ЦИТОКИНЫ В СОВРЕМЕННОМ КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ НЕКОТОРЫХ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ (09.02.2009)

Автор: Гуторов Сергей Львович

У больных, получавших Альнорин перед химиотерапией, медиана общей выживаемости составила 26 мес. В группах с еженедельными введениями препаратов или назначением Альнорина после химиотерапии она была достоверно меньше, составляя 7,0 и 6,2 мес. (р=0,006) соответственно.

У больных, получивших химиотерапию с предварительным введением Альнорина медиана времени до прогрессирования была значимо больше чем в контрольной группе: 11,7 мес. против 5,8 мес. (?2=12,46, р< 0,0001). Также достоверно выше была медиана общей выживаемости: 26 мес. против 9,3 мес. (р=0,003), рисунок 1.

– химиотерапия с предварительным введением Альнорина

– только химиотерапия

Рис. 1. Кривые общей выживаемости больных, получивших химиотерапию

с предварительным введением Альнорина и контрольной группы.

Таким образом, предварительное введение Альнорина значимо улучшило эффективность химиотерапии за счет достоверного увеличения медиан безрецидивной (на 5,9 мес.) и общей (на 17 мес.) выживаемости больных.

После химиотерапии с предварительным введением Альнорина, даже в неэффективных случаях, медиана общей выживаемости была больше, чем в группе контроля. Медиана выживаемости составила 15 мес. и 5 мес. соответственно, разница статистически достоверна (?2=5,31; р< 0,01).

9менее значимы – 64,1% против 50,6%. Анемия значительно чаще выявлялась в контрольной группе – 70,5% против 16,2, статистически разница была существенной (?2=36,70, р<0,0001).

Таким образом, включение в режимы Альнорина приводило к значимому снижению частоты развития гематологической токсичности химиотерапии. Назначение Альнорина перед проведением химиотерапии является оптимальным, что подтверждается снижением частоты побочных эффектов и достоверном увеличении выживаемости больных, включая случаи раннего прогрессирования.

2. Клинико-фармакологическое изучение Ингарона при диссеминированной меланоме кожи.

В исследование был включен 41 больной, эффективность лечения оценена у 39 больных. У 4 (10,3%) больных была достигнута полная регрессия опухоли, у 9 (23,1%) – частичная, у 16 (41,0%) индуцирована стабилизация болезни на срок не менее 3-х мес. Полная + частичная регрессия опухоли достигнута в 33,3% случаев, общий лечебный эффект (полная + частичная регрессия + стабилизация болезни) – в 74,4% случаев.

В анализ выживаемости включено 39 больных. Медиана времени до прогрессирования составила 9,2 мес., медиана общей выживаемости – 15,2 мес. При достижении объективного (полного + частичного) эффектов медиана времени до прогрессирования не достигнута, при стабилизации составила 6,8 мес., и при прогрессировании – 2,5 мес. Разница была статистически достоверна в сравнении эффективных и неэффективных случаев (?2=8,37, p= 0,015). Медиана общей выживаемости больных с объективным эффектом составила 28,3 мес., при стабилизации болезни – 10,2 мес., а при прогрессировании 9,1 мес., разница достоверна (?2=7,89, р=0,019).

Побочные эффекты оценены у 41 больного на протяжении 152 курсов.

Рвота осложнила 24 (15,8%) курса из них II ст. в 8,6%. Тошнота возникала при проведении 40 (26,3%) курсов, включая II ст. в 12,5%. Дозолимитирующей токсичностью режима была нейтропения и тромбоцитопения. Клинически незначимая (I-II ст.) нейтропения осложняла 31,6% курсов лечения, выраженная (III-IV ст.) – 29,0% курсов. Тромбоцитопения I-II ст. была после 48,7% курсов, III-IV ст. после 30,9% курсов. Анемия осложнила 76.3% курсов лечения. При этом I и II ст. была после 55,3% курсов, а III и IV ст. – после 21,1% курсов. Гематологическая токсичность была кумулятивной и нарастала по мере увеличения числа курсов лечения.

Проведено сравнение результатов химиотерапии с включением Ингарона и контрольной группы. Как частота достижения объективного эффекта (полный + частичный эффект) 33,3% против 20,9%, так и лечебный эффект (полный + частичный эффект + стабилизация болезни) была выше у больных, получивших Ингарон. Преимущество включения Ингарона наиболее полно проявилось при сравнении выживаемости больных. Медиана времени до прогрессирования у 43 больных, получивших только химиотерапию, составила 5,8 мес. против 9,2 мес. при проведении химиотерапии с включением Ингарона, разница была статистически достоверна (р = 0,03). Медиана общей выживаемости при проведении только химиотерапии составила 9,3 мес., а при включении Ингароноа – 15,2 мес., разница достоверна (р= 0,02), рисунок 2.

- химиотерапия с включением Ингарона

- только химиотерапия

Рис. 2. Медиана общей выживаемости больных, получавших

только химиотерапию и химиотерапию в комбинации с Ингароном.

При сопоставлении частоты возникновения негематологических побочных эффектов в сравниваемых группах статистически значимых различий не установлено. Также не установлено достоверной разницы в частоте развития нейтропении, тромбоцитопении и анемии.

Таким образом, в сравнении с контрольной группой, включение в режим химиотерапии Ингарона привело к достоверному увеличению общей выживаемости больных на 5,9 мес.

3. Непосредственные и отдаленные результаты применения интерерона альфа при метастазах рака почки.

Результаты применения интерферона альфа в новом прерывистом режиме.

Эффективность прерывистого режима введения ?-ИФН была оценена у 131 больного, всего проведено 1065 курсов лечения. Полный эффект был достигнут у 11 (8,4%) больных, частичный у 18 (13,7%) больных; объективный эффект (полная + частичная ремиссии) составил 22,2%. Длительная стабилизация болезни (? 6 мес.) была достигнута у 35 больных. Общая частота лечебного эффекта: полная + частичная ремиссии + длительная стабилизация составила 48,9%.

Побочные эффекты лечения. Чаще всего наблюдали гриппоподобный синдром: повышение температуры тела (II ст.– 13,5%), озноб (II ст. – 9,9%). Нужно отметить, что повышение температуры и озноб обычно был только в первые дни курса. Анемия II ст. была у 1,5% больных, нейтропения II ст. у 1,5% больных, клинически не значимая тромбоцитопения – у 8,4% больных.

В целом побочные эффекты лечения ?-ИФН были незначительными и значимо не ухудшали качество жизни больных.

Новые комбинации с фторпиримидинами для приема внутрь показали эффективность и отсутствие дополнительных побочных эффектов. Между тем, значение этих режимов предстоит изучить в рандомизированном исследовании.

В многофакторный анализ включено 189 больных. Полный эффект был достигнут у 18 (9,5%) больных, частичный эффект у 22 (11,7%), стабилизация болезни у 62 (32,8%); лечебный эффект – 54%. Медиана времени до прогрессирования составила 8,1 мес., общей выживаемости – 22,4 мес.

При достижении полного эффекта медиана времени до прогрессирования не достигнута, при частичном эффекте составила 14,7 мес., при стабилизации болезни 9,2 мес., и при прогрессировании 2,0 мес. Разница в эффективных случаях в сравнении с неэффективными была статистически достоверна (?2=131,68, р=0,00006). Медиана общей выживаемости у больных с полным эффектом к моменту завершения исследования не была достигнута, при частичном эффекте она составила 26,0 мес., при стабилизации болезни 24,0 мес., и при прогрессировании 8,0 мес. Таким образом, достижение лечебного эффекта приводило к достоверному увеличению общей выживаемости больных, в сравнении с неэффективными случаями (?2=74,048, р=0,00001).

При выявлении метастазов до- или к моменту нефрэктомии частота достижения полного эффекта была недостоверно выше по сравнению с более отдаленными сроками 18,2% против 8,1% и 5,9% (р=0,3). Аналогичная тенденция наблюдалась и при достижении объективного эффекта (полная + частичная ремиссии): 30,9% против 18,3% и 17,7% соответственно. Стабилизация болезни достигалась достоверно чаще при обнаружении метастазов в более отдаленные сроки после нефрэктомии 23.6% против 28,6% против 42,6%

(р< 0,05).

У больных с достигнутым лечебным эффектом выявление метастазов в более отдаленные сроки ассоциировалось с увеличением времени до прогрессирования. Так, при выявлении метастазов до- или к моменту нефрэктомии оно составило при полном эффекте 65,9 мес., при частичном 22,2 мес. и стабилизации болезни 11,1 мес. При выявлении метастазов в течение 1 года после нефрэктомии – 89,0 мес., 20,4 мес. и 19,3 мес. соответственно. При выявлении метастазов в более отдаленные сроки – 86,5 мес., 38,8 мес. и 14,8 мес. соответственно. Разница была статистически достоверна (р< 0,05).

При выявлении метастазов до- или к моменту нефрэктомии (1 группа) медиана общей выживаемости составила 27,6 мес., при установлении метастазов в течение 1 года (2 группа) – 16,2 мес., при выявлении метастазов в более поздние сроки (3 группа) – 24,0 мес. Разница была статистически достоверна при сравнении 1 и 2 группы (p<0,05).

Частота достижения лечебного эффекта зависела от размеров метастазов в легкие. Так, при их размере ? 2 см. полный (64,7%), частичный (68,4%) эффекты и стабилизация болезни (56,8%) наблюдались достоверно чаще (p<0,01), чем при их размерах более 2 см. (35,3%, 31,6% и 43,2% соответственно).

Медиана времени до прогрессирования при метастазах в легкие ? 2 см. была недостоверно большей (6,6 мес.), чем при метастазах более 2 см.

(3,1 мес.). Медиана общей выживаемости при размерах метастазов в легкие ? 2 см. составила 24 мес., при большем размере – 15 мес. Разница была значима, но статистически не достоверна (р=0,06).

Число метастазов в легкое достоверно не повлияло на частоту достижения лечебного эффекта. Медиана времени до прогрессирования при числе метастазов не более 10 составила 9,0 мес., при большем их числе – 3 мес., разница статистически достоверна (?2=3,109, р=0,002). При числе метастазов не более 10 медиана выживаемости была достоверно выше, чем у больных с большим числом метастазов: 24,0 мес. и 14,0 мес. соответственно (?2=2,34, р=0,02).

Проведен многофакторный анализ признаков прогноза эффективности прерывистого режима лечения ?-ИФН. В исследование вошли данные о 189 больных. Чувствительность составила 81,2% (благоприятный прогноз); специфичность – 74% (неблагоприятный прогноз); точность – 76,8%.

Анализ показал, что размер метастазов в легкие более 2 см.; наличие метастазов в кости; число метастазов в легкие более 10 связаны с неблагоприятным прогнозом лечения. В свою очередь, к факторам благоприятного прогноза с высокой степенью достоверности относятся наличие метастазов в легкие размером ? 2 см., число метастазов в легкие не более 10 и отсутствие метастазов в кости.


загрузка...