Западносибирская модель христианизации: характер, механизм, особенности (на примере Хакасско-Минусинского края в XVII–XIX вв.) (08.08.2011)

Автор: Асочакова Валентина Нестеровна

Объектом диссертационного исследования является христианизация коренных народов Сибири. Предметом – процесс, характер, механизм, результаты христианизации хакасов в конкретный исторический период.

Хронологические рамки исследования охватывают XVII–XIX вв. В XVII в. Хакасско-Минусинский край был включен в орбиту интересов России, появилось православное окружение, ставшее фактором христианизации коренного населения. В конце XIX в. завершился процесс крещения хакасов – к 1898 г. они практически все приняли христианство (совершили акт крещения).

Территориальные рамки исследования ограничиваются пределами современной Республики Хакасия, включая районы этнического расселения хакасов в XVII–XIX вв. Хакасско-Минусинский край, как природно-географическая зона, простирался по Енисею от устья Маны до Саянских гор, захватывая притрактовую полосу, где в 30-х гг. XVIII в. по линии Ачинск – Красноярск – Канск – Нижнеудинск прошел Московский тракт. В территориально-административном отношении в XVII в. это земли Красноярского, юго-востока Томского и части Кузнецкого уездов. К концу XVIII в. расселение хакасов локализовалось и приблизилось к современной территории (Качинская, Яринская (до 1822 г.), Камасинская, Койбальская, Сагайская, Бельтырская, Кызыльская, Бирюсинская или Мрасская землицы, образовавшиеся из родов Исарского, Тубинского, Алтырского, Алтысарского улусов). С 1822 г. – четыре степные думы (Качинская, Койбальская, Соединенных разнородных племен, Кызыльская) в составе Минусинского и Ачинского округов Енисейской губернии, а также левобережье Чулыма, входящее в Томскую губернию.

Методологической основой исследования явился комплекс методологических и теоретических подходов, общих принципов исторического познания, эвристических возможностей и теоретического инструментария ведущих отечественных и зарубежных школ.

Исследование осуществлялось в рамках системного подхода, который наиболее последовательно применялся в трудах ведущих российских историков И.Д. Ковальченко, Л.В. Милова, А.Н. Медушевского, Б.Н. Миронова и других. Исследование Б.Н. Миронова отражает современное состояние отечественной исторической науки и послужило образцом научного исследования с точки зрения характера и иерархии проблематики, подходов, методов и принципов исследования.

Системный подход позволяет рассматривать христианизацию хакасов, как систему, складывающуюся и функционирующую в сознании во взаимодействии объективного и субъективного. Любая система имеет структуру в виде подсистем, блоков, элементов, которые находятся в иерархической связи. Объект и предмет исследования затрагивают духовную сферу, которая в трайбалистских и традиционных сообществах выражается в типе и характере религиозности. Она, в свою очередь, связана с внешней средой, определяющей хозяйственно-культурный тип (далее ХКТ), конкретный уровень социальности, трансформирующимися под влиянием межцивилизационных процессов. Перевод реальных процессов на известный уровень абстракции позволяет выявить механизмы, причинно-следственные связи, обеспечивающие существование религиозных верований, их трансформацию в сторону усвоения новых ценностей.

Следующий принцип исследования, историзм, связан с категориями времени, места и причинности, т. е. основными категориями диалектики, движения, развития. Исследование опирается на классические положения формационной теории: многовариантность, альтернативность, обусловленные многообразием природно-географических, исторических, социально-демографических условий. Цивилизационный концепт позволяет рассматривать исторический процесс с точки зрения всеобщности развития, понять генезис, характерные черты, тенденции развития различных социально-этнических общностей. В рамках обозначенной темы исследования религиозный фактор рассматривается в качестве одной из основных социокультурных, цивилизационных характеристик хакасского этноса.

Второй уровень методологии связан с использованием исторических методов. Историко-типологический метод позволяет создать теоретическую или идеальную модель и показать ее функционирование по горизонтали. В качестве такой модели выступила государственная политика христианизации. Западная Сибирь делится по типу природно-климатических, географических особенностей на три района: северный, западный и южный. Эта модель в условиях трех географических зон Западной Сибири развивалась вариабельно. Сравнительно-исторический метод выясняет сходство и различие однопорядковых и разнопорядковых явлений на протяжении трехсотлетнего периода. Историко-генетический метод необходим для выявления сходства и различий фактов, имеющих генетическое родство, не связанных непосредственно по происхождению, но действующих в единой исторической ситуации: социальные отношения и структура населения в Хакасско-Минусинском крае и в Енисейской губернии, общее, особенное и единичное; характер, этапы, темпы колонизационно-миграционных процессов, определивших дальнейшее развитие края с аналогичными процессами в Западной Сибири, на севере Приенисейского края.

В исследовании процесса христианизации использовались хронологический, проблемно-хронологический, синхронистический методы, а также метод периодизации. В совокупности они позволяют сопоставить разные этапы в процессе христианизации, функционировании различных институтов.

Особый уровень методологии исследования составили концепции, категории, понятия наук, изучающие различные стороны христианизации (социология, этнография, этнология, антропология, демография, культурология и другие). В рамках этнографии исследование опирается на представление об этносе, как результате влияния естественноисторических, социальных факторов и процессов, обусловивших собственно этнические свойства (язык, культура, этническое самосознание, закрепленное в самоназвании). Под этническим самосознанием понимаются «представления людей о собственном этносе, его свойствах», в его формировании особую роль играет антитеза «мы» – «они». Религия может выполнять определенную этноообразующую роль, она тесно вплетена в этническую структуру общества. Христианизация рассматривается как один из механизмов межэтнического взаимодействия, динамического процесса диалектичного взаимовлияния этнических общностей.

Метод «локальной истории», «микроистория» или «местная история» – история изучения отдельных стран, народа, региона, района, города позволяет проследить весь ход исторического развития, конкретную «событийную историю» и, на сопоставлении и анализе частного, прийти к общему пониманию закономерностей развития. Важно отметить, что локальная история сегодня служит концептуальной основой преодоления ксенофобии и воспитания толерантного восприятия представителей других культур. Республика Хакасия является функциональным (институциональным) регионом, поскольку «границы фиксируются теми или иными властными структурами», территориальная, объективно и субъективно существующая единица, характеристику которой составляют во взаимосвязи такие факторы, как физико-географическая и экологическая среда, во многом диктующая тип хозяйственной деятельности человека, та или иная этнокультурная специфика населения, соответствующие черты его организации. Хакасия является культурно-региональным комплексом среднего таксономического уровня. Критерии выделения его в мезоединицу: административно-территориальное деление, сочетающее в себе управленческие структуры Российской империи и местные национальные формы управления, как формально-конституционно-закрепленные, так и сложившиеся исторически. Республика Хакасия – субъект Российской Федерации. Самобытность хакасского этноса является отражением природно-географических, социально-экономических явлений выделенной территории.

Антропологический подход позволяет изучать структуры и процессы в человеческом измерении. Мировосприятие и мировоззренческие установки людей обладают устойчивостью и воспроизводимостью. Они, с одной стороны, зависят от образа жизни, хозяйственного и общественного уклада, с другой – способны влиять на окружающий мир.

Элементы просопографического метода исторической социологии использовались с целью реконструкции социально-бытовой психологии приходского духовенства, новокрещеных, русских старожилов. В соответствии с методом были очерчены границы объекта, собран и систематизирован материал, выделены групповые характеристики.

Комплексный характер источниковой базы исследования определил методы источниковедческого анализа. В исследовании использовался только письменный тип исторических источников, поэтому основным методом источниковедческого анализа был сравнительно-текстологический. Изучение политики светских и духовных властей осуществлялось на основе структурно-генетического анализа законодательных источников в сочетании с литературно-юридическим методом истолкования правовых норм и лексических формул. Особенности реализации установок властей по политике христианизации можно изучить на основе анализа делопроизводственной документации в регионах. Структура этого вида источников определялась системой органов управления в Российской империи и сложившимися связями. Это разнородный по формам и структуре информации комплекс документов, для изучения которого применялись разработанные в отечественной дипломатике формулярный или клаузульно-формулярный методы. Для обработки статистических и источников церковного демографического учета (исповедные росписи, метрические книги) применялись типичные для анализа массовых источников статистические методы.

Сведения о культуре и традиционном мировоззрении хакасского народа транслировались посредством записок путешественников, ученых, чиновников, священнослужителей, источников личного происхождения и периодики. Применение метода ретросказания и элементов ретроспекции путем традиционного сравнительно-текстологического анализа и герменевтики текстов нарративных источников позволяют эксплицировать информацию позднего периода на ранний. Источники рассматривались в социокультурном контексте, как целостная презентация «чужой одушевленности».

Научная новизна диссертации состоит в выборе темы исследования в региональном, хронологическом, тематическом плане, т.к. христианизация коренного населения Хакасско-Минусинского края до сих пор не была предметом специального исследования. Новизна состоит также в методологическом подходе: применении метода исторического моделирования. Введение в научный оборот широкого комплекса неопубликованных источников, в первую очередь источников церковного демографического учета, позволили наполнить модель конкретно-историческим содержанием и реконструировать процесс христианизации в Хакасско-Минусинском крае. Исследование функционирования модели по горизонтали позволило выявить особенности модификации. Новым также является комплексный подход, процессы рассматривались во взаимосвязи объективного и субъективного, в контексте всех внешних и внутренних факторов. Корреляция количественных данных и форм, методов на разных этапах христианизации привели к обоснованному выводу о роли и степени влияния различных факторов на исследуемые процессы. Междисциплинарный подход, использование инструментария, методов различных дисциплин, в первую очередь этнографии, социологии, антропологии позволили сделать вывод о противопоположности целей и результатов христианизации: вместо русификации и ассимиляции у хакасов активизировался процесс этнической консолидации и самоидентификации.

Составлены статистические динамичные количественные показатели христианизации, репрезентативность которых доказана посредством внутренней критики источников различного происхождения. Показаны динамика процесса, персональный состав новокрещеных; определены степень ассимиляции, консолидации, устойчивости в вере, исполнении православных обрядов, процесс формирования национальной элиты, ее роль в христианизации этноса; охарактеризованы личный и фамильный состав, происхождение, родственные связи, внутрисословная стратификация приходского духовенства.

Практическая значимость. В результате проведенного исследования создана необходимая систематизированная информационная база данных о политике христианизации в Российской империи. Собранный материал может быть использован для дальнейших научных исследований различных аспектов религиозной истории Хакасии и юга Красноярского края.

Исследование имеет значение для формирования конфессиональной политики в современном обществе. Отдельные теоретические положения могут быть учтены в политике социокультурного регулирования межконфессиональных и межнациональных отношений в Республике Хакасия, воспитание толерантности как принципа внутренней политики в поликонфессиональном окружении.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования изложены в монографии, учебном пособии, 10 статьях в научных рецензируемых журналах и изданиях из перечня Высшей аттестационной комиссии. Общий объем опубликованных работ более 70 п. л.

Положения, выводы и результаты исследования докладывались и обсуждались на региональных, всероссийских, международных конференциях: «Актуальные проблемы истории Саяно-Алтая и сопредельных территорий» (Абакан, 2003–2010) «Макарьевские чтения» (Горно-Алтайск, 2004–2010), «Сибирь на перекрестье мировых религий» (Новосибирск, 2006–2009), «Природные условия, история и культура Западной Монголии и сопредельных регионов» (2007, 2008), VIII конгресс антропологов и этнографов (г. Оренбург), духовные «Свято-Иннокентьевские чтения» (2005–2010) и других.

Материалы включены в «Энциклопедию Республики Хакасия» (2008), также используются учебном процессе в ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова» по специальности и направлениям подготовки «История».

Исследование апробировано при проведении государственной религиоведческой экспертизы Советом при Управлении Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Хакасия, членом которого является автор.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка, приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность, объект и предмет, цель и задачи, методологические основы, методы исследования, научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

Первая глава «Эмпирико-научная и источниковедческая основа моделирования процесса христианизации в Хакасско-Минусинском крае в XVII–XIX вв.» посвящена анализу работ и источников по теме исследования и состоит их трех разделов.

В первом разделе «Проблемы христианизации коренных народов Сибири в дореволюционной историографии» охарактеризован процесс накопления знаний о народах Сибири в XVII–XIX вв. В этот период развития исторической мысли в России основное внимание уделялось изучению официальной политики христианизации нерусских народов, освещению миссионерской деятельности церкви и духовенства. С методологической точки зрения для историков XVIII в. характерна оценка роли христианизации с позиций провиденциализма и традиционной христианской концепции о вселенском православном царстве.

Научный этап развития исторических знаний о народах Сибири, в том числе хакасах, начался в период петровских реформ. В работах историков XVIII в. (Г.Ф. Миллер, И.Э. Фишер, В.Н. Татищев, М.М. Щербатов) отмечалось, что насильственная и поверхностная христианизация не изменяла образ жизни автохтонов и была безуспешной. При этом подчеркивалась необходимость просвещения «иноверцев». Наметившееся демократическое направление в общественной мысли характеризовалось гуманизмом, отсутствием расовых предубеждений в изучении культуры коренных народов Сибири и взаимовлияния русских и автохтонов (С.П. Крашенинников, И.Г. Гмелин, А.Н. Радищев).

Официальная историография XIX в. оценивала взаимоотношения русского и аборигенного населения Сибири как патерналистские и призывала слиться с русским народом, рассматривала их с позиции торжества христианского вероучения и цивилизаторской роли российской православной государственности. Будущее сибирских «инородцев» виделось в христианизации и переводе их на оседлый образ жизни (П.Н. Буцинский). Они освещали роль РПЦ как исторически предопределенную и просветительскую, отрицая насильственный и формальный характер крещения коренных народов Сибири.

Значительную роль в изучении автохтонов Сибири сыграли сибирские отделы Императорского Русского географического общества (ИРГО). В их деятельности принимали участие ученые и общественные деятели с народническим мировоззрением, сосланные в Сибирь (М.В. Певцов, П.А. Словцов, Д.А. Клеменц, А.В. Адрианов, Н.М. Ядринцев, С.Л. Чудновский, Ф. Кон). Они отмечали, что христианское просвещение – великая историческая миссия России, вместе с тем оно создало отвратительные формы рабства аборигенов под флагом обращения в христианство язычников.

В противоборстве и взаимной полемике с ведомственными, консервативными схоластическими и либеральными взглядами зародилась демократическая концепция исторического процесса (А.П. Щапов). Ее представители отмечали, что трудовая деятельность русского народа в одинаковых с местным населением природных условиях сближала и создавала общие интересы.

В условиях буржуазных преобразований стала утверждаться в качестве государственной «инородческой» образовательной программы миссионерско-просветительская система Н.И. Ильминского. Сформировалось общественно-политическое и культурное движение – областничество (Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев). Они связывали христианизацию с политикой колонизации, задачей которой было усмирение инородцев, подчеркивая влияние природно-географических факторов на развитие народов. Авторы отмечали единство эпического наследия Европы и Азии, считая, что христианство возникло в Южной Сибири или Северной Монголии. Заметный вклад в освещение интересующих нас вопросов внесли краеведческие работы (Н.Н. Козьмин, И.И. Серебренников, П.М. Головачев), в которых присутствуют оценки влияния русской церкви на жизнь коренных народов и всего сибирского общества в целом. В них содержатся отдельные разрозненные сведения по истории Хакасско-Минусинского края и функционирования в нем православной церкви.

Представители ведомственной церковной историографии (Ф.В. Благовидов) отмечали благотворные последствия христианизации. Другие (П.В. Знаменский, И.М. Покровский) вслед за светскими историками, негативно оценивали миссионерскую политику, связывая ее недостатки с изменением религиозной политики после провозглашения принципа веротерпимости Екатериной II.

Стало формироваться историко-этнографическое направление в изучении нерусских народов Российской империи: финно-угорских (И.Н. Смирнов), мордвы (В. Майнов, П. Мельников и др.), удмуртов (Г.Е. Верещагин, Д. Островский, П.Н. Луппов), марийцев (В. Рогозин, Т. Семенов, П. Знаменский), чувашей (В.К. Магницкий, В.А. Сбоев). В этом русле в 1897 г. группой под руководством А.А. Кузнецовой и П.Е. Кулакова было организовано комплексное исследование образа жизни, религиозных верований и языка хакасов. Авторы констатировали, что интенсивное «обрусение» хакасов было следствием христианизации.

Огромный вклад в изучение языка, культуры, религиозных верований автохтонов Сибири внесли чувашский исследователь Н.В. Никольский, хакасский ученый Н.Ф. Катанов и другие.

Возросло количество церковно-исторической литературы, посвященной миссионерской деятельности в Сибири и Поволжье (А. Сулоцкий, Н. Абрамов). Под влиянием церковной периодической печати сформировалась иркутская школа церковных историков, основоположником которой можно считать П.В. Громова (1801–1880). Активизировалось изучение сибирского старообрядчества (Д.Н. Беликов). Появились работы по истории православия и религиозных верованиях коренного населения Хакасско-Минусинского края, написанные местными священниками (А. Евтихиев, Н. Орфеев, В. Захаров, А. Лихачев, Б. Головин). В 1913 г. было опубликовано «Краткое описание приходов Енисейской епархии», до сих пор не утратившее своего значения.

В целом дореволюционной историографией был накоплен значительный эмпирический и научно-теоретический материал по истории религий различных народов Сибири, в том числе хакасов. При всем многообразии исследуемых проблем большая часть работ, касаясь преимущественно вопросов православного миссионерства и церковной истории, выражала официальную точку зрения. Многие аспекты христианского просвещения и этноконфессиональных процессов обойдены вниманием или получили одностороннюю трактовку, не появились специальные работы о христианизации коренного населения Хакасско-Минусинском края.

Во втором разделе «Освещение проблем христианизации в советской и современной историографии» охарактеризованы этапы, условия, методологические основы и проблематика научных исследований в послеоктябрьский период. Отмечено значение работ основоположника советского сибиреведения С.В. Бахрушина, который, следуя атеистической доктрине, негативно оценивал роль христианства в жизни аборигенов Сибири. В то же время он отмечал, что «правительство с большим тактом запрещало крещение инородцев». В конце 30-х гг. XX в. вышли работы о крещении коренных народов Тобольского Севера и приходских общинах новокрещеных (А.Г. Базанов, И.И. Огрызко). Появились исследования о христианизации нерусских народов Российской империи: Татарстана (А.Н. Григорьев), Поволжья (А.Ф. Эфиров), Чувашии (П.М. Макаров).

В период «оттепели» расширилась проблематика исследований, появились работы историко-этнографического, обобщающего и теоретического характера по истории коренных народов Сибири. В 1968 г. увидела свет «История Сибири», где миссионерская деятельность рассматривалась в контексте колонизационной политики государства в Сибири. В работах сибирских историков Л.М. Дамешека, Л.П. Шорохова, Н.Н. Покровского, Н.Д. Зольниковой рассматривались проблемы периодизации миссионерской деятельности, эволюции методов и форм крещения, механизма христианизации коренных народов Сибири, значения подарков и льгот, роли высокопоставленных «восприемников» для новокрещеных, организации и деятельности православной церкви, староверия в Сибири. Различные аспекты истории хакасского этноса получили освещение в работах Л.П. Потапова, К.М. Патачакова, И.А. Шибаевой, В.Г. Карцова, Г.Ф. Быкони.


загрузка...