Творчество Уильяма Морриса в контексте эстетизации средневековья и взаимодействия литературы с другими видами искусства (06.07.2009)

Автор: Седых Элина Владимировна

полученные научные результаты позволяют уточнить традиционные представления о художественном творчестве Уильяма Морриса, подчеркнув само-ценность его литературного наследия и влияние на дальнейшую историю английской литературы и культуры в целом; внести значительные коррективы

в сложившийся взгляд на идеологическую природу творчества Морриса, представив его не в социалистическом, а в эстетическом плане; существенно изменить традиционные взгляды на концептуальность художественного видения Морриса – родоначальника стиля модерн в европейской культуре.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования её материалов в курсах лекций по истории зарубежной литературы XIX в., истории английской литературы и изобразительного искусства, стилистике, герменевтике, при разработке спецкурсов по этим дисциплинам, на семинарских и практических занятиях по истории английской литературы, интерпретации текста, при создании учебников, учебных пособий.

Теоретические положения и практические рекомендации, разработанные

в диссертационном исследовании, могут быть использованы при проведении дальнейших научных изысканий в области английской литературы XIX в., по проблемам прерафаэлитизма, символизма, модерна.

Апробация работы. Основные положения диссертации в виде докладов были представлены на межвузовских и международных конференциях: «Англистика XXI века» (2004, 2006, 2008, Санкт-Петербург), «Международная филологическая конференция» (2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, Санкт-Петербург), «Герценовские Чтения» (2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, Санкт-Петербург), «Английская литература в контексте мирового литературного процесса» (2005, Рязань), «Литературные связи и литературный процесс» (2005, Санкт-Петербург), «Русско-зарубежные литературные связи» (2005, 2006, Нижний Новгород), «Литература как развивающаяся система» (2006, Санкт-Петербург), «Литература Великобритании и романский мир» (2006, Великий Новгород), «Пуришевские чтения» (2007, 2008, 2009, Москва), «Жанр

и литературное направление» (2007, Санкт-Петербург), «Литература Великобритании в контексте мирового литературного процесса» (2007, Орёл), «Античность и христианство в литературах России и Запада» (2007, Владимир), «Компаративистика: история и современность» (2008, Санкт-Петербург), «Российский и зарубежный читатель: национальное восприятие литературы» (2008, Москва), «Национальное и интернациональное в литературе и искусстве в свете сравнительного литературоведения» (2009, Санкт-Петербург). Результаты исследования представлены в ряде статей, в том числе опубликованных

в 10-ти реферируемых научных журналах, в учебных пособиях (2003, 2006)

и двух монографиях (2007, 2008). В ходе проведения научных изысканий сделан ряд докладов по теме диссертации в Обществе Уильяма Морриса в Великобритании (2004, 2005, 2007, Лондон).

Цели, задачи и методы исследования определили структуру и содержание работы, которая состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии. Библиография включает 920 наименований научных трудов, а также список справочной литературы (117) и источники примеров.

Во Введении определяется объект исследования, обосновываются актуальность и новизна избранной темы, формулируется основная цель, определяются задачи исследования, называются основные методы, излагаются положения, выносимые на защиту. Здесь также аргументируются знаковые для диссертационной работы теоретические положения, даются определения тем важным понятиям, на которые опирается наше научное исследование.

Глава I. «Проблема синтеза искусств в истории и теории литературы

и искусства» состоит из двух разделов.

Раздел I.1. «Синтез искусств в истории западноевропейской литературы и искусства».

Синтез искусств – важнейшая, вечная проблема художественного творчества; он представляет определённую систему художественного мышления, отражающую эпоху. Проблема синтеза искусств возникла в древние времена и усиливалась в те периоды истории культуры, когда общество проходило переломные моменты в развитии, характеризующиеся активизацией интегративных процессов: в эпохи средневековья и ренессанса и на рубеже веков (романтизм конца XVIII – начала XIX в., модерн конца XIX – начала XX в.).

На первоначальную слитность поэзии, живописи, музыки обратили внимание в античности. В произведениях древних греков и римских поэтов имели место экфрасисы; античному искусству был присущ эффект синестезии.

В эпоху средневековья возник синтез пластических искусств, воплотившийся

в готическом соборе. Основу синтеза составляло слово Священного Писания, которое изображалось и пелось. В XVI – XVII вв. в европейской литературе наметилась тенденция соотносить описательное стихотворение с картиной, появилось первое теоретическое сопоставление поэзии и живописи в контексте английской литературы. В живописи XVII в. закладывались основы колористической композиции; в картинах был заметен литературный элемент.

В период позднего ренессанса чувствовалось стремление к «ансамблевости»

в архитектуре; в литературе был популярен жанр словесных галерей. Для поэтики барокко характерным было уподобление мира книге, картине. В XVIII в. в английской эстетике появилась категория «живописное» («picturesque»), ставшая важной категорией для эпохи предромантизма.

В начале XIX в. в европейской культуре наметилась тенденция сблизить формы художественной деятельности, синтезировать искусства в единое целое («Gesamtkunstwerk» – «синтетическое художественное произведение»). Немецкие романтики (Ф.-В. Шеллинг, Ф. и А. Шлегели, В.Г. Вакенродер, Л. Тик, Новалис, Э. Гофман, Р. Вагнер) приписывали литературному тексту наличие музыкальных и живописных средств выразительности. Живописность, визуальность была свойственна европейской литературе романтизма; особенно ярко она проявилась в творчестве английских романтиков (У. Блейк, В. Скотт, У. Вордсворт, С. Колридж, Дж. Байрон, П.Б. Шелли, Дж. Китс). Поэтичность же нашла воплощение в пейзажах Дж. Тёрнера. Романтики видели в литературе и живописи средство поведать людям о мироздании и бесконечности, дать знание, синтезирующее все достижения человечества.

Романтики стремились к синтезу искусств, создавали эстетические концепции, которые были развиты в творчестве символистов второй половины XIX в. В символизме литературное произведение создавалось как живописное полотно, выполненное с помощью слов. Этому закону были подвластны «рисующие писатели», которые экспериментировали с цветом слова и звука, насыщали поэзию синестетическими тропами и музыкой (Э. Делакруа, А. де Мюссе, Ш. Бодлер, А. Рембо, П. Мериме, Г. Флобер, В. Гюго, П. Верлен, Т. Готье). Художественное полотно символизма обладало визуальностью или/и музыкальностью, апеллировало к сознанию читателя на уровне ассоциаций, связанных с разными видами искусства, а художественный текст представлял собой реализацию эстетической концепции в виде артефакта. Символизм выработал художественный язык, основанный на категории декоративности и на средствах выразительности (символ, метафора, аллегория, художественная деталь, ритм, цвет). Слово синтезирует здесь разные искусства, литературный язык превращается в синтетический. Структура повествования у символистов соотносится с принципами живописного и музыкального мышления.

Особую проблему в контексте синтеза искусств составляет одинаковое владение кистью и словом. Многие талантливые поэты, писатели и художники второй половины XIX в. творили одновременно в области литературы и живописи, а их произведения являлись ярким примером взаимодействия искусств (Дж. Раскин, Д.Г. Россетти, У. Моррис, У. Пейтер, Дж. Уистлер, Л. Кэрролл,

Э. Лир, О. Уайлд, О. Бердслей, А. ван де Вельде, А. Руссо).

На рубеже XIX – XX вв. возник стиль модерн: наметилась тенденция

к синтезу всех видов художественной деятельности, разных направлений духовной культуры в целом. В основе синтеза лежала устремлённость человека

к гармонии, единению, к организации на этих принципах бытия. В контексте модерна возник художественно-эстетический идеал цельности мира, создаваемого целостной творческой личностью, каковой и являлся У. Моррис.

Раздел I.2. «Теоретические проблемы синтеза искусств».

Проявление феномена синтеза искусств стало не только творческой практикой поэтов и художников разных эпох, но и было теоретически осмыслено философами. Понятие синтеза искусств соотносится с взаимодействием и взаимообогащением культур («диалог культур» М.М. Бахтина и А.Ф. Лосева; «общение культур» В.С. Библера, «концерт культур» Г.С. Померанца). Сегодня можно утверждать, что существует единая система общечеловеческой культуры, всемирная культура, единое поле культуры (ноосфера В.И. Вернадского, семиосфера Ю.М. Лотмана, гомосфера и концептосфера Д.С. Лихачёва). Великие произведения искусства живут в «большом времени» и «большом пространстве», обогащаясь новыми значениями и смыслами.

Диалогу культур и искусств посвящены работы современных учёных (Л.Е. Бежин, Г.Д. Гачев, А.Ю. Демшина, П.Б. Струве, А.Е. Чучин-Русов).

Психологические основы диалога человека с культурой проанализированы М.П. Алексеевым, Л.В. Беляевой, Л.С. Выготским, Б.М. Галеевым, А.Н. Леонтьевым, А.И. Мазаевым, Б.С. Мейлахом, С.Л. Рубинштейном.

Проблема взаимодействия искусств в теоретическом плане разработана

в искусствоведении (Ю.Б. Борев, М.С. Каган, В.В. Кожинов, Г.Н. Поспелов, С.О. Прокофьев, О. Уоррен, Р. Уэллек, Р. Штайнер, Е.Г. Яковлев). В начале XX в. возникла идея создания синтетической истории искусств (Е.И. Боричевский, И.И. Иоффе); исследователи обратились к изучению творческих контактов писателей и художников, взаимосвязей литературы и живописи (С.Н. Дурылин, И.С. Зильберштейн, Н. Машковцев, К. Пигарев).

Методологически проблема взаимодействия литературы с другими видами искусства обоснована в трудах М.П. Алексеева, которые заложили основу изучения в отечественном сравнительном литературоведении проблемы взаимодействия искусств в литературном произведении. Его разработки нашли

продолжение в трудах литературоведов, проанализировавших литературу

и живопись с точки зрения их сходства и специфики (В.Н. Альфонсов,

К.А. Баршт, А.С. Вартанов, Н.А. Дмитриева, З.С. Старкова).

Семиотическая школа литературоведения уделяла большое внимание исследованию проблемы синтеза искусств (Ю.М. Лотман, С.Т. Махлина, Я. Мукаржовский). Семиотики рассматривали виды искусства как знаковые системы; обращались не только к литературному тексту, но и к тексту картины, архитектуры, скульптуры и т.д. (Р. Барт, Ж. Деррида, Л.Ф. Жегин, Ж. Женетт, И.П. Ильин, В. Лейч, Л.Ю. Лиманская, Б.А. Успенский, У. Эко). Они выдвинули тезис о пантекстуальности культуры: мир как текст (Деррида), как космическая библиотека (Лейч), как энциклопедия, как словарь (Эко).

Во второй половине XX в. литературоведы и искусствоведы стремились рассмотреть все виды искусства как синтетическое единство, выявить сферы их взаимодействия (В.В. Ванслов, А.Я. Зись, И.В. Корецкая, Ю.Г. Легенький, В.П. Михалев, Е.Б. Мурина, Г.П. Степанов, В.И. Тасалов, И.Г. Хангельдиева, В. Харитонов). В 1980–90-е гг. популярным стал компаративный анализ стилей близких по мироощущению писателей и художников (Г. Боград, Н.В. Гашева, Н.Н. Гашева, Н.Н. Громов, Н.П. Михальская, Н.Н. Примочкина,

П.К. Суздалев). Литературоведы обращаются к проблеме взаимодействия литературы и живописи в контексте культур (В.И. Божович, С.Н. Соколов-Ремизов, А.А. Суворова), исторических эпох (Л.Г. Андреев, Л. Будникова,


загрузка...