Развитие методологии исследования экономики благосостояния на основе теории элит (06.07.2009)

Автор: Лавров Игорь Валентинович

В третьей главе «Экономические отношения в связи с формированием институтов индивидуального и общественного благосостояния» рассматривается нормативная парадигма экономической науки, специфика ее пересечений с позитивным экономическим подходом. Автором представлена классификация элементов нормативных и позитивных элементов экономической науки в рамках традиции австрийской школы маржинализма. Нормативная экономическая теория для различных типов общественного устройства создает различные варианты экономики благосостояния. В случае российского общества таким вариантом будет экономическая теория элит как типичный случай неоинституциональной теории экономики благосостояния. Реализация российской элитой политической и экономической власти в современном обществе основано на институтах лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы. Автор констатирует, что для развития инструментария экономического анализа отношений «власти-собственности» необходима диагностика качества правящей элиты.

В четвертой главе «Механизм циркуляции элит как фактор изменения общественного благосостояния» раскрываются подходы к исследованию института лидерства в современной социально-экономической науке. Элиты реализуют социокультурные метаценности населения и выступают как группы менеджеров регионально-территориальных систем. Стабильные и эффективные политические модели взаимодействия элит выступают условием устойчивости экономического развития. Одной из важнейших проблем формирования региональных лидеров, по мнению автора диссертации, является проблема легитимации (законности) целей в использовании власти. Именно от ее решения зависит масштаб и эффективность использования региональным лидером политических ресурсов территории. В массовом обществе элиты являются генераторами, аттракторами роста общественного благосостояния. Если элиты не выполняют своих социальных функций и деградируют до правящих групп, не имеющих связей с гражданским обществом и населением, то в этом случае их цель – максимизация экономической ренты при помощи политической власти государства. Механизм циркуляции элит, включая модели конфликта, консенсуса, иерархии, консолидации и рекрутинга, является значимым фактором изменения общественного благосостояния. Элиты создают эффективные институты в обществе и в государстве, имеющих или узкогрупповое, нацеленное на извлечение экономической ренты, или общенациональное значение.

В пятой главе «Региональные аспекты исследований фактора благосостояния в экономическом поведении» исследуются и решаются проблемы рациональности экономического поведения, социальной ответственности бизнеса и региональных факторов роста благосостояния населения, излагаются результаты исследований диссертанта, посвященных смене парадигмы экономического человека в направлении большего реализма положений теории, исследуются такие актуальные проблемы экономики благосостояния, как соотношение экономики предпринимательства и социальной ответственности, формирование среднего класса в условиях российских регионов. В свете новой экономической парадигмы излагаются наиболее сложные вопросы взаимодействия и взаимосвязи роста благосостояния населения и регионального развития на примере экономики ряда субъектов УрФО.

В заключении изложены основные выводы и предложения, являющиеся результатом проведенного исследования, и намечены перспективы новых исследований.

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Разработан авторский вариант содержания нормативного экономического исследования, развивающий методологию австрийской школы маржинализма на основе расширения неоклассического подхода за счет включения в теорию социокультурных, политико-правовых и институциональных аспектов.

Проблематика нормативной парадигмы обусловлена потребностями в воспроизводстве общественной системы с точки поддержания порядка, гармонии общих, корпоративных и частных интересов, единства экономического, этического и политического строя, комплементарности институтов, обеспечении экономической справедливости и реализации индивидуальных жизненных целей (позитивный анализ в этой связи направлен на исследование необходимых и/или достаточных условий, ограничений и факторов их достижения). Нормативные проблемы неизбежно связаны с изменением научных и философских представлений о природе человека и общества, которые инициируют «переоценку ценностей», цементирующих на некоторое время фундамент здания общественных наук, а также экономической и социальной политики государства.

Субъект-объектное противопоставление является обязательным (хотя и трудно выполнимым) условием существования социальной науки, что устанавливает «правила» взаимодействия между нормативным и позитивным подходом в экономике. Можно выбрать несколько вариантов «правил» взаимодействия подходов, моделируемых по признакам известных в науке связях между процессом и результатом. Например, как показывает автор, взаимодействие может протекать по типу химической реакции, генетической мутации, эпистемологического отрицания и разрыва, комплементарного взаимодействия процесса и результата на основе дополнительности. Собственно, как представлено в работе, в случаях с теориями второго лучшего, институциональных ловушек и поколений, нормативный и позитивный анализ дополняют друг друга в исследовании нормы и патологии функционирования общественной системы. Содержания нормы и патологии, их реальные диалектические взаимосвязи составляют область пересечений нормативного и позитивного подходов. Так, методология позитивного экономического анализа применяется нормативной теорией в ситуациях определения допустимых практических отклонений от норм (нормативных девиаций) и пороговых значений их предельных изменений (нормативных деликтов).

В рамках расширенного неоклассического подхода необходимо модернизировать философские основы современной экономической науки, включив в ее рассмотрение демографические, социокультурные, этические, эстетические и политические категории и факторы на основе единства нормативных и позитивных элементов. Но для того чтобы объединить эти различные элементы, сначала их необходимо четко разделить. Для этого автор воспользовался онтологическим критерием, который наряду с гносеологическим и аксиологическим критериями будет основным инструментом анализа суждений, понятий, норм и ценностей.

Диссертант предлагает считать нормативным всякий элемент науки, если он обозначает и соотносится по своему содержанию с идеальным (абстрактным) объектом. Напротив, позитивным, соответственно, следует считать всякий элемент научного знания, если при помощи его обозначается, описывается реальный (конкретный) объект, которым может быть предмет (вещь), событие, человек, институт и т.п. В экономической теории, как показывает автор, кроме основного (онтологического) надо применять гносеологический и аксиологический критерии для последующей конкретизации признаков множества нормативных и позитивных элементов, но уже по другим основаниям.

Типология свойств нормативных и позитивных элементов науки представлена в табл. 1.

В научном знании позитивное с гносеологической точки зрения разделяется на теоретические и эмпирическое знание, то есть на знание законов и знание фактов. Гносеологический критерий в отношении нормативных элементов дает деление нормативного на знание необходимого (аподиктической очевидности) и знание должного. Наконец, применение аксиологического (ценностного) критерия к позитивной науке помогает выделить в ней знания свойств объектов предметного мира как полезных, нейтральных или вредных для человека и общества. Нормативная наука с аксиологический точки зрения включает знание плохого, хорошего и наилучшего. Типология нормативных элементов науки необходима для отделения их от идеи нормирования, свойственной техническим дисциплинам. И нормативное, и позитивное знание в экономической науке одинаково доказательно и утверждает, что всякие улучшения в общественной и частной жизни, как и требования к политике, целью которой является некоторое улучшение ситуации, рациональны и основаны на объективно-реальных связях вещей.

Таблица 1

Типология свойств нормативных и позитивных элементов науки

Критерий Нормативная наука Позитивная наука

Онтологический Идеальные (абстрактные) объекты Конкретно-реальные объекты

Гносеологический Знание необходимого (аподиктической очевидности) и знание должного Знание фактов (эмпирическое знание) и знание законов (теоретическое знание)

Аксиологический Знание плохого, хорошего и наилучшего Знание свойств объектов как полезных, нейтральных и вредных для человека и общества

Идея трактовки экономической теории как таксономической науки не нова и встречается в неоклассической методологии австрийской школы маржинализма (в работах основателей школы К. Менгера, Ф. Визера, Е. Бём-Баверка и их многочисленных последователей). Недостатки дедуктивного метода австрийской школы резко критиковались Т. Вебленом, который взамен устаревшей к тому времени антиномии индукции и дедукции предложил институционально-эволюционный подход к исследованию экономической реальности. Но очевидно, что смещение исследований в маржиналистской парадигме от производства и производственного потребления к индивиду как субъекту хозяйственной деятельности, к его потребностям и благосостоянию, полностью меняет взаимосвязи категорий в экономической теории. С позиций автора диссертации, лидерами австрийской школы был совершен своеобразный «коперниканский переворот» – они разработали новую методологию систематизации научных категорий, которую можно определить как нормативный подход в экономической теории.

2. Предложены термины «режим функционирования экономики» и «экономическая динамика поколений», развивающие существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении уточнения роли и конкретизации влияния деонтологических факторов и этических норм, а также возрастных и гендерных социальных групп на трудовые ценностные ориентации, хозяйственный менталитет, на выбор моделей экономического поведения и мышления индивидами, дополняющее известные модели мотивации и регуляторов в экономическом поведении, связанные с институтами собственности.

Понятие режима функционирования экономики обозначает две различные по сути экономики – меркантилистическую экономику (в теории А. Сена она называется «материально ориентированной экономикой») и социальную этически ориентированную экономику. Термин «меркантилистическая экономика» в диссертационном исследовании указывает на так называемую «экономику властных группировок» (по В.В. Вольчику). В литературе подобная экономика рассматривается в качестве гибридного социально-экономического образования, противостоящего как централизованной плановой, так и конкурентной рыночной экономике. «Экономика властных группировок» существует в любых типах хозяйствования (нерыночных, рыночных, конкурентных, неконкурентных), но в транзитивных условиях, когда собственные «старые» институты массового общества уже не действуют, а новые институты еще не созданы. Их заменяют корпоративные, групповые суррогаты этики, которые навязываются обществу, включая государство и местное самоуправление, в качестве реальных норм неформальной конституции. Иногда в ситуациях разрыва с «path dependence» властные группировки и группы могут выполнять роль элит, стимулируя необходимые социальные бифуркации, изменения в направлении укоренения «хороших» экономических институтов. «Хорошие» экономические институты, соответствующие распределению реальной политической власти, ресурсов (совокупного экономического и социального потенциала) и установкам (архетипам) общества, являются основным фактором, определяющим рост благосостояния населения.

Для меркантилистической и социальной этически ориентированной экономики существуют концептуальные обобщения и базовые модели (2), (3): неомеркантилизм как идейный продолжатель меркантилистической доктрины в условиях глобализации и массового общества, с одной стороны, и вся неоклассическая традиция, совмещенная с эволюционно-институциональной экономической теорией, с другой. К концептуальным основам меркантилистической экономики относится определенная теория богатства, к основам социальной этически ориентированной – теория благосостояния.

В меркантилистической экономике богатство является своеобразным «лифтом» во власть с целью умножения и сохранения богатства. С другой стороны, публичная власть становится удобным и универсальным инструментом создания таких экономических институтов, которые бы, по меньшей мере, не влияли на легитимность индивидуальных состояний, на привилегированное положение групп лоббирования корпоративных интересов тех или иных производителей, собственников, т.е. власть должна прирастать властью (Власть(t) ( … ( Власть(t+1)) на основе легитимного распределения национального богатства среди властных групп, становящихся элитой, или, наоборот, среди элит общества, перерождающихся в паразитирующие закрытые социальные группы и кланы. На рис.1 представлены основные элементы режимов функционирования экономики. Режим функционирования экономики и экономическая динамика поколений – актуальное направление нормативного анализа в диссертации.

Переходное состояние любой социально-экономической системы характеризуется социальной аномией, дисфункциями, утерей влиятельности прежних организаций и институтов, социальных групп и общностей. В этой ситуации социальные связи заменяется разнообразными гендерными, биосоциальными связями, вплоть до асоциальных общностей. Иными словами, почвой, на которой укореняются новые ценности и институты, становятся поколения, возрастные и гендерные группы. Отсюда следует, что микро- и макротрансформации социума, дистанции, порождаемые эволюцией, вместе с падением влиятельности традиционных социальных институтов и ценностей опираются на биосоциальную основу – возраст и пол.

В отношении эволюции экономических и социальных институтов теория поколений стоит особняком. Если с биологической и генеалогической точки зрения понятие поколений имеет точное научное значение, которое связано в первую очередь с упорядоченностью происхождения когорты людей от общего предка, то в экономике придать этому термину четкий смысл оказалось совсем не просто. Идея объективной причинной зависимости между политическим поведением и поколениями разрабатывалась в исследованиях К. Мангейма, Х.Ортеги-и-Гассета, М. Бубера, В. Парето, значительная часть которых посвящена вопросам механизма циркуляции элит, их генезиса, отношений лидеров и масс, конфликтов поколений в политике и культуре. В политике поколение имеет такое же значение, как социальный класс или гендер при объяснении индивидуальных и групповых различий в культуре, интересах и поведении.

На основании этого можно предполагать, что конфликты поколений и стратификация общества по возрастным группам параллельны или аналогичны гендерным или классовым конфликтам. Существуют два подхода к идентификации образа (модели) поколений как особой социальной группы людей одного возраста. Первый подход можно обозначить как биосоциальный, его особенность заключается в том, что поколения являются своеобразными таксономическими единицами (таксонами) социально-экономических систем, которые вводятся в научный оборот аналогично их содержанию в медико-биологических науках (системность, иерархия, уровни организации объектов, внутренний источник развития, основные таксономические категории и единицы). Наиболее трудной проблемой биосоциального подхода является обоснование выбора главного критерия таксономической оценки поколений – их возрастных параметров. К одному поколению исследователи-демографы в зависимости от своих предпочтений относят людей двадцати, тридцати, сорока и даже пятидесяти лет. В различные эпохи одной и той же культуры или в разных цивилизациях существуют свои особые критерии распределения по возрастным группам.

Рис.1. Основные элементы режимов функционирования экономики

Альтернативный подход в теории поколений можно назвать социокультурным; его специфика заключается в использовании в качестве критерия разделения современников и сверстников одного и того же общества крупных социальных, экономических, военных или культурных событий, имеющих решающее значение в процессе формирования исторического, делового, жизненного и ментально-психологического опыта групп людей 20-25 лет. Возникшие уникальная структура и особый строй опыта поколения формирует общее сознание сверстников в направлении их консолидации и демаркации между возрастными когортами. Возможно, этот опыт не столь уникален и своеобразен, а внешние события не столь радикальны как исторические переломы, чтобы вызвать конфликт поколений, их реальный разрыв и дистанцирование. В этом случае к жизни приходят конформные когорты, контролируемые элитами другой эпохи.

В экономической науке категория «поколение» обозначает когорты, возрастные группы, являющихся действительными субъектами и объектами процесса производства и воспроизводства общественной и индивидуальной жизни. Идея поколений – это не абстрактный теоретический конструкт, а методологический принцип изучения динамики социально-экономических и политических систем. Она имеет концептуальное значение для достижения соответствующей конкретности и точности теорий экономического человека, институтов, экономического поведения хозяйствующих субъектов, общественного выбора.

Поколение формирует почву, опору для экономического разума, политической судьбы и жизненного миропонимания сверстников, поэтому они способны не только заимствовать от прошлого, но и «выращивать» собственные идеи, институты и формы жизни. Таким образом, поколение – это фактор исторического процесса в широком смысле слова, куда, естественно, входит вся хозяйственная и экономическая жизнедеятельность общества. Но научное осмысление результатов действия этих факторов в соответствующей им «картине» реальности представляется возможным лишь на метаисторическом уровне. Метаисторическое исследование общественной системы складывается для экономики в важнейший аспект ее нормативной теории.

3. Предложен термин «экономика элит», развивающий существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении обобщения влияния (воздействия) малых социальных групп на экономические и политические решения в государстве. Обоснована с позиций институционального подхода экономическая специфика элит, которая заключается в том, что они определяют, в первую очередь, правила экономического поведения и шире – экономическую рациональность на всех уровнях организации социума. Предложена методология экономической теории национальных, региональных и местных элит как групп, формирующих неформальные институты участия в политической и экономической жизни страны, ее регионов, разрабатывающих механизмы манипулирования властью и распределения ее ресурсов как важнейшего экономического института, включая институционализацию получения всевозможных видов ренты.

Традиционная проблематика теории экономики благосостояния и общественного выбора, в рамках которой были всесторонне исследованы прежде всего отношения государства и фирмы, государства и индивидуального домохозяйства, а также нормативная проблема взаимосвязи экономической эффективности и социальной справедливости, уже исчерпала себя. Развитие современной теории экономики благосостояния лучше всего представить как синтез ряда ее стандартных положений и новой социальной реальности на основе расширения проблематики. Интегративные изменения в теории экономики благосостояния, как показал диссертант, могут быть осуществлены на основе синтеза институциональных, социоэкономических и социокультурных исследований.

Так, например, основополагающая категория национального дивиденда в теории экономического благосостояния А. Пигу получит дальнейшее развитие на основе разработки такого понятия, как перспектива, а в свою очередь, дополнением к оптимуму Парето (Парето-эффективности) в отношении индивидуальных и общественных предпочтений послужит понятие мотивации в духе теорий А. Сена и А.В. Этциони. Значительным потенциалом исследований благосостояния обладает теория элит и элитистская парадигма в экономике.

Отчасти цель современных исследований благосостояния и общественного выбора точнее всего можно выразить, перефразируя Аристотеля: теория благосостояния изучает экономические институты с точки зрения оптимального формирования гражданского общества. Вместе с рыночной экономикой, политическими институтами представительной демократии происходит трансформация социальной структуры в направлении массового общества с характеристиками, специфическими для России.

В этой связи автор указывает на три важнейшие характеристики российского социума: 1) рост разрыва и степени дифференциации в доходах населения и «верхов» общества (правящих слоев, групп элит); 2) формирование институтов массового общества на основе дихотомии «масса – элита», которые дополняют институты гражданского общества с дихотомией «частное – публичное»; 3) сложение разнообразных связей зависимости в политико-экономических сферах, включая модель догоняющего развития, запирающие эффекты «институциональных ловушек», системные закономерности «path dependence» и «qwerty-эффекты». Элиты и население связаны институтом доверия, который практически полностью заменяет формально-договорные, контрактные отношения.

Конфликтное взаимодействие рыночных контрагентов провоцирует циклические кризисы в обществе атомизированных хозяйствующих субъектов, или в массовом обществе. На основе теории элит и массового общества диссертант получил нетривиальные объяснения временных нерыночных институтов и структур регулирования провалов рынка или их отсутствия для достижения общего экономического равновесия в транзитивных экономических системах (предельный случай). Так, в них равновесные структуры возникают как результат действия элит и инсталлируемых ими институтов: лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы. Понятие экономики элит обозначает совокупность экономических отношений по поводу распределения ресурсов власти в обществе в состоянии трансформации. Созданная элитой в процессе эволюции общества экономическая организация порождает выгоды или потери для индивидов, фирм, домохозяйств, государства в целом.

В транзитивном обществе те социальные группы, которые формируют новый институциональный порядок, выполняют функции элиты и по праву считаются элитой. Так же элиты в немалой степени определяются динамикой поколений, которая имеет экономические и политические формы проявления. Для исследования экономических процессов определенный интерес представляет подход к общественному выбору как своеобразной экономике элит и групп в институциональных границах представительной демократии. В модели представительной демократии, принципы которой одинаковы для любых национальных государств и различных социально-экономических систем, могут быть приняты решения, совершенно не соответствующие модели предпочтений усредненного избирателя (по Дж. Бьюкенену и Г. Таллоку).

К основным параметрам экономики элит относятся: среднедушевой ВВП; соотношение сельского и городского населения; плотность населения (отношение численности населения к площади территории проживания); социальная стратификация; уровень образования; уровень здоровья нации; уровень маргинализации и преступности; уровень среднедушевых денежных доходов; величина и структура расходов; режим функционирования экономики.

В истории науки теорию элит активно разрабатывали наряду с В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс, М. Вебер, Х. Ортега-и-Гассет, Ч.Р. Миллс, Г. Лассуэлл. Подобные исследования особенно актуальны для нашей страны, так как за короткое время реформ (в центре и регионах) сформировались группы лидеров, т.е. элита в функциональном смысле этого слова, включая политическую бюрократию (административный аппарат власти), политиков и бизнесменов, обладающих значительным влиянием на жизнь страны и регионов, имеющих высокий уровень социального капитала.

С позиций методологии диссертационного исследования критерием отличия элит от неэлит (например, населения в целом, отдельных классов общества, его страт и слоев, включая правящие и властвующие группы) будет лидерский статус элиты, который складывается как интеграция индексов влиятельности, способности принимать важные политические и экономические решения, ответственности, уровня социального и символического капитала индивидов и групп.


загрузка...