Межкультурная коммуникация в системе социологического знания (06.09.2010)

Автор: Могилевич Бронислава Рафаиловна

Это позволило развить и дополнить существующую модель уровней коммуникации, соотнесённых с достижениями стадий формирования толерантности: «интерес» – «понимание» – «уважение»: на эмоциональном уровне происходит установление контакта между адресантом и адресатом и возникновение интереса адресанта к информации; когнитивному этапу соответствует осмысление адресатом информации адресанта в виде мотивационных аргументов и появлении понимания; поведенческий этап коммуникации представляет собой побуждение адресату к деятельности в рамках искомой идеологии, которая вызывает уважение.

Показано, что адресат (аудитория) не является пассивным звеном в предложенной модели. Только корреляция потребностей адресата с целью пропаганды приводит к достижению желаемого результата, а эффект речевого воздействия находится в прямой зависимости от социального статуса индивида. Идеологическое воздействие в виде пропаганды, осуществляемое в виде влияния социальных институтов и норм, обуславливает общественное мнение аудитории и усвоение системы моральных ценностей и правил поведения. Таким образом, понятие «идеология» интерпретируется как система мировоззренческих принципов, отражающих социальные отношения индивидов на всех уровнях коммуникации, функционирующих, главным образом, посредством манипулирования коллективным сознанием в процессе создания общественного мнения и обладающих межкультурной спецификой.

Во втором параграфе «Язык западной и российской идеологии» проводится сравнительный анализ межкультурного аспекта прагматических характеристик языка политики, отражающих специфические особенности разных идеологических систем. Эффективность пропаганды напрямую зависит от используемого его языкового кода и определяется только при исследовании реакции адресата. Диахронический ракурс связи языкового кода и идеологии на примере немецкого языка, используемого в ГДР и ФРГ в период существования двух немецких государств показывает, каким образом разные идеологии обусловили появление различных языковых средств.

Понятие «идеологема» представляет собой сочетание лингвистического инварианта с вариативным содержанием, детерминированным доминантными концепциями социально-политической, культурной и экономической структурой общества. Показана значимость идеологем (слов-знамен, слов-лозунгов) в исследовании динамики межкультурного взаимодействия в контекстах разных идеологий на примере семантики слов «коммуна» (community), рынок (market), социалистический (socialist), социальный (social). Они отражают эмоциональную функцию языка в качестве инструмента объединения или разъединения людей в процессе создания общественного мнения.

Представлена иерархия концептуальных подходов (бихевиоризм, структурный функционализм, символический интеракционизм) к изучению процесса пропаганды как социального факта с позиций их направленности. Отмечено, что если в 20-30-е годы ХХ века адресат (аудитория) характеризовались как пассивная масса, восприимчивая к любой пропаганде при трансформации идей от адресанта к адресату, то прогресс в средствах массовой коммуникации акцентировал право адресата на получение достоверной информации и пассивная аудитория стала активным коммуникантом.

Прослежена трансформация и развитие новых форм пропаганды, связанных с появлением Интернета и других электронных средств связи – информационных войн, осуществление связей с общественностью, рекламой, избирательными технологиями, характеризующимися возрастающей ролью публичности, высокой эффективностью и экономической выгодой, нацеленных как на внешнюю, так и на международную аудиторию.

Особо подчёркнута обусловленность восприятия пропаганды национально культурным своеобразием социума. Приводятся данные исследований по социальной коммуникации, отражающие специфические особенности национального восприятия информации. В частности, отмечаются конфликты несоответствия между стереотипами и новой информацией, которые тяжелее переживаются японцами, чем американцами, что характеризует противостояние динамичности и стабильности.

Идеологическое воздействие более эффективно на эмоциональном уровне, вследствие значимости изустной коммуникации «разговоров у колодца». Показано, что изустная коммуникация обладает социальным эффектом, проявляющимся в ситуациях социального напряжения при разрушении стереотипов. Мнение социальной или референтной группы (личности) более важно для индивида, чем пропаганда, осуществляемая при помощи СМИ. Приведены примеры сравнения «советского» русского языка и американского варианта английского языка, сопоставимых с точки зрения идеологий. Становление и развитие советского варианта русского языка обусловлено временными параметрами, а американского варианта английского языка — пространственными, тем не менее, они характеризуются большим сходством — оба возникли как результат резкого изменения социального статуса их носителей в связи с появлением новых, не имеющих аналогов в истории, социокультурных, экономических и политических социумов, идеология которых была воплощением их мечты о новой, счастливой и свободной жизни. Приведены примеры лозунгов, призывов, социальной и политической рекламы как средств идеологического воздействия государства на население.

В третьем параграфе«Политкорректность и языковой такт» анализируются феномены политкорректности в английской и «новояза» и культура речи в российской (советской) культурах, как манифестации межкультурной специфики.

В ХХ веке межкультурная корреляция средств идеологического воздействия нашла своё отражение в появлении новых социокультурных феноменов коммуникативного сознания представителей англосаксонской и российской (советской) культур – «политкорректности» в англоязычной культуре и «новояза» и «культуры речи» в России. Исследованы причины возникновения политкорректности в англосаксонской, в частности американской культуре, как отражения борьбы с любым проявлением дискриминации по расовому, гендерному и всем другим признакам, включая состояние здоровья, и приведены многочисленные примеры политкорректных слов и выражений, появившихся в американском варианте английского языка во второй половине ХХ века. Подчёркнуто, что решение социальных проблем только при помощи изменений в языковой системе, по меньшей мере, непродуктивно и приводит к псевдополиткорректности, приклеиванию ярлыков, появлению новых стереотипов, обострению оппозиции «свой-чужой», не способствующих эффективной коммуникации.

Политкорректность не стала явлением социокультурной российской (советской) действительности по причине традиционной ориентации российской идеологии на коллектив. Анализ исторических и социокультурных предпосылок возникновения феномена «культура речи», появления советского «новояза» как механизма идеологического воздействия тоталитарного государства на население показал, что языковое упрощение было следствием пренебрежения к культуре прошлого в результате коренных изменений социальной жизни носителей языка (уничтожение культурного слоя населения в ходе массовых репрессий, неграмотность или полуграмотность большей части населения). Антигуманные, командно-директивные формы социального взаимодействия на межличностном, межгрупповом и государственном уровнях способствовали возрастанию несоответствия словарных значений с явлениями окружающей действительности (появление «новояза»). Одним из способов решения возникших проблем было обучение населения «культуре речи», предполагающей возможность сознательного воздействия общества на развитие языка, где языковая норма существует как развивающееся социальное явление, характеризующее уровень социокультурного развития общества, а владение культурой речи считается признаком гражданской зрелости и сознательного социального поведения.

Особое внимание уделено значимости коммуникативной толерантности как явления общественной жизни в разных культурах. Коммуникативная толерантность проявляется в коммуникативном поведении как совместной эмпатийности адресанта и адресата, проявляющейся в интенции на ненасение ущерба партнёрам по коммуникации, а языковой такт представляет собой вербализованную форму коммуникативной толерантности. В контексте межкультурного взаимодействия одним из методов воспитания коммуникативной толерантности является изучение иностранных языков.

Современная внеязыковая действительность характеризуется интолерантностью и агрессией, особенно в межкультурном ракурсе. Взаимная вежливость коммуникантов (маленькое проявление учтивости) является принципом коммуникативного поведения, вербально реализующимся в правилах речевого этикета, заложенных в человеке от природы в виде ритуалов и обычаев, и являются нормой жизни индивида в толерантном социуме, а социальные средства, выбираемые коммуникантами, обусловлены их социальным статусом. Выделены свойства, присущие толерантности как уважения индивида к «чужому», а для вежливости характерно уважительное отношение и к «своим» и к «чужим».

Таким образом, взаимосвязь языка и идеологии представляет собой многоаспектное явление, включающее проблемы социо-культурной обусловленности идеологического воздействия как процесса социальной коммуникации между отдельными социальными группами, государством и индивидами. Идеология как актуализация политических феноменов находится в положении взаимозависимости с социумом. Пропаганда как инструмент идеологического воздействия осуществляется, главным образом, через язык. Идеологический языковой дискурс обладает специфическими характеристиками в разных типах социума. Разные типы общественной организации имеют свои проявления идеологического дискурса: политкорректность в мире англоязычной культуры; культуры речи в Советском Союзе.

Четвертая глава «Социальные механизмы межкультурной коммуникации: основы анализа и интерпретации» представляет обоснование авторской концепции механизмов, моделей, технологии межкультурной коммуникации.

В первом параграфе «Основные модели межкультурной коммуникации» представлена авторская интерпретация моделей межкультурной коммуникации в ракурсе уточнения их нового социологического содержания.

Исследование межкультурной коммуникации в социологическом аспекте предполагает наличие совокупности инвариантных культурных характеристик с вариативными специфическими особенностями каждой культуры. Данный ракурс исследования основан на определении культуры как организующего фактора жизнедеятельности, обуславливающего социальный статус индивида с точки зрения принятых социокультурных и морально-нравственных ценностей.

Для исследования механизмов «культурного шока», неизменно возникающего при восприятии чужой культуры, предложена авторская интерпретация типизации моделей межкультурной коммуникации, отражающих разные стороны оппозиции «свой-чужой». Конфликтологическая модель объясняет сущность культурного шока в контексте возникновения и разрешения возможных социологических конфликтов и включает стадии геттоизации, ассимиляции, культурного взаимодействия и колонизации. Антропологическая модель отражает противопоставление природного и культурного в человеке в процессе приспособления к окружающей среде при познании своего «Я» через познание «Другого» («чужого»). Социопсихологическая модель «межкультурной чуткости» представляет собой сопряжение этнорелятивистских и этноцентристских стратегий восприятия «своего» и «чужого».

Даны характеристики каждой стратегии с точки зрения концептуального обоснования этноцентризма в контексте структурного функционализма; этнорелятивизма в ракурсе символического интеракционализма. Этноцентризм как проявление превосходства своей культуры по отношению к другой включает отрицание и диффамацию «чужого» и защиту «своего». Этнорелятивизм как позитивное восприятие объективности «чужого» и «своего» с интенциями на постоянные изменения предполагает стадии адаптации, плюрализма и интеграции.

В ходе анализа процессов межкультурной коммуникации, с опорой на методологию драматургического подхода И. Гоффмана, представлена интерпретация стадий формирования эффективной межкультурной коммуникации как социального взаимодействия представителей разных культур через призму авторской триады толерантности: «интерес – понимание – уважение». Адаптация представляют собой социальное взаимодействие представителей разных культур при общем сопряжении действий, предполагающим возобновляемость и интерес к ответным действиям. Плюрализм возникает в результате тесных социальных связей – косвенных/прямых, односторонних/многосторонних, формальных/неформальных.

Представлена интерпретация культурно-коммуникативных моделей межкультурной коммуникации с точки зрения неразрывных связей культуры и социальных действий ее носителей – социально-идеологическая, социально-гендерная, социально-нравственная. Показано, что лежащие в их основе категории культурных измерений эффективны в рамках функционального подхода к межкультурной коммуникации, где общечеловеческие ценности инвариантны, а специфические проявляются в виде вариативностей. Переосмысление моделей межкультурной коммуникации, предложенных Э.Холлом, с точки зрения информационных и временных характеристик (информационно-контекстуальная и деятельностно-временная модели) свидетельствуют, что существующие модели межкультурной коммуникации отражают разные стороны этого полиаспектного явления, в силу бесконечности вариативностей коммуникативных ситуаций, требующих дифференцированного подхода к исследованию. Только сочетание разных подходов дает возможность творческих реакций на проявление межкультурных различий.

Во втором параграфе «Особенности технологии межкультурной коммуникации» представлен анализ процесс формирования межкультурной компетенции как характеристики межкультурной грамотности носителей разных культур с точки зрения наличия универсального и специфического «тематического репертуара», присущего каждой культуре.

Опираясь на теорию «культурной грамотности» как совокупности знаний о символах, присущих эксплицитно и имплицитно коммуникативному дискурсу каждой культуры, рассмотрен феномен межкультурной компетенции как осознание индивидами межкультурных различий в нормах социального поведения и умения интерпретировать поведение представителей «чужой» культуры. Приведен пример российской концепции исследования межкультурной компетенции как умения сглаживать конфликты и генерировать новые модели межкультурного взаимодействия.

Межкультурная компетенция, в силу своей многоаспектности, формируется в процессах социализации, инкультурации и аккультурации, так как позитивное отношение к культурам основано на рефлексии индивида в рамках «своей» и «чужой» культур. В настоящее время, характеризующееся бумом миграции, особое внимание уделяется значимости процессов аккультурации. Даны характеристики стратегий вхождения в чужую культуру с точки зрения формирования толерантности. Межкультурная компетенция интерпретируется как совокупность знаний речевого этикета, толерантного отношения к чужим культурам, стремления к сотрудничеству, способствующих успешной интеграции в мировое сообщество современной, деятельной, открытой новому личности.

Проанализирован феномен тематического репертуара, характеризующего определенный набор тем, соответствующих определенному коммуникативному дискурсу и обусловленных контекстуальными стратегиями коммуникантов в определенной социокультурной ситуации. Показано, что тематический репертуар является важным компонентом формирования стереотипов о приемлемом и неприемлемом в контексте межкультурного взаимодействия в виде контекстуальных ограничений. Даны характеристики ситуаций, возникающих при контрасте культур и отражающих как коммуникативные характеристики коммуникантов и содержание коммуникации, так и социальные факторы в виде принадлежности к разным культурам.

Главным механизмом межкультурных контрастов является стереотипизация определяющая границы «своей» культуры, в рамках которой индивид ощущает безопасность и комфорт, а «чужое» культурное пространство характеризуется как неправильное и непонятное. Приведены дискурсы информации, формирующие тематический репертуар каждой культуры и включающие общекультурные компоненты, а также специфические составляющие – природно-климатические условия, традиции и обычаи. Обозначены детерминанты порождения и восприятия дискурсов коммуникации с точки зрения социальных характеристик коммуникантов – социокультурной ситуации, социальных ролей, возрастных и гендерных характеристик, личностных характеристик, видов коммуникации, правовых норм. Выделена особая роль стереотипов как социальных установок в виде фреймов социальной памяти, структурирующих общие и индивидуальные мнения и убеждения. В контексте межкультурной коммуникации они могут быть представлены в виде этноцентрических предубеждений одной культуры относительно другой, игнорирование которых приводит к межкультурным конфликтам. Предубеждения такого рода носят название «феноменов пристрастия», обусловленных созданием иллюзорных корреляций, негативного характера.

Глобализация способствует переходу от одного коммуникативного дискурса к другому в виде расширения тематических репертуаров коммуникантов, что актуализирует возможность и необходимость межкультурной коммуникации. Феномен тематического репертуара актуален для исследования процессов межкультурной коммуникации, особенно, при включении в совокупность дискурсов коммуникантов, наряду с социальными характеристиками, еще и этнических и национальных компонентов. Таким образом, концепты «свой-чужой», «стереотип», «толерантность», «конфликт» представляют собой диалектическое взаимодействие при достижении общих коммуникативных целей при совпадении тематических репертуаров и когнитивных характеристик коммуникантов.

При исследовании специфики межкультурной коммуникации, особое внимание уделено процессу обмена информацией в процессе дискурсивной деятельности коммуникантов для создания определенных интенций и соблюдения условий их реализации. Использование теоретических и практических исследований Д. Остина и Д. Серля, создавших теорию речевых актов, теории речевого общения П. Грайса, практической теории вежливости Д. Лича, П. Брауна, С. Петерсона, позволило дать социопрагматическое и социологическое обоснование основных Принципов Вежливости и Кооперации.

Важная роль переводчика как посредника в межкультурной коммуникации имеет своей основой понятие «нормативно мотивированного коммуникативного образа», характерного для каждой культуры в виде сочетания инвариантных социальных характеристик мира с вариантными индивидуально-личностными характеристиками, включающими нормы речевого поведения. Социальная функция переводчика как межкультурного посредника заключается в его умении исключить «дефектную коммуникацию. В условиях появления новых сфер деятельности и введения инновационной образовательной парадигмы на фоне глобализационных процессов социокультурной действительности, подготовка переводчиков в сфере профессиональной коммуникации является реализацией принципа академической мобильности.

В третьем параграфе «Социально-информативные и регуляторские функции текста в межкультурной коммуникации» представлен теоретических анализ вариативностей и дополнительных познавательных ресурсов различных методологических конструкций для понимания специфики текстов, репрезентирующих свою культуру.

Показано, что текст как продукт речетворческого процесса обладает целенаправленностью и прагматической установкой. Процесс восприятия текста представляет собой интерпретацию адресатом смыслов, заложенных в тексте адресантом.

Феноменологические теории, рассматривающие интерпретацию смыслов как продуцирование новых социокультурных инвариантностей, используют различные подходы. Герменевтический подход рассматривает коммуникацию между текстом и адресатом как социокультурный акт, полностью реализующийся при корреляции личностных потенциалов адресанта и адресата. Показано, что сущностью герменевтического подхода являются плюрализм и бесконечность интерпретаций любого текста как инвариантности со множеством вариативных смыслов. Рецептивный подход сосредоточен на учете исторических условий создания текста и мировоззренческих характеристик адресанта и адресата в диахроническом и синхроническом аспектах. Сочетание этих подходов нашло свое воплощение в феноменологической модели взаимодействия между адресатом и текстом, согласно которой любой адресат интерпретирует текст вне зависимости от общепринятой традиции.

Коммуникативный подход исследует текст как единицу речевой коммуникации, обладающую множеством функций. Представлены различные классификации текстовых функций, из них особый интерес представляет собой изучение последствий текстовой коммуникации и типологические характеристики диалога как взаимодействия смыслов, лежащих в основе всех социальных действий.

Рассмотрение диалога как наиболее полного проявления речевой деятельности, обусловленной универсальными и специфическими социокультурными характеристиками коммуникантов, имеет своей основой концепцию М.М. Бахтина, определяющего диалог как реализацию смысловых отношений между коммуникантами. Разница пространственно-временных параметров высказываний не мешает созданию диалогических отношений между ними в случае общности проблемы и точек зрения. Подчеркнуто, что смысловая конвергенция текстов определяет диалогическое отношение между ними и коммуникантами.

Осмысление диалогических отношений наиболее эффективно в ракурсе драматургического подхода И. Гоффмана. Оптимальные диалогические отношения устанавливаются при соблюдении «ситуативных приличий» (situational propriety), включающих осознание уместности речевых действий в данном контексте, адекватности вовлеченности (involvement) в виде корреляции взаимных мотиваций, доступности друг для друга (accessibility), взаимном уважении друг другу (civil inattention). Основным критерием соблюдения ситуативных приличий является пресуппозиция как основание нормальности/ненормальности диалогических отношений в виде общих знаний адресантом и адресатом в каждой конкретной ситуации общении, а каждый текст представляет собой воплощение конкретной картины мира. Показано, что этнометодологический подход оптимален для интерпретации интерсубъективного взаимодействия адресанта и адресата с точки зрения направления речевых актов (начало и конец диалога), смены ролей и этнолингвистических характеристик коммуникантов.

Развитие международных контактов обусловило новый подход созданию и интерпретации текстов, отражающих специфические социокультурные характеристики коммуникантов, а также появление новых междисциплинарных направлений – этногерменевтики, этнориторики и этнолингвистики, рассматривающих текст с точки зрения контрастивного анализа социокультурных дискурсов. Эти исследования особенно значимы в контексте межкультурной коммуникации в период глобализации и усиления внимания к локальным социокультурным особенностям. Новый междисциплинарный подход, объединяющий все аспекты исследований текста как носителя культуры, дает возможность установить, что симметричность (равенство) и асимметричность (неравенство) социокультурных характеристик коммуникантов детерминируют процессы социализации и аккультурации, а в контексте межкультурной коммуникации могут быть причиной «культурного шока».

Феномен прецедентных текстов как социокультурных стереотипов, отражающих национально- культурное своеобразие, аккумулирует преемственность и исполняет роль посредников в межкультурной коммуникации. Приведены аргументы ассоциативных лакун, отражающих социокультурные контексты американской и российской культур как совокупностей традиционных для каждой культуры способов интерпретации смыслов. Любой текст как сочетание расхождений (лакун) и совпадений интерпретируется по правилам, принятым в данной культуре. Наряду с этим, приведены характеристики таких методик текстовой коммуникации, как социокультурный комментарий и информативно-регуляторские тексты.

Особый интерес с точки зрения методологических подходов к тексту как диалоговому конструкту представляет концепция Ю.М. Лотмана, предполагающая, что любой текст как источник смыслов основан на интересе коммуникантов к процессу взаимодействия. Взаимная мотивация коммуникантов определена как толерантность, сформированная в процессе функционирования триады «интерес–понимание–уважение», что в полной мере отражает цикличность диалогического взаимодействия при наличии интереса к пониманию чужой культуры и появлению уважения к ней как конечному результату.

Текст как средство социальной коммуникации фиксирует и передает все достижения человеческой деятельности, а интерпретация текстов обусловлена социокультурными характеристиками индивидов и общества в целом. Межкультурная коммуникация представляет собой адекватную интерпретацию текстов репрезентирующих свои культуры как непременного условия эффективного межкультурного взаимодействия.

Пятая глава «Локальность и глобальность в межкультурной коммуникации: основные векторы изменений» посвящена анализу современного периода развития межкультурной коммуникации, обусловленного глобализацией всех сторон жизнедеятельности и противостоянием локальных и глобальных приоритетов в развитии всех сфер существования индивидов.


загрузка...