Проекционизм Соломона Никритина. Теория и практика экспериментальных исследований. 1910 - 1930-е гг. (10.04.2015)

Автор: Пчелкина Любовь Рональдовна

Пчелкина Любовь Рональдовна

ПРОЕКЦИОНИЗМ СОЛОМОНА НИКРИТИНА.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. 1910–1930-е гг.

специальность – 17.00.04 – изобразительное

и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Москва 2015

Работа выполнена в ФГБНИУ «Государственный институт искусствознания» Министерства культуры Российской Федерации, в Cекторе искусства Нового и Новейшего времени Отдела изобразительного искусства и архитектуры

Научный руководитель:

Бобринская Екатерина Александровна, доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания.

Официальные оппоненты:

Лаврентьев Александр Николаевич, доктор искусствоведения, профессор кафедры «Коммуникативный дизайн» Московской государственной художественно-промышленной академии имени С.Г. Строганова.

Терехова Ирина Ивановна, кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Отдела истории архитектуры Новейшего времени Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства.

Ведущая организация Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург.

Защита состоится 11 июня 2015 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 210.004.02. в Государственном институте искусствознания по адресу: 125009, Москва, Козицкий пер., д. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института искусствознания и на сайте института http://sias.ru/research/dissovets/.

Автореферат разослан « ___ » __________ 2015 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

А.И. Струкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования.

Актуальность изучения отечественного экспериментального искусства 1920–1930-х годов вызвана потребностью в системном изучении русского авангарда. За последние десятилетия в искусствоведении проделана огромная работа по исследованию и осмыслению раннего периода его истории. Относительно недавно появились фундаментальные труды, посвященные исследованию авангардных направлений 1920-х годов, прежде всего конструктивизма. Однако творчество художников «левого» направления, начинавших свой творческий путь в 1920-е годы, не принадлежавших к конструктивизму, но предлагающих свои оригинальные пути в искусстве, пока не стало предметом углубленного изучения. Именно этот пласт экспериментального искусства требует сегодня более пристального внимания. Поколение художников 1920-х – современники мировой научной революции и невероятного технического прогресса. В условиях социальных перемен в России они непосредственно принимали участие в «строительстве» новой жизни. Именно в творчестве художников этого периода заключен потенциал для дальнейшего развития русского искусства, который, к сожалению, не был тогда реализован в силу исторических обстоятельств. Многие имена только начинают входить в общую историю развития авангарда. Еще сравнительно недавно они были известны в основном хранителям в музеях, отдельным коллекционерам, их произведения редко появлялись на выставках, так как не вписывались ни в «классический» авангард, ни в советский реалистический стиль.

Соломон Борисович Никритин (1898–1965) относится к тем знаковым фигурам, чья активная творческая жизнь открывает неожиданные горизонты искусства 1920–1930-х годов. Живописец, график, режиссер, искусствовед-исследователь, педагог и общественный деятель, Никритин по широте своих интересов и талантов был личностью крайне неординарной. В 1920-е годы имя Никритина звучало в ряду художников-новаторов, а репутация «искателя» завоевала ему популярность в творческих кругах Москвы и Петрограда. Лидер группы «Метод», Никритин был известен как организатор и идеолог Проекционного театра, и позже, как руководитель аналитического кабинета Музея живописной культуры в Москве. После разгрома его работы «Старое и новое» и осуждения его творческой позиции собранием Союза «Всекохудожника» в 1935 году, творчество Никритина 1920-х не находило отражения на государственных выставках, его имя до недавнего времени было практически вычеркнуто из истории отечественного искусства.

Сегодня в России творчество Никритина практически не известно, хотя после себя он оставил более ста произведений живописи и около тысячи листов графических работ. В постоянной экспозиции ГТГ долгие годы находилась только одна работа художника «Суд народа» (1934), в 2013 году экспозиция дополнилась еще двумя произведениями – картинами «Человек в цилиндре» (1927) и «Прощание с мертвым» (1926). Российским зрителям приходится судить о личности и масштабе творческого дарования художника лишь по этим примерам. Сохранением произведений оригинального мастера мы обязаны прежде всего коллекционеру Г.Д. Костаки. Никритин в его коллекции – один из любимых и хорошо представленных художников. При разделении собрания в 1977 году часть работ Никритина осталась в запасниках Третьяковской галереи, часть была вывезена за границу. Некоторые работы и большой архив после смерти художника передала в галерею его вдова Д.И. Каждан.

Несмотря на доступность для специалистов художественного и теоретического наследия Никритина, до недавнего времени полноценной информации о самом художнике, его изобразительном творчестве, а также о научной, театральной и педагогической деятельности ни в словарях, ни в отечественных энциклопедических изданиях, посвященных авангарду, не было. Не существует пока и монографии о художнике. После персональной выставки Никритина в Салониках в 2004 году его творчество привлекло внимание западной общественности, но его теоретические и аналитические разработки остались практически не известными и не изученными.

Проекционизм – направление, созданное Соломоном Никритиным, практически отсутствует как понятие в истории отечественного искусства. Интерпретация термина и вопрос трактовки самой теории – это проблемы, которые всегда возникали рядом с именем художника. Ключевое значение понятия «проекционизм» для творчества Никритина сегодня очевидно, и изучение данного вопроса в контексте работы над историей развития русского авангарда, чрезвычайно важно.

Необходимость и актуальность настоящего исследования обусловлена следующими факторами:

– отсутствием полноценной научной обработки и изучения материала, связанного с наследием художника С.Б. Никритина в собраниях ГТГ (Москва), ГРМ (Санкт-Петербург), ГМСИ (г. Салоники), ГМИИ (г. Нукус), что осложняет публикацию достоверной информации в академических каталогах, а также выставочную работу с его произведениями; изучение уже опубликованных данных, а также работа автора над материалом к академическому каталогу ГТГ выявили неточности биографических сведений, а также отсутствие во многих случаях правильных датировок и названий произведений – как живописи, так и графики;

– отсутствием ясной трактовки ключевой теории Никритина – проекционизма, что ведет к недопониманию главной линии творчества художника и затрудняет объективный анализ его произведений;

– отсутствием опубликованных материалов и искусствоведческих комментариев к его экспериментам в смежных сферах искусства (театр, звуковая культура, аналитические исследования), представляющих сегодня особый интерес для отечественных и западных специалистов, что делает недоступной эту информацию для исследователей русского искусства начала XX века и для выставочной практики музеев.

Тема художников-изобретателей постреволюционной России сегодня все чаще пересекается с общим интересом отечественного и зарубежного искусствознания к восстановлению потерянных страниц культурного наследия второго и третьего десятилетий XX века. Университет искусств (UDK, Берлин, Германия) и университет Surrey (Гилфорд, Англия) сделали запрос на опубликованные автором диссертации материалы, для работы над своими темами, посвященными мировому экспериментальному искусству 1920–1930-х годов. Куратор А.И. Смирнов включил материалы о Проекционном театре Никритина в экспозицию выставки «Поколение Z» (Москва, 2011; Берлин, 2014). Доклад «Группа “Метод” и теория проекционизма в России 1920-х» открывал международный симпозиум «Beyond the Surface» (Санкт-Пёльтен, Австрия, 2015), программа которого полностью была посвящена теме метода в искусстве.

Предметом исследования является проекционизм Соломона Никритина, как теория, творческий метод и системная концепция экспериментальных исследований процесса творчества в контексте искусства русского авангарда 1910–1920-х годов.

В качестве объекта исследования выступает теоретическое и художественное наследие Соломона Никритина, которое включает в себя: произведения художника, тексты, материалы о деятельности Никритина как создателя Проекционного театра, аналитические разработки «Тектонического исследования живописи», созданные художником в Музее живописной культуры.

Хронологические рамки охватывают временной отрезок с середины 1910-х годов, то есть с начала творческой деятельности Никритина, и до 1935 года, времени последней экспериментальной работы художника как наиболее показательный и содержательный в контексте изучаемого вопроса.

Степень научной разработанности проблемы. Первым искусствоведом, представившим С.Б. Никритина на страницах своей книги «Среди художников» (1986), был В.И. Костин. Его статья «Поиски и эксперименты Соломона Никритина» написана по материалам вечера памяти художника, состоявшегося в 1969 году. Костин явился и автором вступительной статьи к каталогу посмертной персональной выставки Никритина в том же 1969-м. Впервые обращение кураторов к произведениям Никритина в России произошло в 1993 году, в связи с подготовкой к выставке «Великая Утопия. Русский и советский авангард 1915–1932», где было решено выставить несколько работ художника. В каталоге к выставке была опубликована статья И.В. Лебедевой: «Лирика науки – “электроорганизм” и “проекционизм”», впервые затрагивающая теоретические предпосылки проекционизма. В 2001-м искусствовед О.О. Ройтенберг в фундаментальном труде «Неужели кто-то вспомнил, что мы были…» одна из первых вычленила из массы соцреалистических творцов индивидуальные творческие биографии художников поколения 1920–1930-х, которые использовали для выражения своих художественных идей язык, отличный и от беспредметного языка авангарда, и от реалистической школы. Среди них – Соломон Никритин и художники его круга. Ройтенберг впервые говорит о них как о молодой плеяде, которая составляла особую художественно-мировоззренческую общность. Автор собрала и опубликовала уникальный архив, открывший целый пласт забытых имен, потерянных судеб; она подчеркивала, что это лишь отправная точка для дальнейших историко-искусствоведческих изысканий.

С 2000 года Музей современного искусства г. Салоники стал активно участвовать на международных выставках с работами из коллекции Георгия Дионисовича Костаки. Полотна Соломона Никритина стали достоянием мировой общественности. К творчеству художника обратились в своих проблемных статьях и западные искусствоведы. Среди зарубежных авторов, наиболее глубоко изучающих русское искусство 1920–1930-х годов – американская исследовательница Шарлотта Дуглас. В своих статьях, посвященных Музею живописной культуры и обзору общей культурной атмосферы в России 1920-х, она дает высокую оценку искусству проекционистов как последнему крайне авангардному движению в России.

В 2004 году в Салониках, в Музее Современного искусства, на базе коллекции Костаки состоялась первая в мире ретроспективная выставка работ С. Никритина «Spheres of Light, Stations of Darkness. The Art of Solomon Nikritin (1898–1965)». В ней участвовали работы и из Третьяковской галереи, но российская публика так и не увидела выставку в Москве. На сегодня самое широкое исследование творчества Соломона Никритина – это сборник статей в каталоге к этой выставке, где впервые опубликованы материалы, письма и статьи из архива художника. Например, исследование известного американского искусствоведа Джона Боулта о последней экспериментальной работе Никритина «Старое и новое», а также статьи зарубежных исследователей Николетты Мисслер и Марии Цанцаноглу, впервые затрагивающие работу Никритина в Проекционном театре. С российской стороны подготовкой выставки занималась одна из ведущих исследовательниц искусства первой половины XX века, сотрудник Третьяковской галереи Н.Л. Адаскина. В 2003 году появилась ее статья «Парадоксы советского искусства. Опыт “мирологии” художника Никритина», где был дан анализ некоторым живописным и графическим работам, подчеркнута неординарность живописного метода художника. В другой статье, посвященной выставке 2004 года, автор пишет: «Хотя Никритин жил совсем недавно, и сохранился его обширный архив, уже много лет доступный для изучения, его творчество таит для искусствоведов немало загадок. Его легче интерпретировать, вслушиваясь в звучание образов, разгадывая умозрительные конструкции, чем прослеживать хронологию его работ и логику творческой эволюции». В каталоге к выставке искусствоведом Г.А. Цедрик впервые были собраны биографические данные о художнике, которые, однако, нуждаются в уточнении и корректировке. Несмотря на большую проделанную коллегами работу, архив С.Б. Никритина (ГТГ, 420 ед. хр.; РГАЛИ, более 300 ед. хр.; необработанный архив ГМСИ г. Салоники, около 400 ед. хр.) остался почти не изученным.


загрузка...