Процессы субъективации: социально-философский анализ (07.02.2012)

Автор: Смирнов Алексей Евгеньевич

Смирнов Алексей Евгеньевич

ПРОЦЕССЫ СУБЪЕКТИВАЦИИ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Иркутск – 2011

Работа выполнена на кафедре философии, психологии и социально-гуманитарных дисциплин Федерального государственного казенного учреждения высшего профессионального образования «Восточно-Сибирский институт МВД России»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Керимов Тапдыг Хафизович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Кузнецова Аюна Мэлсовна

доктор философских наук, профессор

Мантатова Лариса Вячеславовна

доктор философских наук, профессор

Решетников Владимир Алексеевич

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Байкальский государственный 

университет экономики и права»

Защита состоится 30 марта 2012 г. ___ в.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук в Бурятском государственном университете по адресу: 670000, Улан-Удэ, ул. Смолина, д. 24 «а».

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Бурятского государственного университета по адресу: 670000, улан-Удэ, ул. Смолина, д. 24 «а».

29 декабря 2011 г.

Автореферат разослан «____» февраля 2012 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

к. филос. н., доцент О.Ю.Рандалова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность исследования процессов субъективации диктуется как спецификой социально-исторических процессов, так и потребностями научно-теоретического характера. При исследовании постсовременного общества под вопрос попадают два фундаментальных методологических измерения «субъекта»: 1) гносеологический субъект как основание классической исследовательской стратегии, предполагающей объективацию социального в качестве своей отправной точки и 2) социальный субъект, затрагиваемый процедурами социализации и обладающий идентичностью.

Сегодня автономный, самопрозрачный, самотождественный субъект все в меньшей степени способен выполнять функции гносеологического центра. Принцип экстремального объективизма классических исследовательских стратегий оказывается не достаточным по отношению к социально-исторической практике. Объективность знания больше не связывается с абстракцией полного пространственного охвата исследуемого объекта, а субъект познания не выполняет по отношению к нему меротворческую функцию.

Ускорению социальной практики соответствует непрерывное становление коллективной и персональной субъективности, в связи с чем устойчивые социальные роли и фиксированные правила оказываются скорее исключением, чем правилом. Усилия современной социальной теории направлены на преодоление объективистской парадигмы описания социальных форм. В полной мере осознавая их значимость, мы должны констатировать, что собственные характеристики социального субъекта оказываются при этом производными или имплицитными, а сам субъект рассматривается как точка пересечения или приложения структурных влияний.

Субъект больше не может пониматься только как субъективность, а последняя – как психика и сознание. Преодоление редукционистских представлений о сознании и деятельности субъекта требует переосмысления концепции социального субъекта и его деятельности. Настоятельной необходимостью является рассмотрение субъективации, то есть попытки продумать, что представляет собой деятельность субъекта как становление, обусловленное событийным контекстом.

Степень разработанности проблемы. Корпус социально-философских подходов по теме исследования начинает систематически формироваться в середине XIX века - одновременно с появлением тем и практик неклассической философии. Среди тем следует выделить три, имеющих прямое отношение к проблематике субъективации, - это темы субъективности, становления и тела.

Субъективность в классической философии оценивалась по меркам познавательных стандартов. Неклассические авторы (Ф. Ницше и С. Кьеркегор) тематизировали субъективность в качестве сверхценного аспекта человеческого существования. Как следствие, субъективность впервые освободилась от гносеологических оценок, а начиная с конца XIX века - постоянно увязывалась с проблемой интенсификации человеческого существования внутри таких направлений, как философия жизни, экзистенциализм, персонализм, философская антропология, герменевтика. Согласно концепции полисубъектной социальности В. Кемерова, проблема субъективности постепенно превратилась в проблему субъектности индивидов как силы и формы развития социальности. Подтверждением этого тезиса служат работы теоретиков постиндустриального общества, трактующих субъективность в качестве главного ресурса постиндустриальной экономики (А. Горц, Т. Сакайя, Д. Белл, М. Кастельс, Т. Стюарт, О. Тоффлер и др).

Важным симптомом неклассической мысли явилось стремление мыслителей обосновать идею бытия как становления. Здесь в развитии философии обнаруживаются взаимосвязанные тенденции. Одна находит свое выражение в постдиалектических концепциях становления (А. Бергсон, Э. Гуссерль, М. Мерло-Понти, У. Джеймс, А. Уайтхед, М. Фуко, Ж. Делез и др.), другая – в стремлении своих представителей сочетать различные способы обоснований идеи становления посредством индивидуального экспериментирования в художественной и / или философской практике (С. Кьеркегор, Ф. Ницше, М. Хайдеггер после «поворота», В. Беньямин, Ж. Батай, Т. Адорно, А. Арто, А. Белый, А. Платонов, В. Хлебников, М. Пруст, Ф. Кафка, С. Эйзенштейн, Ж. Деррида и др.).

Проблематизация субъективности с необходимостью включила в себя тему тела, со времен Платона систематически вытесняющуюся классической философией в силу этико-теоретической ориентации. Работы, посвященные телесной воплощенности субъективных структур, оказались предельно важны в перепрочтении и деконструировании оппозиций душа / тело, разум / безумие, сознание / бессознательное, культура / природа. Помимо ряда упомянутых исследователей, пионерами здесь явились З. Фрейд, а также все наиболее заметные представители психоанализа, среди которых следует особо упомянуть Л. Бинсвангера, М. Босса, Р. Лэйнга, Ж. Лакана.

Проблематика производства и становления субъективности постепенно превращается в междисциплинарную область исследования. Неудивительно, что количество работ, имеющих отношение к проблематике субъективации, огромно. Среди зарубежных исследователей, регулярно обращающихся к проблематике субъектности, следует назвать Ж.-Л. Марио, Э. Боуи, М. Франка, Р. Бернетта, У. Гуццони, Д. Жансе, теоретические позиции котрых представлены в сборнике «Деконструктивные субъектности». Устойчивый интерес к классическим и современным теориям субъектности за рубежом проявляют также П. Адамс, Э. Балибар, Х. Баба, Ч. Шеппердсон, М. Борч-Якобсен, М. Хардт, Д. Мэйси, Х. Дрейфус, М. Долар.

Что же касается школ и направлений, внутри которых проблематизируется фигура классического субъекта, следует выделить постструктурализм и философские дискурсы постмодернистского толка (Ж.-Ф. Лиотар, Р. Барт, Ж. Бодрийяр, Ж. Делез, М. Фуко, Ж. Лакан, Ж. Деррида, Ж.-Л. Нанси, Ф. Лаку-Лабарт и др.). Тема революционной субъективности, ее политической и эпистемологической значимости присутствуeт в работах таких представителей постмарксизма, как К. Касториадис, С. Жижек, Э. Лаклау и Ш. Муфф, А. Бадью, М. Хардт и А. Негри.

Значительный вклад в разработку проблем тела, субъектности и сексуальности был сделан представителями таких ее направлений, как «феминизм различия (или деконструктивный феминизм)» и «постфеминизм». В этом смысле особенно следует отметить работы Л. Иригари, Д. Батлер, Дороти Е. Смит. Аналитическая работа расценивается ими как политическая, поскольку концептуализация женской субъектности неотделима не только от соответствующей микрополитики языка и тела, но и от изменения властных социальных структур. Среди российских исследователей, принадлежащих к этому направлению, следует назвать И.Л Аристархову, Е.Г Трубину, Е. Мещеркину, О.В Шабурову, А. Темкину, Е. Здравомыслову, С. Ушакина.

Проблематика становления и проблема его выражения его является одной из традиционных тем сектора Постклассических исследований в философии ИФ РАН под руководством профессора В.А. Подороги.

Уральская школа социальной философии во главе с профессором В. Кемеровым уже давно плодотворно работает над проблемами методологии современного обществознания, связанными с преодолением стереотипов, редуцирующих социальность к «вещеподобным» структурам и бинарным схемам диалоговых, социальных, социальных, коммуникативных, понимающих и т.д. взаимодействий. Среди научных работ школы методологической продуктивностью выделяется монография профессора Т. Керимова «Социальная гетерология», предоставляющая концептуальные средства для работы с открытым, децентрированным субъектом и «несамодостаточной» социальностью. Таков основной перечень исследовательских направлений, коррелирующих с проблематикой становящейся субъективности. Начиная со второй половины XX в. в философии можно прослеживаются попытки построения аналитики процессов становления субъекта. Наиболее заметными из них является теория интерпелляции Л. Альтюссера (и примыкающие к ней работы С. Жижека) и концепция «переопределения философии» А.Бадью. Центральное же место в этом ряду по праву принадлежит М. Фуко. Именно в его работах был институциализирован термин «субъективация», а тема историчности процессов субъективации прошла через все его творчество 70-80-х гг. XX века. Таким образом, «критика идеологии» (Альтюссер, Жижек), «политика истины» (Бадью), «микрофизика власти» (Фуко) - во всех перечисленных направлениях речь идет о субъектной трансформации индивида. И в каждом из них субъект в конечном итоге являет собой лишь точку приложения воздействий некоего Внешнего («власть» Фуко, «идеологические аппараты государства» Альтюссера, «реальное» Жижека, «событие» Бадью). Во всех случаях мы не имеем ответа на вопрос: что представляет собой становление субъекта? В каждом из направлений обсуждается характер и природа субъективации вне зависимости от самого становящегося субъекта. Или: субъективация в них мыслится как результат отсутствующего субъекта, а последний по умолчанию рассматривается как агент некоторого социального влияния.


загрузка...