Типологический таксон культуры (10.10.2011)

Автор: Забулионите Аудра-Кристина Иосифовна

Согласно Леви-Стросу, каждая культура является уникальной ситуацией, поэтому для типологического изучения мифов разных культур требовалось сопряжение полной структуры типа с эмпирическими контекстами. Вся концепция Леви-Строса строилась двумя способами: теоретико-дедуктивным и индуктивно-эмпирическим. Структурализм Леви-Строса – не методологический, а мировоззренческий. Универсальная типология претендует на выражение онтологической реальности.

В третьем параграфе «Типология культуры в системно-синергетической концепции М.С.Кагана». 3.3.1. «Механистический проект кагановской культурологии». Рассматривается онтологический аспект типологии. Каган полагает, что в истории действует единый разум, поэтому наличествуют и единые законы, пронизывающих всю историю мировой культуры. Феномен многообразия культурных форм он связывает с человеческой деятельностью, которая разворачивается в разных природных условиях, определяющих формы хозяйственно-практической деятельности. Тем не менее, параллельно развивающиеся культуры и цивилизации проходят те же самые стадии исторического развития. Дисконтинуальность обнаруживается как три альтернативных пути культурогенеза и развития мировой культуры: земледельческий, скотоводческий и ремесленнический. В основе всех этапов развития культур лежит единая системно-синергетическая базовая модель типа.

Системный взгляд на культуру у Кагана онтологизируется. Отмечаются картезианско-гегелианские истоки проекта гуманитарного знания Кагана и особенности его марксизма. Значение физики как науки образцовой не отменяется и в том случае, когда Каган прибегает к идеям синергетики. Причинно-следственная модель (механика) дополняется идеями термодинамики, что приводит к более сложной модели объяснения динамики культуры. В ней появляется мотив сочетания дискретности и континуальности.

3.3.2. «Типологический таксон культуры как системная целостность». В основе разных культурно-исторических типов лежит базовая модель «тип-система». Каган изображает систему как иерархическую структуру с активным центром. В ней элементы объединены в целостность функциональной связью. Систему Каган строит гипотетико-дедуктивным методом. Принцип соотношения эмпирического и теоретического уровней познания Каган определяет как иллюстрация фактами рационально построенного конструкта.

3.3.3. «Культурологический смысл системы как типологического таксона». Представлен критический анализ познавательного потенциала «типа-системы» в познании культуры. Отмечается, что в тех случаях когда система становится центральным понятием и целью всех интегральных усилий созидающих культуру как целое, исторические типы культур лишаются своего мировоззренческого проекта, а исторические события объясняются как результаты действия внешних обстоятельств и столкновения сил. Полагается, что продуктивность системных моделей культуры может быть использована в анализе функционирования опредмеченных форм культуры.

В четвертом параграфе «Выводы», отмечается, что в разных вариантах новоевропейской рационалистической традиции сложился спектр формально-рационалистических разработок типа. Мы рассмотрели две из них: «тип-систему» и «тип-структуру». И системность, и структурализм онтологизировали свои теоретические конструкты, не собираясь проникнуть в сущность явления глубже структурной или системной его организации. Существенная для типологической проблематики тема дисконтинуальности в концепции Кагана обнаруживалась только на уровне содержаний, но не затрагивала самих принципов структурирования бытия. Структурализм, как известно, размышлял над качественными преобразованиями глубинных структур. Тема дисконтинуальности у Леви-Строса обнаруживается в том, что он выделяет две разновидности структуры: структуры, присущие первобытному и современному мышлению, но в их понимании он ориентируется на формально-рационалистическую традицию.

Трансцендентальное истолкование культуры как феномена сознания и трансцендентальная природа «системы» в философии символических форм Кассирера стояла несколько особняком. Кассирер был фигурой пограничной. В его понятии der Ursprung и прогрессирующем опыте сознания нетрудно усмотреть один из сквозных мотивов органицизма – «прообраз» и становление из внутренней формы. Однако у Кассирера он осмысливается в рационалистических терминах. При этом оставаясь в рамках рационализма, он признает фундаментальную роль допредикативных структур сознания, с которыми связывались как отдельные формы культуры, так и ее целостность. С допредикативными структурами сознания у Кассирера связана тема дисконтинуальности.

Завершая анализ формально-рационалистических типологий, применяемых в познании культуры, отмечается определенные ограничения их познавательного потенциала, связанные с постижением мировоззренческого проекта культуры. Делается вывод, что эвристическая полнота потенциала типологического подхода в общей теории культуры достигается только тогда, когда типологическое (системное или структурное) моделирование предмета, определяемое принимаемыми стандартами научной рациональности, одновременно ориентировано на метафизические параметры культуры. Из сказанного вытекает важное методологическое положение теоретической культурологии – необходимость философско-методологического контроля за переносом типологических конструктов как из биологии, так и строгих наук. Это позволит использовать их познавательные возможности, избегая последствий как механистического, так и натуралистического редукционизма.

В диссертации отмечается, что начало разработкам типологии как философскому методу дает мысль романтиков, но основания связать типологический таксон в культурологии с дисконтинуальной метафизической структурой мы находим прежде всего в мысли Хайдеггера, укоренившего субстанцию истории во времени и экзистенции субъекта (Dasein). В этом мы и видим основание для философской типологии культур как плюрализме бытийных горизонтов культур, приводящих к региональным онтологиям.

Глава четвертая «Инструменталистская установка в учении о “типе”» содержится анализ типологических стратегий, которые сложились ориентируясь на разные стандарты научной рациональности. Общей их особенностью является идея инструменталистского соотношения типологического конструкта и реальности. Представлен также критический анализ точки зрения позитивистов и неопозитивистов.

Первый параграф «Тип-абстракция в эмпирической социологии М.Вебера». В исследовательской литературе понятие веберовского идеального типа получило обстоятельное раскрытие. Однако веберовские методологические идеи оказали столь существенные импульсы в становлении научного варианта типологии, что комплексное исследование становления типологической проблематики немыслимо без воспроизведения основных идей его типологического метода.

В 4.1.1. «Философия выбора и научное знание» отмечается, что разработка метода и научного языка в целом были определены веберовской установкой на практическую ангажированность науки. Перед типологией и наукой не ставились цели раскрыть объективные законы истории, или предельные основания ее познания. Но в то же время «идеальный тип» должен был быть инструментом объективного, научно корректного анализа условий действия, инструментом, позволяющим проанализировать исторический детерминизм и рационально осознать цели и основания выбираемых политиком предпочтений.

Понятие идеального типа моделирует предмет веберовского исследования – смысл и структуру социального действия. В качестве реального субъекта действия Вебер рассматривает индивида, его двояко детерминированное поведение, которые определены как рациональными мотивами, так и другими факторами («идеями» эпохи, компонентами духовной жизни, которые непосредственно ученому не даны). «Технику» анализа, методологический инструментарий ученого, желающего постичь двояко детерминированное человеческое действие и получить «объективно значимую истину», Вебер и создает.

4.1.2. «Понятие идеального типа» Представляем идею понятия идеального типа. Первоэталон – правильный идеальный тип или целерациональное действие. На его основе рационально и контролируемо конструируется весь типологический язык – строгий научный инструмент познания.

4.1.3. «Конструирование научного языка». Правильный идеальный тип – основа и отправной пункт всего идеально-типологического языка. Весь методолого-концептуальный комплекс – идеально-типологический язык выстраивается путем содержательного усложнения правильного идеального типа, рационально и строго контролируемо вводя все новые параметры человеческого действия (внутренних мотиваций и внешнего поведения). Если тип-образ, тип-структура имели установку в теоретической форме отразить определенные измерения действительности, то типологический язык Вебера на прямое отражение не претендовал. Он создавался как инструмент исследования неких регулярностей в действительности (в этом и заключается инструментальный характер типологического языка веберовской рациональной науки).

Второй параграф. «Инструменталистские особенности функциональной типологии К.Г.Юнга» 4.2.1. «Генетическая теория либидо и объяснение природы психического типа». Представлен взгляд Юнга на природу и структуру сознательно-бессознательного комплекса и его содержаний. Отмечаются факторы дифференциации психики, приводящей к возникновению психических типов.

4.2.2. «Онтология психических типов». Представлен механизм взаимосвязи культуры и дифференцированной психики, которую Юнг описывает понятиями «функционального типа» и «индивидуации». Функциональный тип понимается как состояние (конкретный механизм адаптации) в процесс индивидуации. В этом процессе происходит смена механизмов адаптации (смена функциональных типов) в культурной среде. Поэтому процесс индивидуации невозможно описать одним типом.

4.2.3. «Типологический метод Юнга: идея инструментализма». Представлен анализ функционально-типологического языка, в основе которого лежит базовая модель типа. Ее суть – действие компенсаторного механизма. На основе базовой модели создается каждый конкретный тип путем введения конкретных признаков. Сами признаки и их количество Юнг считал вариабельными и свободно выбираемыми. Так созданный функциональный тип и весь типологический язык имеет инструментальный характер, подчеркивая который Юнг называл свою типологию "кристаллографической системой осей" или "тригонометрической сеткой". Причем процесс исследования конкретной психики осуществляется не через ее совпадение с конкретным типом, а путем сориентирования в системе координат всего типологического языка. Следовательно, логический статус признака в типологическом понятии не конститутивен, но регулятивен.

4.2.4. «Функциональные типы и архетипы: взаимосвязь двух типологий Юнга». Архетипы представляют собой типологизацию символических содержаний психического и являются "случайными" по отношению к его функционированию. Но они позволяют определить действующий механизм компенсации (функциональный тип).

Подводя итоги анализа юнговского типологического языка, отмечается родственность типологии Юнга с традицией органицизма. При этом отмечается, что типология Юнга представляет собой вариант моделирования, а не типологизации, во всяком случае, как она представлена в органицизме.

Третий параграф «Типология как культурно-нейтральный метаязык в семиотике Ю.М.Лотмана». Отмечается, что на смену традиционной универсальной модели истории, а потом и локальным цивилизациям, во второй половине ХХ века приходит коммуникативная модель организации человеческого сообщества. Один из ее вариантов – семиотика Лотмана, в которой диалог является фундаментальной формой организации не только межкультурного и межиндивидуального взаимодействия, эмпирических субъектов, но и формой построения коммуникативной целостности культуры. Соответственно таким установкам создается и типологический метод.

4.3.1. «Семиосфера как базовый теоретический конструкт». В исследовании некоторой целостности человеческих коллективов Лотман исходил не из изолированного коммуникативного акта, но из целостности семиосферы как важнейшего «фона» диалога. Он моделирует такой культурный фон – внутренне дифференцированное, неоднородное семиотическое пространство, которое представляет собой единую целостную структуру. Самый элементарный смыслопорождающий механизм – монада (своеобразный инвариант диалоговой структуры) обладает внутренней структурой, в основе которой лежит закон энантиоморфизма или зеркальной симметрии. Такой закон соотношения частей в смыслопорождающем устройстве создает необходимые соотношения структурного разнообразия и подобия, которые позволяют построить диалогические отношения – основу смыслообразования. Лотман выделяет два вида механизмов (первый, циклический механизм строит законообразную картину мира с характерным для неё циклическим временем; второй механизм организован в соответствии с линейным временным движением и фиксирует не закономерности, а эксцессы). В любой культуре действуют оба –механизма, описывая разные её сферы.

Отмечается, что выработка универсального метаязыка была поставлена Лотманом как самостоятельная задача создания такого научного языка описания человеческих культур, который не совпал бы с языком самого объекта. Требования к метаязыку – он должен быть формализованный. Описываемые явления определяются через систему метаязыка, но сам он оказывается как бы лишенным вещественных свойств. Лотман создает его на основе пространственных моделей и аппарата топологии. В универсальной культурной модели Лотман выделил два вида подтекстов (описывающих универсальное пространство (картину мира) и движение точки в этом пространстве (которое может быть интерпретировано как "путь героя").

4.3.2. «Конструирование семиосферы конкретной культуры». Семиосфера, имеющая монадную структуру отличается от всех несемиотических структурных механизмов. Такая особая структура семиосферы образуется не из конкретно заданных и константных для данной системы альтернатив, а путем введения противоположных и взаимноальтернативных структурных принципов. В ней фактически заданы не те или иные альтернативы, а сам принцип альтернативности, для которого все конкретные оппозиции данной структуры – лишь интерпретации на определенном уровне. Исходя из такого теоретического конструкта анализируются тексты с целью обнаружить конкретные ее оппозиции. Предельно формализованный метаязык типологических описаний культуры Лотмана сравниваются с научным языком Бахтина, который понимается не-формалистично (как другая эгзистенциальная позиция).

В четвертом параграфе «Методологическая оценка типа в позитивизме и неопозитивизме. К.Гемпель и П.Оппенгейм» предлагается методологическая оценка типа в позитивистской традиции.

4.4.1. «Методологическая оценка типа в эмпиризме и позитивизме XIX в. (типология и классификация)». Отмечается, что в обсуждении логики образования понятия «тип» высказываются разные суждения. А.Курно и У.Уэвелл, а также Г.Дриш, отмечают особенности логики образования «типа». Позитивисты, прежде всего Дж.Ст.Милль, логику типологии интерпретирует как разновидность индуктивного метода и, по сути, сводит к логике классификации.

4.4.2. «Оценка типа в неопозитивизме (инструментализм и моделирование)». К. Гемпель и П. Оппенгейм зафиксировали теоретико-познавательную дилемму: свойства объекта даны нам в опыте соединены друг с другом без резких границ, а научное понятие выполняет свою функцию в жестких формах, что не соответствует целостно-непрерывной природе объекта. В этой связи они обратили внимание на типологические понятия в науке и зафиксировали важную их характеристику: тип не классифицирует объекты, а устанавливает динамические соотношения между ними ("больше – меньше") используя "динамическое подведение под понятие". «Тип» получил в их работах скорее отрицательную оценку. Признавая его эвристическую ценность, они ограничили ее стадией первичной обработки научного материала. Классификация, предполагающая уже более жесткий отбор критериев, мыслится ими как более высокая в теоретическом смысле стадия. В более поздних работах Гемпель сближает «идеальные типамы» Вебера с «идеальными объектами» точных наук и рассматривает типологию только как предварительную ступень на пути становления корректной научной теории.

Таким образом, позитивисты придали специфическую интерпретацию понятию "тип". Отмечается неадекватность методологии логического позитивизма теоретико-целостным представлениям философии культуры, которая в принципе не позволяет выявить эвристический потенциал анализируемых концепций.

В пятом параграфе «Выводы» обращается внимание на продуктивность позитивистской идеи методологического инструментализма, которая в науках ХХ века, получила иную интерпретацию и творческое развитие. Отмечается, что употребляя термин «инструменталистская типология» мы имеем ввиду не эпистемологический статус «типа-конструкта», но его способ дескрипции реальности в процессе познания. Подводятся некоторые итоги анализа инструменталистских типологий и выявляются особенности «типа-конструкта», который не «отражает» реальность, но репрезентирует ее иначе, чем «тип-образ» и «тип-система». «Тип-конструкт» создается как некая идеальная модель – эталон для сравнения. Он исследует фрагмент реальности исходя из определенных познавательных целей и тех вопросов, которые исследователь задает исследуемому предмету. Тем самым тип-конструкт не имеет установки выразить целостность. Преимущество таких типов-конструктов в том, что они эффективно работают с эмпирикой, причем не на уровне простого ее описания, но на уровне анализа. Но как бы ни были научно продуктивны и практически востребованы инструменталистские типологии, научный конструктивизм и инструментализм не раскрывают сущностного уровня культуры, ее мировоззренческого проекта, и теоретически несостоятельны в постижении культуры как целостности и уникальной ситуации. Для сущностной интерпретации полученных с их помощью результатов требуется философский анализ.

Итак, фрагменты культуры, полученные в ходе научного исследования, могут быть интерпретированы в разной перспективе – в перспективе системного видения культуры (системные, структурные подходы онтологизируют свои концепты), или в перспективе интеллигибельно разработанного ее метафизического горизонта. В диссертации делается вывод, что только последний может раскрыть культуру как уникальную бытийную ситуацию. Поэтому имея в виду подведение дисконтинуальной метафизической структуры под типологический таксон, вводится термин «типологическое моделирование». Он относится к тем случаям, когда в построении предметной сферы культурологии имеет место сочетание двух уровней в познании культуры: традиционное научное моделирование, работающее с фрагментом реальности, и философское, постигающее мировоззренческий проект культуры, в перспективе которого идет осмысление научного моделирования. Делается вывод, что подведение дисконтинуальной метафизической структуры под типологический таксон культуры сообщает ему эвристическую полноту, но не отменяет и не противоречит научному конструктивизму и не упраздняет инструментальный аспект в моделировании культур. Именно в соотношении научного конструктивизма и философского уровня исследования и кроются потенциальные возможности типологического изучения культуры, которые требуют дальнейших исследований.

Из сказанного следует, что подведение метафизических оснований под научный конструктивизм позволяет достигнуть эвристической полноты в проблематике «типологического таксона культуры» - выражающего ее целостность и уникатьность. Культура как самая фундаментальная реальность. Такой типологический таксон культуры как базовый теоретический конструкт, как концептуально-методологический способ выражения предметной сферы культурологии следует оценивать в двойной перспективе. С одной стороны – типологический конструкт определен стандартами научной рациональности. С другой стороны – он не должен терять из вида метафизические параметры культуры. Следовательно, если тип культуры должен выразить региональные онтологии, то он как теоретический конструкт ситуативен.

Отмечается, что в становлении типологического таксона культуры за последние два столетия, развивается не только сама проблематика, но и устанавливается более строгое употребление терминов и понятий. Если придерживаться терминологической строгости, то типологией следует называть только такое разбиение культурного универсума, который исходит из метафизической стратегии дисконтинуальности. Тогда можно утверждать, что в культурфилософских теориях и науках широко распространенное использование термина «тип» нередко является своеобразным синонимом «теории».

Наконец, следует отметить, что становление типологического таксона культуры на дисконтинуальной метафизической структуре не отменяет, а возможно еще более актуализирует проблему постижения целостности, в связи с которой органицисты и романтики, ставшие альтернативой новоевропейского классического разума, и вспомнили о типологизирующем мышлении.

В Заключении излагаются обобщающие итоги исследования и намечаются перспективы последующих исследований диссертационной тематики.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии:

Типологический таксон культуры. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2009. 15,86 п.л.

Статьи в журналах, рекомендованных экспертным советом ВАК РФ:

Теоретические проблемы пониманя культуры как целостности // Вестник СПбГУ. – Сер. 6. – 2004. – Вып. 5. – 1 п.л.

Идея типа в натурфилософии И.В.Гете // Общественное призвание философии: прил. к журн. «Философские науки»: специальный вып. /[редкол.: Солонин Ю.Н. (пред.) и др.]. – Москва: Акад. Гуманитарных исслед., 2006. – с.- (Философские науки / М-во образования и науки Российской Федерации, Акад. Гуманитарных исслед.). – 1п.л. (соавтор В.П.Рюмина).


загрузка...