Изучение Северного Кавказа в России во второй половине XVIII – начале XX в. (07.02.2011)

Автор: Колесникова Марина Евгеньевна

&исследовательском поле интеллектуальной истории работают северокавказские исследователи Т.А. Булыгина, Н.А. Мининков, Т.А. Сидорова, С.И. Муртузалиев, А.Б. Кореневский, С.С. Минц, Э.А. Шеуджен, И.В. Крючков, Б.В. Улезко и др.

Одной из множества исследовательских практик изучения региональной истории обозначилась «новая локальная история», свое понимание и видение которой с позиций историко-культурной парадигмы теории истории дали Л.П. Репина, Т.А. Булыгина, С.И. Маловичко, М.Ф. Румянцева, М.П. Мохначева, Т.Е. Покотилова, Л. Егорова, И. Шустрова, Н.В. Середа и др.

В последнее десятилетие появилось большое число публикаций, монографических и диссертационных исследований, на новом материале освещавших различные аспекты истории науки, так или иначе связанные с заявленной темой диссертации: это историографические разделы в коллективных монографиях, посвященные истории Северного Кавказа и его отдельных территорий; материалы региональных научно-практических конференций, посвященных памяти известных исследователей Северного Кавказа; историографические работы (В.А. Кузнецов, И.М. Чеченов, В.Б. Виноградов, Ю.Ю. Клычников, С.Л. Дударев и др.), исследования по истории изучения региона (В.Б. Виноградов, В.Г. Гаджиев, Т.А. Невская, Н.Н. Великая, Ю.Ю. Клычников, Е.Л. Соснина, И.М. Назарова, С.Н. Савенко, А.Ч. Абазов, М.В. Клычникова, С.И. Алиева и др.), истории северокавказского краеведения (Б.А. Трехбратов, Э.А. Шеуджен, С.Б. Бурков, Т.В. Ратушняк, С.А. Слуцкая и др.), северокавказских научных обществ, учреждений (С. Несмачная, Л.М. Парова, В.В. Белоконь, В.А. Захаров, А.В. Логачева и др.) и статкомитетов (А.И. Слуцкий, Н.А. Селиванова, В.Е. Науменко, П.А. Кузьминов, М.Р. Тазиева и др.); биографические и библиографические работы, раскрывающие роль отдельных представителей северокавказской интеллигенции в истории изучения региона (В.Б. Виноградов, Б.А. Трехбратов, Ю.М. Ерохина, И.Д. Золототарева, Н.А. Корсакова, Н.А. Охонько, С.Г. Бойчук, Л.М. Галутво и др.); исследования, посвященные интеллигенции региона и общественно-политической мысли (А.Г. Данилов, М.Б. Долгиева, Э.В. Кемпинский, З.К. Лайпанова, М.Б. Нагоев и др.), отражению образа Кавказа в произведениях литературы, живописи и графики XIX в. (В.Б. Виноградов, М.В. Клычникова, З.И. Гасанова, Л.Н. Хлудова и др.), в российском общественном сознании XVIII–XIX вв. (А.Е. Савельев). Вышла Антология «Опальные: Русские писатели открывают Кавказ», в которой собраны произведения русских писателей о регионе и работы современных исследователей по истории науки.

В отдельном параграфе представлены результаты исследования краеведческих и топографических описаний как жанра провинциальной историографии. Это был наиболее распространенный тип научной работы во второй половине XIX – начале XX в. Работы северокавказских историописателей вполне вписываются в типологию работ провинциальных историков, предложенную В.А. Бердинских. Отмечена специфика северокавказских «нарративов», приёмы и методы, которыми пользовались провинциальные исследователи. Работы их были определенным этапом на пути создания обобщающих трудов по истории Северного Кавказа, способствовали накоплению источниковой базы, углублению и дифференциации исторической тематики.

Четвертая глава «Становление и развитие северокавказской исследовательской традиции во второй половине XVIII–XIX в.», состоящая из четырех параграфов, посвящена зарождению, становлению и развитию северокавказской исследовательской традиции, формированию научно-исследовательских практик по изучению региона в указанный хронологический период.

Отечественному кавказоведению предшествовали столетия накопления разносторонней и разноплановой информации о народах Кавказа. В античной и средневековой историко-географической литературе сведения о данном регионе расширялись и углублялись по мере роста знаний авторов. Предшествующая второй половине XVIII в. письменная традиция изучения Северного Кавказа рассмотрена в отдельном параграфе.

Изучение Северного Кавказа во второй половине XVIII–XIX в. осуществлялось в специфических социально-экономических, военно-политических и социокультурных условиях, связанных с процессом колонизации и освоения северокавказских территорий, событиями Кавказской войны, удаленностью от столичных научных центров, приоритетным влиянием академической гуманитарной науки.

Ведущую роль в изучении региона сыграла Петербургская Академия наук, чьи экспедиции заложили фундамент научного кавказоведения. Программы их позволили осуществить исторические исследования по двум направлениям – научно-поисковому и научно-исследовательскому.

Освещены результаты деятельности комплексных экспедиций по изучению Северного Кавказа: Астраханской (1-й и 2-й отряд) академической экспедиции 1768–1774 гг., которую возглавляли С.-Г. Гмелин и И.-А. Гильденштедт (Гюльденштедт); экспедиции 1793–1794 гг. П.-С. Палласа; экспедиции 1807–1808 гг. Г.-Ю. Клапрота. В ходе экспедиций был собран богатый материал, который лег в основу капитальных трудов о народах Северного Кавказа, значительные картографические материалы, послужившие основой для составления новых карт региона. Инструкции, программы и отчеты экспедиций, отражающие уровень знаний и технические возможности своего времени, подходы к изучению проблем, а также эрудицию исследователей, представляют собой важный источник и по истории и антропологии науки.

Во второй половине XVIII – начале XIX в. значительно увеличивается количество сведений о регионе и расширяется научное знание о нем, что нашло отражение в работах Я. Штелина «О Черкеской или Кабардинской земле», Я. Рейнеггса «Всеобщее историко-топографическое описание Кавказа», Я. Потоцкого «Путешествие в Астраханские и Кавказские степи» и др .

Естественнонаучные экспедиции И.Ф. Паррота и М.Ф. Энгельгарда на Северный Кавказ и в Закавказье (1811–1815), Э.И. Эйхвальда в Закавказье и Дагестан (1826–1827), А.Д. Нордмана в Западную Грузию и Абхазию (1835) попутно собирали материалы по истории, этнографии и археологии.

В XIX в. поездки по Северному Кавказу совершали отдельные ученые, исследователи и путешественники, оставившие свои заметки и дневники (Я.И. Шмидт, Шарль Годе, П.И. Кеппен, Ж.-Ш. де Бесс, К.-Г. Кох, Адель Оммер де Гель, К.М. Бэр, А.М. Шегрен, Фредерик Дюбуа де Монпере, А.С. Фиркович, Г. Кастильон, А. Фонвиль и др.).

К середине XIX в. исследованием региона начинают заниматься научные учреждения и общества. Среди них – Кавказская археографическая комиссия (1864), сыгравшая значительную роль в деле разбора архивных документов и публикации исторических источников, издававшая «Акты» (Тифлис, 1866–1885), имеющие огромное значение для осмысления исторического наследия прошлого. В комиссии работали известные кавказоведы А.П. Берже (председатель), Е.Г. Вейденбаум, И.Г. Берзенов, Д.З. Бакрадзе, Е.Д. Фелицын, Г.Н. Прозрителев и др.

Определенную роль в изучении региона, становлении северокавказской историографической традиции сыграла русская армия. Осуществление широких планов политического и экономического освоения «нового края» требовало разносторонних сведений о нем. Предстояло изучить и понять такие разные с точки зрения языка, религии, культуры, внутреннего устройства северокавказские народы, для того, чтобы определить стратегическое направление развития российской политики на Кавказе. Военные научные экспедиции (экспедиции генерала Емануеля 1829 г. на Эльбрус и в Верхнее Прикубанье) и миссии являлись одним из элементов «правительственной» организации исторических исследований на Северном Кавказе в XIX в., своеобразным интеграционным механизмом в культурной сфере.

Работы многих авторов второй половины XVIII–XIX в., как до присоединения Северного Кавказа, так и после, имели военно-стратегический характер. Интересные, научные по содержанию описания, обозрения, путевые заметки, обстоятельные докладные записки, исторические сочинения были составлены офицерами и чиновниками военной администрации, непосредственными участниками и наблюдателями событий на Северном Кавказе. Среди них «Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году» офицера Л.Л. Штедера; «Краткое описание о кабардинских народах» начальника Моздокской линии, генерал-поручика П. С. Потемкина; «Замечание о закубанских народах» подполковника И. Кираева; «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа» штабс-капитана И. Бларамберга, а также труды военных историков, представляющие определенный этап в северокавказском историописании.

В XIX в. лучшими путеводителями и энциклопедиями Северного Кавказа являлись произведения русских классиков литературы, которые «открыли» для всего мира романтический образ Кавказа.

В пореформенный период значительную роль в консолидации регионального культурного сообщества сыграла периодическая печать. Анализ содержания «Ставропольских губернских ведомостей» (1850), «Кубанских войсковых ведомостей» (1863), «Терских областных ведомостей» (1868), «Кубанских областных ведомостей» (1871, с 1915 г. – «Кубанские ведомости»), «Кавказских епархиальных ведомостей» (1873–1886), «Ставропольских епархиальных ведомостей» (1886), «Владикавказских епархиальных ведомостей» (1895) позволил доказать мысль о том, что провинциальное историописание, приемы и методы работы с источниками, включая устную память, а также сами конструкции исторического нарратива опубликованных в «ведомостях» текстов по северокавказской истории фиксируют различные уровни исторического знания, типы исторического письма, формы и жанры историописания.

В пятой главе «Научно-исследовательская деятельность столичных и провинциальных научных учреждений и обществ по изучению Северного Кавказа во второй половине XIX – начале XX в.», состоящей их четырех параграфов, в рамках предложенной периодизации исторического изучения Северного Кавказа, проанализирована деятельность столичных и северокавказских научных учреждений и обществ по изучению региона, определена степень участия в исследовательских работах «столичных» и «провинциальных» исследователей, местных «историописателей». Подробно освещается история создания северокавказских статистических комитетов, ряда научных обществ, Ставропольской губернской ученой архивной комиссии, дается общая характеристика их деятельности; анализируются типология и содержательная структура их научно-исследовательских трудов.

Отмечается, что организация изучения Северного Кавказа продолжалась в рамках указанных выше трех взаимосвязанных направлений. Доминирующую роль из них во второй половине XIX – начале XX в. стало играть «общественное» направление, что объясняется изменением научно-исследовательских задач и общественно-политической обстановки в регионе.

Исследованием региона начали заниматься научные общества и учреждения. Все они сыграли значительную роль в развитии отечественного кавказоведения. Их деятельность нашла поддержку среди местной администрации, оказавшей финансовую помощь в изучении края, местной интеллигенции и военных, которых активно вовлекали в исторические, археологические и этнографические исследования. Материалы по истории и этнографии народов Северного Кавказа публиковались в «Записках», «Известиях» Императорского Русского Географического общества, в «Записках» (1852, Тифлис) и «Известиях» (1870 г., Тифлис) его Кавказского отдела и в других изданиях.

Большое значение для развития археологических и этнографических исследований в регионах сыграло Общество любителей естествознания при физико-математическом факультете Московского университета. С 1867 г. при Обществе был учрежден Этнографический отдел, в котором в разные годы работали известные ученые В.Ф. Миллер, М.М. Ковалевский, Г.А. Халатьянц, Л.З. Мсерианц, А.С. Хаханов (Хаханашвили), Н.Л. Абазадзе, М.И. Ткешелов, И.Т. Собиев, Н.Н. Харузин и др., вписавшие свои имена в российское кавказоведение.

С начала 1880-х гг. изучением Северного Кавказа начинает активно заниматься МАО. После организованного им V (Тифлисского) Археологического съезда и создания Кавказского общества истории и археологии (1881) начинается планомерное изучение региона.

«Правительственное» направление в изучении Северного Кавказа связано с деятельностью имп. Археологической комиссии, при участии которой создается Кавказский археологический комитет (1871), преобразованный в Тифлисское общество любителей кавказской археологии (1873). С 1872 года стал издаваться журнал «Кавказская старина». Деятельность ИАК была направлена главным образом на накопление материалов по археологии и древней истории кавказских народов и охрану памятников древности. Аналитическое осмысление добытого археологического материала происходило позже, в советский период развития отечественной исторической и археологической науки. Накопленный членами ИАК археологический материал стал базой для создания первых схем периодизации археологических культур Северного Кавказа.

Северокавказские статистические комитеты: Кавказский областной (1835), Ставропольский губернский (1858), Терский областной (1872), Кубанский областной (1879), Дагестанский областной (1899) осуществляли исследования по нескольким взаимосвязанным направлениям: исторические, археологические, этнографические исследования; архивная и археографическая работа, охрана памятников древности, просветительская и издательская деятельность. Результаты научно-исследовательской деятельности публиковались на страницах периодических изданий статкомитетов.

На конец XIX – начало XX в. приходится возникновение научных обществ Северного Кавказа. Основными направлениями деятельности их были археологические, этнографические, историко-краеведческие исследования; охрана памятников древности; музейная; просветительская и издательская деятельность. Историки-любители состояли в нескольких научных обществах одновременно, что было характерно для пореформенной российской провинции в целом.

Одним из главных центров изучения региональной истории в начале XX в. была Ставропольская губернская ученая архивная комиссия (1906). Являясь единственной на Северном Кавказе, она обслуживала не только весь регион (Ставропольскую губернию, Кубанскую и Терскую области), но и часть Закавказья (Эриванскую, Елизаветпольскую, Караурганскую и Новороссийскую губернии, Анапскую таможню, Южный таможенный округ, Батум и др. районы). В комиссии работали известные исследователи Северного Кавказа Г.Н. Прозрителев (председатель), В.Г. Загорская, М.В. Краснов, С.В. Фарфоровский, С.М. Долинский, М.И. Ермоленко, С.Г. Колмаков, А.Н. Можарова, С. Никольский и др. Объединив лучшие силы ставропольской интеллигенции, комиссия сумела скоординировать усилия по изучению региона, спасти от уничтожения значительное число исторических источников и памятников старины. Своей деятельностью комиссия заложила основы архивного и музейного дела в регионе. В период с 1910 по 1916 г. вышло 8 сборников «Трудов» комиссии.

Шестая глава «Провинциальные историописатели второй половины XIX – начала XX в. – основоположники исторического краеведения», включающая четыре параграфа, посвящена персоналиям, сыгравшим важную роль в развитии местной истории.

Представлена коллективная биография северокавказских историописателей второй половины XIX – начала XX в. Отмечено, что большинство их - выходцы из среды образованного чиновничества и учительства, отчасти из среды духовенства. Среди них было немало представителей из числа горской интеллигенции, выпускников Ставропольской мужской гимназии. Они работали в статистических комитетах, состояли членами научных обществ, бескорыстно занимались научными исследованиями и просветительством, создавали музеи и библиотеки. Рассматривается тип личности историка-краеведа, который складывается в обозначенный хронологический период. В силу личной увлеченности, талантливости и многолетних научных исследований ряд из них стал профессиональными исследователями. Работы северокавказских исследователей являлись частью российской исторической науки.

В отдельных параграфах представлены биографические очерки исследователей, жизнь и деятельность которых крайне слабо освещена в отечественной исторической литературе, в силу чего это явилось одной из исследовательских задач данной диссертации. Подробно рассмотрен вклад в северокавказское краеведение секретаря Ставропольского губернского статистического комитета, историка-кавказоведа, этнографа, статистика и экономиста И.В. Бентковского (1812–1890); одного из основателей Ставропольского краеведческого музея, просветителя и общественного деятеля Г.К. Праве (1862–1925) и председателя Ставропольской губернской ученой архивной комиссии, археолога, этнографа, историка, архивиста, археографа, музейного работника, просветителя и общественного деятеля Г.Н. Прозрителева (1849–1933). Они были одними из ярких представителей целой плеяды российской провинциальной интеллигенции, без подвижнической деятельности которой невозможно существование науки.

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы теоретические и научно-практические выводы, главный, из которых, что северокавказская историографическая традиция со времени своего зарождения была сложной, многослойной, многоуровневой и многофункциональной, с присущими ей общероссийскими, и сугубо региональными (регионоведческими) характеристиками методологии и методики, а также жанровыми особенностями различных практик историописания, представленных авторскими и коллективными исследования.

Основные положения диссертации изложены

в следующих публикациях автора:

I. Монографии и библиография

Колесникова, М.Е. Ставропольские краеведы: Биобиблиографические очерки: Моногр. / М.Е. Колесникова. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. – 116 с.

Колесникова, М.Е. Ставропольская губернская ученая архивная комиссия: страницы истории архивного дела Северного Кавказа: Моногр. / М.Е. Колесникова, А.В. Логачева, Я.Н. Охонько; Под ред. М.П. Мохначевой. – Ставрополь: Вестник Кавказа, 2007. – 178 с. (в соавт. – 7 п.л.) [Рец.: Маловичко С.И. // Отеч. архивы. – 2009. – № 5. – С. 112–114].

Историография и источниковедение истории Северного Кавказа (вторая половина XVIII – первая треть XX в.): Библиографический указатель. Предварительный список: В 2 ч. / Автор-сост., предисл. и прим. М.Е.Колесникова; науч. ред. М.П. Мохначева. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2009. – Ч. 1. – 513 с.; – Ч. 2. – 513 с.

[Рец.: Пржиленский В.И. // Известия высших учебных заведений Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – 2009. – № 6. – С. 147–148; Топычканов А.В., Сафронова М.Н. // Отеч. архивы. – 2010. – № 1. – С. 109–113].

II. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных изданиях из Перечня российских рецензируемых научных журналов, рекомендуемых ВАК Минобрнауки России

Колесникова, М.Е. Пятый археологический съезд и его роль в развитии краеведческих исследований на Северном Кавказе во второй половине XIX столетия / М.Е. Колесникова // Вестник Ставропольского государственного университета. – 1999. – Вып. 21. – С. 22–31.

Колесникова, М.Е. Г.Н. Прозрителев – историк-краевед, собиратель архивов / М.Е. Колесникова // Отечественные архивы. – 2002. – № 3. – С. 19–32.


загрузка...