Виктимологическая профилактика преступлений, причинивших моральный вред (06.11.2009)

Автор: Будякова Татьяна Петровна

БУДЯКОВА Татьяна Петровна

Виктимологическая профилактика преступлений, причинивших моральный вред

12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Тамбов - 2009

Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Елецкий государственный университет имени И.А.Бунина»

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор

Голик Юрий Владимирович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Зубкова Валентина Ивановна

доктор юридических наук, профессор

Побегайло Эдуард Филиппович

доктор юридических наук, профессор

Букалерова Людмила Александровна

Ведущая организация:

Дальневосточный государственный университет

Защита состоится 28 января 2010 года на заседании диссертационного совета ДМ 212.061.10 при Тамбовском государственном университете им. Г.Р.Державина по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская,6 (зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Тамбовского государственного университета им. Г.Р.Державина, и на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан « » ________________ 2009 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, профессор

В.М.Пучнин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Ежегодно по данным официальной статистики жертвами преступлений становятся до четырех миллионов человек. Виктимологическая профилактика преступности в условиях современной экономической и социальной ситуации в России становится чрезвычайно актуальной. Вероятность стать жертвой преступления существенно выросла даже в отношении традиционно защищенных слоев населения: лиц, обладающих высоким социальным статусом, социальной известностью, экономически сверхобеспеченных и др. Жертвами преступлений становятся губернаторы и мэры, банкиры и крупные чиновники. Не менее трагично на этом фоне воспринимаются несовершеннолетние жертвы преступлений, особенно когда жертвами преступного деяния становятся одновременно десятки и сотни детей, как, например, в г. Беслане.

Несмотря на то, что в целом, согласно официальной статистике, в 2007-2009 г.г. наблюдается некоторое снижение числа тяжких преступлений, направленных против жизни, здоровья, чести и достоинства, телесной неприкосновенности и др., отмечается рост латентной преступности, особенно убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилований, похищений человека. Ежегодно правоохранительным органам не удается установить судьбу более 70 тыс. человек, которые вполне могли стать жертвами преступлений. В современных криминологических исследованиях справедливо отмечается, что именно колоссальная латентность (гиперлатентность) современной преступности, существенным образом отравляет жизнь законопослушных граждан. Так, фактическое число жертв изнасилований превышает число зарегистрированных преступлений в десять раз.

На этом фоне отсутствие официальной статистики по жертвам преступлений, все же позволяет сделать предположение о возрастающей виктимной уязвимости самых различных групп населения России. Исследователями отмечается увеличение доли виктимологических факторов в причинном комплексе преступности.

В криминологических и собственно виктимологических исследованиях много сделано для того, чтобы очертить круг проблем, важность которых обусловлена как необходимостью усиления борьбы с преступностью, так и задачей обеспечения личной безопасности граждан. Это работы по изучению влияния фактора «виктимности» на совершение преступления, изучению более глобальной проблемы: виктимизации современного общества. Сюда же относятся: разработка критериев различных классификаций и типологий жертв преступлений, выделение собственно виктимологического научного инструментария исследования, определение основных научных виктимологических категорий: «потерпевший», «жертва», «вред», выделение собственно виктимологического ракурса в проблемах предупреждения и профилактики преступлений, проблема виктимологической статистики и т.д.

Вместе с тем требуется дальнейшее научное исследование ряда насущных проблем виктимологической профилактики преступлений.

Во-первых, совершенно очевидно, что дальнейшая демократизация и гуманизация общественных отношений требуют не только либерализации репрессивных мер в отношении отдельных групп преступников, но и усиления охранительных и защитных мер для потенциальных жертв. Недаром даже Маргарет Тэтчер однажды заметила, что гуманное отношение надо проявлять прежде всего не к преступникам, а к их возможным жертвам. Поэтому продолжают быть актуальными доктринальные исследования о законодательном определении потерпевшего, которое бы более эффективно выполняло функцию правовой превенции преступлений. Это – и уточнение правового статуса отдельных групп потерпевших, и расширение круга лиц, которые могут быть признаны потерпевшими от преступления и т.д. Продуктивной представляется также позиция правоведов, требующих определенной переориентации политики борьбы с преступностью в сторону усиления защиты прав и интересов жертв преступлений и за пределами уголовного процесса, включая в частности, законодательное закрепление мер социальной, медицинской, психологической и иной помощи жертвам преступлений.

Во-вторых, требуется дальнейшая разработка типологии жертв преступлений. В настоящее время на одно из первых мест в существующих типологиях выдвигается критерий виктимности потенциальных жертв. Вместе с тем ощущается насущная потребность создания такой типологии, где использовался бы комплексный показатель, учитывающий также подверженность потенциальной и реальной жертвы вредоносному воздействию преступления и его последствиям. В этом смысле актуальна исследовательская работа по выделению отдельных индивидуально-типологических признаков жертвы и по созданию их классификаций. Сложность и актуальность такой работы обусловлена тем, что она изначально многофакторна, причем объем и содержание значимых факторов – величины, подверженные изменению, потому что «поведение человека, функционирование его организма и отдельных органов становится все более сложным и часто зависимым от внешней среды: сложные биоэнергетические протезы, всевозможного рода стимуляторы, медикаментозные препараты и трансгенные продукты – количество и качественные параметры тех и других несмотря ни на что будет увеличиваться из года в год – с неизбежностью сказываются на поведении человека: замедляют или ускоряют его реакцию или процессы обмена в организме, изменяют физиологические параметры…» (Ю.В.Голик).

В-третьих, проблема совершенствования виктимологической профилактики преступлений невозможна без дальнейшего исследования феномена виктимности. В настоящее время практически не разработаны или недостаточно исследованы вопросы о сущности так называемой вторичной виктимизации жертв, о влиянии на процесс превращения лица в жертву целого ряда социальных и психофизиологических характеристик потенциальной жертвы и др.

В-четвертых, есть необходимость дальнейшей разработки в плане уточнения содержания понятия «виктимологическая профилактика преступлений». На данный момент существующие определения виктимологической профилактики преступлений не учитывают виктимологические предпосылки преступности и феномен вторичной виктимизации жертвы.

В-пятых, эффективная виктимологическая профилактика преступлений невозможна без комплексного сочетания мероприятий по предотвращению первичной и вторичной виктимизации жертв.

Феномен «вторичной виктимизации жертв преступлений», проявляющийся в появлении комплекса «жертвы», может обуславливать процессы повторной виктимизации и даже криминализации жертвы. Западные психологи уже давно описали феномен, названный ими «месть мучеников», суть которого заключается в криминализации жертв насилия в семье. Эффект криминализации жертв фрагментарно освещался и в отечественной криминологической литературе. В силу этого мероприятия по предупреждению вторичной виктимизации жертв в системе виктимологической профилактики заслуживают самостоятельного изучения как способ превенции криминализации жертвы.

В круг собственно виктимологических проблем с самого начала возникновения виктимологического направления в российской криминологии была включена и проблема компенсации вреда жертвам преступлений. О том, что это не просто одна из проблем, а ключевая виктимологическая проблема, свидетельствует тот факт, что в ней как в фокусе сконцентрировались практически все виктимологические проблемы. Действительно: законодательное и доктринальное виктимологическое определение потерпевшего дается через понятие «вред». Решение проблемы виктимологической профилактики преступлений невозможно без рассмотрения вопроса о возможных путях и методах защиты граждан от преступлений, в результате которых может быть причинен вред. Стержнем и основной направленностью социально-психологической реабилитации потерпевших является нейтрализация вредоносных последствий преступления и т.д. Характерно, что за сравнительно небольшой срок только поставленная Л.В. Франком в начале 70-х годов XX века в качестве виктимологической проблемы сатисфакция жертве преступления, в настоящее время рассматривается как одна из наиболее важных в виктимологии, а, по мнению В.Е. Квашиса, она является стержнем системы правосудия.

Однако такой способ предупреждения преступности, как компенсация морального вреда, в доктринальной литературе пока не получил достаточного освещения. Вместе с тем, нельзя не согласиться с Г.Г. Горшенковым в том, что реализация государственного курса на гуманизацию уголовной политики, невозможна без должного криминологического анализа превентивного воздействия механизма компенсации морального вреда на противоправное поведение участников правоотношений. В настоящее время компенсация морального вреда, с точки зрения предупредительного воздействия на преступность рассматривается в трех планах: анализируется а) превентивное значение компенсации морального вреда в порядке реституции (например, влияние компенсации морального вреда (в том числе, добровольной) на вид и меру наказания); б) виктимологическое значение государственной компенсации морального вреда, особенно в случаях, когда преступник не найден или у него нет достаточных средств для полной компенсации ущерба, причиненного преступлением; в) компенсация морального вреда рассматривается как условие примирения жертвы с преступником и, соответственно, как способ декриминализации отношений жертвы и преступника.

Вместе с тем, как справедливо отмечается в международных документах и современных доктринальных исследованиях, одной из главных проблем, тормозящих реализацию превентивного потенциала института компенсации морального вреда, является проблема определения ориентиров в расчете разумной и справедливой компенсации за моральный вред, причиненный преступлением. Кроме этой общей проблемы существует и ряд специальных проблем.

Во-первых – это обоснование иных, кроме денежной, форм компенсации морального вреда. Существующие исследования такого рода требуют большей обоснованности как в плане способов законодательного введения различных форм компенсации морального вреда, так и их уместности для различных типов жертв.


загрузка...