Экономический контекст становления региональных инновационно - образовательных комплексов (концепция, опыт, перспективы) (12.05.2009)

Автор: Дадаев Лёма Мухадинович

Специального внимания заслуживает внутренняя динамика территориальных корпоративных структур, поскольку именно они могут выступить в качестве блоков построения межрегиональных и макроэкономических связей.

Но есть еще более важные задачи, которые способны выполнить только территориальные корпоративные структуры. Речь идёт о специализации региональной экономики в конкретной отрасли хозяйства, которую способны обеспечить, прежде всего, корпоративные группы - благодаря своей постоянной инновационности и адаптированности к отраслевой специфике.

Конкурентные особенности и преимущества территориальных корпоративных структур состоят в том, что они быстрее осваивают ведущие технологии и проникают на новые и растущие рынки. Территориальные корпоративные структуры активно используют достижения в области информационных и коммуникационных технологий, таких, как - электронная почта, компьютерные конференции, электронные базы данных, интернет и интранет. Особый аспект деятельности территориальных корпоративных структур в экономике знаний – участие в подготовке квалифицированных работников и предпринимателей.

Сложными вопросами деятельности региональных корпоративных структур остаются – внерегиональный экспорт, создание новых предприятий и привлечение инвестиций, восполнение «пробелов» во внутрирегиональной производственной цепочке, участие фирм и учреждений корпорации в местных и международных связях.

Промышленная и региональная специализация стран порождает стратегию использования и наращивание конкурентоспособного потенциала посредством поддержки существующих и создания новых инновационно-образовательных комплексы. Именно такая стратегия крайне необходима и российской экономике. В то же время, несмотря на широко распространённую популярность политики формирования инновационно-образовательных комплексов, реальное развитие и успешность стратегий образования структурированных групп всё ещё остаётся политикой, часто ослабляемой наличием серьёзных проблем и вызовов. Поэтому до сих пор нет никаких определенных технологий, гарантирующих ускоренное создание и эффективное развитие инновационно-образовательных комплексов как региональных групп новейших технологий.

Во втором разделе «Экономические императивы формирования инновационно-образовательных комплексов» отмечается, что основные экономические императивы структурирования регионального производства порождаются быстрым прогрессом информационных и коммуникационных технологий. Глобализация и регионализация создают два динамичных механизма, с помощью которых осуществляется давление на организационно-управленческую сферу региональной экономики, вынуждая её к межрегиональному унифицированию систем финансового учета, налогообложения и корпоративного управления.

Парадоксальной закономерностью современного развития региональной экономики является то обстоятельство, что именно в эпоху глобализации мирохозяйственных связей наблюдается четкая тенденция к регионализации и межрегиональному сотрудничеству не только в различных частях мира, но и в пределах различных частей территориально-крупных стран мира. Это объясняется, прежде всего, тем, что тенденция к регионализации противостоит тенденции к глобализации – в качестве инструмента неизбежного усиления регионального неравенства (на базе различных масштабов и эффективности приватизации, неодинакового вклада образования, геополитического расположения региона, степени его урбанизации и демографической деформации).

Компромиссной формой разрешения противоречия между одновременным стремлением и к глобализации, и к регионализации выступает тенденция к развитию межрегиональной интеграции. В результате можно говорить о диалектической природе эпохи «глобализации-регионализации», которая знаменуется интенсивным развитием двусторонних и многосторонних (межрегиональных) торговых соглашений.

Практика показывает, что объективной основой усиления тенденции к регионализации – как альтернативы тенденции к глобализации – выступает заложенная во внутрирегиональных и межрегиональных связях возможность противостояния негативным последствиям связей глобального характера. Более того, регионализацию территориального экономического сотрудничества можно трактовать и как специфический способ компенсации некоторых, наиболее жестких для данной страны, положений мировых торговых организаций. Потребность в таком сотрудничестве обусловлена отсутствием механизма, с помощью которого выгоды от расширения мировой торговли могли бы быть справедливо распределены между всеми региональными участниками данного процесса.

Но действительно ли возможно примирение этих двух альтернативных тенденций: прогресс экономической и финансовой глобализации, с одной стороны, и укрепление регионального сотрудничества, с другой? Один из возможных вариантов компромиссного сценария этого сложного процесса заключается, по нашему мнению, в превращении в основную форму процесса глобализации именно противостоящего ей регионального взаимодействия экономической деятельности, то есть глобализация интеграции тех регионов, которые имеют много общего в своей экономической организации.

The process of globalization impacts the processes of change on the local and regional scale.Процесс глобализации решающим образом влияет на процессы перемен на местном и региональном масштабах, поскольку глобализация подразумевает инфильтрацию социальной, политической и экономической активности через административные границы, в силу чего события и решения в одном регионе мира могут влиять на события и решения в других странах, а также способствовать усилению взаимозависимости, которое выходит за пределы отдельных государств. Во многих отношениях государство уже не определяет основной масштаб деятельности, а граница между внутренними вопросами и глобальными акциями становится условной.

The regional dimension is a key factor explaining why Russia's economic transformation has been so troubled, Bradshaw remarked.Региональный аспект является одним из ключевых факторов понимания того, почему в России макроэкономические преобразования выступают фактором экономических потрясений. Russia inherited economic activity and geography that made some sense in a centrally planned command economy, but which is ill-suited to the demands of emerging market economies.Российская экономика продолжает сохранять признаки централизованно планируемой экономики, которые плохо сочетаются с требованиями формирующейся рыночной экономики. Consequently, Bradshaw noted, economic transformation has brought a spatial restructuring, as the economic geography of Russia has started to reflect the market economy.Рыночные преобразования привели к модернизации пространственной структуры производства. В то же время центральные и региональные органы власти часто использовали пространственную структуру в целях защиты интересов рыночного управления экономикой. Всё это препятствует замене «административного» структурирования региональной экономики «рыночным» структурированием. The result is a partially restructured economic map. It is at the regional level where the struggle between the old and the new is most obvious, Bradshaw stipulated.Именно на региональном уровне, где борьба между административными и рыночными началами является наиболее очевидной, возникают предпосылки появления таких регионов, которые могли бы непосредственно, независимо от центра, вступить в более тесное экономическое взаимодействие с международными организациями (например, анклавные регионы типа Калининградской области). In Russia, Bradshaw pointed out, statistics on import/export activity, foreign investment, and bilateral and multilateral technical assistance programs reveal that very few regions have been incorporated into the global economy.

Глобализация связана с ростом экономической взаимозависимости (в рамках существующих географических и политических границ). С этой точки зрения, «детерриторизация» («deterritorialization») является одним из важнейших императивов глобализации. Однако исключительное внимание только этому аспекту регионализации может вводить в заблуждение, поскольку подавляющее большинство видов экономической деятельности по-прежнему привязаны к конкретному географическому положению. Необходимо видеть более масштабные аспекты глобализации, которая охватывает механизм того, каким образом события далекого центра воздействуют на местные и региональные процессы. Следовательно, характеристика глобализации должна также включать в себя ссылку на скорость детерриторизации, снимающей первоначально главный пространственный параметр экономики.

Интенсивное развитие российской системы образования, происходящее сегодня во всех территориях страны, осуществляется в контексте жестких императивов основных тенденций мировой и российской экономики. В работе отмечается, что среди этих тенденций особое значение для территориальной системы общего и высшего образования имеет тенденция к глобализации социально-экономической жизни современного российского общества.

Интернационализация вовсе не является каким-либо новым термином в системе дефиниций экономической науки, однако его популярность в сфере образования действительно возросла с начала 1980-х годов. До этого времени международное образование являлось локальным явлением, характеризующим интернациональный характер образования лишь в некоторых странах. В 1990-е годы обсуждения, с использованием термина «международное образование», оказались в центре внимания экономистов, потребовав его отграничения от понятий «сравнительное», «глобальное» и «многокультурное» образование. Сегодня же, в первом десятилетии 21-го века, этот набор усложнился за счет появления новых терминов - «транснациональное» и «трансграничное» образование», а также «образование без границ».

В региональном аспекте процесс интернационализации часто рассматривается с точки зрения трехсторонней модели образования (ввода, обработки и вывода инновационно-образовательных знаний). Высшее образование все чаще рассматривается как коммерческий продукт, который будет покупаться и продаваться, как и любой другой товар.

Высший уровень коммерциализация образования достигает именно на мировом рынке. Вот почему Всемирная торговая организация (ВТО) рассматривает ряд предложений по включению в качестве одной из статей импорта и экспорта высшего образования в зависимости от сложных правил и правовых механизмов в рамках ВТО (по протоколам освобождения от большинства ограничений).

Инициатива ВТО относительно прямой коммерциализации образования может создать серьезную угрозу для традиционных идеалов университетского обучения, а также для национального и институционального контроля над образованием, и поэтому требует тщательного изучения.

Российская система образования находится в условиях подлинной революции в области подготовки квалифицированных кадров, той революции, которая может серьезно изменить понимание базовой роли университетов в инновационной экономике. Возможны огромные непредсказуемые последствия, которые пока ещё мало осознаются и обсуждаются.

Высшие учебные заведения во всем мире являются объектом глобальной тенденции, которую можно определить как «массификация» образовательного процесса, со всеми ее последствиями – возникновением и влиянием новых коммуникационных технологий, подотчетностью научных учреждений – государственным и международным органам власти, мобильным характером научных профессий, глобальными исследовательскими сетями.

Мир образования стал делиться на «центры» и «периферию», и центры все более и более доминируют над периферией, а периферия становится все более маргинальной. Существует не так уж много возможностей для академической системы (или - для самостоятельного развития отдельных вузов) в условиях усиления конкуренции и быстрого распространения технологий высшего образования на глобальной арене, поскольку в мире фактически доминирует группа университетов из промышленно развитых стран. Несмотря на наличие более 17000 высших учебных заведений во всем мире, в настоящее время навязчиво внедряется ограниченный список из 100 «именитых» вузов.

Нормы, ценности, язык научных инноваций, знаний и изобретений этих признанных академических центров находятся в фокусе внимания национальных систем образования других стран, которые получают патенты в национальных и зарубежных ведомствах и поддержку со стороны транснациональных корпораций. Такие страны, как Австрия, Великобритания, Япония, США являются лидерами в патентовании изобретений, - как на национальном уровне, так и за рубежом, выступая «центрами» инноваций и технологий. Вместе с тем глобализация в сфере высшего образования усугубляет резкое неравенство между университетами мира.

С ростом коммерциализации высшего образования ценности рынка расширяют своё социальное пространство и влияние. Одним из основных факторов этого процесса является изменение отношения общества к высшему образованию, которое в настоящее время рассматривается преимущественно в качестве «частного блага» в интересах тех, кто учится или проводит исследования. С этой точки зрения представляется оправданным, что потребители должны платить за эту услугу, как это они бы делали на любом другом рынке.

Таким образом, предоставление знаний становится просто еще одной коммерческой сделкой. Очевидно, что государство не может предоставить все необходимые ресурсы для расширения сектора высшего образования в полном объёме. А университеты и другие учреждения ожидают, со своей стороны, еще большего финансирования. Они вынуждены реализовать стратегию, которая скорее характерна для обыкновенных предприятий, а не для образовательных учреждений. В этом контексте логично развитие государственных университетов в направлении дальнейшей приватизации – в сторону продажи продуктов знаний, установления партнерских отношений с корпорациями, а также посредством увеличения денежных сборов со студентов.

Распространение частных учебных заведений всех видов, особенно в рыночном секторе смешанной экономики, - еще один побочный продукт коммерциализации, точно так же, как и образовательная деятельность фактически предпринимательских компаний, странным образом именующих себя «университетами», но занимающихся в основном продажей фиктивной квалификации, непрофессиональной подготовкой и переподготовкой кадров, коммерческим присуждением ученых степеней и сертификатов своим клиентам.

Не удивительно, что в этих изменившихся обстоятельствах технология обеспечения «информационной продукцией» свободно продаётся на международном рынке. Дисциплины высшего образования во всех его проявлениях и формах скоро превратятся в предмет свободной купли-продажи.

Однако определённая проблема состоит в том, что правила ВТО (и связанное с ними Генеральное соглашение по торговле и услугам) являются юридически обязательными. Существует опасность того, что правила, касающиеся высшего образования, будут включены в международные соглашения без особого анализа их специфики. Дело в том, что когда нечто становится частью требований и положений режима ВТО, то оно становится и объектом сложных механизмов.

Последствия подобной международной регламентации высшего образования действительно приобретают глобальный характер, - не только в силу распространения на образовательные услуги нового свода международных правил, но и потому, что деятельность университета будет определяться теперь совершенно новым подходом: ведь главной целью ГАТС и ВТО является гарантия беспрепятственного (немонопольного) доступа на национальном рынке образовательных услуг ко всем образовательным продуктам и учреждениям всех видов.

Конечно, методы «торговли» в области высшего образования сложнее, но в сфере регионального образования в настоящее время актуально именно это – необходимо создавать режим наибольшего благоприятствования и конкуренции в предоставлении образовательных услуг на региональном уровне, соблюдать руководящие принципы и положения института свободной торговли, особенно в сфере высшего образования.

Потенциальная опасность состоит в том, что ВТО способна гарантировать, что академические институты (или другие учебные заведения) могут создавать филиалы в любой стране, гарантировать качественный уровень экспортных образовательных программ, присуждать реальные дипломы и сертификаты с минимальным ограничением, инвестировать в зарубежные учебные заведения, давать работу инструкторам для своих иностранных предприятий, обеспечивать создание новых образовательных и учебных программ на основе технологий дистанционного обучения.

В ближайшем будущем образовательные продукты всех видов будут свободно экспортироваться из одной страны в другую. Авторское право, патент, лицензионные правила уже вошли в качестве детально регламентируемых объектов (и как составная часть) международных торговых договоров, но эта тенденция будет теперь дополнительно усилена образовательными услугами. В результате станет крайне затруднительно регулировать коммерческую деятельность в учебных заведениях, а также затруднять неконтролируемую миграцию разных образовательных программ через международные границы, поскольку желающие участвовать в импорте и экспорте образовательных услуг будут непосредственно и напрямую обращаться в международные трибуналы для правового обеспечения своих действий. В настоящее же время юрисдикция над высшим образованием пока ещё находится полностью в руках национальных властей.

Экономика знания как система инновационно-образовательных комплексов приобрела всеобщее признание, формируется и растет быстрее всех других сфер во всем мире, так что в большинстве передовых стран прирост национального богатства теперь зависит больше от образования и творческого потенциала кадров, чем от природных ресурсов внутри страны. Следовательно, ценность высшего образования и предъявляемые к нему требования растут во всем мире.

В то же самое время возникает главное глобальное политическое и экономическое изменение, принимающее форму сокращения роли правительства во многих аспектах жизни национального социума и соответствующего увеличения важности глобальных рыночных сил в определении экономического статуса человека, группы и государства. Всё это привело к почти повсеместному уменьшению правительственной поддержки высшего образования на душу населения, так что в итоге высшее образование оказывается и всё более выдвинутым из традиционной защищенности в рамках его национальной роли в открытость конкурентоспособного глобального рынка.

Однако глобальный рынок для высшего образования очень опасен и максимально конкурентен. Например, корпорации, которые нанимают дипломированных специалистов, стали сами самостоятельно объединяться в международные ассоциации образовательных корпораций. Это означает, что дипломированные специалисты, подготавливаемые в национальных вузах, нуждаются в новых навыках и увеличенном притоке знаний со стороны разнообразных культур. В сфере высшего образования эти глобальные корпорации (например, - Исполнительный комитет MBA) теперь ожидают, что передовые вузы проникнут в те секторы региональной экономики, где имеются потенциальные студенты. И соревнование за таких студентов становится все более глобальным. Технология производит переворот в эффективности в областях коммуникаций и информационного управления, и они позволяют высшему образованию двигаться более настойчиво и эффективно в сферу широкой межрегиональной конкуренции.

Правительства большинства стран все более и более осознают ключевой вклад высшего образования в глобальную национальную классификацию, в создание национального богатства и благосостояния, привлечение значительных объёмов иностранной валюты. Но так как сокращение финансовой роли правительства часто препятствует ему в оказании адекватной финансовой поддержки национальной высшей школе, то многие правительства проводят в соответствующей сфере целенаправленную национальную политику, которая предназначена в значительной степени для того, чтобы сделать национальный центр образования глобальным - посредством международной поддержки действий своих самых эффективных университетов. Цели такой политики состоят в том, чтобы противодействовать снижающейся со стороны правительства финансовой поддержки высшему образованию через увеличение его доходов от притока международных студентов.

В пределах общеевропейской области высшего образования вырабатывается новый вид совместного подхода к высшему образованию, которое приходит к почти полному удалению национального образовательного компонента и протекционизма. Однако в отношениях с другим миром, за пределами европейской области, европоцентристская модель продолжает быть особой и самостоятельной целью.

Поскольку возможности глобализации многократно увеличились, большинство учреждений высшего образования стало двигаться вне «международной» модели европейского образования. Практически все страны используют некоторую форму образовательного протекционизма и обходят существующие барьеры, чтобы ввести в образовательные программы то, что превращает её в многонациональную программу. А вход в протекционистско-защищенную систему национального образования требует контактов с местными партнерами и поддержки органы государственной власти.

В международном общественном сознании региональные инновационно-образовательные комплексы характеризуются объединенным и освобожденным от монополизма региональным рынком квалифицированного труда, объединяющим профессионалов, их мобильность, постоянный выход на международную арену научного исследования и академического персонала, международное соревнование между университетами, между университетами и другими учреждениями и компаниями. Национальное содержание образовательной политики создает ещё более напряженные отношения. Учреждения уже признают это и развивают товарищества, консорциумы и сети, чтобы усилить своё положение на глобальной арене мирового образования.

Глобализация требует более стандартизированной и международно-синхронизированной структуры высшего образования, систем ученой степени и даже учебных планов. Процесс, начатый с Болонской декларации, является яркой иллюстрацией этого требования, однако в контексте соглашений о свободной торговли подобные тенденции международной гармонизации систем высшего образования развиваются и в других частях мира. В дальнейшем этот процесс, в конечном счете, может привести к интеграции управленческих структур, гегемонии английского языка в высшем образовании и научных исследованиях, развитию совместимых систем передачи и накоплению кредита.

Как в других социальных областях, глобализация создаёт сопротивление и контртенденции в сфере высшего образования - в виде признания важности национального языка, национальной ученой степени, культурного содержания и специфики учебных планов. Следовательно, глобализация в высшем образовании не обязательно подразумевает международную стандартизацию и однородность, поскольку пытается выработать политику, уравновешивающую глобальный и национальный компоненты. Гораздо в большой степени сопротивление глобализации в высшем образовании провоцируется его чрезмерной коммерциализацией, воспринимаемой как прямая девиация принципа справедливости в получении высшего образования.


загрузка...