Фирма на рынках Западной Сибири в конце XIX – начале ХХ вв. (10.05.2011)

Автор: Киселев Александр Георгиевич

От морозовских несколько отличались документы томского и семипалатинского отделений Невской ниточной мануфактуры. «Морозовские» счета в Омске были связаны с общефирменными счетами (кассы, долговых документов, сомнительных долгов и др.). «Петербургские» счета в Томске и Семипалатинске, кроме того, связывались со счетами многочисленных отделений фирмы (Петербургским, Московским, Самарским и др.), со счетами разъездных агентов.

Наряду со столичной учетной документацией по сибирской торговле, известны и бухгалтерские книги некоторых сибирских предприятий. Сводные балансы ежегодно публиковали крупнейшие фирмы, обязанные публичной отчетностью. Особняком стояли кредитные учреждения, как с точки зрения их отраслевой принадлежности, так и с точки зрения жесткости нормативно-правовых требований, к ним предъявляемых. Их балансы показывают структуру учета – достаточно консервативную, определявшуюся направлениями ставших традиционными операций. Активная часть их балансов включала счета учета векселей, ссуд, специальных текущих счетов (онколь) и др.; пассив – счета оборотного и запасного капиталов, вклады и проч.

Хорошо был налажен учет на винокуренных заводах, других акцизных предприятиях, контролировавшихся акцизным ведомством. Сохранилась кассовая книга Товарищества «Н. Тартаковский и Ко», эксплуатировавшего винокуренный завод. Наиболее крупными статьями прихода были счета векселей, разных лиц, продажи спирта, ректификации казенного спирта; в расходе – учета векселей, разных лиц, жалования. Наряду со счетами продажи и ректификации, жалования «производственный» характер носили счета прихода – барды (отходов винокуренного производства), счет свиного хозяйства, счет помола. И соответствующие счета расхода – содержания мельницы, содержания машин, закупки ржи и др.

Основательностью отличалась и учетная документация Западно-Сибирского товарищества пароходства и торговли, а также Первого Западно-Сибирского товарищества извести и портландцемента. Комиссия, ревизовавшая книги «Портландцемента» за 1914 г., отмечала, с одной стороны, точность, правильность их ведения, с другой, известную громоздкость учета, который в силу этого не использовался в качестве инструмента управления.

Ведение определенной бухгалтерии было необходимым условием оптовой и сколько-нибудь значительной розничной торговли, которая без этого просто не могла бы существовать. На наличие поставленного учета указывают учредительские договоры товарищеских торговых фирм, договоры доверенности, сохранившиеся фрагменты бухгалтерской документации. Вместе с тем, в делопроизводственной документации податной инспекции часто встречаются указания на отсутствие у торговцев книг, ненадлежащий характер учета. По данным Омской казенной палаты за 1915-1916 гг., наличие учетных документов позволило зафиксировать у себя лишь 11,1% промышленников и торговцев Омского уезда.

В третьей главе «Фирма на западно-сибирских рынках» исследуются фирменные торговые практики и конкуренция.

Первый параграф «Характерные черты рыночного поведения фирмы» посвящен анализу состава участников и их поведения на основных рынках Западной Сибири. В соответствии с особенностями экономики Западной Сибири, определившими значимость скупки и вывоза сельскохозяйственной продукции, даров лесов и водоемов и продажи на месте промышленной продукции, для определения характерных черт рыночного поведения фирмы использованы данные, характеризующие именно эти отрасли предпринимательства.

Применительно к хлебной операции можно говорить о нескольких типах или моделях рыночного поведения:

1) скупщик-спекулянт, следивший за ценами по частным телеграммам и газетам, стремился действовать максимально быстро, выигрывая на обороте;

2) комиссионер, в отличие от быстро продававшего скупщика, «быстро покупал», не считаясь с качеством зерна, выполняя поручения;

3) конторы мукомолов, стремившиеся диктовать закупочные цены, но обычно безуспешно из-за конкуренции скупщиков;

4) купец или сельский лавочник, торговавший промышленными товарами и бравший хлеб в уплату за свои товары в основном в периоды высокой конъюнктуры.

Для первичной хлебной скупки было характерно огромное преобладание простых сделок купли-продажи, контрактация встречалась реже, меновая форма расчетов практиковалась преимущественно в «медвежьих углах».

Своей спецификой отличалась скупка скота и сырья. Условия сделок характеризовались большим разнообразием, определявшимся местом совершения, числом участников сделок, способами расчетов.

В русской деревне оперировал мелкий скупщик. Действовал он в периоды высокой конъюнктуры на скот, продукты скотоводства или корма, часто использовал ростовщические приемы. Приобретал обычно молодняк, перегонявшийся затем на ярмарки или к местам забоя. В степи распространилось алып-сатарство – мелкая скупка скота и продуктов животноводства часто на меновой основе. Крупный скотопромышленник скупал скот у мелкого скупщика, на ярмарках, в пунктах промышленного забоя. Оперировал он и в степи, как и алып-сатар, через своих приказчиков совмещая первичный скуп скота и продуктов животноводства со сбытом промышленных товаров.

Количество участников сделки в торговле скотом и сырьем могло быть разным – с маклером и без него. Разными вследствие сохранения традиционных форм были и способы расчетов – от мены, к смешанной и чисто денежной форме, которая возобладала с начала 1900-х гг.

Говоря о рыбном промысле, трудно обнаружить его «рыночную» подкладку. Родовой, хотя и на стадии распада, характер отношений аборигенов обусловил господство традиционного уклада и в хозяйственной жизни Тобольского Севера. Добыча и скупка рыбы строились по существу на основе внеэкономической основе. Широко была распространена мена или покупка рыбы у местного населения с расчетами плохими и дорого поставляемыми товарами, спаивание продавца-аборигена.

Рыночные механизмы «включались» лишь на стадии сбыта улова уже составленными партиями и их дальнейшей мобилизации на северных ярмарках и на торгах в Тобольске во второй половине сентября (соленая рыба) и с конца октября до половины марта (свежая рыба).

В рыночном поведении маслоторговцев отчетливо прослеживается, прежде всего, стремление к снижению закупочных цен. При этом использовались:

- разбросанность мест совершения сделок, что затрудняло оперативную котировку;

- регулярное, хотя и избирательное использование сделок на заказ (так масло с высокой ценой до масляного базара не доходило, в результате рост цен на базаре сдерживался);

- стачки покупателей. Широко использовались покупателем и нерыночные, недобросовестные приемы работы с продавцом, хотя надо отметить и обратные примеры, когда жертвой обмана, мошенничества со стороны продавца становились покупатели-экспортеры.

Рассмотрим поведение фирм на важнейших ввозных промтоварных рынках: мануфактурном – главном потребительском рынке Сибири (оптовом); спичечном – рынке повседневного спроса (розничном и мелочном); сельскохозяйственных машин – рынке (штучном), поддерживавшем развитие главной отрасли экономики края – земледелия.

Для рубежа XIX-XX вв. характерно сближение российского фабриканта-производителя и сибирского торговца. Сказался и пуск Транссиба и открытие на востоке страны крупных фабричных складов.

Применительно к мануфактурному рынку анализ учетной документации омского склада Никольской мануфактуры показал следующее.

1) Склады позволили фирмам более оперативно, учитывая конъюнктуру, использовать средства на покупку товаров, тогда как при ярмарочном строе торговли покупать можно было лишь ограниченное число раз в строго определенное время.

2) Склады ускорили оборачиваемость капитала. Доля долгосрочных 12-ти и 14-ти месячных векселей в 1890-е гг. у крупных оптовиков составляла около 83-84%, тогда как у склада Никольской мануфактуры в Омске в 1904-1905 и 1913-1914 гг. она колебалась в пределах 63-68%.

3) Сибирские склады стали, наряду с Нижним и Москвой, важным звеном в складывающейся системе унифицированных расчетов клиентов фабрикантов, приобретавших их товары в течение года не в одном, а в нескольких местах.

4) Столичные фирмы принесли на сибирский рынок такой способ борьбы за покупателя, как скидки.

Можно утверждать, что условия сделок с мануфактурой «вверху» – с российскими фирмами – воспроизводились и «внизу» – на стадии перепродажи товара розничникам и мелочным торговцам. И здесь действовали скидки, широко практиковался кредит.

Спичечный рынок характеризуют документы АО «В. Логинов» – одного из крупнейших поставщиков спичек в Сибири. Их анализ показывает несколько характерных черт спичечной торговли.

1) Стандартизация товара, его заменяемый характер обусловили распространение закупок по письменным заказам. Обращают на себя внимание заказы партиями через определенные промежутки времени, практиковавшиеся некоторыми покупателями АО «В. Логинов», что, как и «круглогодичность» в мануфактурной торговле, позволяло оптимизировать движение капитала.

Bбыла неразвитость кредита. Даже когда он допускался, его продолжительность не превышала 3 месяцев. Сказывалась, видимо, высокая скорость оборота мелочного товара.

3) Неразвитость кредита предопределила и особенности системы скидок. Налицо были лишь оговоренные заранее с покупателями, либо требуемые ими в одностороннем порядке скидки.

4) Основной формой расчетов за товар были переводные билеты Сибирского торгового, Государственного и других банков, а также казначейств. Производились расчеты и наложенным платежом.

5) Встречались и случаи расчетов с участием третьих лиц, ставшие возможными благодаря более или менее постоянному характеру контрагентских отношений.

Усовершенствованные сельскохозяйственные орудия и машины составили новый рынок западносибирской торговли, сильно развившийся в конце XIX – начале ХХ вв.

Главными продавцами орудий и машин выступали иностранные фирмы, часть которых участвовала и в скупке сливочного масла. Как правило, они не являлись производителями, продавая товар либо купленный, либо взятый на комиссию. Договоры покупки или комиссии заключались ими с российскими и иностранными фирмами-фабрикантами, ведущей среди которых с 1902 г. стала Международная компания жатвенных машин в Америке. При этом, как и в мануфактурной торговле, формы отношений, сложившиеся «вверху», переносились «вниз»: комиссионеры фабрикантов заводили себе собственных комиссионеров, агентов.

По оценке «Алтайского крестьянина», поведение фирм-продавцов было изменчивым. До 1902 г., когда фирмы-торговцы только начинали дело, а потенциальный потребитель плохо знал товар, распространились льготные условия продаж. С 1902 г., когда характер спроса и тенденция к росту вполне определились, кредит сократился, а задаток вырос. Усиление конкуренции с 1909-1910 гг. заставило продавцов вновь сделать акцент на кредит. В неурожайный 1911 г. «сбыт машин принял совсем ненормальный характер» – задатки сделались символическими, а мелкие фирмы отказались от них совсем. Рост задолженности покупателей по платежам, неизбежный в условиях, когда наиболее зажиточная часть деревни уже обзавелась машинами ранее и покупать начали малосостоятельные хозяева, заставил продавцов сельскохозяйственной техники с 1912 г. вновь пойти по пути ужесточения условий продаж.

Во втором параграфе «Элементы фирменного маркетинга» рассматриваются такие вопросы, как выбор фирмой товара, сегментация рынка, ценовая политика, меры по продвижению товара, созданию фирменного реноме.


загрузка...