Становление и развитие теории и практики педологической работы в народном образовании Приенисейского края второй половины XIX – первой трети XX вв. (09.03.2010)

Автор: Ценюга Сергей Николаевич

Ценюга Сергей Николаевич

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПЕДОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ

В НАРОДНОМ ОБРАЗОВАНИИ ПРИЕНИСЕЙСКОГО КРАЯ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВВ.

Специальность 13.00.01 – общая педагогика,

история педагогики и образования

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

Красноярск – 2010

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева»

Научный консультант: член-корреспондент РАО,

доктор педагогических наук,

профессор

Шилова Мария Ивановна

Официальные оппоненты: доктор педагогических наук,

профессор

Рогова Валентина Ивановна

доктор педагогических наук,

профессор

Кадневский Валерий Михайлович

доктор педагогических наук,

профессор

Игнатова Валентина Владимировна

Ведущая организация: ГОУ ВПО

«Кузбасская государственная

педагогическая академия»

Защита состоится «08» июня 2010 г. в 9 часов на заседании диссертационного совета Д 212.097.02 при ГОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева» по адресу: 660049, г. Красноярск, ул. Лебедевой, 89.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке университета.

Автореферат разослан «___» _________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат педагогических наук, доцент Г.С. Саволайнен

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. На рубеже коренных политических, социально-экономических и социокультурных преобразований, в условиях переоценки общенаучной и педагогической методологии, принципиальных для педагогики идей и концепций прошлого отечественная педагогическая мысль в поисках понимания и успешного решения насущных проблем теории и практики все чаще обращается к феномену педологии в истории образования.

К сожалению, изучение проблем целостного процесса становления и развития педологии в отечественном образовании второй половины XIX – первой трети XX вв. в течение нескольких десятилетий в силу идеологических установок было исключено из поля педагогического знания. В последние годы, в связи с поиском гуманистической парадигмы и антропологического фундамента отечественного образования, эти знания и опыт, обнаруживая основания для отыскания исторических аналогий, становятся вновь востребованными, выступают объектом научного интереса и предметом взаимодействия участников учебно-воспитательных отношений, обретают былой размах и общественно-политическое звучание на общегосударственном и региональном уровнях (тестирование, ЕГЭ). При этом неоднозначные оценки педологии в нашей истории явно или неявно присутствуют в современных историко-педагогических исследованиях, педагогических теориях, концепциях, диагностических методиках, содержании деятельности структур психологической службы школы и влияют на практику без четкого непредвзятого их осознания и анализа.

В этих условиях причина повышения интереса к историческим корням педологической работы в сибирской провинции представляется очевидной. Современные историко-педагогические исследования уделяют педологии определенное внимание, но в основном применительно к условиям и запросам современного образования, почти не учитывая (за редким исключением) процесс становления и развития этого явления в русской педагогической мысли и школьной практике второй половине XIX – первой трети XX вв. Либо рассматривают его исключительно в общероссийских масштабах, выявляя общие для всей страны закономерности и тенденции и не уделяют должного внимания его особенностям в регионах. В последнее время приходит понимание того, что постижение характеристик и логики процесса зарождения, становления и развития педологической работы в отечественном образовании изучаемого периода не ограничивается рамками Центральной России, а включает в себя многообразие и «многоголосие» опыта регионов. Без учета специфики территорий оно не может быть ни полным, ни объективным. Попытки унифицировать исследовательские подходы, перенося общегосударственные закономерности этого процесса на провинцию и наоборот, даже в пределах центральных районов страны обнаруживают историческую несостоятельность.

Все вышесказанное вызывает закономерный интерес к генезису педологии в сибирской провинции второй половины XIX – первой трети XX вв., под которым мы понимаем процесс вызревания предпосылок, зарождения и накопления фундаментальных знаний, прикладного и научно-организационного опыта педологической работы как самостоятельного направления научно-педагогических исследований в истории народного образования Приенисейского края, их становление, развитие и последующую трансформацию.

Состояние исследованности проблемы. В дореволюционный период вопросы генезиса, становления и развития педологии в истории отечественного образования специально не изучались. Исследования затрагивали различные аспекты изучения ее фундаментальных, прикладных и организационных проблем, носили полидисциплинарный и дискуссионный характер, отвечали условиям и запросам развития данного направления научно-педагогических исследований (П.Г. Бельский, В.М. Бехтерев, В.П. Вахтеров, К.Н. Вентцель, С.И. Гессен, А.С. Грибоедов, Н.П. Гундобин, М.И. Демков, В.В. Зеньковский, П.Ф. Каптерев, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт, М.М. Манасеина, А.П. Мальцев, Л.Н. Модзалевский, М.С. Морозов, А.Н. Нечаев, Г.И. Россолимо, М.М. Рубинштейн, Н.Е. Румянцев, И.А. Сикорский, П.А. Соколов, Г.Я. Трошин, К.Д. Ушинский В.А Флеров, Г.И. Челпанов, А.П. Щапов, Н.М. Щелованов, А.А. Ярилов и др.). На рубеже веков основные работы по изучению этнопсихологии и полиэтнического синтеза в генезисе русского населения Сибири создали исследователи-областники (Н.И. Потанин, Н.М. Ядринцев, Д.А. Клеменц). Изучение населения края в форме научных экспедиций проводили местные педагоги, ученые-энтузиасты и их коллеги из центральных губерний (Б.П. Вейнберг, К.И. Горощенко, Н.Ф. Катанов, Ф.Я. Кон, Г.И. Лебедев, Н. Рубакин, С. Руденко, Н.П. Скалозубов, Ю. Талько-Брынцевич, С.А. Теплоухов, С. Широкогоров, А.Р. Шнейдер, А.Н. Юзефович, К.З. Яцута). Исследования были поставлены разносторонне (расовые, педологические, посемейно-демографические, наследственные, возрастные), носили ярко выраженный измерительно-антропологический и медико-биологический уклон, но имели опосредованное отношение к решению насущных проблем школы.

В период восстановления народного хозяйства большой вклад в приращение теоретического знания и практического опыта советский педологии внесли работы, статьи и выступления крупных ученых и деятелей Наркомпроса, посвященные вопросам взаимодействия западной и российской педолого-педагогической традиции (П.П. Блонский, А.С. Бубнов, В.П. Вахтеров, К.Н. Вентцель, П.Ф. Каптерев, Н.К. Крупская, С.А. Левитин, А.В. Луначарский, М.Н. Покровский, М.М. Рубинштейн, С.Т. Щацкий и др.); разработке фундаментальных проблем теории и практики педологии (Е.А. Аркин, И.А. Арямов, М.Я. Басов, П.П. Блонский, Л.С. Выготский, П.Н. Груздев, А.Б. Залкинд, А.С. Залужный, Е.Н. Зеймгер, Н.И. Иорданский, А.Г. Калашников, А.Ф. Лазурский, М.Н. Левина, С.С. Моложавый, А.П. Нечаев, А.П. Пинкевич, Е. Радина, В.Я. Струмилин, В.Н. Шульгин и др.); теоретико-методическому обеспечению обследовательской практики в сибирской школе (Н. Андрющенко, М.Ф. Беляев, Н.П. Березовский, С. Гиршфельд, А.П. Оносовский, Б.Ф. Райский, Н.А. Рыбников и др.); педологической проблематике в этнической антропологии (С.И. Руденко и С.Ф. Баранов). При разности позиций и полемической форме их выражения во взглядах на вопросы истории педологии ощущалось влияние дореволюционной научной традиции.

Начало 1930-х гг. отмечено «разносом» педологии. Большинство известных ученых подверглись публичному остракизму в обличительных статьях (Е.А. Аркин, А.М. Гельмонт, А.Б. Залкинд, Л.В. Занков, К.П. Корнилов, П. Левентуев, А.А. Невский, Н.А. Рыбников, А.А. Смирнов, М.П. Феофанов, Г.А. Фортунатов и пр.). Работы пионеров педологии обрели узкопрактический утилитарный характер или были «покаянными» (И.А. Арямов, М.Я. Басов, П.П. Блонский, Л.С. Выготский, В.В. Петров, И.Н. Шпильрейн и др.). Общий научный уровень исследований, проводимых «молодым поколением педологов», резко упал, снизился профессионализм, примитивизировалось педологическое сообщество в целом (Е.А. Аркин, Л.В. Занков, Н.Н. Костин, А.А. Невский, Н.А. Рыбников, А.А. Смирнов, Г.А. Фортунатов и др.). После разгрома педологии (1936 г.) появилась серия статей с негативной оценкой ее как науки (А.С. Залужный, С.А. Каменев, И.М. Коган, Е.И. Руднева и др.). Имена и труды многих педологов – и гонимых, и гонителей – были изъяты из истории отечественной педагогики.


загрузка...