Социальная динамика: философско-методологические основания дискурсивного управления в условиях глобализации (06.07.2009)

Автор: Орлов Михаил Олегович

Эффективный методологический инструментарий для разработки глобальных процессов социальной динамики содержит постклассическая парадигма, так как входящие в ее методологический ресурс принципы интегрализма, холизма, когерентности и коммуникативности позволяют осуществить синтез пространственного, институционального и ценностного подходов к проблеме социального. Это достигается благодаря выбору в качестве доминанты дискурсивного принципа. Методологический синтез указанных подходов позволяет выявить такие сущностные характеристики социальной динамики, как процессуальность; отражение в общественном сознании изменяющейся системы отношений «человек-общество-природа»; связь характера управленческих стратегий с направленностью глобальных тенденций, а коммуникативных процессов – с интенсивностью социальных изменений; влияние стратегий конфронтационного и вариативно-игрового управления на ориентацию глобальных процессов.

На категориально обозначенном методологическом основании социальную динамику в условиях глобализации можно определить как процесс существования и развития социальных систем, отражающий взаимодействие человека и общества в планетарных масштабах и стремящийся к повышению уровня адаптации с внешней средой через преобразования индивидуальных ценностей, норм и жизненных стратегий. Социальная динамика ориентирована на становление всеобъемлющей взаимосвязанной пространственно-временной структуры, функциональные связи которой определяются обширным числом правил и конвенций, принимаемых разного рода сетями, спецификой социальной стратификации и социокультурной памятью конкретного общества. Глобальные процессы носят амбивалентный характер, сочетая циклическую последовательность и равномерность с метастабильной нелинейной изменчивостью, способной продуцировать глобальные угрозы и системные риски. В пространстве современной цивилизации направленность и интенсивность социальной динамики определяется особенностью реализуемых управленческих моделей, от которых зависят диспозиция сил и характер отношений социальных субъектов на глобальном уровне.

Доминантой, конституирующей целенаправленную деятельность социума, выступает управление, которое синтезирует и регламентирует продуктивную активность индивидуальных и социальных субъектов, способствует генезису, функционированию, трансформации или разрушению социокультурных связей, апеллирует к субъект-объектным отношениям, выступающим источником изменений жизни человека, общества и природы. В условиях глобализации, вызванной спецификой человеческой деятельности, социальная динамика оказывается непосредственно детерминирована теми управленческими программами, которые получили наибольшее распространение в человеческой практике. Наиболее оптимальным вариантом регуляции процессов усложняющейся социальной динамики представляется дискурсивное управление, которое определяется как процесс упорядочения социальной системы, осуществляемый посредством сотрудничества и согласования различных, чреватых конфликтами интересов, реализуемый на основе стратегического действия, ограниченного моральным принципом. Универсальным моральным основанием выступает ценность цивилизационно-планетарного жизнесозидания. Компонентами, регулирующими действия в рамках дискурсивного управления, являются компетентность, аргументированность, публичность, ответственность, диалогичность. Действия, соотнесенные с данными компонентами, приобретают легитимный статус, оптимальный потенциал и в наименьшей степени оказываются способны нанести урон жизненному пространству человека, общества и природы.

Правомерность использования постклассической модели управления как эффективного варианта оптимизации глобальных процессов социальной динамики обосновывается, во-первых, определением коммуникативного аспекта «социального», обусловленного неразрывной связью смысловых структур и преобразований в обществе. Во-вторых, корреляционной ролью дискурсивной этики, ориентированной на решение нормативных коллизий коммуникации на основе выработки универсальных программ коллективной ответственности за будущее планетарной цивилизации и самосохранение жизненного мира человека. В-третьих, в ситуации изменения структуры социальной системы одним из факторов постклассической методологии выступает игровая программа, определяющая решение задач в условиях краткосрочной ситуативной перспективы. Роль постклассической модели управления заключается в конституировании правил экономических и социально-политических игр постсовременного мира.

Ценностное отношение к глобальным процессам дает возможность осмыслить глобализацию с позиции новых императивов коммуникативного общества: императива коммуникативности и императива диалогичности. Императив коммуникативности интерпретирует универсалистскую этику как идеал для коррекции управленческих социальных программ, концептуальным ориентиром которых предлагается ценность жизнесозидания. Императив диалогичности культивирует представление о коммуникативном равноправии и достоинстве человеческой личности, что способствует наибольшей легитимации решения и является фактором минимизации риска социального отчуждения в глобальном сообществе на уровнях индивидуального и социального субъектов, а также этнической общности. Кроме того, императив диалогичности позволяет сформулировать такие методологические принципы дискурсивного управления социальными процессами, как принцип минимизации конфликтов, принцип нормативно-правовой регламентации управленческих решений и принцип сохранения культурных ценностей и достижений.

Магистральным фактором конструктивного управления глобальными процессами является соотнесение социальных преобразований с универсальной ценностью цивилизационно-планетарного жизнесозидания. В тоже время, особенности управления определяются взаимозависимостью следующих факторов – ценностного, параметрального, сферореализационного, – влияющих на принятие, реализацию и прогноз социально-значимого решения. Ценностный фактор ориентирует на максимы ответственности и социальной справедливости, преломляющиеся в партикулярном измерении. Параметральный фактор указывает на то, что магистральное условие и одновременно среду принятия решений в процессе управления в глобализирующемся социуме представляют параметры коммуникативных процессов. Сферореализационный фактор вскрывает специфику принятия и реализации решений, определяемую сферами общественной жизни. Важнейшими из них являются политические, социально-экономические и культурно-духовные институты, формирующие жизненное пространство глобализирующегося планетарного сообщества.

Применение дискурсивного управления в рамках социально-политической динамики предполагает, что политика должна являться интерсубъективным дискурсом и согласовываться с социальным принципом ответственности, поэтому именно в публичной составляющей политических институтов и заключается методология конституирования оптимального политического сообщества. Политика интерпретируется как рационально-ценностное реагирование, действие в ответ на возникающие проблемы в сложном и многомерном мире. Дискурсивное управление преобразует политику в сеть дискурсов и переговоров, с помощью которых создается поле принятия рационального решения в ходе обсуждения стратегических, этических и других проблем. Конструктивные составляющие реализации политического дискурса отражаются в моделях делиберативной политики, «правового порядка мирового гражданства» и диалоговой модели. При этом целесообразно определить методологическое преимущество диалоговой модели по сравнению с консенсуальной. Парадоксальность последней заключается в том, что в ней, с одной стороны, расхождения участников взаимодействия подавляются, латентно накапливая при этом напряженность, чреватую конфликтами; с другой стороны, консенсус ориентирован на поддержание межличностных отношений и поэтому мало эффективен при необходимости выхода из проблемной ситуации.

Экономическое пространство является сложным, нестабильным самоорганизующимся образованием, поэтому оптимизация динамики социально-экономических институтов может осуществляться на уровне конституирования устойчивой системы правил и организации рыночных отношений (формального порядка). Системный кризис актуализировал значение коммуникативного подхода, что выражается в поиске стабилизирующих программ, прежде всего, в формировании правил конструктивного экономического диалога, партнерства и сотрудничества. Концептуализация специфики изменений социокультурного пространства отражена в вестернизационной, дестабилизационной, ассимилятивно-религиозной, модернизационно-традиционалистской моделях. Коммуникативные модели регуляции динамики культуры обозначают новые риски, а так же перспективы устойчивого существования глобального мира. Так, вестернизационная модель, связанная с всемирным масштабом тотальной трансляции западно-американских ценностей, воплощается в обществе массового потребления, патологии которого вызвали в начале XXI века системный социально-экономический кризис. Дестабилизационная модель, функционирующая на основе конфронтационного управления, выражает противостояние западно-американского и незападного миров, ведущее к истощению жизненных ресурсов обоих. Ассимилятивно-религиозная модель формируется религиозными системами, претендующими на ассимиляцию социальных групп в рамках традиционно-консервативных идей, что компенсирует психологическое давление кризисного социума, но одновременно содержит опасность развития сепаратизма и экстремизма.

Свою эффективность в условиях системного кризиса демонстрирует модернизационно-традиционалистская модель, успешно реализуемая в сфере китайской социокультурной политики и ряде других государств с развивающейся инновационной экономикой. Она сочетает качества вариативно-игрового управления, предполагает наращивание оснований для эффективного взаимодействия на международном уровне при сохранении государственной целостности и традиционных ценностей перед вызовами глобальной динамики и одновременном использовании инновационного технико-технологического ресурса. Применяемые элементы коммуникативной регуляции способствуют выработке программы устойчивого развития государства в глобальном мире. Данная стратегия обладает теоретико-методологическим потенциалом и для российской социальной политики. При этом следует учитывать, что эскалация кризиса социальных систем в условиях нарастания глобального дефицита с наибольшей вероятностью приведет к возникновению новых моделей организации социальной динамики – обществу экономии ресурсов.

Теоретическая и методологическая значимость диссертации

Данная работа открывает новое направление в социальной философии, посвященное осмыслению глобализации как формы социальной динамики, продуцирующей как новые политические, экономические, культурные возможности, так и угрозы, способные привести человечество к единовременной катастрофе. Ответом на вызов данной социокультурной ситуации может стать дискурсивное управление институциональными сферами глобализирующегося мира. Впервые осуществленный синтез пространственной и дискурсивной методологии открывает новые горизонты для соотнесения управленческих стратегий и этических программ в современном обществе. Выводы, полученные в диссертации, инициируют поиск новых философских оснований для понимания происходящих с человеком и обществом изменений в условиях перехода от индустриализма к постиндустриализму и являются элементом новой всеобъемлющей философской картины феномена социальных изменений в контексте современной цивилизации.

Результаты исследования вносят значительный вклад в разработку современной постклассической философской парадигмы и способствуют сближению предметных областей социальной философии, философии политики и философии культуры.

Практическая и социокультурная значимость диссертации

Концепция, сформулированная автором, является ответом на социальный запрос о развитии критических теоретизаций глобализации и может служить одной из версий философского смысла социальной динамики в условиях развитого индустриального и постиндустриального общества. Глобализация будет всегда оставаться продуктом общественного сознания и социокультурных инноваций, осуществляющим свою экспансию на территории жизненного пространства локальных общностей или реальных личностей. Но только при наличии развитых форм рефлексии о социальной динамике глобальных процессов эта экспансия может принимать управляемый со стороны самой личности характер. Представленная в работе авторская интерпретация глобализации как проекта, осуществление которого инициирует эволюцию как социальных институтов, так и самой человеческой природы, становится главным практическим и социокультурным эффектом этого диссертационного исследования.

Поворот к проблеме глобализации, о которой то эмоционально, то сдержанно рассуждают политики, технократы, организаторы производства и сферы СМИ, не может быть полным, если при этом происходит молчаливое игнорирование глобализации как динамичного процесса, нуждающегося в оптимальной регуляции. Разворачивание дискуссий о глобальных изменениях, которые начались в отечественной философии, появление всё новых публикаций представителей гуманитарных наук свидетельствуют об осознании современной интеллектуальной элитой важности проблематики глобализации для нашего общества. Поддержание этих дискуссий на теоретико-методологическом уровне соответствует требованиям национальных интересов современной России. В соответствии с этим представленные изыскания могут быть использованы при разработке и модернизации концепции национальной безопасности России, при определении стратегий и границ социального контроля, для управления системными рисками современного общества. Полученные результаты могут быть использованы как методологические ориентиры при выработке программ дипломатического взаимодействия и ведения межнациональных переговоров со странами, представляющими для России стратегический интерес или потенциальную угрозу – США, Китаем, Германией, Украиной, Грузией и рядом других.

Результаты диссертации также могут быть использованы в учебном процессе при чтении курсов по социальной философии, философии культуры, философской антропологии, культурологии, психологии, педагогике, спецкурса «Глобальные проблемы современности». Основные выводы работы могут стать программным ориентиром для организации процесса воспитания современной молодежи.

Апробация работы

Главные положения, результаты исследования и выводы, содержащиеся в диссертации, докладывались на заседаниях кафедры теоретической и социальной философии СГУ.

Основные положения и выводы исследования рассматривались на региональных, всероссийских и международных конференциях и симпозиумах: всероссийских Аскинских чтениях «Современная картина мира: общество, время, пространство» (Саратов, 2001); международной конференции «Социальная память и власть» (Саратов, 2003); региональной конференции «Религиозный фактор в современной России» (Саратов, 2003); всероссийской научной конференции «Закон. Человек. Справедливость» (Саратов, 2003); региональной научно-практической конференции «Философия, человек, цивилизация: новые горизонты ХХI века» (Саратов, 2004); региональной научно-практической конференции «Общество риска: цивилизационный вызов и ответы человечества» (Саратов, 2005); на международном семинаре «Ценности и идеалы современной молодежи: Запад и Россия» (Италия, Турин, 2005); четвертых Аскинских чтениях «Время. Пространство. Ценности цивилизации» (Саратов, 2006); международной научно-практической конференции «Культурные трансформации в информационном обществе» (Саратов, 2007); международной научной конференции «Этнический фактор в процессе социальных трансформаций» (Саратов, 2007); международном научном симпозиуме «Время культурологии» (Москва, 2007); заседаниях общественного Совета при Полномочном представителе Президента РФ в Приволжском федеральном округе (Нижний Новгород, 2007, 2008); Всероссийских Пименовских чтениях (Саратов, 2008); Всероссийской научно-практической конференции «Российский интеллектуал: исторические судьбы и цивилизационные перспективы» (Саратов, 2008); Международной научно-практической конференции «Славянский мир: общность и многообразие» (Саратов, 2009); Международном симпозиуме «Русская философия: единство в многообразии» (Саратов, 2009); расширенных заседаниях комиссии по образованию и науке Общественной Палаты РФ (Москва, 2008, 2009).

Материалы диссертационного исследования использованы в реализации теоретико-методологической части проекта «Русская философия: единство в многообразии», проводимого в рамках аналитической ведомственной программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 гг.)», проект № 2.1.3 / 6499.

Основные положения диссертации отражены в 40 публикациях общим объемом 47 п.л., двух авторских монографиях: «Постклассическая парадигма социальной динамики: философский анализ» (Москва, 2007, объемом 10 п.л.); «Социальная динамика глобального мира» (Саратов, 2008, объемом 17,8 п.л.), в том числе в одной коллективной монографии «Общество риска и человек: онтологический и ценностный аспекты» (Саратов, 2006). Опубликовано 13 статей в журналах, входящих в перечень ВАК РФ.

Базовые идеи работы и материалы, использованные при ее написании, были апробированы в ходе лекционного курса «Постклассические парадигмы социальной динамики», «Религиозная этика» для студентов факультета философии и психологии СГУ.

Структура работы

Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, определяются цель и задачи исследования, излагаются теоретико-методологические основы работы, формулируется научная новизна диссертации и положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость проведенного исследования.

В первой главе «Парадигмальные основания теории социальной динамики» автором проводится исследование теории социальной динамики в свете глобализации и проблем, связанных с нею. Выделяются особенности и характерные черты классической, неклассической и постклассической парадигм социальной динамики.

Первый параграф «Классическая парадигма социальной динамики» раскрывает особенности методологии исследования классического подхода. Автором выделяются фундаментальные принципы классической парадигмы осмысления социального. К ним относятся монизм, фундаментализм, элементаризм и редукционизм. Монизм выявляет в пространстве классического мышления фундаментальную гносеологическую установку западноевропейской рациональности. Он предполагает в своей структуре гомогенные элементы и однозначную детерминацию. Принцип фундаментализма является познавательной и преференциально-оценочной процедурой, результатом которой становится конституирование некоторой привилегированной системы теоретических положений, формирование норм и идеалов социально–философского познания. Элементаризм – методологический принцип социальной философии, ориентированный на теоретическое конструирование целого из комбинации и модификаций генетически более основательных (фундаментализм) и самотождественных (монистическая установка) компонентов, детерминирующих процесс упорядочивания и систематизации целого. Принцип редукционизма по своему эпистемологическому значению конгениален принципам монизма и фундаментализма и связывает их в отношении онтологической и эпистемологической моноцентричности. Эти принципы в рамках классической парадигмы непосредственно влияют на выстраивание субъект-объектных отношений. Фундаментализм, элементаризм, редукционизм и элементаризм в проблемном поле социальной философии приводят также к формированию основополагающих принципов социальной динамики в рамках классической парадигмы: стационарность, непрерывность, линейность. Стационарность является непосредственным воплощением принципов монизма и фундаментализма с точки зрения имманентных характеристик социального целого. Данный принцип выражает внутреннюю гомогенную самотождественность социального с позиций единственного универсального принципа его организации. Принцип непрерывности детерминирует частные изменения соответственно общей логике развития социальной целостности. Линейность является концептуальным выражением первых двух принципов в аспекте прогрессивной направленности социального процесса в сторону усложнения.

Таким образом, автор делает вывод, что закономерность социальной динамики – это самораскрытие сущности, то есть ее переход из потенциального состояния в актуальное, детерминация частных событийных рядов логикой развития общих состояний социального целого. Из этого следует, что социальная динамика – это однородный линейный процесс, в котором сущность непрерывно развивается по стадиям в сторону дифференцированной сложности, сохраняя системообразующие качества целого. Автором отмечается, что методологические принципы классической философии и ее категориальные ряды задают соответствующие типы конфигуративности социальной динамики, определяемые как цикл, линейность и спираль. В циклическом типе социальной динамики, в свою очередь, автором выделяется несколько методологических подходов в рамках диалектической методологии, способных представить данную концепцию в полной мере. Системно-функциональный принцип отражает изменения в пределах одного качественного состояния, которые не способствуют достижению обществом новой ступени организации. В данном подходе возможно оперирование такой категорией как социальный взрыв. Сущность исторического цикла заключается в закономерной смене одних состояний другими, расчлененности процесса развития на ряд фаз, стадий, этапов (возникновение – становление – расцвет – распад).

Репликативный принцип, основанный на категориях повторяемости, воспроизводства, репродуктивности, обратимости конструирует производные теории циклического типа социальной динамики – концепции исторического круговорота. Последние всегда связаны с идеей прогрессивного развития общества и могут представлять историю человечества либо как нечто целое и универсальное, либо как развитие отдельных локальных образований.

Линейный тип социальной динамики определяется как отражение совокупности количественных изменений различной направленности. Методология линейной динамики включает в себя принцип нетождественности социальных явлений на каждом этапе развития, их соизмеримость по общим признакам-свойствам. В свете прогрессистского принципа линейный прогресс является процессом последовательных изменений по восходящей линии, в ходе которого в рамках существующих структур и отношений общество открывает в себе потенциал больших функциональных возможностей и пытается реализовать их в действительности. В свете диалектической методологии линейная динамика фокусируется на количественных изменениях в пределах меры, происходящих в рамках закона взаимного перехода количественных и качественных изменений. Речь здесь идет об изменениях предметных характеристик социального целого, не затрагивающих системного качества.

Спиралевидный тип социальной динамики, являющийся базовым для трудов классиков диалектической методологии Г.В.Ф. Гегеля и К. Маркса, отражает совокупность процессов, охватывающих различные качественные состояния общества, и его обнаружение связано с масштабным, панорамным подходом, при котором суммируется большое количество данных, что позволяет выявить их генетическую связь. Механизм возникновения спиралевидных процессов связан с действием закона отрицания отрицания. Спиралевидный тип социальной динамики отражает также социальную преемственность, которая является закономерным обнаружением принципа диалектического единства прерывности и непрерывности.

Автор обращает внимание, что динамические процессы трех типов выступают в общественном бытии как рядоположенные. Это означает, что диалектика социального развития предполагает одновременно присутствие и цикличности, и линейности, и спиралевидности. На этом основании автор выделяет главный методологический недостаток классической парадигмы социальной динамики, который заключается в неразработанности имманентных составляющих перехода циклического типа к линейному или спиралевидному типу. Классическая парадигма «социального» не содержит методологии для выявления критических состояний в движении социальных систем из фазы постепенного изменения качеств и свойств в фазу неуправляемого системного распада. Исходным положением неклассической критической теории является анализ «социального» как понятия, позволяющего исследовать динамические процессы культурных и идеологических изменений через их вещественность. Поскольку в них «социальное» выражено предметно, а образ субъекта конституируется через окружающие вещи, то индивидуальность обретает черты товара, что и обуславливает кризис индустриального общества. В свою очередь, невозможность выявления критических состояний социальной динамики состоит, прежде всего, в ориентации классических теорий и подходов на принципы монизма, фундаментализма, элементаризма и редукционизма, что влечет за собой концептуализацию социальной динамики в терминах стационарности, непрерывности и линейности на основании диалектических законов. Как представляется, доминирование этих установок в классической парадигме препятствовало анализу динамики локальных социальных структур, приводящих к трансформации всей системы.

Во втором параграфе «Неклассическая парадигма социальной динамики» автором изучаются методологические основания неклассической парадигмы социодинамики. Последняя формируется в ареале методологических принципов неклассической рациональности (принципы плюрализма, полифундаментальности, редукционизма, элементаризма) и нацелена на раскрытие сущности критических уровней социальных изменений, например, революций, кризисов, бунтов, социальных взрывов, на основе методологических принципов процессуальности, дискретности, динамического равновесия, мультилинейности, скачкообразных универсальных изменений и скачкообразных локальных трансформаций. Данные методологические основания неклассической социальной динамики отчетливо проявляются в теории социальных измерений С. Ваго и П. Сорокина. По утверждению последнего, основными причинами социальных изменений являются именно внутренние, имманентные причины. Эти принципы формируются на уровне философских универсализаций, общесоциологических теорий среднего уровня и разрабатываются в рамках системного подхода, концепций неоэволюционизма, теорий социальных изменений, теории кризисов и теории революций. Именно категория революции показывает возможность нелинейной формы социальной динамики. Анализ социальных революций определяется принципом скачкообразных универсальных трансформаций. Особенности революций заключаются в том, что они затрагивают все сферы общественной жизни, изменения, вызванные ими, носят радикальный и фундаментальный характер, происходят за довольно короткий промежуток времени и оставляют яркий след в истории человечества. Кроме этого, отмечается сильное влияние революционных ситуаций на сознание народных масс. Автор отмечает, что принцип скачкообразных локальных трансформаций сделал возможным анализ иных проявлений социальной динамики – государственный переворот, путч, бунт или восстание, гражданская война, волнения и беспорядки. Модернизационная динамика современности связывается автором с таким понятием, как «вызов Запада». Характер вызова с течением времени претерпел значительные изменения. Однако эта категория становится основанием для концептуализации глобальной динамики.

Анализируемая методологическая программа формирует, во-первых, новый теоретический горизонт исследования нестационарных состояний социальной системы, понимаемых в качестве динамического равновесия, многообразия траекторий детерминации развития общества; во-вторых, акцентирует внимание на микрофакторном аспекте, в отличие от однозначной детерминации общими законами развития в классических теориях; в-третьих, акцентуация исследования на критических пределах социальной динамики формирует тезис о взаимозависимости и рядоположенности локальных и универсальных трансформаций в обществе, а также прорабатываются возможные варианты разрешения кризиса системы – распад системы, революция и реформа.

Вместе с тем автор отмечает, что неклассическая парадигма в силу социологической ориентации акцентируется на единичных аспектах социальной динамики (революции, кризисы, социальные взрывы), имплицируя механизмы данных трансформаций. К тому же неклассическая методология сохраняет некоторые принципы классического подхода (принципы элементаризма и редукционизма), вследствие чего сохраняется та теоретическая установка, в соответствии с которой социальная трансформация редуцируется под влиянием доминирующей сферы (социокультурной, технологической, экономической, психологической, политической и т.д.). Эти принципы осложняют анализ кризисных динамических состояний в обществе, имеющих системный характер и не сводимых к определенному комплексу факторов.

Выход из этой ситуации автор видит в имманентном переосмыслении принципов классической социальной парадигмы в рамках неклассических парадигмальных принципов и в формировании принципиально иной парадигмальной структуры постклассической социальной философии на основе методологических принципов интегрализма, холизма, поливариабельности и когерентности. А использование данных методологических принципов в рамках теории социальной динамики формирует новые теоретические горизонты рациональности, основанной на развернутом осмыслении детерминизма в связи с достижениями квантовой механики, теории относительности и синергетики. Это означает отход от традиционной концепции закрытого типа общества, где отчетливо проявляются интенции к локализации и разделению целого на части, и стремление к открытому типу общества, которое характеризуется как целостная и самоорганизующаяся система.

Третий параграф «Постклассическая парадигма социальной динамики: концепт глобализации» раскрывает особенности методологии постклассического подхода к исследуемому вопросу. Автор обосновывает, что формирующиеся глобальные условия не только оказываются сложными и нелинейными, но и чрезвычайно динамичными, что сообщает новой системе ряд специфических характеристик, когда незначительные события внутри структуры способны привести к непредвиденным результатам. Сложность прогнозирования поведения таких сложно эволюционирующих систем заключается в том, что в них трудно развести внутренние и внешние детерминанты, которые по-разному адаптируются к трансформирующимся условиям. Устойчивость данной структуры зависит от ее способностей развиваться в выбранных направлениях и режимах, независимо от возникающих внутри данных систем флуктуаций и внешних воздействий. Стабильность нельзя интерпретировать только статически. Устойчивые динамические структуры являются результатом суммарных взаимопогашений разнонаправленных сил, дающих возможность структуре сохранять базовые параметры. В условиях глобализации социальные системы являются многоуровневыми, подвижными и адаптивными к внешним факторам.

Эти процессы требуют для своего осмысления новые концептуальные и методологические программы. И поскольку глобализирующийся мир сложен, динамичен и открыт, то целесообразно использовать для его изучения идеи нелинейной динамики. В рамках постклассической парадигмы философская концептуализацияо позволяет определитьо глобализациюо, с одной стороны, как противоречивыйо процесс расширенияо, мира современнойо культуры, а, с другойо стороны, – како сужениео горизонта цивилизацийо, связанногоо со стремлением западноевропейскихо стран унифицироватьо содержаниео данного процессао в рамках своихо потребностей.

В пространстве современной цивилизации социальную динамику глобального обществао детерминирует процесс планетарногоо расширения материально-производственныхо (экономическихо) отношенийо, который предполагает прямую и обратную связь с управлением, задает глобальные социальные ритмыо и формирует, тем самым, модель неустойчивогоо социальногоо развития. Риски и угрозы, продуцируемые социальной динамикой глобальных процессов, актуализируют методологическую значимость реализации такой модели социального управления, которая способствовала бы рационально-ценностнойо глобализациио. Такая глобализация в началео своего «процесса рационализации» можето разворачиватьсяо через динамику устойчивого развития. Проект необходимой модели управления должен соответствовать ценностям не только «рациональной», но и «опережающей» глобализациио, так как необходима ориентацияо на опережающую потребность, являющуюся актуальной для будущей цивилизациио. В современных условиях проблемао выживания ориентирована на индивидуально-корпоративный и государственный уровень, а для переходао к программе устойчивого развития необходимао её легитимация в глобальных масштабах. Для этого в рамках диссертационного исследования предлагается универсальная ценностная максима – «цивилизационно-планетарное жизнесозидание», выступающая основой этизации социальных управленческих стратегий в сферах экономики, политики и культуры


загрузка...