Молекулярно-генетические, гормонально-метаболические и  клинические аспекты метаболического синдрома» (09.02.2009)

Автор: Бирюкова Елена Валерьевна

ТГ (ммоль/л) 1,99 [1,49; 2,75] 0,9 [0,68; 1,27] 0,000000

ХС ЛПВП (ммоль/л) 1,2 [1,1; 1,5] 0,3 [1,3; 1,9] 0,000000

Согласно полученным результатам, в группах «МС+» и «МС-» частота аллеля Gly полиморфного маркёра Gly10Lys гена KCNJ11 преобладала над частотой аллеля Lys (табл. 2).

Таблица 2

Распределение частот аллелей и генотипов полиморфного маркёра Gly10Lys гена KCNJ11 в группах «МС+» и «МС-»

Аллели и

генотипы Частоты аллелей и генотипов p OR CI 95%

«МС+»

(n = 104) «МС-»

(n = 100)

Gly 117/0,563 121/0,605 0,38 0,84 0,57?1,25

Lys 91/0,438 79/0,395

1,19 0,80?1,77

Gly/Gly 34/0,327 31/0,310 0,09 1,08 0,60?1,95

Gly/Lys 49/0,471 59/0,590

0,62 0,36?1,08

Lys/Lys 21/0,202 10/0,100

2,28 1,01?5,12

Так, в группе «МС+» частоты аллелей Gly и Lys составили соответственно 0,563 и 0,438, в группе «МС-» ? 0,605 и 0,395. Межгрупповой сравнительный анализ не выявил значимых различий в распределении частот аллелей полиморфного маркёра Gly10Lys гена KCNJ11 (р = 0,38). Помимо этого нами было обнаружено, что в обеих группах частоты гетерозиготных генотипов Gly/Lys были выше, чем частота генотипов Lys/Lys и Gly/Gly. При сравнении распределения генотипов полиморфного маркёра Gly10Lys гена KCNJ11 в группах с наличием и отсутствием МС не оказалось никаких статистически достоверных различий (р = 0,09).

Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют об отсутствии ассоциации полиморфного маркёра Gly10Lys гена KCNJ11 с синдромом ИР в русской популяции.

При изучении распределения частот аллелей и генотипов полиморфного маркёра Pro/Ala гена PPARG2 выявлено, что в обеих группах частота аллеля Pro была выше частоты аллеля Ala (табл. 3). Так, в группе «МС+» частоты аллелей Pro и Ala составили соответственно 0,81 и 0,19, а в группе «МС-» ? 0,69 и 0,31. При оценке распределения частот генотипов полиморфного маркёра Pro/Ala гена PPARG2 нами отмечено, что в группе больных МС частоты генотипов Pro/Pro, Pro/Ala и Ala/Ala составили 0,65, 0,33 и 0,02; в контрольной группе ? соответственно 0,52, 0,33 и 0,15. Как видим, риск развития МС в русской популяции в большей степени оказался связан с носительством аллеля Pro (OR = 2,06; CI = 1,30?3,26) и генотипа Pro/Pro (OR = 1,74; CI = 1,01?3,06) полиморфного маркёра Pro/Ala гена PPARG2.

Таблица 3

Распределение частот аллелей и генотипов полиморфного маркёра Pro12Ala гена PPARG2 в группах «МС+» и «МС»

Аллели и генотипы Частоты аллелей и генотипов p OR CI 95%

«МС+»

(n = 104) «МС-»

(n = 100)

Pro 169/0,81 138/0,69 0,002 2,06 1,30?3,26

Ala 39/0,19 62/0,31

0,49 0,31?0,77

Pro/Pro 68/0,65 52/0,52 0,003 1,74 1,01?3,06

Pro/Ala 34/0,33 33/0,33

0,99 0,55?1,77

Ala/Ala 2/0,02 15/0,15

0,11 0,02?0,50

Таким образом, правомерен вывод об ассоциации полиморфного маркёра Pro12/Ala гена PPARG2 с МС в русской популяции. Аллель Pro можно рассматривать как своеобразный маркёр повышенного риска развития изучаемого синдрома. В научной литературе существуют противоречивые данные о связи полиморфного маркёра Pro12Ala гена PPARG2 с развитием ИР. Изучая мексиканскую популяцию, S. A. Cole и соавт. (2000) выявили достоверную ассоциацию генотипа Ala/Ala с развитием абдоминального ожирения, что, в свою очередь, является риском развития ИР. В ряде этнических группах подобной связи не найдено. В различных исследованиях выявлена связь полиморфного маркёра Pro12Ala с увеличением ИМТ [T. L. Nelson и соавт., 2007; O. Vaccaro, 2007].

Нами было установлено, что в группах «МС+» и «МС-» частота аллеля G полиморфного маркёра G/T гена TCF7L2 была выше частоты аллеля T (табл. 4).

Таблица 4

Распределение частот аллелей и генотипов полиморфного маркёра G/T гена TCF7L2

в группах «МС+» и «МС-»


загрузка...