Деятельность Организации Варшавского Договора по обеспечению европейской безопасности. Историографическое исследование (08.12.2008)

Автор: Бруз Владимир Виленович

- исторические уроки, выводы, научно-практические рекомендации и предложения, направленные на дальнейшее развитие историографии проблемы, а также на решение некоторых теоретико-методологических и практических задач, связанных с обеспечением российской и региональной безопасности.

Обоснование положений, выносимых на защиту

Рассмотрение методологических аспектов изучаемой проблемы предполагает раскрытие содержания понятийного аппарата, составляющего основу научного исследования.

В исследовании автор исходит из существования в историографии двух основных аспектов: сущностного и методологического. Сущностный аспект, по мнению автора, предполагает рассмотрение содержательной стороны историографии проблемы, т.е. выяснение того, какие вопросы и как рассматривались с точки зрения их содержания, а какие остались вне поля зрения исследователей, к каким оценкам и выводам приходили исследователи и т.д.

Методологический аспект предполагает, по мнению автора, выяснение того, какие методы применялись авторами при изучении исследуемой проблемы, какие научные подходы они применяли, с каких идейно-теоретических позиций ее рассматривали и т.п.

Реализация сущностного и методологического аспектов историографии обуславливается рядом объективных и субъективных факторов, в том числе особенностями периодов и этапов, характерных для отечественной историографии.

Историографическое исследование, его характер и особенности в значительной степени определяются спецификой источниковой базы, основу которой составляют историографические источники. В отечественной исторической науке существуют различные взгляды на историографический источник.

Так, например, отдельные историки, в частности, Н.Н. Маслов, относят к историографическому источнику труд ученого-историка, который воплощен в статье, монографии, диссертации, рукописи, стенограмме или магнитофонной записи. Представляется, что такой подход существенно сужает круг историографических источников, оставляя вне его, в частности, исторические источники, отражающие конкретно-историческую обстановку создания труда и играющие важную роль в понимании того, в каких условиях проходило формирование исторических знаний.

Л.Н. Пушкарев и некоторые другие историки предлагают понимать под историографическим источником исторический источник, в котором содержатся данные по истории исторической науки. Такой подход лег в основу определения, предложенного А.И. Зевелевым. В соответствии с ним, под историографическим источником понимаются исторические источники, определяемые предметом историографии и несущие информацию о процессах, протекающих в исторической науке и в условиях ее функционирования.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что исторический источник может содержать как явно выраженные сведения по историографии, так и скрытые, поэтому вполне реально возникновение ситуации, когда один и тот же источник для одного исследователя окажется историографическим, а для другого – нет. Представляется, что определение должно носить универсальный характер и исключать возможность двоякого толкования.

В проводимом исследовании за основу подхода к историографическому источнику принято положение, которого придерживаются некоторые современные историки, в частности, А.Г. Быкова и В.Г Рыженко. Суть данного подхода заключается в том, что под историографическим источником понимается традиционный исторический источник, вовлеченный в процесс историографического анализа. Иными словами, историографический источник приобретает статус такового только тогда, когда включается в отношение «источник-историк».

Под историческими источниками, как правило, понимаются все объекты, непосредственно отражающие исторический процесс и дающие возможность изучать прошлое человеческого общества. В исторической науке сложилось несколько подходов к классификации исторических источников(. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Выделяемые в них источники, вовлеченные в процесс историографического анализа, становятся историографическими. При этом представляется справедливым замечание С.О. Шмидта о том, что не стоит механически переносить подходы, характерные для классификации исторических источников, на историографические, поскольку они могут не совпадать.

В то же время, выделение в одной из классификаций исторических источников конвенциональных источников, заслуживает особого внимания, поскольку к ним, по сути, могут быть отнесены информационные ресурсы Интернета как специфического информационного источника.

Что касается классификации собственно историографических источников, то А.И. Зевелев предлагал осуществлять это по следующим принципам: «классовому происхождению, авторству, видам». Интересно, что некоторые современные историки предлагают фактически эту же классификацию. Так, например, Э.А. Шеуджен отмечает, что «… историографические источники принято классифицировать по видам, происхождению и авторству». Из этого можно заключить, что подход, предложенный А.И. Зевелевым, оказался достаточно продуктивным. Не потеряли своей актуальности и предложенные А.И. Зевелевым основные группы историографических источников(. К ним относятся труды историков как один из самых многочисленных историографических источников, диссертационные исследования, мемуары, источники, объясняющие эпоху, в которую жил и творил автор, печать – периодические и непериодические издания, библиографические обзоры или списки выходящей в свет литературы, статистические материалы и справочники о развитии истории исторической науки.

С учетом особенностей темы историографии деятельности ОВД по обеспечению европейской безопасности рассмотренные взгляды и подходы нашли отражение в проводимом исследовании.

В качестве специфического информационного источника в данном исследовании использовались информационные ресурсы Интернета. В настоящее время Интернет становится для историков одним из основных источников профессиональной информации. Многообразные исторические ресурсы Глобальной сети открывают перед исследователем огромные возможности. Она обеспечивает пользователю, независимо от его местонахождения, доступ к историческим документам, в том числе – архивным, сотням тысяч статей, книг, монографий, исторических исследований, многотомных трудов, включая уникальные издания, коллекциям фотографий, изображений и т.д.

В киберпространстве существуют электронные журналы исторического профиля, проводятся виртуальные «круглые столы», конференции по разным историческим проблемам. Весь этот постоянно растущий информационный массив электронных ресурсов Интернета представляет собой неисчерпаемую базу исторических источников.

Анализ ресурсов Интернета свидетельствует о существовании двух основных видов электронных источников, размещенных в Сети. Прежде всего, это электронный документ как аналог традиционного письменного источника. Он включает электронные версии печатных изданий, оцифрованные источники и другие отдельные документы и материалы, размещенные в Интернете и удовлетворяющие требованиям документоведческих и архивоведческих стандартов. Иными словами, соответствующий Федеральному закону Российской Федерации «Об информации, информационных технологиях и защите информации», в соответствии с которым документированная информация – это «… зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель». Это определение является основополагающим для понимания сущности электронных документов как целенаправленно зафиксированной информации, аутентифицирующей их автора (создателя) и неприкосновенность их состава и структуры с момента создания.

Другим основным видом электронных источников выступает сайт специализированный на размещении исторических материалов. В данном случае серьезную проблему для исследователя представляет то, что разработчик сайта может изменять содержание ресурса и корректировать его. В связи с этим возникает вопрос о подлинности информации, поскольку сам документ, приобретая новые качества, лишается главного – свидетельств его аутентичности. В этих условиях особую значимость приобретает репутация сайта, разработчика ресурса, редактора электронного журнала и т.д. В настоящее время одним из основных критериев определения качества электронной продукции выступают рейтинги ресурсов (сайтов), помогающие исследователю осуществлять первичную оценку исторических источников. Наибольшим авторитетом у исследователей пользуются те сайты, авторы которых подходят к разработке электронных версий источников профессионально.

Определенные проблемы у исследователя вызывает отсутствие общих принципов, по которым следует делать ссылки на электронные документы и стандартного типа обращений к изданиям в Интернете. И, если печатные издания, переведенные в электронный вид, могут быть снабжены страницами «первоисточника», то с изданиями, не имеющими печатных аналогов, вопрос остается открытым. Кроме того, соответствующий сайт может изменить адрес или вообще исчезнуть.

Среди других проблем, связанных с работой исследователя в Сети и требующих своего решения, такие, как отсутствие единого стандарта публикации исторического источника или ценного издания. Множество источников размещены в Интернете бессистемно, разрозненно, что затрудняет их поиск. Часто электронные источники имеют не формализованную структуру, что создает трудности при их обработке и т.д.

Некоторые из этих вопросов могут быть решены путем формирования электронного каталога имеющихся в Интернете текстовых исторических источников, создания библиотеки информационных ресурсов(. Исторические источники целесообразно размещать в Сети вместе с изображением оригинала. Возможно, создание исторических порталов как интегрированных научно-информационных методических комплексов, включающих научные ресурсы, а также технологии доступа к размещенным материалам и интерактивного общения(. Они могли бы, как справедливо полагают некоторые историки, осуществлять отбор, систематизацию и описание информационных ресурсов, подготавливать методические рекомендации по работе с электронными источниками и использованию информационных технологий в историческом исследовании. Создание форматов описания ресурсов создает условия для решения задачи их источниковедческого и историографического анализа, вовлечения этих ресурсов в научный оборот и реального превращения Сети в новую информационную среду исторической науки. Портал позволяет интегрировать возможности электронного источниковедения с конкретными научно-исследовательскими задачами, расширить доступ к информационным и научным историческим ресурсам и методикам работы с ними, создает дополнительные возможности для научно-исследовательской деятельности.

Следует отметить, что аппарат исторического источниковедения, методология исторической науки нового виртуального пространства еще недостаточно разработаны, однако уже сейчас ощущается все возрастающая необходимость в решении этой проблемы.

Историческое знание о деятельности Организации Варшавского Договора по обеспечению европейской безопасности прошло несколько периодов. Периодизация является важным инструментом познания изучаемого явления в целом. В настоящее время сложилось несколько периодизаций исторической науки. Единой, универсальной периодизации нет. Это объясняется тем, что в зависимости от объекта исследования, его хронологических рамок, поставленных целей и задач избираются различные критерии периодизации(. В данном исследовании под периодом историографии понимается качественно отличающаяся фаза отражения эволюции исторической проблемы в историографических источниках, обусловленная объективными и субъективными факторами, особенностями развития социально-политической среды, играющими решающую роль в ценностной и целевой ориентации исторического познания, а также в содержании, оценках и выводах историографических источников. Представляется необходимым подчеркнуть, что развитие исторической проблемы и развитие историографии этой проблемы не всегда совпадают, поскольку проблема существует и эволюционирует объективно, а историография как описание данной проблемы в различных источниках во многом субъективна, подвержена влиянию конъюнктуры. Поэтому изменения в подходах к освещению проблемы не всегда связаны с появлением новых, ранее неизвестных фактов.

В отечественной историографии исследуемой научной проблемы выделяются советский период, характеризующийся высокой степенью идеологизации исторической науки, и постсоветский, отличающийся многообразием взглядов, точек зрения.

Основу методологии историографии советского периода составляла марксистско-ленинская философия, а важнейшим общеметодологическим принципом историографического исследования был принцип партийности. В условиях господства коммунистической идеологии это не всегда позволяло взвешенно и всесторонне исследовать проблему, объективно оценивать достижения западной историографии, которая рассматривалась, как правило, с позиций критики буржуазных фальсификаций. Изучение различных вопросов, а также оценки и выводы осуществлялись с классовых позиций.

В то же время необходимо подчеркнуть, что советская историография деятельности ОВД по обеспечению мира и безопасности в Европе внесла большой вклад в развитие исторической науки. В первую очередь это относится к теоретико-методологическим вопросам, которым в советский период уделялось особое внимание. Исследовались направления, основы, принципы, формы и методы военно-политического сотрудничества участников Варшавского Договора, направленного на обеспечение европейской безопасности. Определенное внимание уделялось рассмотрению практической стороны рассматриваемой проблемы. В этой связи необходимо отметить, что инициативы, предложения, направленные на ослабление международной напряженности, укрепление мира и безопасности на европейском континенте, с которыми выступали участники Варшавского Договора, оценивались в советской историографии всегда положительно, в то время как политика Запада воспринималась как противодействие миру и безопасности. Следует подчеркнуть, что рассмотрение данных вопросов с идеологических позиций вполне соответствовало духу времени «холодной войны» и было характерно как для отечественной, так и для западной историографии.

В целом, отличительной чертой историографии советского периода была пророссийская тенденция, которая в этот период может быть определена как просоветская, понимавшаяся как проявление обобщений и выводов в форме советского патриотизма. Она находила отражение в соответствующей направленности работ, обобщениях, выводах и оценках.

Хронологически советский период в отечественной историографии исследуемой проблемы совпадает со временем существования Организации Варшавского Договора – 1955 – 1991 гг. В рамках этого периода можно выделить два этапа: прагматический этап и этап «перестройки».

Прагматический этап (1955 – середина 1980-х гг.) с содержательной точки зрения определялся марксистско-ленинской методологией.

Под этапом «перестройки» в данном исследовании понимается сравнительно небольшой промежуток времени на рубеже 80-х – 90-х гг. ХХ века, характеризующийся пересмотром концептуальных исторических взглядов в рамках господствующего советского историографического периода. На этом этапе наряду с сохраняющимися взглядами, оценками и выводами, характерными для советской историографии по рассматриваемой проблеме, появляются принципиально новые. В частности, ставится под сомнение идеологическая составляющая ОВД, ранее считавшаяся одним из краеугольных камней в основе этой организации. Подобные изменения во взглядах были обусловлены серьезными социально-политическими процессами, происходившими в нашем обществе и государстве.

Eют некоторые историки, в частности, профессор Э.А. Шеуджен, в настоящее время есть две группы историков, говорящих о кризисе. Одни не приемлют происходящих в историческом знании изменений, оценивая их как кризис, упадок, разрушение. По их мнению, историческая наука, лишенная марксистской методологии, перестает быть наукой. И они стремятся заменить теорию формаций на теорию цивилизаций, рассматривая последнюю как «новый», «единственно верный критерий» исторического прогресса. По мнению других, кризис обусловлен тем, что пересмотр прежних представлений и методологии остановился на полдороге, а потому следует продолжить этот процесс, полностью отказавшись от всех прежних оценок и затем с чистого листа приступить к созданию новой исторической науки.

Представляется, что кризис российской исторической науки, вызванный сменой марксистской методологической парадигмы на рубеже 80-х – 90-х гг., к настоящему времени в основном преодолен. В то же время стремление ограничить методологию одним, в данном случае цивилизационным подходом, равно как и отказ от исторического опыта, уже имели место в нашей истории, поэтому необходимость возврата к ним сегодня вызывает сомнения. Развитие современной исторической науки видится на основе учета богатого исторического опыта, в свободном выборе исследователем тех научных теорий, принципов и методов исследования, которые в наибольшей степени могут способствовать решению поставленных задач, и тем самым – развитию исторической науки.

Что касается современного периода историографии, то его отличает многообразие взглядов, мнений, точек зрения по различным аспектам исследуемой проблемы. Наряду с характерной для советской историографии пророссийской тенденцией, в нынешний период наблюдается значительное усиление прозападной тенденции. Она проявляется в том, что ряд современных российских авторов подходит к рассмотрению вопросов, связанных с безопасностью в Европе и деятельностью Организации Варшавского Договора по ее обеспечению с позиций, характерных для западной историографии. Например, В.И. Дашичев подчеркивает, что только благодаря созданию под эгидой США Североатлантического союза удалось спасти демократические ценности и институты Запада и сдержать советскую экспансию, орудием которой выступала Организация Варшавского Договора. Т.Г. Пархалина приходит к выводу, что НАТО – это союз демократических государств, доказавших свою приверженность общечеловеческим ценностям. Учитывая, что НАТО противостояла ОВД, подобные оценки фактически свидетельствуют о том, что, по мнению этих авторов, военно-политический союз социалистических стран играл негативную роль в вопросах обеспечения мира и безопасности в Европе. Подобные взгляды нельзя назвать объективными.

В то же время, существуют и иные точки зрения по данному вопросу. Так, И. Михайлов вполне справедливо отмечает, что «… за 50 лет мир не раз балансировал над пропастью ядерного конфликта. Но биполярная система, составной частью которой были Советский Союз и Организация Варшавского договора, созданная в 1955 году, оберегали мир от катастрофы». Такая оценка значения ОВД представляется взвешенной, соответствующей реальному вкладу ОВД в европейскую безопасность. Она находит отражение в работах определенной части современных российских авторов.

Периодизация историографии наших бывших союзников по Варшавскому Договору по сути совпадает с периодизацией отечественной историографии. Это обусловлено близостью процессов социально-политического развития социалистических стран-участниц Варшавского Договора. Первый период, тождественный советскому, может быть определен, в соответствии с западной терминологией, принятой и нашими бывшими союзниками, как коммунистический. Хронологически он берет начало с создания ОВД в 1955 г. и появления первых публикаций по проблеме исследования, и завершается в конце 1980-х гг. «бархатными» революциями в странах Восточной Европы, (соответствующими этапу «перестройки» в СССР), приведшими к принципиальным изменениям, в том числе и в области историографии. С содержательной точки зрения, для коммунистического периода в историографии в целом характерна высокая степень идеологизации и определенная просоветская направленность. Это объясняется единой марксистской методологией, классовым, партийным подходом, на основе которых развивалась историческая наука в социалистических странах. Сказывалось также уважительное отношение союзников по ОВД к Советскому Союзу, его историческому опыту, достижениям в различных областях, включая и в сферу исторической науки.

Второй, (посткоммунистический) период в историографии бывших участников военно-политического союза социалистических стран, начался на рубеже 80-х – 90-х гг. прошлого века и продолжается по настоящее время. Для него, как и для постсоветского периода, характерен отказ от марксистско-ленинской идеологии и, соответственно, методологии. Однако говорить о появлении плюрализма во взглядах, мнениях, оценках историков из бывших соцстран применительно к исследуемой теме деятельности ОВД по обеспечению европейской безопасности пока оснований нет, поскольку все они базируются на антисоветской основе. Периодически появляющиеся публикации носят негативный по отношению к ОВД характер, как правило, с яркой эмоциональной окраской.

В западной историографии исследуемой проблемы периоды четко не просматриваются. Это объясняется тем, что в основе перехода от одного историографического периода к другому лежит смена методологической парадигмы, вызываемой, как правило, рядом объективных и субъективных факторов. В то время как революционные преобразования в Восточной Европе привели к кардинальным социально-политическим изменениям, отразившимся и на исторической науке, на Западе все осталось без изменений. Времена обострения «холодной войны», возникновение кризисных ситуаций, равно как и разрядка международной напряженности, привлекали особое внимание западных авторов. Это находило эмоциональный отклик в периодической печати. Что касается серьезных научных работ, то на них изменения политического климата сказывались незначительно. В целом, для западной историографии свойственен широкий спектр взглядов, мнений, точек зрения на деятельность Варшавского Договора независимо от времени публикации работ. Тем не менее, следует подчеркнуть, что в оценках и выводах западных авторов по этим вопросам преобладает негативный подход(.

Отечественная и западная историография Организации Варшавского Договора в период «холодной войны» отражали реалии противоборства двух мировых систем, баланса сил и интересов, на острие которых находились ОВД и НАТО. Это обусловило проявление определенных закономерностей.

Объективно существующая европейская система, детерминированная европейским равновесием и балансом интересов, свидетельствует о проявлении общеисторической закономерности. Эта закономерность может быть определена как синергетическая, в соответствии с которой европейская безопасность представляет собой сложную, многоуровневую, саморегулирующуюся систему, развивающуюся от порядка к хаосу и обратно. Она позволяет выявлять тенденции и концептуальные подходы к решению проблем европейской безопасности, реализуемые институциональными образованиями, в различные исторические периоды.


загрузка...