Коммуникативные стратегии становления и развития современной культуры политики России: социологический анализ (10.10.2011)

Автор: Савинков Владимир Ильич

Степень научной разработанности проблемы

Сложность и многоаспектность темы диссертационного исследования потребовала обращения к широким пластам социально-гуманитарного знания, обусловила системный анализ теоретических и практических разработок, сложившихся в философско-культурологических исследованиях, затрагивающих проблемы современной культуры, специфику развития системы образования и информационно-коммуникативных систем в условиях современных изменений.

I. Исследование социологического аспекта формирования государственной культурной политики основано на фундаментальной (теоретической) и эмпирической базе различных научных дисциплин и социологических категорий, разработанных в трудах представителей различных школ и направлений (Р. Бирстед, М. Вебер, Э. Гидденс, Э. Дюркгейм, Т.И. Заславская, О. Конт, А. Моль, Г. Спенсер, Т. Парсонс, Н.М. Римашевская, П. Штомпка и др.).

В основу широкого понимания культуры в диссертационном исследовании положены сложившиеся в социально-гуманитарном знании представления о культуре, включающие достижения теории систем, теории информации, семиотики, культурной и социальной антропологии, этнологии (культурная антропология – Ф. Боас, А. Кребер, Р. Редфилд, Э. Тайлор; социальная антропология и структурный функционализм – Б. Малиновский, Р. Мертон, Т. Парсонс, А. Радклифф-Браун; структурная антропология и структурализм – Р. Барт, К. Леви-Строс, М. Фуко и др.). Особый пласт составляют работы, где изучение культуры представлено в русле определений ее философских, эстетических категорий (М. М. Бахтин, В. К. Егоров, А. Я. Зись, Э. В. Ильенков, М. С. Каган, Ю. М. Лотман, В. В. Миронов, В. М. Межуев, А. К. Уледов, Н. А. Хренов), в частности, выделены и получили социально-культурное раскрытие понятия «диалог», «полилог», «общение», «взаимодействие», «коммуникация» и др.

Избранный аспект трактовки понятия «культура» связан с исследованием культурной политики как особого типа социального управления, чем обусловлено обращение к изучению вопросов социального проектирования, моделирования оптимальной системы управления сферой культуры в рамках различных дисциплин социально-гуманитарного цикла и прежде всего прикладной социологии, культурологии (О.Н. Астафьева, В. Э. Бойков, В.С. Библер, О.И. Генисаретский, Т.М. Дридзе, Л. Н. Коган, П.Н. Киричёк, К.К. Колин, О.И. Карпухин, Б.С. Мейлах, Э.А. Орлова, В.К. Сергеев, А.С. Соколов, Ю.У. Фохт-Бабушкин, М.Е. Швыдкой и др.).

Наряду с этими работами ценными в осмыслении проблем современной культуры представляются труды М. Вебера и П. Сорокина, базирующиеся на системном, комплексном подходе, получившем свое дальнейшее развитие в системно-синергетическом подходе (М. С. Каган, О. Н. Астафьева, В. П. Бранский), однако основанном на ином понимании объекта исследования и его подсистем как взаимопроникающих и взаимосвязанных социальных и культурных процессов, продуцирующих кооперативные (синергийные) эффекты в нелинейной социокультурной среде (В. М. Розин, О. К. Румянцев, Д. Г. Горин, С. А. Кравченко и др.).

II. Отмеченные подходы к познанию культуры как неотъемлемой части социальных систем характеризуют научный анализ культурных потребностей общества методами социологии. Поскольку «сообщество людей всегда представляет собой культуросозидающий фактор» (К. Манхейм), исходная позиция социологии культуры, оформившейся к настоящему времени в самостоятельное научное направление, основана на познании того, как культура способствует взаимодействию людей в изменяющихся обществах и какие факторы влияют на развитие культуры. В трудах зарубежных и отечественных ученых (Л. Г. Ионин, З. Бауман, Б. А. Грушин, Ю. А. Зубок, И. Валлерстайн, А. Л. Маршак, Т. К. Ростовская, А. П. Сельцовский, Ж. Т. Тощенко, Г. Г. Татарова, В. И. Чупров, В. А. Ядов и др.) показаны различные подходы к поискам понятийного оформления феномена «культура», адекватного происходящим изменениям в обществе.

В связи с этим выделим исследования социокультурной динамики представителей Франкфуртской школы (М. Хоркхаймер, Т. Адорно), согласно которым динамика культуры определяется законами рынка, а ее продукты и услуги становятся товаром. Развивая понятие «массовая культура», исследователи показывают, что культурная ценность, художественное достоинство такого товара обусловливается логикой товарного производства и товарно-денежного обмена, стимулированного медиаиндустрией. Такой подход к культуре обусловил появление тенденции сближения социологии и культурологии с медиаантропологией, что привело к «культуролизации» социологии, а социоориентированные концепции культуры были дополнены медиаориентированным подходом. Так, согласно воззрениям М. Маклюэна перевороты в развитии культуры определяются способом коммуникации. Медиаориентированные концепции в дальнейшем были связаны с обоснованием постиндустриального, информационного общества и развиты в трудах Д. Белла, З. Бжезинского, М. Кастельса, А. Моля. Новое качество роли и значения массмедиа в современном обществе в замене материализованного мира символическим, виртуализированным было обосновано в работах Ж. Бодрийяра, Д. В. Иванова и др.

III. Отдельный пласт теоретических работ, необходимых для изучения темы диссертации, составили труды, раскрывающие специфику коммуникативного подхода к исследованию социокультурного пространства. Для понимания коммуникативных стратегий особое значение сыграло обращение к концепциям Н. Лумана, трактующего общество как коммуникацию, Э. Гоффмана, П. Бурдье, М. Фуко, в частности, к понятиям «смысловые трансформации» или «смысловые пласты», к различным типам «дискурсивных практик», которые, будучи связанными с правилами порождения основных текстов культуры, конструируют социокультурное пространство (П. Бергер, Т. Лукман). Различные проблемы сущности, форм и средств коммуникации и ее значения в жизни современного человека рассмотрены в исследованиях М. Бубера, Т. А. ван Дейка, Р. Коллинза, Г. Маркузе, Ю. Хабермаса, К. Ясперса и др.

Наряду с этими концепциями существенный вклад в изучение содержания информации и коммуникации, массмедиа, эффективности их влияния на культуру и общество внесли такие зарубежные ученые, как Е. Кац, П. Лазарсфельд, Г. Лассуэл, Д. Мак Куэйл, М. Роунс, У. Шрамм и др., а также отечественные специалисты Э.Г. Багиров, Ю.Н. Давыдов, Е.Я. Дугин, Н.Б. Кириллова, В.П. Коломиец, И.В. Кондаков, И.П. Кужелева-Саган, В.А. Луков, С.А. Муратов, М.М. Назаров, И.А. Полуэхтова, В.Л. Саппак, В.М. Соковнин, А.В. Соколов, О.Б. Скородумова, Л.Н. Федотова, Б.М. Фирсов, В.Л. Цвик, А.В. Шариков, Ф.И. Шарков, О.В. Шлыкова, Н.А. Хренов и др.

IV.  Социокультурная модернизация предполагает формирование новой системы ценностей, распространение личностных ориентаций на успешную самореализацию, их согласование с ценностной системой культуры и общества. В этом случае коммуникативное взаимодействие как совокупность процедур, с одной стороны, продуцирования ценностно-смысловой информации и, с другой стороны, ее восприятия и понимания, особое значение приобретает в системе образования как социального и культурного института. Показателем эффективности функционирования данного института является высокий уровень нравственной, правовой, политической, информационно-коммуникативной культуры общества, достижение которого открывало бы для нашей страны новые перспективы развития. Рассмотрение в работе института образования в качестве важного направления культурной политики потребовало обращения к вопросам научно-образовательной политики России, выступающей в системном единстве с культурной политикой в процессе формирования человеческого потенциала и достижения целостности современной культуры (исследования А. С. Запесоцкого, И. М. Ильинского, Вал. А. Лукова, М. Н. Руткевича, А.Я. Флиера, социологические проекты М.К. Горшкова и Ф.Э. Шереги).

Несмотря на ограничения, связанные с ведомственным разделением культурной, научно-образовательной политики в практике управления, фундаментальные исследования культуры, коммуникаций и образования формируют теоретико-методологическую базу для выявления стратегий культурной политики в широком диапазоне модернизирующегося общества. Расширяя понимание модернизации как процесса, в основе которого заложены принципы социальной и культурной дифференциации, разработанные в трудах зарубежных авторов, отечественные исследователи предприняли плодотворные попытки обосновать на этой основе содержательные и организационно-управленческие аспекты культурной политики на федеральном и региональном уровнях в условиях социокультурных трансформаций (Г.А. Аванесова, О.Н. Астафьева, Л. Е. Востряков, Т.М. Гудима, К.Э. Разлогов, Б.С. Ерасов, Л.Г. Ионин, О.И. Карпухин, А.В. Костина, В.В. Савельев, Э.А. Орлова, В. Г. Федотова, Н. А. Хренов и др.).

Вместе с тем в рассмотренных направлениях либо недостаточно исследованы, либо не затронуты совсем такие проблемы, как влияние коммуникативных стратегий культурной политики на формирование человеческого капитала, духовного потенциала общества, на усиление инновационных трендов социокультурного развития. Для решения этой проблемы требуется серьезное теоретико-методологическое обоснование концепции коммуникативного подхода к разработке культурной политики, где ядром становятся демократические ценности, задающие цели социокультурного развития, где особые функции выполняют каналы массмедиа, способствующие становлению коммуникативной среды гражданского общества и развитию правового государства, доступности информации и включенности населения в потребление массовых коммуникаций.

Объект исследования: государственная культурная политика России в условиях модернизации.

Предмет исследования: социологические аспекты формирования коммуникативных стратегий государственной культурной политики в современной России.

Цель исследования: теоретическое обоснование социологического анализа коммуникативных стратегий государственной культурной политики России, выявление их ценностно-смысловой направленности, а также совершенствование основных факторов их развития в условиях модернизации российского общества и государства.

Для достижения данной цели в диссертации выдвинуты следующие исследовательские задачи:

выявить специфику культурной политики государства как объекта научного познания, разработать категориальный аппарат, предполагающий операциональное определение базовых понятий «культура», «сфера культуры», «культурная политика», «социальная и культурная коммуникация», «коммуникативная стратегия» и др.;

обосновать теоретико-методологические принципы социологического анализа государственной культурной политики и общества в условиях модернизации;

проанализировать значение информационно-коммуникативных характеристик, присущих социокультурным процессам, с учетом новых экономических обстоятельств, общественно-политических условий и духовных факторов;

рассмотреть важнейшие принципы, направления и модели культурной политики в условиях модернизации России;

обосновать концептуальную разработку и типологию коммуникативных стратегий как предпосылки создания новой коммуникационной среды в обществе и как основы культурной политики, обеспечивающие единое духовное пространство страны;

определить возможности формирования средствами культуры и массовой коммуникации человеческого капитала; выявить те распространенные в российском обществе ценности, идеалы, нормы поведения, которые требуют целенаправленного развития и регулирования;

проанализировать систему российского образования как важного социального и культурного института, транслирующего новым поколениям национальное наследие, а также развивающим у них способности к инновационной деятельности в той или иной профессиональной сфере;

рассмотреть конкретные характеристики коммуникативных направлений, технологий и практик в государственной культурной политике; выявить их позитивный потенциал, а также их противоречия и расхождения с общественными запросами в этой области;

сформулировать концептуальные основы коммуникативных стратегий российской культурной политики на ближайшую и среднесрочную перспективу;

рассмотреть реальные формы взаимодействия, существующие между культурной политикой и активностью разных коммуникативных групп и слоев. Обосновать социологическое понимание диалоговой и полилоговой моделей коммуникаций между ними как средства повышения эффективности культурной политики и адаптации населения к меняющимся условиям жизни;

выработать коммуникативно-стратегические и теоретико-прикладные основы формирования имиджа России средствами государственной культурной политики как внутри страны, так и за рубежом. Предложить комплекс мер и приоритетных проектов по оптимизации государственной культурной политики в данном направлении с учетом разных социокультурных пространств: внутри России; в странах СНГ; в ближнем и дальнем зарубежье.

В качестве научных гипотез выдвинуты следующие предположения:

1. В последнее десятилетие федеральные органы государственной власти предпринимают усилия, чтобы преодолеть подражательность основы модернизационных преобразований, свойственную первоначальной стадии отечественных реформ, в рамках которых собственные социально-культурные ресурсы были проигнорированы. В последние годы в стране также активизируются здоровые силы гражданского общества (зарождаются новые формы социальной организации, вырабатываются проекты по преодолению культурного кризиса, инициативные группы пытаются наладить диалог с представителями власти разных уровней и др.). Эти различные по своим механизмам формирования тенденции объективно способствуют повышению статуса и роли государственной культурной политики на новом витке модернизации.

2. Изменение статуса, ориентиров и содержания отечественной культурной государственной политики неизбежно требует усиления ее информационно-технологических компонент и коммуникативных качеств. В развитом обществе коммуникативные основы культурной политики приобретают разветвленную конфигурацию по направлениям, типам и видам, многообразию форм передачи сообщений, неодинаковым механизмам и результатам взаимодействия между участниками коммуникационных процессов. Применительно к культурной политике России эта закономерность выражается в необходимости выработать не одну, а ряд коммуникативных стратегий, охватывающих наиболее масштабные и интегрированные ее направления и пространства.

3. При существующих различиях в целях и методах реализации общими целевыми параметрами ведущих коммуникативных стратегий государственной культурной политики призваны стать заложенные в них ориентиры на сохранение целостного культурного пространства Российской Федерации, на активизацию в модернизационных процессах конструктивных сил гражданского общества и духовного потенциала отечественной культуры, на поддержку в стране диалоговых и полилоговых взаимодействий между разными участниками культурной политики.

Теоретико-методологическую базу исследования представляют многообразные концепции, теоретические направления и идеи. Важной теоретико-методологической основой исследования выступают концепции и представления, выработанные в рамках социологии культуры. В трактовке М. Вебера социология культуры познает социальные явления в их культурном значении, что предполагает их соотнесенность со смыслами, символами, ценностями. Теоретические представления социологии культуры, получившие разработку в трудах Г. Спенсера, П. Сорокина, Н. Лумана, Р. Мертона. Э. Гидденса, использованы в данном исследовании в понимании культуры и общества как специфических систем со сложной внутренней структурой, тесно переплетенных между собой в исторической практике. Идеи указанных авторов также нашли применение в анализе социокультурной динамики, социальной дифференциации культуры, социокультурного порядка и дезорганизации, бессознательных и сознательных процессов в культуре и обществе и др. При разработке понимания категории «человеческий капитал» и ее значения в социологии культуры автором были учтены исследования в этом направлении, осуществленные в мировой эпистемологии социальных наук, в частности, французской гуманитарной мыслью (работы П. Бурдье и др.).

Основой понимания российской культуры стали представления о ней как о локальной цивилизационной системе, а также о своеобразии ее исторической эволюции (концепции П. Сорокина, О. Шпенглера, Дж. Тойнби, Б. С. Ерасова и др.). Особое внимание автором было проявлено к представлениям о расколе и возможных социальных рисках в развитии российской культуры, о специфике ее модернизационных рывков в новейшее время (А. С. Ахиезер, В. В. Ильин, А. С. Панарин, Н. И. Лапин и др.).

При осмыслении социологического аспекта культурной политики России автор опирался на теоретические идеи, разработанные в трудах Г. А. Аванесовой, О. Н. Астафьевой, Б. С. Ерасова, Ю. Н. Давыдова, Б. В. Дубина, В. Н. Иванова, О. И. Карпухина, В. К. Сергеева, Д. С. Лихачева, Э. А. Орловой, К. Э. Разлогова. В. Б. Чурбанова и др. В исследовании развиваются представления об исторических механизмах спонтанной самоорганизации живущих поколений в культуре, с одной стороны, и о рациональном политическом регулировании определенных сегментов и аспектов социокультурной практики в оперативном и среднесрочном масштабе времени – с другой.

Опираясь на представления, разработанные в западной коммуникативистике, автор исходит из положения о возрастающей роли в обществе и культуре социальных взаимодействий и технических сетей связи. При этом оправданным становится в работе развитие идей Н. Лумана об изменении ценностно-смысловых параметров культуры, необходимых для функционирования социальной системы; конкретизация этих идей в работе П. Бергмана и Т. Лукмана о социальном конструировании реальности; концепции коммуникативного действия Ю. Хабермаса. Немалую роль играют в исследовании такие представления и методические установки, как диалоговая концепция М. М. Бахтина, теория коммуникаций Р. Коллинза, семиотический подход Ю. М. Лотмана, идеи В. С. Библера о форуме гражданских программных клубов и др., а также их углубление в работе отечественных авторов (В.В. Василькова, И.А. Мальковская, В.В. Миронов, Г. И. Петрова, В.П. Ковнецкая, И. П. Кужелева-Саган и др.), в целом направленные на развитие коммуникативного подхода в социально-гуманитарном знании.

Существенным подспорьем для исследования принципов, типологии и функций коммуникативной стратегии культурной политики России послужили классические труды по социологии массовых коммуникаций, в частности идеи о парадигмальном переломе и рождении новых коммуникативных практик как форм адаптации к достижениям научно-технологического прогресса, представленные в трудах П. Лазарсфельда, Г. Лассуэла, Г. Маклюэна, М. Кастельса, Ж. Бодрийяра и др.

Конструктивный анализ указанных теорий, концептуальных идей, представлений стал теоретико-методологическим основанием для понимания проблематики, представленной в данном исследовании, а также для авторской разработки теоретических и прикладных аспектов коммуникативных стратегий государственной культурной политики России.

Эмпирическая база диссертации основана на материалах, положениях и выводах масштабных социологических проектов последних лет, проведенных при непосредственном участии автора:

1. Результаты мониторингового социологического исследования «Комплексный мониторинг и оценки институциональных изменений в ходе реализации приоритетного национального проекта "Образование"» (2006-2007 гг.). Исследование в 31 субъекте РФ включало опрос по массовой формализованной анкете 2800 студентов, 800 аспирантов, 1600 преподавателей 170 вузов, отобранных по типологической квотной выборке пропорционально их общей численности в 340 государственных вузах. Также на основе полуформализованных экспертных анкет проведены персональные интервью руководителей 170 вузов, 31 руководителя органов управления образованием в обследованных субъектах РФ, 124 руководителей (по 4 в каждом обследованном субъекте РФ) муниципальных органов управления образованием. Заказчик: Министерство образования и науки РФ. Исполнитель: Федеральное государственное научное учреждение «Центр социологических исследований» («Социоцентр»). Руководитель исследования – Ф.Э. Шереги. Автор участвовал в проведении сопоставительного анализа эмпирических данных, характеризующих влияние институциональных изменений в сфере образования на развитие образования и культуры.


загрузка...