Межкультурная коммуникация как проявление лингвистического и культурного опыта (05.10.2009)

Автор: Шеина Ирина Михайловна

Исследование показало, что постоянно функционирующими в процессе понимания являются механизм выведения умозаключений и механизм выдвижения и верификации гипотез. Умозаключения выводятся об имплицируемых смыслах, а также о мотивах, целях и намерениях автора. Гипотезы выдвигаются на основе соотнесения новой информации с индивидуальной картиной мира реципиента, а также на основе пресуппозиции о том, что содержание сообщения соответствует некоторой модели мира и в рамках этой модели, по крайней мере, имеет смысл. Оба вышеописанных механизма позволяют реципиенту домысливать пропущенные фрагменты сообщения.

Информация, поступающая по вербальному каналу в виде текста сообщения, постоянно соотносится с информацией, поступающей по контекстуальному каналу(, а также через невербальное поведение собеседника в случае устной коммуникации. Эффективное понимание возможно только при учете информации, поступающей по контекстуальному каналу. Этот механизм координирует процесс понимания. Если выясняется, что сведения, поступающие по разным каналам, не соответствуют друг другу, реципиент может скорректировать свои умозаключения и гипотезы.

Помимо универсальных когнитивных механизмов, в процессе понимания постоянно участвуют культурно обусловленные компоненты индивидуальной картины мира реципиента, такие как нормы и ценности, принятые в его/ее культуре, культуро-специфические знания и представления, а также сформированные под воздействием культуры стереотипные фреймы ситуации.

В параграфе 3.2. – «Универсальные когнитивные закономерности порождения высказывания» – Принимая за точку отсчета генезис коммуникативных удач и/или неудач, автор приходит к выводу, что правильное решение зависит от рассмотрения многоуровневой структуры процесса порождения высказывания.

В этом смысле важным аргументом кажется утверждение Л.С. Выготского о том, что путь от мысли к слову является непрямым, внутренне опосредованным. Прежде чем перейти во внешнюю речь, мысль проходит несколько планов: от мотива, порождающего мысль, к оформлению самой мысли, далее – к опосредованию ее во внутреннем слове, затем – в значениях внешних слов и затем – в словах.

Принципиальная структура модели порождения высказывания по

А.А. Леонтьеву включает четыре этапа: этап мотивации, этап замысла, этап осуществления замысла, этап сопоставления реализации замысла с самим замыслом.

Важное место в исследованиях процесса порождения речи занимают понятия «внутренняя речь» и «смысл». Л.С. Выготский описывал внутреннюю речь как некое предшествующее внешней речи эллиптическое построение, основанное на сцеплении смыслов по «агглютинативному принципу» и чисто предикативном строении предложений. В модели А.А. Леонтьева внутренней речью может завершаться этап внутреннего программирования, но она при этом не обязательна. Это мнение разделяет Е.С. Кубрякова, отмечая, что в некоторых случаях происходит наплывание отдельных операций уже на уровне внутреннего программирования. Поэтому она рассматривает ряд операций, относимых А.А. Леонтьевым к внутреннему программированию, на стадии внутренней речи. Возникает внутренняя речь после «рождения личностных смыслов», этапа, который в модели Е.С. Кубряковой следует за этапом выделения отдельных элементов в потоке сознания.

Также продуктивными нам кажутся концепции И.И. Халеевой, У. Чейфа, Р. Сколлона и С.В. Сколлон, К. Маккьюин, в которых помимо моделей порождения высказывания, рассматриваются и проблемы восприятия.

В диссертации формулируется ряд положений, объединяющих процессы порождения и восприятия высказывания.

1. Процесс порождения и процесс восприятия можно разделить на несколько этапов, но в режиме реального времени вряд ли возможно разграничить отдельные фазы каждого процесса. Поэтому более логично говорить о действии в сознании автора и реципиента неких стратегий или процедур, направленных на достижение задачи каждого условно выделяемого этапа. Структуры этих стратегий и особенности их действия выявлены не до конца, причем в ситуации межкультурной коммуникации вступает в действие ряд дополнительных факторов, влияющих на функционирование стратегий понимания и стратегий порождения.

2. При том, что в теории коммуникации участники ситуации общения называются «автором» и «реципиентом» и каждый из них при создании высказывания выполняет разные стратегические задачи (автор продуцирует высказывание, а реципиент стремится его понять), реципиент в какой-то мере участвует в процессе создания высказывания, а автор в какой-то степени участвует в процессе его интерпретации. Координация процесса понимания осуществляется одновременно автором и реципиентом. Взаимодействие между коммуникантами можно представить как взаимодействие их культурно-концептуальных картин мира, представленных, в первую очередь фоновыми знаниями и стереотипными моделями.

3. Исследование процессов понимания и порождения невозможно без соотнесения с экстралингвистическими факторами, такими как условия коммуникации, особенности личностей коммуникантов и др.

При этом эффективность воздействия на реципиента напрямую зависит от правильной оценки ситуационного и социокультурного контекстов.

В параграфе 3.3. – «Культурно обусловленные факторы, влияющие на процессы порождения и понимания высказывания» – выявляются пути и способы влияния социокультурной и языковой идентичности коммуникантов на успешность или неуспешность процессов понимания и порождения высказывания.

В целях создания модели успешной межкультурной коммуникации автор диссертации стремится определить те факторы, которые приобретают особое значение при общении коммуникантов, говорящих на разных языках и принадлежащих разным культурам.

1. При взаимодействии различных культурных картин мира проблему может представлять различие в фоновых знаниях, а также в культурных ценностях и нормах поведения, в том числе коммуникативного. Фоновые знания участвуют в процессе порождения высказывания как при выборе темы, так и на этапе внутреннего программирования, а также на том этапе, который У. Чейф называет категоризацией. Фоновые знания влияют на смысловое программирование посредством различных структур организации знаний: фреймов и сценариев. Категоризация объектов и явлений действительности, являясь универсальным когнитивным механизмом, в то же время привносит культурную обусловленность, так как объем категории в разных культурных картинах мира, как правило, различен, и границы могут иметь различную степень жесткости. В процессе понимания различия в фоновых знаниях не могут не препятствовать адекватному воссозданию модели мира, создаваемой говорящим. При соотнесении воспринимаемой информации с фоновыми знаниями, стереотипными фреймами ситуации, собственной системой ценностей реципиент может выдвигать ошибочные гипотезы и делать ложные умозаключения об имплицируемых смыслах.

2. Языковая картина мира также непосредственно участвует в процессах понимания и порождения высказывания. И фреймы интерпретации, и категории соответствуют в каждом языке определенным структурам и классификациям в рамках индивидуального тезауруса. Выбор тема-ремных конструкций также обусловлен особенностями ментальности носителей языка и культуры. Дискурсивные стратегии и различные риторические приемы также имеют двойственную природу: с одной стороны, они обусловлены культурными нормами поведения, а с другой стороны, часто имеют специфические формы вербального выражения в разных языках.

Учет различий в языковых картинах мира подводит к необходимости подвергнуть анализу различные варианты межкультурной коммуникативной ситуации.

Первый вариант: общение происходит на языке, который является родным для одного из коммуникантов, но иностранным для другого. В этом случае уровень иноязычной коммуникативной компетенции может играть решающую роль.

Второй вариант: общение происходит на языке-посреднике (например, английском), который не является родным для участников коммуникативной ситуации. В такой ситуации происходит взаимодействие трех языковых и культурно-концептуальных картин мира, что, с одной стороны затрудняет коммуникацию. Но с другой стороны, если общаются люди одной профессии, они могут успешно понимать друг друга и при достаточно низкой языковой компетенции в языке-посреднике.

Третий вариант: общение происходит через переводчика. Успешность коммуникации будет в этом случае зависеть от того, насколько переводчик умеет реконструировать не только эксплицитную, но и имплицитную информацию источника.

3. Культурно-концептуальная и языковая картины мира обнаруживают еще один механизм воздействия на коммуникантов. Фоновые знания и социокультурная компетенция формируют у них разные системы ожиданий и пресуппозиции.

Процессы понимания и порождения можно трактовать и как взаимодействие различных систем ожиданий. Это взаимодействие влияет, в первую очередь, на процессы выдвижения и верификации гипотез, на механизмы домысливания и выведения умозаключений об имплицируемых смыслах.

Но и автор сообщения прогнозирует определенную реакцию собеседника, если хочет быть понятым. Более того, при наличии необходимых фоновых знаний, автор сам формирует у реципиента правильную систему ожиданий.

4. Культурно обусловленным фактором также является учет контекста. Одной из причин коммуникативных неудач может явиться блокирование понимания в связи с неумением реципиента извлекать дополнительную информацию из социокультурного контекста и сопоставлять ее с вербальным сообщением. Культурную обусловленность этот фактор приобретает еще и потому, что, как уже отмечалось, в соответствии с теорией Э. Холла культуры делятся на высококонтекстные и низкоконтекстные. Представитель низкоконтекстной культуры заведомо будет испытывать трудности, общаясь с носителем высококонтекстной культуры, так как первый будет в большей степени полагаться на эксплицитно выраженную в вербальном сообщении информацию.

При порождении текста учет контекста также играет большую роль, в частности, на этапе формирования мотива и замысла.

5. Каждая отдельная коммуникативная ситуация строится на коммуникативном взаимодействии конкретных коммуникантов, каждый из которых привносит в эту ситуацию свой личный опыт. Иными словами, и культурная, и языковая картины мира, общие для некоего культурного и языкового сообщества, преломляются в сознании носителя языка и культуры и создают основу для индивидуальной картины мира. Тем самым в индивидуальную картину мира может проникать и инокультурный, и иноязыковой опыт. Анализ каждой коммуникативной ситуации должен учитывать призму личного опыта и индивидуальных картин мира участников ситуации.

Существующие исследования в области речемыслительной деятельности показывают, что, несмотря на большое количество работ по теории и практике межкультурной коммуникации, существует необходимость создания модели успешной межкультурной коммуникации, которая учитывала бы роль культурно обусловленных факторов общения. Наиболее важными из этих факторов, с нашей точки зрения, являются фоновые знания и системы ожиданий (см. В. Гудикунст и Й. Ким, Р. Сколлон и С. Вонг Сколлон, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, О.С. Ахманова)

Это связано с тем, что ментальные процессы при порождении и интерпретации речи зависят от результатов соотнесения высказывания с опытом участников коммуникации и с социокультурным контекстом.

В результате рассмотрения особенностей процессов понимания и порождения высказывания в условиях межкультурной коммуникации, диссертант приходит к следующим выводам:

1. Эффективность процесса общения и достижение его участниками коммуникативных целей и задач обеспечивается взаимодействием целого ряда факторов, к которым относятся когнитивные механизмы, параметры контекста и характеристики коммуникантов. Взаимодействие осуществляется в оперативном режиме и предполагает коррекцию стратегий в случае необходимости.

2. Это взаимодействие создает для автора высказывания возможность отобрать релевантную информацию и организовать ее понятным для реципиента образом с учетом вербального и экстралингвистического контекстов, а для реципиента – соотнести новую информацию, получаемую по трем каналам (вербальному, невербальному и контекстуальному), с фоновыми знаниями и системами ожиданий, а также с личным опытом и ценностными ориентирами.

3. Процесс общения неизбежно включает культурно-концептуальные картины мира участников в форме активизации фоновых знаний, в которые, помимо прочего, входят знания о стереотипных моделях ситуаций. Отсутствие учета культурно обусловленных факторов в межкультурной коммуникации создает дополнительные трудности, так как каждый из участников опирается на культуро-специфические модели категоризации объектов и явлений действительности, отраженные в языковых классификациях и в индивидуальном тезаурусе. При этом различия в фоновых знаниях и культурных пресуппозициях сказываются на системах ожиданий. Кроме того, препятствиями могут служить культуро-специфическое восприятие контекста ситуации, различия в способностях извлекать информацию из социокультурного контекста, а также культуро-специфические особенности построения разных типов дискурса.

4. В процессе межкультурной коммуникации фоновые знания и системы ожиданий играют особую роль: их недостаток плохо компенсируется даже при хорошо сформированном механизме соотнесения получаемой информации с социокультурным, ситуационным и вербальным контекстами.

В четвёртой главе – «Ситуация межкультурного общения и причины коммуникативных неудач» – представлена попытка определить основные причины коммуникативных неудач в межкультурном взаимодействии. Эта задача решается методом моделирования процесса коммуникации. При этом стержнем модели являются межкультурные различия коммуникантов.

В параграфе 4.1. – «Модель процесса коммуникации для ситуаций межкультурного общения» – даётся критический анализ существующих моделей коммуникации.

Диссертант исходит из того, что эффективная модель должна не только объяснять факты или данные экспериментов, но и предсказывать возможное поведение исследуемого объекта (Ю.Д. Апресян), поэтому то обстоятельство, что модель коммуникации может считаться инструментом, дающим возможность предсказывать появление коммуникативных неудач, является критерием ее эффективности.

В параграфе анализируются коммуникативные модели К. Шеннона и У. Уивера, Ч. Осгуда и У. Шрама, Д. Берло, С. Таббса и С. Мосса, Д. Хаймса, Б.Ю. Городецкого и др.

На основе изученных концепций в диссертации дается подход к определению компонентов, составляющих процесс коммуникации, и рассматриваются особенности их взаимодействия с учётом принадлежности коммуникантов к разным культурам. Придавая важное значение фактору контекстуальности, связывающему языковую и культурно-концептуальную картины мира, диссертант предлагает собственную классификацию типов контекстов, имеющих место в процессе межкультурной коммуникации. Данная классификация состоит из четырёх типов контекстов:


загрузка...