Поэтика фольклорного текста (на материале бурятского эпоса) (08.08.2011)

Автор: Санжеева Лариса Цырендоржиевна

Yхиб?? ?гы байба (с. 107). Не имел детей.

Не было детей.

В тексте улигера распространены и эквонимы:

Олон х?б??д басагадууд, (с. 35) Многие мальчики и девочки,

Аха д??нэр (с. 32) Старшие и младшие братья

Установлено, что гипонимо-гиперонимические отношения в бурятском эпосе играют существенную роль в создании общей эпической картины мира, свидетельствуют о своеобразии и важности родственных отношений у бурят, традициях почитания и внимания молодых людей к старшему поколению. При переводе на другой язык парные слова этого вида вызывают определенные трудности, поэтому требуют особого подхода, т.е. необходимо не только хорошее владение языком, в данном случае или бурятским, или русским, но и знание сведений исторического, культурного, социально-этнического характера для адекватной передачи смысла эпического повествования.

В параграфе 3.6 «Каузация и каузативы в поэтике бурятского эпоса о Гэсэре» основное внимание сосредоточено на специфике реализации каузативных отношений в тексте бурятского эпоса. Это явление не было ранее исследовано в бурятском эпосе.

???????

????????????K?В поэтике бурятского улигера «Абай Гэсэр Богдо хан» было обнаружено немало каузативных глаголов. Они представляют собой не только чисто грамматическое явление, но в большой степени логически – экспрессивное. Особенностью семантики глаголов волевого воздействия является обозначение желаемого, потенционального каузируемого действия другой лексемой, выраженной в русском языке инфинитивом, а в бурятском – причастием, например: уговаривать выйти – гарахыень аргадаха. Выявленные в эпосе глаголы были классифицированы в соответствии с их семантикой:

Глаголы со значением каузации изменения объектов

Хооhон дайдые д??ргэжэ, Наполнив пустую землю,

?ула уhые эхиш??лжэ (с. 20) Пустив [по земле] ручейки

Глаголы со значением каузации контакта предметов

Олон тэнгэрин??дые тулалсуулхаяа байна (с. 59) Многих тэнгриев заставил

тягаться друг с другом

Глаголы со значением каузации движения и локализации объектов

?лгэйдэ оруулжа (с. 25) Положив в колыбель

Глаголы отрицательного воздействия на объект

Шэлэ дээрэhээн ёборжо, Ударяя по затылку,

Шэшэр??лэн байба ла, Заставлял трястись,

Ара руун шаажа Ударяя сзади,

Ахилуулан байба ла (с. 61) Заставлял задыхаться.

Отметим, что между бурятскими и русскими каузативами наблюдаются большие различия в структурном плане. Бурятский каузатив состоит из одного слова (включая соответствующий суффикс), русский каузативный комплекс представлен двумя и более элементами.

В параграфе 3.7 «Фонэстетика и фонэстетические слова в бурятском эпосе» специальному исследованию подвергнуты средства фонэстетики, способствующие созданию эпической образности. В рассматриваемом варианте эпоса встречается множество фонэстетических слов и выражений. Сочетания определенных звуков помогают понять общий элемент смысла слов с определенной последовательностью фонем. Показано, что благодаря принципу фонэстетики без помощи словаря можно догадаться о значении тех или иных слов. Разработанный подход к интерпретации смысла определенных слов особенно эффективен, если слово не зарегистрировано в словарях или контекстуальное значение и коннотат также не отражены или некоторые значения не указаны и полностью отсутствуют в словаре. Приведем анализ следующего примера:

Алшын х?тэлэй саана

Малгайн улаан залаагай

?ахас гэхэнь харагдаба.

Слово hахас произошло от hахагар – мохнатый, лохматый, косматый. Бурятскую шапку (малгай) обычно венчает красная кисточка. Движение кисточки при езде на коне, т.е. кинетический образ получает вербальное обрамление hахас, которое трудно перевести на русский язык, но тем не менее это наречие, определяющее действие глагола «харагдаба», т.е. обстоятельство образа действия. Слова hахас гэхэнь можно перевести мохнатый, косматый.

Следующее слово харагдаба переводится как появился (в поле зрения) или промелькнул и скрылся из виду. Второй вариант контекстуально более правильный, в сочетании со словами hахас гэхэнь его можно перевести так: мохнатый, промелькнул и скрылся из виду (исчез). Но с точки зрения языка перевода это звучит не вполне приемлемо. Поэтому необходимо искать другой вариант перевода. Для этого нужно воссоздать в воображении визуальный образ, своего рода мимему и дать ей вербальное оформление, тогда может получиться следующее: качнулась во все стороны (т.е. кисти «взлохматились», «трепыхнулись» при движении) и скрылась из виду. Теперь дадим перевод всего предложения.

За холмом Алша

Красная кисточка его шапки

Качнулась и скрылась из виду.

В переводе предпочтительнее более сдержанное «качнулась», т.к. кисточка делается из тяжелых шелковых прядей, они не "трепыхаются", а лишь как бы слегка подскакивают, покачиваются при движении.

Анализ улигерного текста подтвердил наполненность бурятского языка выразительными фонэстетическими словами, их эстетическую роль в создании эпической образности. Подобные слова вызывают трудности при передаче на другой язык, так как на уровне таких имитационных звукосочетаний зачастую перевод практически невозможен из-за отсутствия соответствий.

Четвертая глава «Поэтический синтаксис эпического произведения» затрагивает проблемы поэтического синтаксиса эпоса, а именно своеобразие парадигматико-синтагматических отношений, стилистический потенциал аллитерации, специфику реализации синтаксического параллелизма в эпическом тексте, в ней разработаны и систематизированы модели-образцы на фонетической, морфологической, синтаксической основе. Проведена систематизация и классификация таких элементов эпической образности, как риторический вопрос и риторическое восклицание, выявлены их роль и стилистический потенциал в эпосе.

Своеобразие парадигматико-синтагматических отношений в бурятском эпосе рассмотрено в параграфе 4.1. Необходимо отметить, что парадигматико-синтагматические отношения в большинстве языков не допускают расположения рядом разных словоформ одного и того же слова, то есть соположения однокоренных слов в пределах одной синтагмы или тесно связанных между собой строк. Бурятский язык едва не единственный, который не подчиняется этому правилу. Как показывает Гэсэриада, две, три словоформы одного корня могут быть расположены в близком соседстве.

Яба ябаhаар ябажа,

Ошо ошоhоор ошобо. Шагая - шагая [без остановки],

Совсем ушёл [из виду].

Занахын ехээр занаад, Cильно пригрозив.


загрузка...