История формирования руководящих кадров Пограничной службы России в XX веке (царская Россия, СССР, Российская Федерация) (05.10.2009)

Автор: Бандурин Сергей Геннадьевич

В пятой главе «Становление номенклатурного способа рекрутирования советской пограничной элиты» определены основные направления воздействия государства на кадровую ситуацию, выяснены особенности формирования пограничной элиты, ее ротации, инкорпорации и экскорпорации, показаны требования государства к руководящему составу пограничных войск, место и роль личности в обеспечении пограничной безопасности. Становление номенклатурно-партийного способа комплектования командно-начальствующих должностей в пограничных войсках как разновидности системы гильдий было обусловлено рядом обстоятельств: уходом из жизни в 1926 г. Ф.Э. Дзержинского; проведенной в 1924-1925 гг. военной реформой, затронувшей и пограничные войска; завершением активной фазы борьбы с троцкистами в рядах ОГПУ-НКВД; усилением института личной власти И.В. Сталина, гарантом которой стали силовые структуры государства; усилением роли партийно-государственной элиты во всех сферах общественной жизни и структуре государства. Назначение на ключевые руководящие посты в стране осуществлялось исключительно через партию. Этот способ замещения руководителей получил название номенклатурного, а сами руководители стали именоваться номенклатурой. Одной из составляющих частей советской номенклатуры являлись руководители силовых структур.

Номенклатура не советское изобретение, это понятие было возрождено и получило новое звучание. И.В. Сталин перенес главный номенклатурный принцип (назначает младшего старший) на партию и государство. При В.И. Ленине назначения производились таким же образом. Еще раньше эта система надежно действовала во всем мире, в том числе у военных. При этом вышестоящий начальник решал не только вопросы назначения, перемещения и увольнения, но и многие другие. 1929-1933 гг. можно характеризовать как внутрипартийную революцию или сталинизацию, главным итогом которой стало устранение с политического Олимпа Л.Д. Троцкого. Революция сверху была навязана обществу, но для ее осуществления требовались и находились энтузиасты, хотя они и составляли меньшинство населения. По призыву властей ревностные чиновники, интеллигенты, рабочие и крестьяне выходили на борьбу и побеждали на «фронтах» культуры, индустрии, сельского хозяйства, политических чисток.

Краеугольным камнем элитообразования в пограничных войсках, как и во всей стране, оставалась кадровая политика, которая, являясь частью внутренней политики, представляла собой в то же время своеобразный генератор проведения политики партии и государства во всех сферах общественной жизни. Под кадровой политикой рассматриваемого периода можно понимать совокупность (систему) организационных, правовых, пропагандистских, воспитательных, технических и иных мер, проводимых партийным и советским руководством СССР по отбору (рекрутированию), назначению, воспитанию, обучению, стимулированию (поощрению), наказанию (репрессированию) лиц, отнесенных к определенному перечню (номенклатуре) партийных, государственных (в том числе в области обеспечения обороны и государственной безопасности), хозяйственных и иных должностей. В определенной степени тип отношений между руководителями и подчиненными, стиль деятельности многих руководителей, лояльность народа к сталинскому всевластью был унаследован от царского режима и трансформирован в новых исторических условиях.

До настоящего времени большой научный и практический интерес вызывает изучение вопроса сочетания в сталинский период старых и молодых кадров. Единство и противоположность этих двух относительно больших групп проявились в таком феноменальном явлении 1930-1940 гг., как назначение на высокие должности относительно молодых людей. Не все удержались на предоставленных им постах. Тенденция назначения на высокие должности относительно молодых людей проявилась и в войсках НКВД СССР. Так, в марте 1939 г. в системе войск НКВД возглавили: Г.Г. Соколов - Главное управление пограничных войск (в возрасте 35 лет), А.А. Вургафт - Главное управление военного снабжения (35 лет), И.С. Любый - Главное военно-строительное управление снабжения (35 лет), А.И. Гульев - Главное управление войск по охране железнодорожных сооружений (38 лет), В.М. Шарапов - Главное управление конвойных войск (45 лет), П.Н. Мироненко – Политическое управление войск (38 лет), Н.И. Яценко – штаб Главного управления пограничных войск (41 год), Н.П. Стаханов – Приморский округ войск НКВД (38 лет), А.А. Никифоров – Хабаровский округ войск НКВД (34 года). Большая часть из них до назначения были пограничниками.

Назначение на ответственные должности накануне и в ходе войны предполагало наличие определенных качеств у претендентов. Прежде всего, таких, как партийность, компетентность, профессионализм, высокая работоспособность, требовательность к себе и к подчиненным, умение работать в команде и отстаивать свою точку зрения. В годы войны особо востребованным стал тип сильного, целеустремленного, дисциплинированного, организованного руководителя. Но само назначение еще ничего не значило. Необходимо было удержаться на достигнутой позиции. С такой же легкостью, как советские граждане возносились наверх, они могли быть низвергнуты системой вниз. Как минимум – отстранены от должности, исключены из партии, комсомола, как максимум – репрессированы и расстреляны. При этом заслуги не учитывались. Решения о награждениях как и наказаниях принимались как на конвейере. Так, решением Политбюро ЦК ВКП (б) от 22 октября 1936 г. были «лишены контрреволюционеры-троцкисты орденов: Красного Знамени – 3, Красной Звезды – 1, Ленина – 2». Имя А.И. Микояна было присвоено сахарному заводу Воронежской области (при одновременном лишении имени А.И. Рыкова), имя С.В. Косиора было присвоено сахарному заводу в Черниговской области (при одновременном лишении имени Н.И. Бухарина). Саратовскому автодорожному институту было присвоено имя В.М. Молотова. На этом же заседании «за доблесть и геройство, проявленные при защите государственных границ СССР» были представлены к награждению орденом Красного Знамени красноармейцы И.Ф. Король, П.П. Литюк, младшие командиры Г.С. Корнев, И.М. Дудаков.

Специфическим фактором, существенно повлиявшим на формирование военных и пограничных руководителей, стали всевозможные чистки, носившие форму кампаний. Пиком внутрипартийной чистки стал 1937 г. Репрессиям подвергался и высший руководящий состав войск и органов государственной безопасности. Так, в 1937-1940 гг. были репрессированы А.Х. Артузов, Я.К. Ольский, З.Б. Кацнельсон, И.А. Воронцов, Н.М. Быстрых, М.П. Фриновский, Н.К. Кручинкин, возглавлявшие Пограничную охрану в 1920-1930-е гг. Они были реабилитированы в 1950-е гг., за исключением Фриновского, который сам являлся организатором и участником политических репрессий. Как отмечал Ю.М. Батурин, в те годы «списки с сотнями фамилий на снятие комначсостава были в каждом погранокруге».

Переход на рубеже 1920-1930-х гг. к авторитарному стилю государственного управления непосредственным образом способствовал становлению номенклатурного принципа в кадровой политике. Его своеобразие по отношению к военнослужащим Вооруженных Сил и пограничных войск проявилось в том, что, только отделив, и, хотя бы немного возвысив военнослужащих от остальной массы народа, можно было сохранить существующую систему государственного управления в условиях враждебного окружения в мире и борьбы с врагами внутри страны. В эти годы были предприняты беспрецедентные шаги по отношению ко всем категориям военнослужащих, которые выразились в создании относительно хороших бытовых условий, социальной защите военнослужащих и членов их семей. Это рассматривалось партией и государством как материальный и морально-психологический фундамент добросовестного, плодотворного и самоотверженного служения Отечеству и народу.

Параллельно с этим сложилась определенная система привилегий, которыми пользовались представители политической, творческой, военной, хозяйственной элиты. Элита имела лучшее, чем у остальной массы населения, жилье, здравоохранение, снабжение, денежное содержание. Военнослужащие органов и войск государственной безопасности пользовались рядом льгот: им присваивались особые звания, отличные от общевоинских; они получали повышенные оклады денежного содержания; пользовались распределителями продовольствия и ширпотреба; им вне очереди и на льготных условиях предоставлялось жилье.

В работу с руководящими кадрами вносились плановость, систематическое изучение и проверка их политических и деловых качеств, обеспечивалось создание резерва для выдвижения и строгий порядок в назначении и освобождении номенклатурных работников. На качественно новый уровень была поднята система поощрения и наказания. Поощрение предполагало награждение примерных и достойных, наказание – лишение льгот, привилегий, наград, причисление к разряду не достойных и не способных быть примером. И поощрения, и наказания имели иерархический характер. Их количество определяло степень приближенности (или удаленности) к политической власти. Эти моменты можно рассматривать как основные направления воздействия государства на кадровую ситуацию и как составные элементы кадровой политики.

После смерти Ф.Э. Дзержинского был продолжен курс на укрепление элитарности войск и органов ОГПУ СССР. Призывники, предназначенные для службы в войсках ОГПУ, подвергались жесткому политическому, медицинскому и иному отбору. Военнослужащие по призыву, прошедшие службу в пограничных и других войсках ОГПУ, направлялись на работу в органы ОГПУ. Командно-начальствующий состав войск ОГПУ мог быть направлен на работу в органы ОГПУ и наоборот. Получила развитие система ротации кадров войск и органов государственной безопасности.

В 1926 г. ЦИК и СНК СССР утвердили Положение о государственном обеспечении кадрового начсостава, которое было распространено на органы и войска ОГПУ, ЦК ВКП (б) утвердил Положение о порядке перемещения сотрудников ОГПУ, вводившее строгую централизацию в вопросах назначения, увольнения, перемещения сотрудников и военнослужащих. Было окончательно покончено с самостоятельностью руководителей пограничных округов в вопросе назначения кадров. В мае 1926 г. заместитель Председателя ОГПУ СССР Г.Г. Ягода распорядился перемещения командно-начальствующего состава пограничников производить только с разрешения Центра. Это можно считать отправной точкой приверженности номенклатурному принципу формирования руководящего состава пограничных войск. С 1930 г. все переводы и перемещения высшего и старшего командно-начальствующего состава стали проводиться только с личного разрешения заместителя Председателя ОГПУ СССР. Порядок назначения, перемещения командно-начальствующего состава войск ОГПУ был определен 15 апреля 1932 г. в специальной директиве отдела кадров ОГПУ, который в дальнейшем дополнялся и уточнялся. В 1926-1932 гг. в войсках и органах ОГПУ произошло оформление партийно-номенклатурного принципа на всех ступенях иерархической лестницы. На военнослужащих органов и войск ОГПУ стали распространяться правила назначения на номенклатурные должности.

Особенность номенклатурной системы назначения заключалась в том, что замещение ключевых должностей во всех сферах общественной жизни осуществлялось только с ведома партийной организации соответствующего уровня. Суть иерархического построения номенклатуры состояла в том, что кандидат последовательно поднимался по ступенькам. Были исключены конфликты внутри элиты, обеспечивалась преемственность политического курса. Вместе с тем, система культивировала личную преданность кандидата руководству, угодничество, показной активизм.

В 1938 г. особое внимание было уделено укреплению кадровых аппаратов, повышению их статуса. Аппараты наркоматов явились инструментом проведения кадровой политики в Центре и на местах. Было провозглашено, что важным звеном любой государственной структуры являются кадры. С этого времени коллегиальный способ отбора и назначения на руководящие должности, по сравнению с предыдущими годами, был несколько заужен. Кадровые вопросы высших руководителей органов и войск НКВД решали первые лица и кадровые органы совместно с партийными органами.

В советский период в пограничных войсках продолжал действовать институт резерва на выдвижение на вышестоящие должности. Так, в 1939 г. заместитель Наркома внутренних дел по войскам И.И. Масленников подписал приказ о включении в резерв назначения пограничных войск НКВД СССР начальника Московского военного училища НКВД СССР имени В.Р. Менжинского полковника А.И. Самохвалова.

Специфическим фактором, повлиявшим на формирование советской пограничной элиты, стали всевозможные чистки, носившие форму кампаний. В 1925 г. в пограничных войсках была развернута кампания по борьбе с троцкистами, в ходе которой прошла переаттестация командного состава. К 1 октября 1925 г. в пограничных войсках членами и кандидатами в члены партии являлись: из 47 начальников пограничных отрядов – 47 чел., из 158 комендантов пограничных участков – 148 чел., из 900 начальников пограничных застав – 529 чел. Осенью 1927 г. в войсках и органах ОГПУ вновь прошел «пересмотр личного состава под углом зрения выявления его политической благонадежности». В июле 1929 г. специальным приказом были обозначены сроки увольнения начальствующего состава войск ОГПУ, привлеченных к суду и следствию. Были даны разъяснения о порядке использования работников, не исключенных из партии и порядке оформления исключенных из партии лиц по итогам Всесоюзной партийной чистки и попавших в разряд неблагонадежных. По состоянию на 2 сентября 1929 г. из пограничных войск было уволено 481 чел., 53,2% которых составляли социально-чуждые элементы (лишенные избирательных прав – 91, кулаки – 80, зажиточные - 85). Только на Украине было уволено и предано суду 112 чел., из них 11- за шпионаж, 9 – за связь с враждебными элементами, 18 – скрыли службу у белых, 74 – породнились с политически неблагонадежными элементами. В 1930-1931 гг. чистки в ОГПУ продолжились, а после убийства С.М. Кирова в 1935 г. еще более усилились. Вот результаты чистки 1933 г. в партийной организации Высшей пограничной школы: из партии исключено 9 чел., переведено в кандидаты – 13 чел., переведено в сочувствующие – 4 чел. С января по июль 1937 г. в Пограничной и Внутренней охране было арестовано 153 работника, в том числе 138 за ведение контрреволюционной троцкистской работы, 15 – за шпионаж. В 1937-1938 гг. только в пограничных отрядах Украинского пограничного округа было арестовано 67 чел., осуждено 22 чел., уволено 35 чел. В их числе было 5 оперативных работников, 3 начальника пограничных отрядов, 30 лиц начальствующего состава штабов пограничных отрядов, 11 комендантов пограничных участков, 14 лиц начальствующего состава штабов пограничных комендатур, 33 из начальствующего состава пограничных застав, 28 рядовых пограничника.

В 1937-1939 гг. из партии были исключены Н.М. Быстрых, Н.К. Кручинкин, М.П. Фриновский, А.А. Ковалев, С.Г. Вележев, И.А. Воронцов, П.К. Студеникин, которые возглавляли Пограничную и Внутреннюю охрану в 1920-1930-е гг. Пиком внутрипартийной чистки стал 1937 г. Этот и последующие годы С. Коэн охарактеризовал как годы «уничтожения элиты, включая командный состав армии». В первую очередь под чистку попадали лица командно-начальствующего состава. Это негативным образом сказалось на кадровой ситуации в войсках. На 1 января 1940 г. в пограничных войсках от 60 до 84% командиров различного уровня имели стаж работы в занимаемых должностях до 1 года.

Как противовес партийным чисткам существовала партийная мобилизация, которая должна была восполнить убыль командно-начальствующего состава лояльными к власти коммунистами. Например, имела место частичная партийная мобилизация в войска ОГПУ в 1929 г., а в 1930 г. ЦК партии утвердил разнарядку на призыв 800 коммунистов «чекистского запаса».

С началом Великой Отечественной войны часть пограничных генералов и офицеров оказалась в составе Действующей армии, приняв на себя командование общевойсковыми объединениями, соединениями и частями. Определенная часть одновременно оставалась в кадрах НКВД, выполняя задачи по охране тыла Действующей армии, организовывая диверсионно-разведывательные и партизанские действия в тылу врага, формируя соединения и части из состава пограничных и других войск НКВД СССР.

В годы войны, несмотря на большую текучесть кадров, особая щепетильность проявлялась при назначении офицеров и генералов на номенклатурные должности. Так, 6 октября 1943 г. заместитель Народного комиссара внутренних дел СССР по войскам генерал-лейтенант А.Н. Аполлонов направил в войска телеграмму с разъяснением порядка назначения на такие должности: «При назначении руководящего состава НКВД на номенклатурные должности Управления кадров ЦК приказы о их назначении (утверждении в должности) представлять на подпись только после их утверждения ЦК. До утверждения ЦК в приказах по НКВД отдавать как «ВРИО»». Такая практика сохранилась и после войны.

Важным направлением деятельности партийно-государственного руководства по укреплению охраны границы и повышению боевой готовности пограничных войск являлась забота о подготовке командно-начальствующего состава. Растущая потребность в военных кадрах ставила задачу расширения и улучшения их подбора, подготовки и воспитания. К началу 1941 г. командные, политические, инженерно-технические кадры для пограничных войск готовили 11 военно-учебных заведений НКВД СССР. Кадры для войск в небольшом количестве готовили и академии Красной Армии, военные факультеты гражданских ВУЗов. Программы и учебные планы военно-учебных заведений были приведены в соответствие с целями и задачами подготовки и воспитания военно-чекистских кадров. Основные требования к военно-учебным заведениям заключались в том, чтобы они готовили грамотных в политическом, военном и оперативном отношении командиров, политработников и оперативный состав, воспитывая в них волевые качества, преданность Советской власти, непримиримость к врагам, чекистскую бдительность, инициативу, находчивость, смелость. В принципе это были те же требования, что предъявлялись к царским офицерам, кроме политико-идеологического аспекта.

Наряду с воспитанием руководящих кадров в войсках и органах ОГПУ-НКВД постоянно совершенствовалось и их обучение, которые в совокупности представляли собой единый, неразрывный процесс. К середине 1930-х гг. была создана система государственного управления, в которой привилегированное положение заняли силовые структуры. Люди в военной форме стали олицетворением и гарантом стабильного и поступательного развития всего советского общества. Основой силовой составляющей государства стало несколько наркоматов: НКО, НКВМФ и НКВД, каждое из которых выполняло свою роль, исходя из функционального предназначения.

В Конституции СССР 1936 г. впервые появился термин «государственная безопасность». «Госбезопасность», «органы» стали синонимом органов НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ, как они именовались в различные периоды своего существования. Их основу составляли люди – опять же, как и при всех предыдущих режимах, со своими достоинствами и недостатками. В 1926-1940 гг. была сформирована совершенно новая советская элита, которую можно назвать советской элитой. Ее представители, за редким исключением, свою трудовую и служебную деятельность начали уже при Советской власти. Термины «буржуазные специалисты», «военспецы» практически исчезли из официального лексикона.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 г. были введены персональные воинские звания. Вскоре было проведено аттестование всего начсостава пограничных войск с целью присвоения воинских званий. Таких военнослужащих оказалось около 80% всего начсостава. Прошедшие осенью 1936 и весной 1937 гг. повторные аттестования обеспечили получение воинских званий всеми пограничными кадрами. Мероприятия по переаттестованию пограничных кадров совпали с пиком массовых политических репрессий. Эти совпадения не были случайными. Репрессии явились, к сожалению, своеобразным инструментом структурирования советского общества, а, следовательно, инструментом создания советской элиты (в ее сталинском понимании). Если взять за пример первых лиц Пограничной службы, то вырисовывается следующая картина. С 1939 г. – момента создания Главного управления пограничных войск – ни один руководитель не был репрессирован. С 1940 г. деятельность пограничной элиты стала отличаться относительной живучестью и стабильностью. Так, П.И. Зырянов, ставший генералом в 1942 г., возглавлявший в 1942-1952 гг. Приморский пограничный округ, побил своеобразный рекорд в руководстве Пограничной службой – с 1952 по 1972 гг.

1940 г. может быть позиционирован как знаковый в новом порядке определения принадлежности к пограничной элите. 7 мая 1940 г. для высшего начсостава были установлены генеральские и адмиральские звания. Их присвоение производилось постановлением Правительства СССР по представлению НКВД СССР. Для лиц высшего комсостава сроков выслуги в званиях не устанавливалось, а присвоение званий осуществлялось решением Народного Комиссара. По сравнению с РККА, срок нахождения пограничников в званиях был сокращен на 1 год. Воинское звание являлось пожизненным, лишить его могли только по приговору суда, а лиц высшего комсостава – решением Правительства. Установление воинских званий четко определило военную и специальную квалификацию, стаж, заслуги, власть и авторитет командно-начальствующего состава пограничных войск. Постановление Правительства СССР от 7 мая 1940 г. стало своеобразной индульгенцией для генералов. С того времени к пограничной элите можно относить генералов пограничных войск или лиц, занимающих генеральские должности в соответствии со штатным расписанием. До 1940 г. к числу представителей пограничной элиты можно было отнести обладателей определенных должностей, а не званий. С 1926 по 1953 гг. Пограничной охраной (пограничными войсками) последовательно руководили З.Б.  Кацнельсон, С.Г. Вележев, И.А. Воронцов, Н.М. Быстрых, М.П. Фриновский, Н.К. Кручинкин, А.А. Ковалев, Г.Г. Соколов, Н.П. Стаханов, П.И. Зырянов. Диссертантом исследована их служебная деятельность, многие факты их биографии впервые введены в научный оборот.

Исследование конкретных персоналий в сталинский период свидетельствует, что имело место сочетание двух способов рекрутирования в элиту. Их конфигурация зависела от политической ситуации в стране; кадровой ситуации в органах и войсках НКВД-МВД СССР; вхождения или близости той или иной персоналии в определенную группировку по признаку землячества или предыдущей совместной службе; личных качеств и способностей кандидата на ту или иную должность; удачи и везения. И.В. Сталин создал такую систему государственного управления, в которой особое положение заняли силовые структуры, была создана советская система государственного управления, основу которой составила номенклатура. Лица, вошедшие в ее состав, должны были быть преданными самой системе.

В Заключении определены основные результаты исследования, выводы и рекомендации для современности, показаны уроки исторического опыта рекрутирования, формирования и воспитания руководящего состава Пограничной службы, их действенность и актуальность на перспективу. В исследовании политика и история, люди как участники социально-политических и исторических процессов, представляют в совокупности единый объект исследования. В первую очередь, политическая жизнь страны с ее меняющейся идеологией, институтами, общественными отношениями, руководством и рычагами власти являются прямым результатом исторического опыта, своеобразным сгустком истории. В этом контексте историко-политический и историко-социальный феномен пограничной элиты рассмотрен как производная и составная часть других элитных групп в государстве (политической, деловой, научной и т.д.).

Пограничная элита как социальный и исторический феномен в своем развитии прошла этапы зарождения, становления и развития, которые были неодинаковы по своей продолжительности, что предопределялось конкретными историческими условиями и вектором развития российского общества. Пограничная элита как самостоятельная социальная группа, начала оформляться с 1827 г., а полную организационную самостоятельность получила с 1893 г. – момента создания ОКПС.

В историческом контексте пограничная элита явилась производной от княжества, боярства, дворянства, имперской бюрократии, советской и российской номенклатур. Процесс элитообразования в Пограничной службе правомерно рассматривать как полноценную и автономную систему отбора, воспитания, обучения, назначения на должность, перемещения по горизонтали и вертикали, увольнения, поощрения и наказания пограничной элиты. Этот многоэлементный процесс можно обозначить и как процесс воспроизводства пограничной элиты, основным условием завершения полного цикла воспроизводства отечественной пограничной элиты является его осуществление в рамках одной общественно-политической системы (царской, советской, демократической и т.д.). Процесс воспроизводства пограничной элиты носил циклический и маятникообразный характер.

Феномен пограничной элиты заключается в том, что она является организатором и непосредственным исполнителем государственной пограничной политики – специфической области внешней и внутренней политики России. Как свидетельствует исторический опыт, для выполнения своего предназначения пограничная элита должна иметь определенный возрастной и служебный ценз, специальную подготовку, ей должны быть обеспечены соответствующие условия деятельности, она должна осознавать и нести ответственность за свои действия.

Оценка роли и места пограничной элиты в структуре государства может быть осуществлена посредством универсалистской элитической концепции, которая сводится к тому, что в любом обществе, в любой сфере деятельности, в любую историческую эпоху существует пирамидальная, иерархизированная система государственного управления. Она включает в себя три слоя (страта): элиту, средний слой, внеэлитный слой. Одним из основных показателей и условий жизнеспособности и качественного функционирования пограничной элиты является полный цикл воспроизводства, который характеризуется такими параметрами, как: отдельная персоналия проходит полный цикл в рамках одной политической формации (или схожих формаций); имеется совокупность системы государственного (идеологического) воспитания и системы ведомственного военно-профессионального образования; при переходе от одной политической формации к другой действует «переходная» пограничная элита, являющаяся связующим звеном между предыдущей и будущей пограничной элитой, обеспечивающая трансформацию системы государственного управления и преемственность традиций (системных признаков); целью проведения трансформации системы государственного управления декларируется благо человека, хотя не всегда получается минимизировать человеческие и ресурсные потери; цикл воспроизводства пограничной элиты имеет национально-исторические особенности; состав, место и роль пограничной элиты подвержены постоянным динамическим изменениям; мобильность и циркуляция пограничной элиты являются следствием политической, корпоративной или клановой конъюнктуры; циркуляция пограничной элиты осуществляется по внешним (вне Пограничной службы) и внутренним (внутрикорпоративным) контурам; параметры воспроизводства пограничной элиты задаются правящей политической элитой страны.

К вневременным, надисторическим принципам формирования пограничной элиты могут быть отнесены следующие: кадровая политика в Пограничной службе является частью государственной кадровой политики; приоритетная роль политической элиты (политического руководства) в подборе, расстановке, подготовке и воспитании кадров на всех уровнях пограничной иерархии; государственный контроль за политической лояльностью пограничной элиты, ее деловой и профессиональной квалификацией; номенклатурность; иерархичность; корпоративность; взаимосвязь и взаимодействие пограничной элиты с другими элитными группами; сочетание двух основных способов (систем) рекрутирования в пограничную элиту: системы гильдий и антрепренерской системы; постоянный поиск структуры Пограничной службы и оптимальных количественно-качественных характеристик состава пограничной элиты; сочетание единоначалия и коллегиальности в отборе, инкорпорации и экскорпорации пограничной элиты; верховенство воспитания над обучением; сочетание прав, обязанностей и ответственности; снижение воспитательного воздействия по мере повышения служебного статуса; сочетание планово-поступательного и дискретного развития пограничной элиты; сменяемость и преемственность в руководстве, сочетание опытных и молодых работников; сочетание мер поощрения (привилегирования) и наказания. Эти принципы полностью подтверждаются историческим опытом императорской России, Советского государства и Российской Федерации. Они развивались и конкретизировались применительно к условиям, складывающимся на различных исторических этапах развития нашего государства.

Главный исторический урок исследования заключается в том, что в современных условиях необходимо максимально использовать наработанный, исторически обусловленный, положительный опыт рекрутирования, инкорпорации (экскорпорации) пограничной элиты, ее формирования и воспитания; рационально и адекватно оценивать ее место и роль в обеспечении национальной и пограничной безопасности, а отрицательный опыт необходимо знать, учитывать его в современных условиях.

К разряду исторических уроков также правомерно отнести: политическое руководство государства обладает эксклюзивным правом подбора, расстановки, подготовки и воспитания кадров на всех уровнях пограничной иерархии; иерархизация Пограничной службы является следствием иерархизации структуры государства и общества, она носит объективный характер; пограничная элита является частью Пограничной службы, место и роль которой обусловлены необходимостью специфического управления в сфере обеспечения государственной и пограничной безопасности; за каждым серьезным преобразованием в обществе следует реставрация, которой подвержена и Пограничная служба; кадровая политика, проводимая в ней, является частью государственной кадровой политики; пограничной элите присущ полный цикл воспроизводства, который может быть осуществлен только в рамках одной (или схожих) политической системы (режимов); пограничная элита неоднородна по своему составу, она постоянно развивается и трансформируется в количественно-качественном отношении; пограничная элита, являясь производной от других элитных групп, вмонтирована в систему государственного управления; срок ее деятельности ограничен рамками существования политической системы (политического режима); процессу становления и развития пограничной элиты присущ национально-исторический колорит; повышенная конфликтность (конфронтационность) в обществе и государстве есть признак возможной смены пограничной элиты; процесс элитообразования носит циклический, маятникообразный характер; служебный и жизненный путь представителей пограничной суперэлиты свидетельствует, что в подавляющем большинстве должность руководителя Пограничной службы была для них высшей должностной иерархией; после утери этой позиции социальный статус большинства персоналий, отнесенных к суперэлите, значительно понижался, их былые заслуги перед государством новым руководством забывались или подвергались критике; время пребывания в пограничной элите, ее роль и место в системе государственного управления, направления ротации и инкорпорации зависят от политической, ведомственной и клановой конъюнктуры.

Осуществленное исследование свидетельствует, что силовики (военные, пограничники, сотрудники спецслужб и правоохранительных органов) являются основой существующей власти – царской, советской, российской. Оплотом власти в силовых структурах является военно-силовая, в том числе пограничная элита. В случае нарушения взаимосвязей (дисбаланса) между военно-силовой и политической элитой, политическая элита обрекает себя на уничтожение (ликвидацию). Нарушение взаимосвязей (дисбаланс) возможен при минимальной взаимной ротации (или ее прекращении).

В диссертации имеются 77 приложений, которые включают справочный и архивный материалы, схемы, таблицы.

По теме диссертации автором опубликована 31 работа общим объемом 50,4 п.л.:

I. Статьи в изданиях по Списку ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Бандурин С.Г. Клятва на верность // Военно-исторический журнал. 2008. №3. С. 47-48. 0,25 п.л.

2. Бандурин С.Г. Государственная деятельность Н.М. Чичагова и его служба России на Дальнем Востоке // Власть. 2008. № 5. С. 104-107. 0,4 п.л.

3. Бандурин С.Г. Пограничная элита (по источникам советского периода) // Библиотековедение. 2008. №5. С. 46-52. 0,75 п.л.


загрузка...