Развитие методологии исследования экономики благосостояния на основе теории элит (06.07.2009)

Автор: Лавров Игорь Валентинович

и de facto (t) Иерархия институтов (от политических через социальные к экономическим) не отменяет формальных норм, но регулируется реальным, фактическим влиянием групп Политическая власть элит

de jure (t) и de facto (t)

совпадает, не разделяется

Определение критерия роста общественного благосостояния (табл. 3) заключается в том, что таким критерием является институт перспективы, где материальное богатство (одна из переменных благосостояния) является мерой социальной свободы индивидов и групп (мерой возможного в действительности).

По сравнению с богатством, его производством и распределением благосостояние является нормативной категорией, поскольку при определении то, что относится к благосостоянию, делается оценочное суждение относительно того, что хорошо, а что плохо. Благосостояние представляет собой функцию уровней полезности индивидов, образующих общество, т.е. социальный оптимум как наилучшую аллокацию ресурсов общества.

Экономическая составляющая благосостояния – производство богатства как набора переменных благосостояния в социальной этически ориентированной экономике. Социальная составляющая благосостояния – это распределение и перераспределение созданного общественного богатства, оценка неравенства и равенства. В настоящее время в российских условиях наибольшая доля в производстве богатства принадлежит экономической элите, а его распределение и перераспределение – административной элите. Все остальные группы элит оказывают наименьшее влияние на экономическое благосостояние общества и индивидов.

Становление среднего класса и, следовательно, гражданского общества в условиях Урала и Челябинской области противоречиво, т.е. по критериям Всемирного Банка среднего класса еще нет, но средний класс все-таки формируется в соответствие с российскими реалиями переходного общества. Негативное влияние глобального финансового кризиса на экономическое положение регионов России и на благосостояние населения проявляется как острый кризис существующей управленческой региональной парадигмы и начало формирования нового институционального порядка развития территорий страны.

Общественный выбор в неоинституциональной теории связывают с деятельностью основных акторов политических систем современного демократического общества (политиков, депутатов, СМИ, чиновников, избирателей, разнообразных элитарных групп), поведением государства, партий и их лидеров. В федеративных государствах с трехуровневой системой организации публичной власти, как в Российской Федерации, общественный выбор реализуется органами государства и местного самоуправления в их экономической и социальной политике. В широком смысле общественный выбор – это решения не только власти, но любых социальных и производственных коллективов в пользу тех или иных альтернатив.

Таблица 3

Критерии оценки роста общественного благосостояния

Секторы

экономики Режимы функционирования

Меркантилистическая

экономика Социальная этически ориентированная экономика

Трансформационный Критерий оптимума В. Парето. Критерий теории второго лучшего Р.Дж. Липси-К.Ланкастера. Критерий «арифметики счастья» И.Бентама.

В основе построения функции благосостояния – принцип утилитаризма: SW(u1,u2) = u1 + u2, т.е. главное – эффективность. Кривая Лоренца, коэффициент Джини и к-т фондов. Критерий «компенсации» Дж.Р.Хикса-Н.Калдора. «Двойной критерий» Т.Скитовски. Функция общественного благосостояния А.Бергсона-П.Самуэльсона. Максиминный критерий благосостояния Дж.Ролза. Ведущий принцип экономики благосостояния – эгалитаризм: SW(u1,u2) = min(u1, u2), т.е. главное – справедливость.

Трансакционный Подход теории групп М.Олсона. Ресурсный критерий «хороших и плохих» экономических институтов Д.Асемоглу, С.Джонсона, Дж.Робинсона. Основной фактор благосостояния – различие экономических институтов: SW(u1,u2) = maxU(I) | min?(I),

где ?(I) – экономический институт с антиполезностью для общественного благосостояния. Иерархия и качество институтов. Критерий ключевых инструментальных свобод А.Сена. Теорема невозможности К.Эрроу. Основной принцип благосостояния – признание приоритета личности, ее свобод и прав. Рост общественного благосостояния – это мультипликативный рост возможностей индивида, т.е. либерализм: SW(u1,u2) = max(u1( u2().

Институт перспективы как критерий роста благосостояния автор предлагает моделировать функцией потерь, которую экономический агент стремится минимизировать. С функцией потерь связана функция антиполезности (disutility), и она минимизируется экономическими агентами с помощью компромисса между перспективами. Механизм формирования и реализации перспектив в решениях индивидов (экономических агентов) показан на рис.2, и он тесно связан с трансакционными издержками. Отсюда трансакционные издержки представляют, кроме уже известных аспектов их содержания, «потери полезности» благ для агентов, функция которых может иметь следующий вид (1):

C?= a1(P1 – P(1)2 + a2(P2 – P(2)2 + … + an(Pm – P(m )2 , (1)

где C? – «потери полезности» благ как трансакционные издержки агента; P1, P2, Pm – фактические значение показателей; P(1, P(2, P(m – ожидаемые, желательные их значения; a1, a2 , an – веса указанных показателей, которые определяются агентами субъективно. Минимизация функции «потерь полезности», которые идентифицируются автором диссертации с трансакционными издержками, осуществляется согласованием перспектив, т.е. нахождением агентом компромисса между ожидаемыми, желательными (P(1, P(2, P(m) значениями показателей от использования благ.

Доказательство закономерной связи между колебаниями общественного благосостояния и функционирующим в обществе механизмом воспроизводства элит представлено автором в форме обобщения на основе собственных и заимствованных исследований правил реализации института современного социально-политического и экономического лидерства.

Взаимосвязи между лидерами и гражданами страны – это устойчивые взаимодействия элит и населения, которые отображаются, с одной стороны, в результатах и социальной «цене» принимаемых элитой управленческих решений, с другой стороны, они проявляются в качестве социальной структуры массового общества и создают его паттерн.

В качестве института лидерство проявляется на всех уровнях социальной организации – от отдельной семьи до системы общества в целом. На современную теорию лидерства, особенно в части менеджмента и экономического поведения, повлияла аксиологическая парадигма западной социальной философии, согласно которой «основу лидерства составляют ценности» (Х. Ортега-и-Гассет, К. Ходжкинсон, Л.Мэмфорд и другие).

Элиты выполняют в индустриальном обществе ряд важнейших функций, что предопределяет возможность, достаточность и неизбежность их существования и функционирования. Фрагментация современного общества, дробление индустриальных масс на отдельные группы, усложнение общественной жизни в целом – естественная основа для структурно-функциональных изменений элиты. Диверсификация национального и мирового производства выступает как составной элемент диверсификации элит. Процессы глобализации также изменяют характер, ценности, состав и функции элит. Глобализация имеет своим прямым следствием образование наднациональных элит (элиты транснациональных корпораций, банков, органов управления международных организаций, международных политических организаций и т.п.), миссия которых заключается в усилении влияния корпораций внутри своей страны и в мире.

Общий недостаток концепций исследований цикличности общественного благосостояния состоял в том, что они были разработаны, во-первых, в главном, для двух или трех стадий общественного развития: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной и, во-вторых, совершенно не затрагивали такие особые состояния социума, как массовое общество, взаимодействие в нем правящих и неправящих групп (элит) между собой, элит и масс. В-третьих, элиты (группы лидеров) следует рассматривать как особый политический и экономический институт, что соответствует институциональному подходу к пониманию цикличности экономического роста и развития.

В XIX веке цикличность благосостояния, по мнению автора, исследовалась в форме флуктуаций двух типов – изменений экономического статуса общества как единого целого и высоты и профиля экономической стратификации внутри общества в социологии социокультурного (П. Сорокин, Г. Тард, Г. Лебон) и функционального направлений (Г. Зиммель, Э. Дюркгейм). Индикатором повышении или понижении благосостояния общества служили колебания подушного национального дохода, измеряемого в денежных единицах.

Примерно в это же время В. Парето разработал политическую теорию элит и так называемый закон постоянства распределения богатства, но не связал цикличность общественного благосостояния и механизм циркуляции элиты, а К. Маркс разработал теорию капиталистического накопления, противоречия которой ведут к абсолютному обнищанию основных производительных классов общества. Первостепенной задачей экономической теории благосостояния в XIX веке, включая теорию К. Маркса, является исследование факторов риска и неопределенности роста или снижения индивидуального и общественного благосостояния, которые рассматривались вне зависимости от политических и экономических институтов в качестве причин его роста или снижения.

В XX веке неоклассические и кейнсианские теории экономического развития рассматривали цикличность благосостояния как результат накопления капитала, включая человеческий, независимо от изменений институционального порядка в обществе. Тем более циклы повышения и снижения общественного благосостояния не связывались с таким институтом как элиты. Элиты, лидеры – значимый фактор изменений в массовом обществе, особенно в периоды переходных состояний, когда эффективность обычных политико-экономических институтов низкая.

Так как современная экономическая теория не исследует массовое общество и его основные факторы (группы лидеров-элиту общества и его массу, ротацию и циркуляцию элиты, взаимодействие правящих и неправящих элит и населения и т.п.), то такая теория не способна объяснить процесс порождения и укоренения институтов в иных, чем тоталитаризм, авторитаризм, демократия и плюрализм, социально-политических условиях. А именно такими условиями обладает большинство стран с транзитивной экономикой – уже не административно-государственной, но еще и не конкурентно-рыночной экономикой и политикой в ситуации стабилизации. В переходных социально-экономических системах массовых обществ стабилизирующим фактором являются не демократические или плюралистические институты, а только один и совершенно недемократический институт – институт лидерства и его носители – элиты общества.

Параметры механизма воспроизводства элит: а) время карьерного роста в политике, на административной или муниципальной службе, в бизнесе; б) социальная база рекрутирования, в) эффективность ротации и скорость циркуляция элиты как группы лидеров, принимающих важнейшие решения; г) доминирование одной из двух (I или II) схем взаимодействия политики, власти и бизнеса.

Понятие богатства в данном контексте обозначает совокупность ресурсов фактического экономического и политического влияния. Власть служит средством роста общественного благосостояния, формирования и стабилизации социального оптимума, когда правят в обществе элиты не только «богатых», а всего населения, поощряя создание экономически оправданной прибыли (3), или же власть является инструментом приобретения богатства в форме ренты, что приводит к перерождению элиты и государства в неэффективный институт типа ловушки с запирающими эффектами, углубляя социальное неравенство и поляризацию уровня жизни населения, свойственные меркантилистической экономике (2).

I). Богатство(t) ( Власть(t) ( Богатство(t+1) ( … ( Власть(t) ( Богатство(t)

( Власть(t+1) ( Суррогатная этика властных групп как институты

неформальной конституции общества (2)

II).Субъект (индивид, группа)(t) ( Оценка благ и субъекта в

перспективе(t+1) ( Благосостояние как социальный оптимум,

набор перспектив и чистый выигрыш субъекта(t+1) (3)

В условиях социальной этически ориентированной экономики увеличивается чистый выигрыш всех хозяйствующих субъектов. Ресурсы, которые служат элитам для формирования нового институционального порядка и управления на этой основе, есть масштаб экономики элит. Элита как особая социальная группа принимает важнейшие экономические и политические решения в центре и в регионах, которые определяют, первую очередь, правила экономического поведения, включая институты, и шире – экономическую рациональность.

5. Предложен нормативно-оценочный подход к конкретизации экономического содержания категории «богатство», отличающийся от существующих в экономике подходов разработкой институциональных и праксеологических аспектов этой категории. Определены концептуальные основы теорий богатства и благосостояния как альтернатив государственной экономической политики, отличающиеся от всех существующих в настоящее время подходов и развивающие содержание понятий «активы» и «благо». Разработана классификация форм и видов проявления благосостояния современного общества, представлена их типология, отличающаяся от существующих в настоящее время подходов логическими основаниями и параметрами. Разработаны концептуальные элементы экономической теории элит: понятие репрезентативных институтов социальной интеграции; понятие сцепления, или «куплюнга» (Die Kupplung (нем.), Coupling (англ.)), как передаточного механизма взаимосвязи экономического, этического и политического равновесия в обществе; понятие ренты (экономической, административной, политической и социально-психологической) как основания классификации элит в российском обществе и общей почвы их воспроизводства; понятие «сверхравновесия» как базовой обеспечивающей функции элит в переходном состоянии общества при доминировании аномии, борьбы и отсутствии институтов порядка, партнерства, доверия, ответственности, законопослушания, эмпатии; ресурсы элит; система воспроизводства элит.


загрузка...