Оценка риска развития патологии репродуктивной системы у женского персонала предприятий атомной промышленности (10.03.2009)

Автор: Куценко Ирина Георгиевна

n=190 (2) Внешний контроль

n=200 (3) р

n % n % n % 1–2 1–3 2–3

Климактерический синдром 103 49,0 82 43,1 77 38,5 0,16 0,019 0,41

Лейомиома матки 77 36,7 70 36,8 80 40,0 0,95 0,55 0,59

ДДМЖ 57 27,1 36 18,9 49 24,5 0,034 0,62 0,23

ВЗОТ 38 18,1 25 13,2 32 16,0 0,22 0,67 0,52

Опухоли и кисты яичника 14 6,7 9 4,7 12 6,0 0,54 0,94 0,74

Фоновые заболевания

и предрак шейки матки 9 4,3 7 3,7 11 5,5 0,96 0,37 0,54

Другие 16 7,6 5 2,6 8 4,0 0,025 0,090 0,44

Таким образом, распространённость и структура патологии репродуктивной системы у женского персонала СХК, подвергающегося профессиональному длительному воздействию ИИ в диапазоне малых доз, соответствовали возрастным периодам жизни. В раннем репродуктивном периоде структура и частота выявленной гинекологической патологии у женского персонала СХК, подвергающегося профессиональному длительному воздействию ИИ в диапазоне малых доз, достоверно не различалась по сравнению с таковыми у женщин из группы внутреннего и внешнего контроля. В позднем репродуктивном периоде воспалительные заболевания органов малого таза регистрировались достоверно реже, у женского персонала, подвергающегося профессиональному длительному воздействию ИИ в диапазоне малых доз, по сравнению с группами внутреннего и внешнего контроля (р=0,043, р=0,034), частота доброкачественной дисплазии молочной железы была достоверно ниже по сравнению с группой «внешний контроль» (р=0,032). В пременопаузальном периоде у женского персонала СХК, подвергающегося профессиональному длительному воздействию ИИ в диапазоне малых доз, частота гинекологической патологии статистически достоверно не различалась с таковой в группах внутреннего и внешнего контроля. В постменопаузальном периоде у женского персонала СХК, подвергающегося профессиональному длительному воздействию ИИ в диапазоне малых доз, частота климактерического синдрома была достоверно выше по сравнению с группой «внешний контроль» (р=0,019), а частота доброкачественной дисплазии молочной железы выше по сравнению с группой «внутренний контроль» (р=0,034).

Распространённость и клиническое течение лейомиомы матки среди всех обследованных сотрудниц СХК. Известные факторы риска развития лейомиомы матки у работниц СХК. Лейомиома матки занимала первое место в структуре гинекологической патологии, выявленной у женского персонала СХК. Частота ЛМ у работниц СХК составила 23,3% и не превышала данных, опубликованных в литературе (Тихомиров А.Л., 2006; Вихляева Е.М., 2004; Сидорова И.С., 2000). Согласно данным литературы, пик заболеваемости ЛМ приходится на репродуктивный возраст. В нашем исследовании диагноз ЛМ устанавливался в возрасте 41,3±7,2 лет. Длительность заболевания ЛМ составила в среднем 8,5±7,8 лет. Стаж работы на СХК при выявлении заболевания равнялся 13,8±9,0 лет, что составило 60% от общего стажа работы на СХК.

В настоящее время к высоко значимым факторам риска развития ЛМ относятся этническая принадлежность (чёрная раса), избыточная масса тела, наследственность. Продолжается исследование значения возраста менархе, паритета, контрацептивного анамнеза и некоторой соматической патологии в качестве факторов риска развития ЛМ [Вихляева В.М., 2004].

Поскольку избыточная масса тела и наследственность являются общепризнанными высоко значимыми факторами риска развития ЛМ, мы проанализировали у обследованных нами сотрудниц СХК те факторы, роль которых в развитии ЛМ изучается: возраст менархе, количество беременностей, паритет, отсутствие родов, количество абортов, бесплодие, исход последней беременности, применение гормональной контрацепции.

У обследованных нами женщин с ЛМ возраст менархе был статистически значимо ниже по сравнению с женщинами без ЛМ (р=0,002), количество беременностей, родов и абортов было достоверно больше у женщин с ЛМ (р<0,001); женщин, принимающих комбинированные гормональные контрацептивы, было достоверно больше среди женщин без ЛМ. Последняя беременность, закончившаяся родами, встречалась одинаково часто, как среди женщин с ЛМ, так и без ЛМ (р=0,58).

В табл. 17 представлены отношения шансов анализируемых факторов риска.

Таблица 17

Относительный риск развития лейомиомы матки у женского персонала СХК

Факторы риска ОШ 95% ДИ р

Возраст menarche 0,9 0,84; 0,96 < 0,001

Количество беременностей 1,09 1,05; 1,13 < 0,001

Роды 2,7 1,66; 4,42 < 0,001

Количество родов 1,39 1,22; 1,59 < 0,001

Бесплодие 0,89 0,72; 1,1 0,3

Количество абортов 1,07 1,02; 1,12 0,002

Исход последней беременности (роды) 0,94 0,76; 1,16 0,58

Гормональная контрацепция 0,41 0,25; 0,65 < 0,001

Наиболее тесной оказалась связь ЛМ с родами: риск развития ЛМ у рожавших женщин возрастает в 2,7 раза. Выявлена зависимость развития ЛМ от числа родов: риск развития ЛМ увеличивается на 40% после третьих родов. Риск развития ЛМ увеличивается на 9% у женщин, имеющих более 3 беременностей, и на 7% после каждого прерывании беременности. Как показало исследование, снижение возраста менархе на один год от 12 лет повышает вероятность развития ЛМ в последующем на 90%, а применение гормональной контрацепции снижает риск развития ЛМ на 40%.

Распространённость и клиническое течение лейомиомы матки у женщин, подвергающихся воздействию ИИ в диапазоне малых доз. Частота ЛМ у женщин основной группы составила 34,7%, у женщин из группы «внутренний контроль» – 27,5%, у женщин из группы «внешний контроль» – 32,2%. Частота ЛМ у женщин основной группы была достоверно выше, по сравнению с женщинами из группы «внутренний контроль» (р=0,019).

Средний возраст выявления ЛМ составил в основной группе 41,1±8,32 лет, в группе «внутренний контроль» – 42,24±5,9 лет, в группе «внешний

контроль» – 40,8±7,2 лет и статистически достоверно не различался (р=0,14).

Частота маточных кровотечений у женщин с ЛМ составила 15,1%.

В «основной» группе – 17,8%, в группе «внутренний контроль» – 17,5%, в группе «внешний контроль» – 11,4% (р=0,6). В структуре маточных кровотечений у женщин с ЛМ, подвергающихся воздействию ИИ в диапазоне малых доз, так же как в группе «внутренний контроль» и «внешний контроль» преобладали циклические маточные кровотечения по типу меноррагии. Частота меноррагии в «основной» группе составила 77,0%, в группе «внутренний контроль» – 85,2%, в группе «внешний контроль» – 83,3% и статистически достоверно не различалась (р=0,6).

=4,74, р=0,09). Возраст хирургической менопаузы в группах достоверно не отличался и составил в основной группе 43,1±6,12 лет, в группах внутреннего и внешнего контроля 45,3±4,6 лет и 45,2±4,6 лет соответственно (F=1,2; р=0,3). Структура показаний к хирургическому лечению ЛМ в группах была идентична: быстрый рост опухоли, маточные кровотечения и лейомиома матки больших размеров. Обратил на себя внимание тот факт, что наиболее частой причиной оперативного вмешательства по поводу ЛМ, как у женщин основной группы, так и в группах внутреннего и внешнего контроля был «быстрый рост» опухоли.

Таким образом, у женщин, подвергающихся воздействию ИИ в диапазоне малых доз («основная группа»), частота ЛМ была достоверно выше по сравнению с группой «внутренний контроль» (воздействие ВХВ). Однако клиническое течение ЛМ, показания к гистерэктомии и частота гистерэктомии у женщин основной группы достоверно не отличались от таковых в группах внутреннего и внешнего контроля.

Результаты трансвагинальной эхографии органов малого таза с цветовым допплеровским картированием у больных лейомиомой матки в группах исследования. Трансвагинальная эхография органов малого таза в сочетании с цветовым допплеровским картированием была выполнена 129 женщинам с ЛМ: 48 – из основной группы, 29 – из группы внутреннего контроля, 52 – из группы внешнего контроля. Исследование проводилось на аппарате Acuson Aspen c использованием конвексного датчика 3,5 МГц и влагалищного датчика 7,0 МГц в режиме реального времени.

При трансвагинальной эхографии оценивали размеры матки, величину, тип роста, структуру и число миоматозных узлов, состояние полости матки и яичников. Допплеровское исследование включало определение локализации внутриопухолевого кровотока (центральный, периферический), измерение скорости артериального кровотока в опухолевых узлах. При скорости кровотока более 15 см/с, в центре и на периферии опухолевого узла, выставляли диагноз «лейомиома матки с тенденцией к росту».

В основной группе так же, как в группах внутреннего и внешнего контроля наиболее часто выявлялась ЛМ без увеличения размеров тела матки. Её частота в группах составила соответственно 50%, 62,1%, 48,1% (р=0,54).

У женщин основной группы, как и у женщин из групп внутреннего и внешнего контроля, преобладала ЛМ с солитарным узлом. По данным трансвагинальной эхографии, у женщин с ЛМ было выявлено три типа опухолевых узлов: интерстициальный (с центральным, центрифугальным и центрипетальным ростом), субсерозный и субмукозный. У женщин, подвергающихся воздействию ИИ в диапазоне малых доз, так же, как и у женщин из групп внутреннего и внешнего контроля наиболее часто выявлялся интерстициальный тип с центральным ростом (67,5%, 56,3%, 78,2% соответственно).


загрузка...