Трансформация социальной структуры общества в контексте социологии воображения (10.05.2011)

Автор: Дугин Александр Гельевич

6. Использовании методологического потенциала «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта при социологическом изучении общества, начиная с архаики и заканчивая постмодерном. Благодаря чему впервые в отечественной социологической науке структуры бессознательного, констелляции символов и мифов применяются не только для анализа архаических обществ, религиозных воззрений и институтов традиционного общества, но и для интерпретации социологических процессов, протекающих в высоко дифференцированных обществах Модерна и Постмодерна.

7. Раскрытии возможностей «социологии воображения» как социологической гранд-теории при изучении архаичных и традиционных обществ, а также обществ эпохи модерна и постмодерна в плане понимания их социального времени и структур социального пространства сквозь призму социального воображения.

8. Использовании методологического потенциала «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта при социологическом изучении процессов трансформации антропо-социальных структур.

9. Раскрытии возможностей «социологии воображения» как социологической гранд-теории при изучении процессов трансформации антропо-социальных структур в их взаимосвязи с режимами воображения (проблемы человека в социологии воображения, политические идеологии, структура власти и режимы бессознательного).

10. Использовании методологического потенциала «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта при социологическом изучении социальной структуры российского общества.

11. Раскрытии возможностей «социологии воображения» как социологической гранд-теории при изучении специфики социальных структур российского общества в аспекте трансформации социальной темпоральности.

12. Социологическом исследовании социальных структур и социальных процессов в различных обществах с помощью двойной герменевтики в парадигме «логос/мифос», что существенно расширяет интерпретационные, семантические и прогностические возможности научных исследований, в том числе и в плане анализа, прогнозирования и конструирования социальных структур российского общества.

13. Изучении структур коллективного бессознательного, позволяющих объяснить многие типологические закономерности в структуре различных политических устройств, что приобретает особую значимость при исследовании российского общества, особенно на этапе его модернизации и фазового перехода к новым социальным формам.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Конституирование «социологии воображения» как специальной отрасли социологического знания, в котором общество получает дополнительное – глубинное  измерение, предполагает включение воображения как самостоятельного объекта социологического изучения, включающего рациональные механизмы общества и логосные парадигмы. В рамках такого подхода «воображаемая социальная действительность» воспринимается как мир социальных реальностей, включающий мир повседневных практик людей в динамике социально-коммуникативных процессов, что и выступает основой для его социологической интерпретации и рефлексии, впервые осуществляемой в отечественной социологии. В данном контексте «социология воображения» имеет все основания для того, чтобы восприниматься как новое и перспективное направление в развитии отечественной социологической мысли.

2. Воображение, являясь фундаментальным свойством человека, влияющим на формирование и развитие картины мира, организацию социальных структур и отношений, на сегодняшний день далеко не достаточно исследовано, так как приоритеты традиционно отдаются более яркому и бросающемуся в глаза свойству человека как виду – его рациональности, способности к логическому мышлению. Для исчерпывающего исследования воображения предлагается придать ему статус антропо-онтологической и социологической первичности, включив, тем самым, воображение, в предметную область социологического изучения общества, что служит обоснованием институционализации «социологии воображения» как новой социологической гранд-теории в русле «иной» социологии, альтернативной классической позитивистской модели и расширяющей горизонты социологии как науки и ее эвристического потенциала.

3. Построение и институционализация новой социологической гранд-теории предполагает формированиеи соответствующего ей теоретического обоснования и методологического инструментария, которые поместили бы ряд трудно решаемых социологических проблем в принципиально новый теоретико-методологический и концептуальный контекст. Воображение содержит в себе автономно основной набор парадигмальных установок, режимов, образов, ассоциаций, фигур, отношений, которые развертываясь и взаимодействуя друг с другом, составляют всеохватывающее поле интерпретации действительности, действующее постоянно и параллельно с логическими операциями. Эти установки, режимы, образы, ассоциации, фигуры и отношения могут быть корректно выявлены, описаны, изучены и лечь в основу особого теоретико-методологического комплекса социологии воображения. Применяя этот комплекс к разным сторонам жизни, в первую очередь к обществу как приоритетному полю развертывания человеческого бытия, к его структурам, процессам, отношениям и связям, мы получаем систематизированный научный инструментарий для углубленного понимания социальных структур и процессов. Разработанный в рамках «социология воображения» особый многомерный методологический конструкт направленн на социологическое изучение воображения как: 1. «имажинэр», выступающего в роли конструктора социальной реальности в различным социумах и самой социальной реальности как социального траекта, обусловливающего социальные взаимодействия и социальные изменения; 2. воображения как коллективного бессознательного, содержательно включающего в себя три группы мифов – героические, драматические и мистические и два режима – дневной и ночной.

4. Структуры имажинэра и его режимы в целом ответственны за конфигурацию воспринимаемого человеком внешнего мира и формирование конструктов времени и пространства, приобретающих в обществе нормативный характер. Это означает, что темпорально-спатиальные представления, предопределяющие в свою очередь, характер, контекстуализацию и устройство социальных структур, носят социальный характер и являются проекциями имажинэра. Восприятие «объективной реальности», которые мы часто считаем спонтанным опытом, является следствием внедренных в наше сознание и в наше бессознательное интерпретационных парадигм, природа которых коренится в глубинах воображения. Разные общества, по-разному организующие структуры воображения, имеют дело с различными пространственно-временным континуумами. Можно сказать, что с социологической точки зрения, время и пространство имеют социальную, а, следовательно, в конечном счете, «воображаемую» природу. На этом основании рассмотрение проблем социологии времени и социальной морфологии пространства с учетом антропологической структуры воображения открывает новые горизонты понимания смысла и логики социальной реальности в ее социологическом измерении.

5. «Социология воображения», в основных чертах обоснованная и развитая Ж. Дюраном, может рассматриваться одновременно и как одно из направлений социологических знаний, и как глубинное обоснование и обобщение социологии как таковой, что позволяет в некоторых случаях использовать понятие «новая социология» для подчеркивания того обстоятельства, что исследования в рамках «социологии воображения» основаны на предпосылках, в корне отличных от предпосылок позитивистского знания и тех гносеологических и эпистемологических парадигм, которые преобладали почти на всем протяжении западноевропейской истории и науки, с ее логоцентризмом и приоритетной ориентацией на сугубый рационализм. С этой точки зрения предсталяется важным дальнейшее развитие социологических идей Ж Дюрана и других представителей «социологии воображения» в рамках отечественной социологии, и использовании ее методологического потенциала при изучении такой сферы общественной жизни, как социально-политические процессы, которые не стали еще предметом научного исследования в западноевропейской интеллектуальной социологической традиции.

6. Методологический потенциал «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта определяется ее возможностями при социологическом изучении общества на различных этапах его исторического развития, начиная с архаики и заканчивая эпохой постмодерна. Таким образом, «социология воображения» дает возможность многосторонне описать и интерпретировать динамику общественного развития, используя в качестве инструментов познания структуры бессознательного, констелляции символов и мифов, которые впервые в отечественной социологической науке применяются не только для анализа архаических обществ, религиозных воззрений и институтов традиционного общества, но и для интерпретации социологических процессов, протекающих в высоко дифференцированных обществах Модерна и Постмодерна.

7. «Социология воображения» как социологическая гранд-теория предоставляет возможности глубокого социологического изучения качественно различающихся типов общества: архаичных и традиционных, эпохи модерна и постмодерна в контексте понимания специфики темпорально-спатиальной парадигмы развития каждого из типов общества, определяющей и различную организацию их социальных структур, протекания социальных процессов. Эти различия на основе понимания и изучения социального времени и структур социального пространства сквозь призму социального воображения дает возможность описать и исследовать социология воображения.

8. В настоящее время осуществляется фазовый переход от парадигмы Модерна к парадигме Постмодерна. С этим связаны фундаментальные трансформации обществ и социальных структур: изменяется картина мира, представления о пространстве и времени. Пока этот переход окончательно не завершился, поэтому мы имеем дело лишь с апроксимативными гипотезами относительно того, какими будут основные параметры общества Постмодерна, как будут выглядеть их социальные структуры и в каком темпорально-спатиальном контексте они будут конституироваться. Рассмотрение проблемы социологии времени и социальной морфологии пространства с учетом антропологической структуры воображения открывает нам новые горизонты понимания смысла и логики истории – в ее социологическом измерении. На этом основании методологический потенциал «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта можно с успехом использовать при социологическом изучении процессов трансформации антропо-социальных структур. Центром такого теоретико-методологического комплекса должно стать понятие «антропологического траекта» (не субъекта и не объекта), содержательную сторону которого представляет собой «имажинэр».

9. Возможности использования «социологии воображения» как социологической гранд-теории при изучении процессов трансформации антроп-социальных структур в их взаимосвязи с режимами воображения недостаточно оценены авторами, разрабатывавшими это направление на Западе, что составляет дополнительный инновационный компонент данного исследования не только в рамках российской социологии, но и в общеевропейском контексте, где теории «социологии воображения» чаще всего ограничиваются областями культуры или искусства, оставляя в стороне сферу социально-политических процессов.

10. Применение методологического потенциала «социология воображения» как особого многомерного методологического конструкта при социологическом изучении социальной структуры российского общества дает важные социологические результаты, иллюстрирующие релевантность данной методологии и эффективность ее научного инструментария, основанного, в частности, на обращении к истокам формирования социальных темпоральностей в русской истории на основании православной традиции и народно архаических воззрений на структуры времени. Наложение этих двух темпоральных топик создает уникальный комплекс восприятия времени в русской культуре, которое в свою очередь предопределило общее восприятие русскими национальной истории вплоть до настоящего момента.

11. В рамках «социологии воображения» как социологической гранд-теории изучении специфики социальных структур российского общества проводится в контексте исследования трансформации социальной темпоральности. С этой позиции «социология воображения» квалифицирует особенности структуры российского имажинэра как преобладающего ноктюрнического (феминоидно-«ночного», материнского) начала, что предопределяет не только ряд характерных доминант народной психологии и культурных особенностей, но и семантическую матрицу интерпретации обществом ряда важнейших социальных структур, в частности, в их отношении со структурой темпоральности. Время, с которым оперирует русский имажинэр, представляет собой многослойную структуру, где сочетаются народно-архаические, религиозные, политические и рационально-научные пласты, совокупно создающие алгоритм восприятия российским обществом своей социальной истории. Эти темпоральные пласты, преобладающие и являющиеся нормативными на тех или иных отрезках русской истории, в контексте имажинэра сосуществуют синхронически и способны влиять на семантизацию (десемантизацию/ресемантизацию) социальных и исторических процессов. Таким образом, пространственные представления, укорененные в русском имажинэре, представляют собой оригинальный и многоуровневый комплекс, структурированный в соответствии с особенностями русского имажинэра (преобладание ноктюрна). Это влечет за собой предилекцию горизонтальных ассоциаций и симметрий (широта, простор, воля; право/лево; центр/периферия).

12. Между коллективным сознанием и коллективным бессознательным наличествует структурная и диалектическая связь, вскрытие которой позволяет не только интерпретировать бессознательное с позиции сознания, но и постигать истоки логического мышления в глубинах коллективного бессознательного, прослеживая генезис логоса из мифоса. Параллельное изучение общества, в том числе российского, одновременно на двух уровнях (логическом и риторическом) с помощью методологии, основанной на связи между коллективным сознанием и коллективным бессознательным, помогает обнаружить симметрию и каузальность там, где, на первый взгляд, они отсутствуют. Исследование наиболее постоянных факторов в развитии социальных структурах российского общества, остающихся неизменными, а также логики трансформации тех факторов, которые, напротив, подвержены переменам, позволяют предложить сводную схему герменевтической топологии российского общества, построенную на основании базовых процедур социологии воображения: каждый принципиальный элемент общественной системы рассматривается одновременно на двух уровнях – на уровне социального логоса (чаще всего выраженного через государство и политическую идеологию) и на уровне социального мифоса, где сосредоточены глубинные и архаические представления о темпорально-спатиальных нормативных структурах. Выявленная двойная герменевтика в парадигме «логос/мифос» существенно расширяет интерпретационные, семантические и прогностические возможности научных исследований социальных структур и социальных процессов в различных обществах, в том числе и в плане анализа, прогнозирования и конструирования социальных структур российского общества.

13. Изучение структур коллективного бессознательного позволяет объяснить многие типологические закономерности в структуре различных политических устройств. Особенно актуально и значимо их изучение при исследовании российского общества, переживающего период модернизации и фазового перехода к новым социальным формам. В контексте «социологии воображения» модернизация спатиальных представлений российского общества, идущая со стороны государства, не отменяет архаические парадигмы пространства, но накладывается на них, порождая подчас причудливые конструкции со смещенными семантическими кодами. Константы и переменные русского общества могут быть сведены к обобщающей двухуровневой схеме, где каждая фундаментальная социальная структура синхронно интерпретируется в привязке к двум семантическим множествам – на уровне мифоса (российское коллективное бессознательное) и на уровне логоса (российское коллективное сознание).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Диссертационное исследование призвано вооружить российское социологическое сообщество оригинальной социологической методологией, основанной на привлечении широкого объема психологических и мифологических данных для интерпретации социальных, политических, ментальных, идентификационных и культурных явлений, что открывает новые горизонты развития социологической науки для исследования и интерпретации социальных изменений в социальной структуре общества. Такой подход является особенно плодотворным для изучения российского общества в состоянии фазового перехода (в котором оно находится сегодня).

Научное обоснование и рациональное структурирование метода двойной герменевтики в парадигме «логос/мифос» может лечь в основу гибкой «понимающей» социологической дисциплины, значение которой выйдет далеко за рамки тех предварительных областей, которые взяты в качестве иллюстративных зон применения социологии воображения. Это может дать тройной эффект:

1) развитие новых социологических методик для истолкования традиционных предметов социологического исследования,

2) более корректное понимание новых процессов и трансформаций социальных структур в условиях глобализации,

3) новый уровень рефлексии социологической науки относительно своих собственных научных и философских оснований, что приобретает особое значение благодаря введению понятия «траект» в качестве онтологической оси «социологии воображения», что, в свою очередь, затрагивает не просто расширение номенклатуры предметов социологии и совершенствование социологических методик, но и изменение научного статуса самого исследователя – профессионального социолога, а значит, обогащает научно-методологический арсенал социологической апперцепции (Л. Дюмон).

Инструментарий «социологии воображения» может быть с успехом использован в широкой области социологии и за пределом рассмотрения социальных структур.

В практическом плане результаты данной диссертации, могут быть применены для разработки особых тестов с учетом структур воображения (по аналогии с базовым тестом АТ.9) для подготовки социологических опросов, проведения фокус-групп, совершенствования практики глубинных интервью, и особенно для контент-анализа текстов различного уровня (от научных и политических до бытовых). Включение в методологию этих исследований учета режимов бессознательного существенно фундаментализирует и значительно скорректирует их конечные выводы, обогатив научный инструментарий социолога-практика.

Апробация результатов исследования: 1. Результаты исследования докладывались автором на международных и общероссийских конференциях “IV Сорокинские чтения» (Ростов-на-Дону, 2008), «V Бородинские чтения» (Москва, МГУ 2009), «VI Срокинские чтения» (Москва, МГУ, 2010), в рамках заседаний Центра Консервативных Исследований при социологическом факультете МГУ им. М.В.Ломоносова, в ходе летней социологической школы Социологического факультета в июне 2009 года («Социологический лагерь «До-Камо») и осенней международной социологической школы Социологического факультета («Социология русского общества») в октябре 2009 года.

На основании результатов исследования был разработан и прочитан курс лекций «Социология воображения» в рамках ИППК ЮФУ в течении весеннего семестра 2008 года. Основные положения, выводы и концепции диссертации легли в основу лекционного курса “Структурная социология”, прочитанного автором для студентов 4-го-5-го курсов Социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова в 2008-2009 и 2009-2010 учебных годах.

На основании базовых положений диссертационного исследования опубликовано 5 научных монографий, в научных изданиях, в том числе 9 статей в журналах Перечня ВАК. Общий объем публикаций составляет около 120 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, шести глав, 23 параграфов, заключения и списка литературы. В диссертационном исследовании приводятся схемы, таблицы и графики, иллюстрирующие основные методологические положения текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении излагается позиция автора относительно актуальности темы диссертационного исследования, оценивается степень научной проработанности темы и обосновывается ее выбор, поясняется объект и предмет исследования, его цели и задачи, дается краткое описание методологической и методической основы, указывается эмпирическая база, выделяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, перечисляются основные положения, выносимые на защиту, и приводятся данные по апробации результатов исследования.

Первый раздел диссертации «Социология воображения как теория и методология изучения социальной структуры общества» посвящен описанию основных положений социологии воображения, ее теоретическим основаниям, методологическим принципам, концептуальному аппарату и терминологическому тезаурусу. Рассматриваются история становления этого направления в социологии, его истоки и предпосылки. Представлена детальная характеристика базового метода исследования, вводятся основные понятия – имажинэр, антропологический траект, описаны модели двойной герменевтической парадигмы логос/мифос, показана корреляция между социальным логосом («коллективное сознание» Э.Дюркгейма) и социальным мифосом («коллективное бессознательное» К.Г.Юнга). Раздел дает общее представление о основных положениях данной теории и о принципиальных методах, на которых она построена и с которыми оперирует. Концепции школы Ж.Дюрана соотносятся с другими направлениями в социологии воображения и с оригинальными теоретическими разработками автора диссертационного исследования.

В Главе I «Социология воображения как социологическая теория» подробно излагаются истоки социологии воображения и близкие к ней теоретико-методологические комплексы.

@ретико-методологический и концептуальный контекст. Предлагается рассматривать социологию воображения как новую обобщающую гранд-теорию и приводятся обоснования для этого.

Во втором параграфе «Социальный логос и структурная социология» вводятся понятия «социального логоса» и «социального мифоса», анализируется методологический инструментарий классических социологических теорий, интегрируемый в социологию воображения. Классическая топика философского структурализма -- сочетание «керигмы» (Р.Бультман) и «структуры» (П. Рикер) – берется в качестве принципиального метода социологии воображения и рассматривается как основа «двойной герменевтики». Соотношение рационального и иррационального в обществе служит концептуальной картой новой гранд-теории. Подчеркиваются связи и различия социологии воображения со структурной социологией П.Сорокина, функционализмом школы Э.Дюркгейма, методиками структуралистской философии (П.Рикер) и структурной антропологии (К.Леви-Строс). Обосновывается тождество социологии воображения и социологического структурализма, понятого в максимально широком значении (под «структурой» в данном случае понимается синонимический ряд: имажинэр-мифос-иррациональное-бессознательное). Автор диссертационного исследования выделяет те области социологического знания, которые в большей степени сталкиваются с моментами нарушений в рациональном функционировании общества и его систем, со сбоями в целеполагании и рационализации социальных процессов. Описывается феномен «гетеротелии», представляющей собой существенный зазор между поставленной целью и полученными результатами. Демонстрируется релевантность методик социологии воображения для непротиворечивого научного решения подобных социологических задач. Обосновывается методологическая релевантность отождествления общества с языком и текстом, что открывает возможность его структуралистского анализа на парадигмальном и синтагматическом уровнях.

В параграфе 3 «Коллективное бессознательное и методы его социологического изучения» на примере психоаналитической теории К.Г.Юнга дается обзор теоретико-методологических концепций психоанализа. Особое внимание уделяется понятию «коллективное бессознательное», которое рассматривается как структурированная карта имажин'ра, состоящая из слоев, архетипов, символов и мифологических сюжетов. Разбирается


загрузка...