Закономерности формирования психического здоровья детей коренного населения Республики Тыва (12.05.2009)

Автор: Семенова Надежда Борисовна

степень развития структурных зрительно-моторных функций оценивалась по результатам выполнения зрительно-моторного гештальт-теста Л. Бендер (Лови О.В., Белопольский В.И., 1996).

Для изучения иерархии жизненных ценностей и особенностей самосознания молодежи тувинской и русской национальностей проведено анонимное анкетирование выпускников общеобразовательных школ:

Самосознание молодежи изучалось с использованием метода свободного выбора самоидентификаций – тест М. Куна и Т. Макпартленда «Кто я?» (Twenty statements self attitude Test – Kuhn M., McPortland T., 1954).

Изучение ценностного самосознания (иерархии жизненных ценностей) проводилось по шкале жизненных ценностей, включающей в себя 14 позиций (Панков Д.Д., Колябина О.В., Румянцев А.Г. и др., 2003).

Эмоциональное состояние старшеклассников изучалось с помощью психологической методики «Самооценка психических состояний» (Дерманова И.Б., 2002). Количество проведенных обследований представлено в таблице 2.

Таблица 2

Количество проведенных обследований

№ п/п Вид обследования Количество обследований

1 Анкетирование: опросники М. Раттера (шкала В2) 1048

2 Психиатрическое интервьюирование 1048

3 Анализ тувинских семей 286

4 Характеристика социального статуса подростков 480

5 Изучение пренатальных факторов риска 268

6 Анализ становления психомоторного и речевого развития 268

7 Обследование механической памяти 522

8 Обследование внимания и умственной работоспособности 522

9 Оценка уровня общего развития 522

10 Оценка аналитико-синтетической функции мышления 522

11 Обследование пространственного мышления 522

12 Оценка структурных зрительно-моторных функций 522

13 Определение иерархии жизненных ценностей 480

14 Обследование эмоционального состояния 480

15 Изучение особенностей самосознания 480

Статистическая обработка полученных результатов проводилась с использованием пакета прикладных программ STATISTICA for Window Version VI.

Для анализа вида распределения количественных данных мы применяли критерий Шапиро-Уилка. Статистический анализ бинарных признаков проводился с подсчетом относительной частоты (%) и 95% доверительного интервала (95% ДИ). Статистический анализ количественных признаков проводился с подсчетом среднего арифметического значения (М) и 95% доверительного интервала (95% ДИ). Статистический анализ качественных порядковых данных проводился с подсчетом медианы (Mе) и интерквартильного интервала (ИКИ).

Сравнение двух несвязанных групп по качественному признаку проводилось с использованием непараметрического метода U-критерия Манна-Уитни. Сравнение групп по качественному бинарному признаку проводилось с помощью ?2 и точного критерия Фишера. Для исследования силы взаимосвязи показателей вычислялся коэффициент парной корреляции Спирмена (r). Величина уровня значимости различий принималась при р=0,05, т.е. при ошибке 5% (Реброва О.Ю., 2003).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Характеристика тувинских семей

Анализ тувинских семей по числу супругов показал, что в городской местности численность полных семей составляет 69,3%, неполных 30,7%; в сельской местности численность полных семей составляет 78,2%, неполных 21,8%. В структуре неполных семей преобладают семьи с внебрачными детьми: в городской местности 41,3%, в сельской местности 80,8% (p<0,001). Численность вдовствующих семей в городской местности составляет 26,7%, в сельской 5,7% (p<0,001); численность семей, лишившихся второго родителя в результате развода, в городской местности составляет 32%, в сельской 13,5% (p<0,001).

Большинство тувинских семей являются многодетными, т.е. имеют в своем составе трех и более детей. Численность многодетных семей в городской местности составляет 46,7% в сельской местности 52,4%.

В настоящее время традиционное разделение социальных и семейных ролей – муж как кормилец семьи, жена как домохозяйка – изменилось, что приводит к сложности совмещения семейной жизни и профессиональной деятельности, семейной роли матери с социальной ролью кормилицы семьи и особенно неблагоприятным образом сказывается в многодетных семьях. Занятость матерей выше, чем отцов, особенно в сельской местности. Одной из причин этого является высокий уровень безработицы: число безработных мужчин в городской местности составляет 20,3%, в сельской – 41% (p<0,01). Число безработных женщин в городской местности составляет 24,7%, в сельской – 30,2% (p>0,05).

Статус безработной семьи (где не работает ни один из родителей) имеют 16% городских семей и 23,3% семей, проживающих в сельской местности. В соответствии с высоким уровнем безработицы падает и материальный достаток семьи. За пределами бедности живет подавляющее число семей, особенно в сельской местности. Доход на одного члена семьи ниже прожиточного минимума имеют 69,3% городских семей и 82,4% сельских семей (p<0,05).

Анализ вредных привычек у родителей показал, что алкоголь употребляют 12,4% матерей, проживающих в городе и 22,4% матерей, проживающих в сельской местности (p<0,05). Численность мужчин, регулярно употребляющих алкоголь, в городской местности составляет 47,6%, в сельской местности доходит до 66,7% (p<0,01). Численность семей с асоциальным поведением (имеющих в своем составе родственников с судимостями) в сельской местности составляет 11,9%, в городской местности 5,3% (p>0,05).

Следствием вышеперечисленных причин является неблагоприятный психологический климат и конфликтные отношения в тувинских семьях, которые отмечаются в 45,1% сельских семей и в 36% городских семей (p>0,05). Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о том, что конфликтные отношения чаще присутствуют в семьях с низким социально-экономическим и культурным уровнем. Получены положительные корреляционные связи между неблагоприятным психологическим климатом в семье и бытовыми условиями, в которых проживает семья (r=0,43; p<0,001), с наличием в семье родственников, имеющих судимости (r=0,4; p<0,001), с алкоголизацией матери (r=0,3; p=0,02). Отрицательные корреляционные связи получены между наличием конфликтов в семье и уровнем обеспеченности (r=-0,9; p=0,02).

В городской местности отмечаются более тесные корреляционные связи между неблагоприятным психологическим климатом в семье и плохими бытовыми условиями (r=0,6; p<0,001). Также определяется зависимость неблагоприятного психологического климата с составом семьи (r=0,3; p=0,009), с количеством детей в ней (r=0,3; p=0,02), с алкоголизацией матери (r=0,3; p=0,02). Отрицательные корреляционные связи получены между наличием конфликтов в семье и уровнем обеспеченности семьи (r=-0,3; p=0,04). Определяется корреляционная связь между неблагоприятным психологическим климатом и низким образовательным уровнем матери (r=0,4; p=0,003) и отца (r=0,3; p=0,02).

Родительская семья является самым основным фактором социализации. Семейные условия, включая социальное положение, род занятий, материальный достаток и уровень образования родителей, в значительной мере предопределяют жизненный путь ребенка. Кроме сознательного, целенаправленного воспитания, которое дают ему родители, на ребенка воздействует и вся внутрисемейная атмосфера. Характер взаимоотношений в семье определяет главные характеристики первичного окружения ребенка и служит для накопления им первичного социального опыта. В процессе воспитания ребенок интериоризирует структуру социальных отношений, существующих в его окружении, отношение к миру, которое присутствовало в его семье, характеристики взаимодействия с людьми, которые использовали мать и отец в процессе совместной с ним деятельности. В семьях, где нарушены внутрисемейные отношения, наблюдаются нарушения коммуникативных способностей у детей, которые в дальнейшем затрудняют социальную адаптацию во взрослой жизни, могут привести к разным видам деструктивного поведения (Кон И.С., 1989).

Анализ социального окружения тувинских подростков показал, что 36,9% подростков, проживающих в городе, и 41,1% подростков, проживающих в сельской местности, проводят время в общении с друзьями, злоупотребляющими алкоголем или употребляющими наркотические средства. Имеют друзей с криминальными наклонностями 26,6% юношей, проживающих в городской местности (3,3% юношей высказались об этом прямо, 23,3% не отрицают этого факта) и 28% юношей, проживающих в сельской местности (4% юношей высказались прямо, у 24% это высказывание звучит косвенно). Наличие друзей с криминальными наклонностями в своем близком окружении отмечают 8,4% девушек, проживающих в городе, и 33,3% девушек, проживающих в сельской местности (7,7% девушек высказались об этом факте прямо, 25,6% девушек не отрицают этого).

В отношении употребления наркотических средств городские старшеклассники не проявили достаточного самораскрытия. Старшеклассники, проживающие в сельской местности, оказались более откровенными: 12% юношей высказались о том, что употребляют наркотики (6% прямо заявили об этом, 6% юношей не отрицают данного факта). Многие из подростков сознаются в том, что имеют пристрастие к алкоголю. Об этом прямо или косвенно высказались 10% городских юношей и 10,4% городских девушек и 24% юношей и 14,1% девушек, проживающих в сельской местности.

Таким образом, проведенный анализ тувинских семей показал низкий уровень благополучия семей не только в экономическом плане, о чем свидетельствует тот факт, что подавляющее количество семей живет за пределами бедности, практически в нищете, но и в психологическом отношении. Неблагоприятный психологический климат с наличием конфликтов в семье чаще отмечается в семьях с низким социально-экономическим и культурным уровнем.

Характеристика психического здоровья детей и подростков


загрузка...