Малое предпринимательство трансформируемой России: региональные факторы активизации (08.08.2011)

Автор: Басарева Вера Гаврииловна

4. Сопоставление опыта и последствий трансплантации частного малого предпринимательства России, стран ЦВЕ и Китая доказывает, что сценарий трансплантации стран ЦВЕ, выбранный в качестве образца для России, был неэффективным из-за пространственных различий стран, уровня их экономического развития. Опыт Китая, использовавшего стратегию постепенного (во времени и пространстве) проведения реформ и промежуточных институтов малого бизнеса в форме муниципальных предприятий, остается предпочтительной моделью.

В отличие от “шоковый” трансплантации малого предпринимательства в России, в других странах, переживающих трансформацию, этот процесс можно характеризовать как восстановление, создание промежуточных институтов. Показано, что Россия и страны ЦВЕ, опыт которых использовался, отличались, прежде всего, различным региональным разнообразием. Эти страны имели в своей истории разные по длительности периоды централизации экономики. В отличие от России к началу реформ в Польше и Венгрии уже существовали малые частные фирмы, которые можно отнести к промежуточным формам. В Польше до начавшихся преобразований 20% ВВП производилось в частном секторе. В Чехословакии, где к началу реформ частного бизнеса не было, стимулирующую роль играли программы реституции, которые вернули собственность законным владельцам, национализированных после 1956 г. и 1948 г. Поэтому готовность и адаптивность населения к рыночным преобразованиям в европейских странах были достаточно высоки. Реформы здесь проводились менее жестко и более последовательно. Эти страны меньше пострадали от трансформационного спада по сравнению с Россией. Процесс дерегулирования здесь сопровождался принятием законов, разрешавших появление новых частных фирм, где количество наемных работников, как правило, не ограничивалось. Это позволяло предпринимателям самостоятельно выбирать эффективные формы организации производства. Благоприятное влияние на развитие малого предпринимательства в европейских странах оказали рост инвестиций и умеренные темпы инфляции. Более ощутимой была финансовая помощь со стороны Запада.

И в России, и в европейских странах наблюдался рост новых предприятий в период реформирования, но темпы их появления, которые можно считать показателями готовности страны к преобразованиям, существенно различались. В СССР за два года после принятия “Закона о кооперации” численность работающих на госпредприятиях сократилась всего на 4,8%. За два года после принятия соответствующих законов доля частного сектора в общей численности занятых составила: в Чехословакии -16 %, в Венгрии - 30%, в Польше - 20 %.

Обосновывается, что старт модернизации с опорой на значительную базу частного сектора приводил к более благоприятным результатам в странах, население которых сохранило опыт предпринимательской деятельности. Частный сектор обеспечивал там более высокую экономическую активность. Этого преимущества Россия была лишена. Близость внешних рынков сыграла значительную роль для развития малого предпринимательства стран ЦВЕ, в которых, хотя и не разрабатывались программы, специально предназначенные для защиты отечественных товаропроизводителей, но были приняты меры по их защите. Проникновение импортных товаров сдерживалось дополнительными импортными пошлинами, занижением котировок отечественной валюты, ограничениями на доступ к иностранной валюте для индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся торговлей.

В регионах России большинство малых предприятий остались или зависимыми от государственного сектора в качестве поставщиков и клиентов, или столкнулись со снижением внутреннего спроса на потребительские товары из-за снижения доходов той части населения, которая была традиционно занята в госсекторе. Население Чехословакии, Венгрии и Польши по довоенному уровню жизни находилось близко к индустриально развитым странам. Быстрое восстановление экономики способствовало восстановлению дифференцированного внутреннего спроса, который стимулировал малое предпринимательство.

Различия в стратегиях трансплантации малого бизнеса особенно очевидны, когда речь идет о сопоставлении опыта России и Китая. Эти страны имели много общих черт в дореформенный период, однако на ранней стадии трансформаций они воспользовались различными методами и достигли разных результатов. В Китае процесс трансплантации малого предпринимательства затянулся на длительный срок и в полной мере может быть назван выращиванием с формированием промежуточных институтов. В противоположность России в Китае в течение первого десятилетия реформ была реализована частичная децентрализация государственной фискальной системы, постепенно частично снят контроль над ценами, поощрялось развитие негосударственного сектора. Одновременно происходили реформы в промышленности с постепенной реструктуризацией и приватизацией крупных предприятий, с привлечением иностранного частного капитала. Государство стремилось сохранить налаженные в прошлом хозяйственные связи, реализовать экономию от масштаба и вывести крупные производства на конкурентоспособный уровень. Эволюционный процесс преобразований доказал свою эффективность в части развития малого предпринимательства. Здесь значительную роль сыграли две особенности китайской модели модернизации: развитие малых муниципальных предприятий и создание особых экономических зон разного типа на территории КНР с льготным налогообложением и предоставлением широких прав местной администрации.

Промежуточным институтом при переходе от государственной собственности к частной стали малые муниципальные предприятия, которые получили поддержку государства в виде снижения налогового бремени. В результате выращивания традиционного китайского института муниципальных предприятий появился класс предпринимателей, изменялось отношение к негосударственной собственности, начала развиваться рыночная инфраструктура. В отличие от России здесь не существует проблемы негативного отношения части общества к бизнесменам.

В диссертации сделан акцент на необходимость при формировании стратегии институциональной реформы планировать не только траектории изменения институтов во времени, но и в пространстве. В Китае была реализована «концепция многоступенчатой открытости”, суть которой заключалась в максимальном использовании конкретных условий и ресурсов различных регионов страны. Постепенно на территории страны создавались специальные экономические зоны, позднее экономические районы, свободные таможенные территории – зоны свободной торговли. Особое внимание правительство Китая уделяло развитию районов экономического и технологического развития с льготным режимом хозяйственной деятельности, где размещались технопарки. Благодаря принятым мерам, по доле занятых в секторе малого бизнеса Китай приближается к индустриально развитым странам. В малом бизнесе страны трудятся около 60% трудоспособного населения КНР.

0вития малого предпринимательств, разработать и использовать эконометрические модели анализа региональных факторов активизации малого предпринимательства.

Усилия государства по выравниванию социально-экономических условий жизни населения страны не дают должного результата, несмотря на принятие ряда документов. Схожие объяснения этому представлены в исследованиях ряда российских ученых. Наряду с дифференциацией по регионам в ВРП, среднедушевых доходах, объемах промышленного производства и институциональных факторов региональная дифференциация тенденций в развитии малых форм предпринимательства появилась с начала реформ, и может быть отмечена как одна из примечательных особенностей переходного периода в России. В диссертационном исследовании предлагается методика и проделаны расчеты, определяющие дифференциацию регионов России по уровню развития малого предпринимательства на основе различных показателей. В том числе используются: доля занятых на малых предприятиях в среднегодовом числе занятых в экономике региона, соотношение максимального и минимального числа малых предприятий на тысячу жителей в регионах, количество малых предприятий на тысячу населения. Выполнены расчеты на основе теории условной (?) и абсолютной (?) конвергенции, предложенной Sala-I-Martin. Показано, что в период с 1991 по 1994 годы наблюдался процесс условной конвергенции. Межрегиональная дифференциация уровня развития предпринимательства сокращалась. С 1995 по 1998 г.г. тенденция меняется. Для этого периода характерен процесс дивергенции регионов: разнообразие регионов России по уровню развития предпринимательства увеличивается. Отмеченный в 1999 г. незначительный процесс конвергенции сменяется дивергенцией до 2001г. И если в 2002 - 2004г. г. дифференциация снижалась, то, начиная с 2005 г. , вновь усилилась и резко возросла с начала мирового финансового кризиса в 2008 году (рис.1). Показатель абсолютной конвергенции (?) использовался для оценки скорости дивергенции предприятий малого бизнеса в регионах России в период трансформационных изменений. Экономический смысл коэффициента абсолютной конвергенции (в нашем случае это дивергенции) состоит в том, что в регионах, где наблюдался высокий уровень развития малого

Рис.1. Динамика конвергенции (дивергенции) развития малых форм предпринимательства в регионах РФ.

предпринимательства в начальный период, этот процесс усиливался к концу периода. Подтверждена гипотеза теории реформ о влиянии начальных условий. Проведенные расчеты позволяют предложить новую классификацию периодов развития малого предпринимательства, учитывающую тенденции пространственного многообразия. Предлагается историю развития малого предпринимательства в России представлять следующими периодами:

1991-1994 г.г. этап уменьшения дифференциации регионов по развитию малых предприятий;

1995-2001 г.г. – этап увеличения дифференциации регионов по развитию малого предпринимательства;

2002-2007 г.г.- этап относительного постоянства дифференциации регионов по развитию малого предпринимательства.

2008 г.- начало периода усиления дифференциации регионов. Отмечено, что дифференциация увеличивается при неблагоприятных внешних факторах, кризисных явлениях в экономике, что указывает на необходимость усиления политики пространственного сглаживания негативных влияний в эти периоды.

Предложенная в диссертации периодизация основана на количественных измерителях, на учете процессов конвергенции или дивергенции регионов России, сближении уровня развития малого предпринимательства или нарастанию различий. Такой подход отличается от многочисленных работ других исследователей малого предпринимательства в России, где периодизация выполнена, как правило, на основе качественных представлений.

Установленная конвергенция – дивергенция развития малого предпринимательства дает основание предположить, что различные условия для развития малого бизнеса создавались в силу большой экономической дифференциации и неравномерности в развитии регионов. Эта гипотеза используется нами при построении эконометрических моделей развития малого предпринимательства на данных российских регионов и эмпирической верификации гипотез теории реформ.

6.Обосновано, что для России заимствование опыта индустриально развитых стран по развитию малого бизнеса следует выбирать со сдвигом во времени. Проведена эмпирическая верификация гипотезы теории реформ, согласно которой при трансплантации наблюдаются аналогии в развитии заимствованных институтов. Подтверждение гипотезы позволяет уточнить период эффективного заимствования и подбирать страну- донора, учитывая региональную специфику.

Согласно базовым гипотезам теории реформ при трансплантации наблюдаются аналогии в развитие заимствованных институтов. Для выяснения возможности заимствования опыта индустриально развитых стран предположили, что факторы, способствующие активизации мелкомасштабного производства этих стран могут оказывать такое же воздействие на развитие малого бизнеса в России с некоторым сдвигом во времени. Для этого проведен сравнительный анализ моделей активизации малых форм индустриально развитых стран, представляющих собой модели множественной регрессии, и специально разработанных эконометрических моделей на данных российских регионов. Использована методология анализа, разработанная в рамках международного проекта ОЭРСР при межстрановом сравнении развития малого предпринимательства стран с федеративным устройством. Строились модели множественной регрессии зависимости показателя “число малых предприятий на тысячу жителей” от социально-экономических характеристик региона. Результаты, полученные на данных российских регионов для 1990-1991г.г., сравнивались с результатами расчетов, проведенных Reynolds P.D на моделях США. Регрессоры этой модели соответствовали данным 1970 г. года. Одинаковыми значимыми в сравниваемых моделях оказались: индекс динамики роста населения за десятилетний период, возрастной состав, квалификационный и образовательный уровень населения, уровень доходов, безработица.

Второй вариант проверки гипотезы теории реформ базировался на сравнении моделей, описанных в статьях английских исследователей. Использовалась процедура J-тест, которая позволяет выбирать наиболее подходящую спецификацию моделей множественной регрессии. Keeble D, Storey D. J. предложили модели активизации малого предпринимательства в регионах. Бирмингемская модель: развитие малого бизнеса прямой результат регионального и национального индустриального спада и корпоративной реструктуризации. Болонский тип - рост спроса на технологическом рынке и специализация внутри географического региона, когда государственное регулирование стимулирует предприятия не увеличивать свои размеры. Бостонская модель роста малых предприятий - модель инкубатора, объясняющая высокие темпы возникновения фирм в центре крупного городского района, где наиболее высока стоимость основных факторов производства, но есть люди, ищущие возможности для карьеры. Данные относились к 1980 г. В диссертационном исследовании, учитывая специфику России, сформулированы три конкурирующие или альтернативные регрессионные модели, где одна и та же зависимая переменная, отражающая уровень развития малого бизнеса в регионах России, объясняется разными наборами регрессоров. Сравнивалась объясняющая способность спецификаций модели индустриального спада, делового климата, институционального потенциала. Для измерения роста малого предпринимательства в качестве зависимой переменной использовался логарифм показателей: число малых предприятий в регионе на тысячу жителей и доля занятых на малых предприятиях в общей занятости в регионе. Эмпирическая проверка теоретических положений проведена по данным 73 субъектов, входящих в состав Российской Федерации, за 1996 год. Для объяснения количества малых предприятий на 1000 жителей в регионе получена модель “Развитие”, объединяющая все первичные модели – модель индустриального спада, делового климата, институционального потенциала. Изменение показателя “доля занятых в малом бизнесе” наилучшим образом объясняла модель делового климата. При сравнении моделей индустриально развитых стран и моделей, построенных для регионов России, данные имели сдвиг по времени как минимум в 15-20 лет. Доказана возможность заимствования опыта регулирования малого предпринимательства индустриально развитых стран со сдвигом во времени. В развитие теории реформ показано, что при трансплантации малого предпринимательства важно не только выбирать соответствующий период страны - донора, но и гарантировать стабильность условий или схожую динамику развития событий. Предложено учитывать при регулировании, что цели увеличения количества малых предприятий и увеличения доли занятых в малом бизнесе региона реализуются через активизацию разных факторов.

7. Построена теоретическая модель формирования регионального рынка самозанятости применительно к условиям России, в которой уровень развития малого предпринимательства в экономике региона определяется взаимосвязанными равновесиями спроса-предложения в сегментах рынка труда региона и зависит от доли населения, склонного к рискам, альтернативной доходности в традиционном секторе и секторе малого предпринимательства.

Формализованы представления, связывающие предпринимательство с теорией полезности и рациональным поведением индивида на рынке труда. При этом предпринимательство отождествляется с самозанятостью, которая отличается по условиям с другой альтернативой применения своего труда – быть наемным работником. Используются теоретические представления о рискофобии и выделении сегментов рынка.

Основные предположения и допущения, использованные в модели, сводятся к следующему перечислению:

cклонность к риску проявляет лишь часть населения. Эти люди обладают предпринимательскими способностями и видят возможности там, где остальные этих возможностей не видят;

в экономике имеется множество потенциально осуществимых проектов малых предприятий, для которых требуется различное количество капитала, который распределен случайным образом среди населения;

типичный предприниматель обладает предпринимательскими способностями и имеет достаточный капитал, чтобы открыть свое дело. Можно считать, что если у человека нет способностей или капитала, то его полезность от организации малого предприятия равна минус бесконечности;

в экономике имеет место асимметрия информации, выгодность проекта может оценить только человек, обладающий предпринимательскими способностями. Предприниматель, не обладающий достаточным капиталом, лишь с некоторой вероятностью может получить кредит под свой проект;

принимая решения об открытии малого предприятия, предприниматель сравнивает ожидаемую полезность от малого предприятия с полезностью, которую он мог бы получить, занимаясь другим видом деятельности;

ожидаемая полезность предпринимателя рассчитывается, исходя из предположения, что созданное малое предприятие может разориться с некоторой вероятностью. В этом случае предприниматель получает нулевой доход.

, где :

—число занятых в традиционном секторе,

— число наемных работников на малых предприятиях,

— число индивидов, которые приняли решение о самозанятости и стали предпринимателями.

Доказывается, что число индивидов, которые приняли решение о самозанятости, определяется выражением (1).

А вид функций спроса труда и функций предложения, в традиционном секторе и в секторе малого бизнеса определяется зависимостями 2-5.

Функции спроса

Функции предложения

? - доля трудоспособного населения, обладающая предпринимательскими способностями,

- функция плотности распределения капитала для тех, кто обладает предпринимательскими способностями, k лежит между 0 и 1.


загрузка...