Первичные местоимения и их производные в пермских языках (10.03.2009)

Автор: Федюнёва Галина Валерьяновна

1. Формы, образованные от основ коми kud- ~ kod- ~ kцd-, удм. kud- «который» с помощью стандартных падежных суффиксов (кз. kodlan', удм. kudlan' «в какую сторону»; кз. kоds'an' «откуда), часто включают лексемы с локальным значением удм. pal, коми -lador «сторона, направление»: кз. kodladorIn, удм. kudpalan «где, в какой стороне» и т.д. В кя. им соответствуют конструкции с kudik: kudik ladorIs' «с какой стороны». В коми языке имеется специальная лексема кз. kodar, кп. kцdцr «которая сторона», часто осложненная элементом -la, -lador: кп. kцdцrladorIn «на которой стороне» и т.д. В ее составе обычно выделяют суф. -r, который имеется также в словах кз. цtar-mцdar «туда-сюда», кп. цtцr «улица, двор», ср. тж. удм. mar «что», и возводят к ур. *r (Koevesi 1965: 285). Вместе с тем, возможно, она возникла из сочетания kod dor «какая сторона» по типу удмуртского kudpal- «тж.», поскольку имеется только в коми языке.

2. Структура ранних интеррогативов полностью совпадают со структурой указательных наречий. Формы инессива кз. kцn(i) «где» и элатива кз. kIs', kIs'an' «откуда», кп. kIs'an' «откуда» имеются только в коми языке. Транзитив kIt(i) «где, по какому месту», также широко представленный в коми языке, в удмуртском зафиксирован только в устойчивых выражениях: удм. диал. kIt vetlis'kod? «где (ты) ходишь?»; kIti -mati, kIti - marti «где и когда, букв. где что». Шире используются производные от этой основы, напр.: kItiti, kItitiz «по какому месту», kItijaz «где», kItiIn «в какой стороне», kItiIs'en «откуда», kItiIs' «откуда, с каких мест» и др. Как и указательные, вопросительные наречия места со значениями «где» и «откуда» образованы от основы, осложненной элементом -t-: кз. kItEn, кп. kItEn ~ удм. kItIn «где»; кз. kItIs', кп. kItis' ~ удм. kItIs' «откуда»; кз. kItIs'an', кп. kItIs'an', кя. k\tis'an' ~ удм. kItIs'en' «откуда, с какого места» и т.д., а со значением «куда» –элементом ®-: кз. kIt®E, кп. kIt®E ~ удм. kICI «куда»; кз. kIt®E±, кп. kIt®E± ~ удм. kIt®Ioz' «докуда» и т. д.

Наречия времени представлены двумя формами: 1) кз. kor, кп. kEr, удм. ku «когда»: кз. лл. kori, вс. kor «когда» и 2) кз. kodIr, кп. kцdIr, кя. kud\r, удм. kuddIr «когда»: удм. диал. kuddIre, kuddIrja «иногда, кое-когда» < общеп. *kЖ- и dIr «время, период» (КЭСК:127). Кп. слово kцdpora, kцdporu, kцtporu образованно аналогично с участием рус. пора. Элемент -r в кз. kor, кп. kцr считается «застывшим прапермским суффиксом» (КЭСК:126) или элементом сокращенной формы местоимения кз. kodir, кп. kцdIr «когда» (Серебренников 1963:348; Основы 1976:193). Ср. венг. mikor «когда».

Вопросительные наречия образа действия представлены стандартной формой кз.кп. kI±(і) ~ удм. kIz'I «как, каким образом» и полностью соответствуют указательным кз.кп. ta±(і), si±(і) ~ удм. taz'(I), oz'(I) «так, этак». Из вторичных наречий зарегистрирована форма кз. kuCцma, кп. kICцma «как, каково» < kuCцm «какой» + адвербиальный суф. -а.

Вопросительные количественные слова в коми и удмуртском языках различаются. В общекоми слове kImIn (кз. вв. kImin, вс.л.уд. kInIm, уд. kImInja, л. kInImja; кп. kInIm, kInImja; кя. k\m\n) выделяется вопросительный корень *kI- и сегмент *mIn «количество, мера», представленный в словах mInda «около», sImIn «столько», кз. komIn, удм. kuamIn «тридцать» и др. и имеющий соответствия во всех финно-угорских и многих индоевропейских языках, напр. ст.-сл. мъногъ «много» (КЭСК:158, 183; UEW:279; SKES:347 и др.).

Происхождение удм. kцn'a «сколько» неясно. Б.А. Серебренников выделяет основу вопросительного местоимения kц- и элемент -n'a, значение которого «в настоящий момент определить невозможно»(1963:211), хотя он присутствует и в указательных местоимениях tan'amInda, son'amInda «столько», kцn'ake son'a «сколько-нибудь» и др.

Вопросительные адъективы кз. kuCEm, кп. kICEm ~ удм. kICe «какой» аналогичны указательным кз. taCцm, seCцm ~ удм. taCц, sICц «такой, вон такой» (Гл.II., п. 3. 5.). Слово со значением «который по счету» образовано от кз. kImIn, кп. kInIm, удм. kцn'a «сколько»: кз. kImInцd, кп. kInImцt, удм. kцn'aeti «который» с помощью суф. порядковых числительных. От темпоральной основы кз. kor, кп. kцr «когда» образованы также адъективы кз. kors'a «какого времени», korkцs'a «давнишний»; кп. kцrkцs'a «давний, давешний», которым в удмуртском языке соответствуют производные с основой kema «долго» вроде: kemala «давний, давнишний».

§4. Служебные части речи вопросительно-местоименного происхождения.

4.1. Вопросительные частицы в пермских языках.

4.1.1. Вопросительные местоимения переходят в разряд частиц в составе восклицательных предложений, в возгласах, выражающих удивление, восхищение, недоумение и т.д.: кз. kI±i on tцd! «как не знаешь?!», удм. kICe soos musoes'! «какие они милые!» и т.д. В партикулярном значении, напр., выступают удм. ma «что»: ma kItIn ton? «где же ты?»; ma kIz'I oz'I !? «да как так!?», кз. mIjta «сколько»: печ. pis'mo mIda oz IstI «даже письмо не шлет», кп. mIj-mIjIs' «если что, в случае чего», удм. marIs' mar «если что» и др.

4.1.2. Вопросительные частицы выделяется по двум параметрам: а) по наличию (иногда предполагаемому) в их структуре вопросительных основ и б) по наличию вопросительной, вопросительно-указательной (или близкой) семантики. По семантике частицы делятся на: 1) нейтрально-вопросительные, соотносимые с рус. ли и 2) эмоционально-вопросительные, соотносимые с рус. разве, неужели, неужто.

Известным примером перехода вопросительной основы в частицу являются фин. -ko , -koe, кар.-go , -ko, вепс. -i(k), иж. -ka , -kae, вод. -ko, -kse, эст. -k, -ks, восходящие к ур. k-овому местоимению (Хакулинен 1953:216). Видимо, к этому ряду могут быть причислены кз. кп. -kц, удм. -ke в неопределенных местоимениях: кз. kodkц, кп. kinkц, удм. kinke «кто-то» и т.д.

Более сложным способом образования вопросительных частиц является переход в них указательных основ. Как считают исследователи, пермские вопросительные частицы коми -ц, удм. -а, кз. кп. nц, no «же, разве» восходят к очень древним дейктическим элементам. По-видимому, сюда можно отнести также удм. te «ли», к. -ja и -i и др. Последние нельзя однозначно причислить к дейктикам, однако регулярность, с которой они появляются в системе местоимений (напр., kod-i ~ kod-ja «кто», kuCцm-ja ~ kuCцm-і «какой», m2j-ja ~ m2j-і «что за», kor-ja ~ kor-i «когда же»), позволяет рассматривать их в контексте данного исследования.

4.2. Союзы вопросительно-местоименного происхождения в финно-угорских языках образованы от указательных основ *m?- «что?» и *kё- «кто? что?», однако соотношение их различно. Пермские союзы образованны чаще от k-овых, реже от m-овых основ: кз. kI±i…si±i «как…так и», sцk…kor «тогда…когда», sI ponda mIj «ввиду того, что»; кп. sijцn…mIl'a «потому что», n'e sI sijцn…Sto «потому что», sijцn…medbI «затем…чтобы»; удм. kIt®I …o®I «куда...туда», kIz'I ke…oz'I ik «как…так и». Среди них практически нет полностью грамматикализованных. «Настоящим» союзом можно считать лишь: кз. кп. kц, удм. ke «если», который прослеживается во многих языках: венг. ha, манс. ke, хант. ku, ke, эст. kui, лив. ku, саам. ko, ku «если» и, видимо, имеет древнюю историю.

4. 3. Послелоги вопросительно-местоименного происхождения. В пермских языках имеются случаи перехода в послелоги вопросительных местоимений, достаточно редкие для финно-угорских языков. Имеется лишь два примера: манс. ?ol't' «как, подобно» < ур. *kЁ «кто» и эрз. kond'amo, мокш. kod'ama «подобно чему-либо» < ур. *kЁ «кто, что» + суф. -n + *tё «тот»+ суф. mo, ma. Они сопоставимы с пермскими: кз.кп. kod', удм. kad' «как, словно, подобно, будто». Вопросительно-местоименное происхождение имеют также два послелога: кз. kImIn, кп. kInIm, кя. k\m\n «около» < «сколько» и кп. mIjis' «через». Последний является формой элатива местоимения mIj «что»: dIr mIjis' «спустя значительное время».

§5. Образование второстепенных разрядов местоимений на базе вопросительных основ. В финно-угорском праязыке еще не было второстепенных разрядов местоимений, в их функции выступали вопросительные. Дифференциация происходила позже путем добавления к вопросительным основам аффиксов, местоименных корней, отдельных слов или их частей, заимствованием и т. д. В работе рассматриваются основные деривационные модели неопределенных, отрицательных и обобщительных местоимений, образованные от первичных указательных основ.

В Заключении даны общие выводы по работе.

В результате исследования установлены основные тенденции развития системы первичных местоимений в близкородственных пермских языках. Выявленные общие закономерности и расхождения объясняются как внутрисистемными факторами, так и перманентными контактами коми и удмуртского языков с различными родственными и неродственными языками. Приведенное исследование подтверждает выводы о сложном и длительном процессе лингвогенеза, представляемого как непрерывный процесс становления древних диалектных ареалов, их подвижности и проницаемости. Несмотря на генетическую общность дейктических корней, восходящих к общефинно-угорским (уральским) источникам, первичные местоимения в коми и удмуртском языках, их диалектах и диалектных ареалах имеют много особенностей, которые свидетельствуют о глубоких дивергентных процессах в ранней истории пермского языкового континуума.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

Федюнева Г.В. О границах личного дейксиса в языках разных типов// Филологические науки.

–М., 2008. № 4. –С. 48-55.

Федюнева Г.В. О типологии местоименного значения // Вестник Ленинградского гос. уни-та им. А.С. Пушкина: Науч. журнал. Серия филология. –СПб., 2008. №4(16). –С.172-179.

Федюнева Г.В. О прибалтийско-финском компоненте в коми языке // Известия Уральского гос. ун-та. № 55, Серия 2. Гуманитарные науки. Вып. 15. –Екатеринбург, 2008. –С. 172-180.

Федюнева Г.В. Северно-русское чо-нинабудь, како-нинабудь // Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. Вып. 2. Ч. 2. – СПб., 2008. – С. 245-248.

Федюнева Г.В. О границах грамматического варьирования (на примере местоимений коми языка)// Вестник Челябинского гос. ун-та. Серия Филология. Искусствоведение. Вып. 21. № 16 (117).–Челябинск, 2008. –С. 165-171.

Федюнева Г.В. О таксономических признаках дейктических слов // Вестник Вятского гос. гум. ун-та. Серия Филология. Искусствоведение. №4 (2). Том 2. – Киров, 2008. – С. 138-146.

Федюнева Г.В. О рефлексах прауральских дейктических частиц *e «этот, тот» ~*о~*u «тот» в пермских языках// Вопросы языкознания. М., 2009. № 1.

Монографии

Федюнева Г.В. Первичные местоимения в пермских языках. –Екатеринбург: УрО РАН, 2008. 427 с. (26,75 п.л.)

Федюнева Г.В. Указательные местоимения и их производные в пермских языках. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН, 2007. –240 с. (15 п.л.)

Федюнева Г.В. Коми местоимение: к проблеме формального варьирования в языке. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН, 2000. –71 с. (4,75 п.л.)

Федюнева Г.В. Словообразовательные суффиксы существительных в коми языке. –М.: Наука, 1985. – 134 с. (9,4 п.л.)

Федюнева Г.В. Именное словообразование в коми языке. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН, 2000. –90 с. (5,75 п.л.)

Федюнева Г.В. Местоимения и числительные: опыт новой интерпретации в свете создания научной грамматики коми языка. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН. Вып. 241, 1990. 60 с. (3,75).

Федюнева Г.В. Морфемный состав и морфологический тип коми языка. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН. Вып. 294, 1992.- 37 с. (2,25 п.л.)

Федюнева Г.В. Местоимения 1-го и 2-го лица в пермских языках: исторические параллели. –Сыктывкар: Коми НЦ УрО РАН. Вып. 475, 2005. – 50 с. (3,25 п.л.)

Учебники, учебные пособия

Федюнева Г.В. Современный коми язык. Морфология. Кол. авторов. – Сыктывкар: Коми кн. изд. –2000. –С. 3-38; 54-59; 139-207; 404-435; 525-538. (39/ 9,9 п.л.)

Федюнева Г.В. Знаменательные части речи в коми языке. Учебное пособие для вузов. –Сыктывкар: СыктГУ, 1991. –107 с. (соавт. Е. А. Цыпанов). (5,2/ 3,7 п.л.)


загрузка...