Институциональные основы государственной собственности в системе национальной экономики в посткризисный период (12.04.2010)

Автор: Ваславская Ирина Юрьевна

Именно растущий риск ликвидности на межбанковском кредитном рынке, снижение взаимного доверия его участников, значительные колебания валютных курсов и, соответственно, спекулятивного спроса на иностранную валюту, нестабильность цен на фондовом рынке в совокупности обусловили резкие (в том числе внутридневные) колебания спроса и предложения на российском рынке МБК и, как следствие, высокую волатильность ставок по межбанковским рублевым кредитам (рис. 6).

Рис. 6. Характеристики волатильности ставок по однодневным рублевым МБК

(в процентных пунктах)

Все это не могло не сказаться на наращивании дефицита рублевой банковской ликвидности, который сохранялся в банковской системе с конца 2008 г., являясь проявлением недоверия потенциальных инвесторов.

Продолжением этой же тенденции стало ухудшение динамики объема вкладов физических лиц как отражение снижения доверия к банковскому сектору параллельно с замедлением роста реальных располагаемых доходов населения, высоким уровнем инфляции и нарастанием девальвационных ожиданий.

В результате снижения устойчивости российского банковского сектора финансовые результаты его деятельности по итогам 2008 г. ухудшились по сравнению с предыдущим годом (рис. 7).

Разработанная концепция и последующие ее эмпирические доказательства позволяют структурировать специфику не только докризисного и кризисного развития мировой экономики, но и экстраполировать ее структурные изменения на посткризисный период.

Рис. 7. Финансовый результат деятельности кредитных организаций (прибыль текущего

года за вычетом убытков, на конец года, млрд. руб.) за период 1999–2008 гг.

1. Меры антикризисной политики. Отсутствие системы международных институтов, соответствующих целостности мировой экономики и организационно дополняющих ее механизмы самоорганизации, вынуждает национальные правительства в одиночку справляться с разрастающимися экономическими и финансовыми дисбалансами. В целом усилия правительств стран мира базировались, прежде всего, на единодушной оценке сущности глобального финансового кризиса как кризиса доверия и первостепенной значимости формирования мер по восстановлению доверия к институтам и рынкам.

В России же оценки кризиса были иные, в результате различалась и направленность действий. Вместо антикризисных мер западных правительств, связанных со страхованием и гарантированием, а, следовательно, логичным в этом случае резервированием значительных финансовых ресурсов для их обеспечения, российские монетарные власти предпочли «накачивание» колоссальных ресурсов в национальную экономику. Исключением из этой практики является мера по повышению до 700 тыс. рублей сумм частных банковских вкладов, возврат которых в полном объеме гарантируется государством (Агентством по страхованию вкладов – АСВ). Однако это связано с тем, что накопленный капитал Агентства позволил повысить планку страхового возмещения. К тому же, как известно, с принятием Федерального закона от 27 октября 2008 года № 175-ФЗ «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года» АСВ получило дополнительные полномочия по осуществлению мер в целях предупреждения банкротства банков. Для этих целей государство предоставило АСВ 200 млрд. рублей.

По странам Европы модели рекапитализации сводятся к следующему. В Германии в конце 2008 г. объем государственных гарантий по долгам финансовых институтов определен в 400 млрд. евро, а дополнительные 20 млрд. евро были зарезервированы, в том числе, и для гарантий по страхованию депозитов частных лиц. В Великобритании сумма гарантий для банков, участвующих в схеме рекапитализации, определена в 250 млрд. фунтов стерлингов. При этом банки могут получить гарантии правительства по любым необеспеченным долгам сроком погашения до 3 лет. Франция предусмотрела 350 млрд. евро на гарантии по межбанковскому кредитованию. Австрийское правительство на эти же цели выделило 75 млрд. евро. Анализ механизмов выделения и использования средств зарубежными странами позволяет сделать однозначный вывод о том, что основным механизмом в борьбе с финансовым кризисом за рубежом являются обеспечение, гарантии, страхование.

Важное значение в системе антикризисных мер национальных правительств имеет организация контроля за выполнением антикризисных мероприятий и расходованием выделенных для борьбы с кризисом ресурсов.

Американская программа TARP (Troubled Asset Relief Program) прямо говорит о том, что казначейство не может выступать единоличным арбитром при распределении средств фонда. Учреждается Совет по контролю за использованием средств фонда, который совместно с Генеральным инспектором должен предупредить хищения, мошенничество и злоупотребления средствами фонда. В Германии также было принято решение о том, что Бундестаг сформирует Комитет по Фонду стабилизации финансового рынка в составе 9 членов из Бюджетного комитета. На заседаниях данного Комитета будут заслушиваться члены комитета управления Фонда. В России же в вопросах контроля положились на то, что действующих контрольных механизмов вполне достаточно для эффективного финансового контроля за расходованием антикризисных средств. Об этом свидетельствует тот факт, что созданный в октябре 2008 года Совет при Президенте по развитию финансового рынка РФ является совещательным органом и не может выполнять какие-либо контрольные функции. Не меняют кардинально эту ситуации и создание института специально уполномоченных Банка России, призванных контролировать выделенные банкам финансовых ресурсов.

При этом следует отметить то, что объединяет российские и зарубежные меры по преодолению кризиса: и в тех и других практически ничего не говорится об ответственности органов – финансовых регуляторов. А, между тем, именно международные и национальные финансовые организации несут свою долю ответственности за разразившийся мировой финансовый кризис, поскольку именно они не смогли оценить опасности глобальной перекапитализации фондовых рынков – фундаментальной причины мирового финансового кризиса.

2. Результаты антикризисной политики. Несмотря на все усилия национальных банков в борьбе с последствиями глобального финансового кризиса, продолжается падение экономической активности, неопределенной остается перспектива выхода из кризиса и открытым остается вопрос об эффективном антикризисном механизме и профилактических действиях в посткризисный период.

3. Национальный аспект антикризисных мер. Теоретическая концепция автора позволяет выделить ряд механизмов, дающих безусловный положительный эффект на стадии окончаний экономической рецессии.

В соответствии с авторской концепцией главной проблемой современной экономики является негативное влияние обособившейся финансовой системы на экономические процессы. В этой связи система мер на уровне национальных государств должна быть нацелена, в первую очередь, на устранение отрицательной обратной связи между финансовой и экономической подсистемами. Это, прежде всего, восстановление доверия к институтам и рынкам и сокращение давления на банки по регламентации новых кредитов как части программы снижения размеров заемного капитала. Государственные органы должны определить принципы своего поведения хотя бы на среднесрочную перспективу и не менять их по конъюнктурным соображениям. Неопределенность в ожиданиях рынка в отношении волатильности и ликвидности связана с приоритетами, которые должны обозначить власти в связи с их выбором между конкурирующими требованиями: снижения морального риска или защиты от систематических рисков. Другими словами, речь идет о повышении роли государства и совершенствовании структуры его собственности.

ПЯТАЯ ГЛАВА – «Новое качество института государственной собственности и разрешение системного противоречия между субъектным и объектным качествами государства ex post глобального кризиса» структурирована в контексте таких проблем, как формирование механизма оптимизации функций государства как крупного собственника и менеджера российских акционерных компаний, спецификация институциональных причин необходимости увеличения бюджетного эффекта роста масштабов государственной собственности, оценка эластичности макроэкономической активности по неналоговым доходам бюджета государства в качестве основы новой модели финансирования его функций, а также рассмотрение феномена «государство – эффективный предприниматель» в связи с решением «дилеммы треугольника» в механизме посткризисного экономического роста (см. таблицу 5).

В сложившихся к 2010 г. условиях изменения структуры собственности в России с устойчивой тенденцией увеличения государственной собственности на материальные и финансовые активы встает фундаментальный теоретический вопрос: в какие условия необходимо поставить государство как собственника, чтобы его административный ресурс способствовал оптимальному выполнению функций государства. Речь, в первую очередь, идет о таких функциях государства как экономическая эффективность, социальная справедливость и макроэкономическая и финансовая стабильность. Мы доказали, что корни неэффективности государственной собственности зиждятся в объективной невозможности решения этой «дилеммы треугольника» при существующей модели финансовой обеспечения деятельности государства до финансового кризиса 2000-х годов.

Однако если выстроить этот треугольник не «плоско», а многоступенчато, в зависимости от иерархии стратегических целей государства применительно к современной ситуации, то первой по значимости проблемой становится экономическая и финансовая стабильность экономической системы. Для России в связи с доминированием ее финансового сектора над материальным воспроизводством и несбалансированностью ее центрального элемента – федерального бюджета приоритетной задачей является достижение его сбалансированности.

Таблица 5

Структура доходов федерального бюджета имущественного характера из различных источников в 2000–2008 гг.

Год Совокупные доходы

от приватизации

(продажи) и использования государственного имущества Доходы

от приватизации

(невозобновляемые

источники) Доходы от использования государственного имущества (возобновляемые

источники)

млн руб. % к итогу млн руб. % к итогу млн руб. % к итогу

2000 50412,3 100,0 21167,8 53,9 23244,5 46,1

2001 39549,8 100,0 19307,9 26,1 29241,9 73,9

2002 46811,3 100,0 10448,9 22,3 36362,4 77,7

2003 135338,7 100,0 94077,6 69,5 41261,1 30,5

2004 129798,0 100,0 70548,1 58,4 50249,9 41,6

2005 97357,4 100,0 41254,2 42,4 56103,2 57,6

2006 93899,8 100,0 24726,4 26,3 69173,4 73,7

2007 105761,25 100,0 25429,4 24,0 80331,85 76,0

2008 88642,6 100,0 12375,9 14,0 76266,7 86,0


загрузка...