.3, ч.4 ст. 39, ч. 6 ст. 162, п. 2 ч.1, ч. 3 ст. 221, пп. 2, 4 ч. 1 ст. 226 УПК РФ).

На наш взгляд, в УПК РФ должен быть восстановлен перечень оснований для принятия прокурором решения о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования с указанием того, какие из них и в каком случае влекут за собой возвращение уголовного дела для производства нового расследования. Помимо перечисления оснований для возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного или нового расследования в УПК РФ должны быть определены их понятия, а также сформулированы случаи, когда уголовное дело в любом случае подлежит возращению прокурором для производства дополнительного или нового расследования. При этом перечни безусловных случаев возвращения прокурором уголовного дела для производства нового или дополнительного расследования должны составляться с учетом прежнего практического опыта оценки таких оснований.

Законодательное закрепление таких перечней будет иметь огромную профилактическую роль для предупреждения и устранения на практике содержащихся в них нарушений уголовно-процессуального закона и, несомненно, будет способствовать единообразию прокурорской практики.

По данным нашего изучения практики возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования, до сих пор встречаются вышеуказанные наиболее типичные нарушения уголовно-процессуального закона, признаваемые существенными, влекущими возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия.

Характер допущенных по делу нарушений уголовно-процессуального закона предопределяет и принятие прокурором решения о возвращении уголовного дела или на новое расследование, или для производства дополнительного расследования.

Новое расследование – это повторное производство дознания или предварительного следствия в полном объеме, в связи с чем прокурорское решение об этом должно исключать какой-либо произвол. К числу его оснований, на наш взгляд, должны относиться: производство дознания или предварительного следствия не уполномоченным на то субъектом или лицом, подлежащим отводу; отсутствие постановления о возбуждении уголовного дела; случаи, когда вместо предварительного следствия проведено дознание; нарушение правил о подследственности; нарушение процессуального порядка возбуждения уголовного дела.

Процессуальный срок повторного производства дознания или предварительного следствия должен равняться сроку первоначального их производства, поскольку в ходе нового производства предстоит проведение всего требуемого объема производства следственных и иных процессуальных действий для установления всего круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Что же касается дополнительного расследования, то решение о нем прокурору диктуется тогда, когда возникает необходимость дополнить результаты первоначального дознания или предварительного следствия, восполнить его пробелы в какой-либо части или в каком-либо объеме в связи с односторонностью и неполнотой первоначального дознания или предварительного следствия или устранить либо нейтрализовать негативные правовые последствия допущенных нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона.

В УПК РФ также должны быть установлены конкретные основания для принятия прокурором такого решения. При этом в перечень таких оснований необходимо включить и безусловные основания для принятия прокурором вышеназванного решения с тем, чтобы система таких оснований представляла собой законодательную программу с реальными критериями оценки хода и результатов проведенного дознания или предварительного следствия, а также всех принятых решений в ходе их производства.

??????y?одимым законодательно установить срок, равный первоначальному их производству, а именно, для производства нового предварительного следствия – не более двух месяцев со дня принятия уголовного дела следователем к своему производству, а для производства нового дознания – 20 суток со дня принятия дела к производству. Дальнейшее продление указанных сроков должно производиться на общих основаниях и в порядке, установленном УПК РФ.

При дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального механизма возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования заслуживает поддержки предложение об уведомлении обвиняемого о принятом решении возвратить дело для производства дополнительного расследования в целях полноценного обеспечения ему права на защиту.

В третьем параграфе второй главы анализируется возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В параграфе показывается путь развития данного института в УПК РФ, характеризуются закономерности практики применения его норм, указывается на значительную распространенность случаев необоснованного возвращения уголовных дел прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, указываются причины принятия таких решений, анализируются недостатки и пробелы законодательного урегулирования института возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, проблемы практического применения его норм.

Исходя из законодательно установленного ограниченного круга препятствий для рассмотрения уголовного дела судом возвращение судом уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ представляет собой усеченную форму дополнительного расследования, призванного «во всяком случае» устранить предусмотренные в УПК РФ существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Между тем данный институт отличен от прежней формы и содержания института возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования. Отличия проявляются в законодательных ограничениях круга оснований для принятия решения о возвращении прокурору уголовного дела. Различно и наименование оснований для таких решений. Законодатель именует их как «препятствия для рассмотрения уголовного дела судом», что подчеркивает бесспорно непреодолимый их характер в ходе судебного разбирательства, а также крайнюю необходимость устранить указанные в законе обстоятельства, преодолевая тем самым процессуальную преграду для рассмотрения уголовного дела в суде и постановления законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

Перечень всех оснований, расцениваемых законом в качестве препятствий для рассмотрения уголовного дела судом и влекущих в безусловном порядке возвращение уголовного дела прокурору для их устранения, должен устанавливаться не Пленумом Верховного Суда РФ в процессе разъяснения действующих норм уголовно-процессуального законодательства, а должен быть закреплены в УПК РФ. В частности, законодатель их место определил в ст. 237 УПК РФ.

Препятствовать движению уголовного дела из одной стадии в другую – из досудебного производства в судебное – в любом случае должны все существенные нарушения уголовно-процессуального закона, а не только те, которые ограниченно указаны в ст. 237 УПК РФ. При этом существенность нарушений уголовно-процессуального закона должна быть определена в зависимости от характера и назначения в уголовном процессе нарушаемой уголовно-процессуальной нормы, от способа нарушения, от его наступивших последствий для участников уголовного судопроизводства, для уголовного дела в целом, для вынесения законных, обоснованных, мотивированных уголовно-процессуальных документов. Учитывая, что назначение и роль уголовно-процессуальных норм в уголовном судопроизводстве различны, то различны и правовые последствия их нарушений. Вместе с тем, учитывая основополагающий характер уголовно-процессуальных норм, призванных обеспечивать конституционные права и свободы участников уголовного судопроизводства, законность и обоснованность итоговых обвинительных актов при производстве по уголовному делу, их нарушения должны рассматриваться как те непреодолимые преграды, которые в любом случае должны препятствовать и рассмотрению уголовного дела судом, и постановлению судебного решения по уголовному делу. В частности, не могут не препятствовать рассмотрению дела нарушения предписаний УПК РФ не только относительно реквизитов не только обвинительного заключения, но и постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, нарушение правил языка судопроизводства, нарушение права обвиняемого на защиту, нарушение права потерпевшего на получение гарантированной Конституцией РФ квалифицированной юридической помощи и т.п.

Автором формулируется позиция относительно возможности принятия решений о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом не только в ходе предварительного слушания, но и в ходе последующих этапов судебного производства по уголовным делам.

В работе обосновывается предложение об отсутствии необходимости возвращать уголовное дело прокурору только лишь из-за того, что обвиняемому не разъяснены его права ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела в отношении него с участием присяжных заседателей, коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции, о применении особого порядка судебного разбирательства.

С учетом того, что возвращение уголовного дела прокурору должны влечь лишь непреодолимые судом препятствия, оценка данного основания должна проводиться с точки зрения возможности его преодоления судом в ходе судебного производства. Представляется, что без ущерба для уголовного дела для обеспечения прав и законных интересов обвиняемого указанные права ему могут быть не только разъяснены, но и обеспечены в ходе как предварительного слушания, так и в подготовительной части судебного разбирательства. В этой связи, по нашему мнению, в ст.237 УПК РФ следовало бы предусмотреть возможность суду по собственной инициативе назначать предварительное слушание с целью обеспечения в его рамках прав обвиняемого, предусмотренных пп.1,1 – 1, 2 ч. 5 УПК РФ. Кроме того, следовало также предусмотреть в ст. 267 УПК РФ обязанность председательствующего в подготовительной части судебного разбирательства разъяснять подсудимому не только права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, но и права, предусмотренные пп. 1,1 – 1, 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ

С исключением из УПК РФ нормы о 5-суточном сроке для устранения препятствий в порядке ст. 237 УПК РФ, в нем не появилось других сроков, в течение которых бы устранялись препятствия для рассмотрения уголовного дела судом. Между тем, представляется необходимым такие сроки в УПК РФ предусмотреть, чтобы производство по возращенному уголовному делу прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ не стало бессрочным. В законе должны быть установлены как минимальные сроки, так и предельные сроки для этого, которые никак не могут быть больше срока производства дополнительного дознания и предварительного следствия, производимого вследствие возвращения уголовного дела прокурором для этого. Срок для устранения существенных нарушений уголовно-процессуального закона должен определяться в зависимости от вида и характера допущенного существенного нарушения уголовно-процессуального закона, от того, на каком этапе досудебного производства оно было допущено. Так, если для устранения отдельных нарушений предписаний УПК РФ относительно структуры и содержания обвинительного заключения может быть достаточным и предусматриваемый ранее 5-суточный срок, то для устранения последствий нарушения правил о подследственности уголовного дела потребуется новый срок для предварительного следствия в полном объеме. Представляется необходимым такой срок установить до одного месяца, с возможностью его продления. Как нами уже отмечалось выше, в УПК РФ следует такой срок определять в зависимости от того, какое препятствие для рассмотрения уголовного дела судом надлежит устранить прокурору.

Третья глава «Повторное производство в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе анализируются ходатайства, заявления и иные формы повторения действий в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции.

Повторение заявлений, ходатайств — это процессуальное усложнение, которым замедляется, а нередко замедляется существенным образом, процесс судопроизводства. Однако закон допускает такие формы затягивания уголовного судопроизводства, правда, УПК РФ при этом, как правило, не предусматривает ни оснований, ни условий для этого, что приводит, например, к медленному темпу судебного разбирательства. А в некоторых случаях судебное разбирательство при разновариантных формах повторения действий на этой стадии процесса может принять настолько затяжной характер, что превращается в нескончаемо длящийся процесс. Достаточным для этого может даже стать повторение несчетное число раз одних и тех же объемных ходатайств, поскольку УПК РФ ничем не ограничивает возможность их заявления. Представляются однозначно допустимыми те формы повторения процессуальных действий на стадии судебного разбирательства, которые преследуют цели восстановления законного режима, состояния и обеспечение прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства при производстве по уголовному делу на стадии судебного разбирательства. И такое повторение всегда должно допускаться, несмотря на то, что оно займет много времени. Права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, законный режим — это более высокие ценности, чем скорость судопроизводства.

Часть 3 ст. 271 УПК РФ дает возможность сторонам повторить в любой части в ходе судебного разбирательства любое ходатайство, в том числе о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ.

С целью недопущения поверхностного их отражения в протоколах судебных заседаний обосновывается предложение об изготовлении протокола судебного заседания по окончании судебного следствия, но до судебных прений с предоставлением сторонам возможности именно в этот момент знакомиться с ним, подавать замечания на него, участвовать при их рассмотрении, устраняя несоответствия в протоколе с помощью аудио или видеозаписи, разрешив их применение без каких-либо ограничений.

В работе классифицируются повторные ходатайства в зависимости от их направленности на достижение той или иной задачи, дается их характеристика и формулируются выводы и предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства в РФ и практики его применения.

В частности, на основе анализа норм УПК РФ, УПК стран СНГ, данных изучения судебной практики, а также специальной литературы в работе обосновывается ряд предложений.

Предлагается в УПК РФ закрепить правило о возможности обжалования судебных решений об отводе судьи (суда), судебных решений о лишении или ограничении участников судебного разбирательства гарантированных УПК РФ прав и свобод, изложив пункт 2 части 5 статьи 355 УПК РФ в следующей редакции: «2) об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства, кроме заявлений об отводе судьи и других участников процесса, ходатайств об обеспечении участникам судебного разбирательства гарантированных им УПК РФ прав».

Кроме того, в работе указываются аргументы об установлении в УПК РФ правила о возможности, без каких-либо ограничений, заявления отводов судьям на всем протяжении судебного разбирательства. При этом отвод судье, рассматривающему дело единолично, должен разрешаться председателем соответствующего суда, его заместителем.

Сформулированы доводы о необходимости исключения из части 4 статьи 246 УПК РФ правила о том, что «замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в суде», предлагается изложить в остальной части ее в следующей редакции: «По ходатайству вновь вступившего прокурора суд повторяет допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

В порядке, установленном частью 4 статьи 248 УПК РФ, вновь вступившему прокурору предоставляется возможность ознакомиться с изготовленным протоколом судебного заседания». Изменения аналогичного порядка предлагается внести и в часть 3 статьи 248 УПК РФ относительно замены защитника.


загрузка...