Интерференция дискурсов в англоязычной публицистике (05.09.2011)

Автор: Шевченко Вячеслав Дмитриевич

“This week he opens the constitutional convention in Brussels that’s supposed to shape the economic and political future of 500 million people. At least since Charlemagne, French leaders have wished they could mold the Continent in their own image. They still exult in the vision of 19th-century poet and novelist Victor Hugo, who predicted “an extraordinary nation” that “would have as its capital Paris but no longer be called France: it will be called Europe … and in the centuries that follow, still further transformed, it will be called ‘Humanity’” (Newsweek, March 4, 2002, p. 10).

В этом примере характерологическая доминанта передается словосочетанием со структурой Adj + N. При этом в качестве субъекта, обозначаемого существительным, выступает целая нация; признаком субъекта, его значимой характеристикой является качество нации, выраженное оценочным прилагательным.

В случае имплицитного выражения доминанта выделяется путем декодирования содержащегося во включении скрытого смысла, которое осуществляется на основе элементов интекста, косвенно обозначающих признак субъекта. Декодирование скрытых смыслов становится мощным инструментом воздействия на восприятие реципиента, поскольку в этом случае языковая игра автора с читателем активизирует процесс интерпретации, актуализирует знания о мире, необходимые для процесса декодирования и выделения доминантных составляющих моделей ситуаций. По нашим наблюдениям, кодирование информации в медиа-дискурсе часто сопровождает информирование и оценку передаваемых событий, что связано с необходимостью избежать прямой номинации. Так, в статье, посвященной блистательному американскому ученому-политологу Сэмюэлу Биеру, скрытый смысл, содержащийся в цитате, указывает на характерологическую доминанту ситуаций:

“You are old, Father William,” the young man said,

“And your hair has become very white;

And yet you incessantly stand on your head –

Do you think, at your age, it is right?”

Lewis Carroll

His hair turned no whiter than a pale auburn, and he was never caught standing on his head, but even in his advanced years Sam Beer continued to surprise – by playing the harmonica in bravura style, for example, or by coming 13th in a skydiving competition among 250 contestants half his age. The vitality that sparkled most brightly, though, was that of the mind.

(The Economist, May 2nd, 2009, p. 80)

Наряду с высказываниями, непосредственно указывающими на пожилой возраст участника (You are old, Father William) и обозначающими физические черты, свойственные человеку пожилого возраста (And your hair has become very white), цитата содержит также высказывание, номинирующее действие, выполнение которого, согласно традиционным представлениям, не свойственно пожилому человеку (And yet you incessantly stand on your head). Использованный в цитате вопрос представляет собой, так называемое, вопросительно-восклицательное высказывание, в котором происходит функциональный сдвиг от вопросительного высказывания к восклицательному. В данном примере имплицируется, что в пожилом возрасте человеку несвойственно стоять на голове: Do you think, at your age, it is right? ( It is not right at your age. Скрытый смысл, в свою очередь, указывает на признак субъекта, которым является такое его личностное качество, как экстраординарность. Признак субъекта является каузатором производимых действий (экстраординарность субъекта ( совершаемые им необычные действия). Во включении указано только следствие – действия субъекта; выводы об антецеденте, т.е. о причине действий – личностных качествах, которые являются характерологической доминантой ситуации, должен сделать реципиент. Цитата Л. Кэрролла задает модель декодирования скрытого смысла, по которой подобный скрытый смысл выявляется в принимающем тексте. В нем также номинируются действия субъекта, позволяющие сделать вывод о его личностных качествах (playing the harmonica in bravura style, coming 13th in a skydiving competition among 250 contestants half his age). Однако один из признаков субъекта назван в принимающем тексте эксплицитно (The vitality that sparkled most brightly, though, was that of the mind), таким образом, доминантой в рамках когнитивной модели ситуации становится характерологический компонент. Следует отметить, что включение цитат, в которых доминантная характеристика принадлежит вымышленному персонажу, способствует более эффективному выделению этого компонента в структуре модели ситуации.

В главе 3 было установлено, что для выделения аксиологической доминанты автор использует цитаты, в которых языковые средства обозначают субъекта оценки, оценку и объект оценки. Оценочное значение может передаваться при помощи различных частей речи (прилагательных, существительных, глаголов), например:

“In Afghanistan as in Shakespeare’s comedies, the future is less rosily settled than it may seem. As it is said in “Love’s Labour’s Lost”: “Worthies away! The scene begins to cloud” (The Economist, September 10th 2005, p. 82).

С аксиологической точки зрения, в ситуации художественного дискурса субъект А отрицательно оценивает событие В. В ситуации публицистического дискурса субъект С подвергает отрицательной оценке событие D. Автор статьи стремится подчеркнуть один из компонентов современной ситуации – отрицательную оценку, которую участник С дает некоторым событиям и которая совпадает с отношением персонажей пьесы – участников ситуации, относящейся к художественному дискурсу. Отношение участников, таким образом, – это общий, объединяющий разные передаваемые ситуации компонент, который становится доминантой, выделяемой согласно авторской интенции при помощи интекста. Средством выражения оценки в этом случае является глагол to cloud.

Аксиологическая доминанта также выделяется путем декодирования смыслов, передаваемых элементами интекста, которые косвенно выражают отношение участников ситуации. Например, в статью Карлы Пауэр “Out of the shadows”, посвященную проблеме иммиграции в Европу и США, включена цитата из разговора Г. Уэллса с пожилым американцем, которая содержит скрытый смысл, указывающий на отношение участника:

“When the writer H.G. Wells visited the United States at the turn of the 20th century, he was astonished at the native enthusiasm for immigrants. “Let them all come!” one elderly Yonkers resident exhorted the perplexed Briton. “We can do with them all …” Wells spent the rest of his stay trying to make Americans “understand the apprehension with which this huge dilution of the American people with profoundly ignorant foreign peasants filled me” (Newsweek, August 13, 2001).

Цитатные высказывания, обозначающие желательность действий, которые, по мнению американца, должны совершить иммигранты (Let them all come), а также действия жителей США по отношению к иммигрантам (We can do with them all), имплицируют смысл Immigrants are welcome to the US, указывающий на положительное отношение участника как доминантный компонент отображаемой ситуации.

Как показал анализ публицистических материалов, проведенный в рамках главы 3, информирование о действиях – одна из самых важных задач в рамках публицистического дискурса, поскольку ход и исход событий зависят, прежде всего, от действий участников разных ситуаций. Для выделения этой доминанты авторы статей используют включения, принадлежащие другим дискурсам. Выделение смысла «действия участников» происходит путем использования включений, содержащих языковые средства, обозначающие субъект, действие, выполняемое им, а также объект действия. Данная доминанта реализуется с помощью использования повелительного наклонения, средств передачи модальности, например:

“Some have memorized verses of a classic Somali poem written by the mullah. The gruesome ode is addressed to Richard Corfield, a British political officer who commanded troops on this dusty edge of the empire. The mullah instructs Corfield, who was slain in battle, on what he should tell God’s helpers on his way to hell. “Say: ‘In fury they fell upon us.’/Report how savagely their swords tore you.” The mullah urges Corfield to explain how he pleaded for mercy, and how his eyes “stiffened” with horror as spear butts hit his mouth, silencing his “soft words.” Say: ‘When pain racked me everywhere/Men lay sleepless at my shrieks.’” Hyenas eat Corfield’s flesh, and crows pluck at his veins and tendons. The poem ends with a demand that Corfield tell God’s servants that the mullah’s militants “are like the advancing thunderbolts of a storm, rumbling and roaring” (Newsweek, October 12, 2009, p. 40).

Для выделения компонента «действия» в когнитивной модели ситуации автор использует репрезентирующую поэтический дискурс цитату, которая содержит акциональные глаголы, обозначающие агрессивные и военные действия участников по отношению к объекту –противоборствующей стороне (In fury they fell upon us; Report how savagely their swords tore you; Spear butts hit his mouth). В данном случае акциональная доминанта также выделяется посредством повелительного наклонения, указывающего на необходимость совершения действия.

Исследование позволило установить, что взаимодействие между когнитивными структурами дискурсов, репрезентируемых включенным и принимающим текстами, является важной составляющей процесса ИД. Взаимодействие между языковыми средствами включенного и принимающего текстов приводит к выдвижению определенных смыслов в их смысловых структурах, что, в свою очередь, способствует выделению определенных компонентов актуализируемых когнитивных моделей ситуаций, т.е. доминант.

В главе 4 «Типы отношений между дискурсами, репрезентируемыми в интертексте» рассматривается проблема отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами, которые обусловлены соответствием либо несоответствием между когнитивными моделями ситуаций, актуализируемыми в процессе ИД. В результате проведенного исследования были выявлены три типа отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами: унисонные, диссонансные и координативные. Главным фактором, оказывающим влияние на установление определенного типа отношений между дискурсами, является интенция участника публицистического дискурса – журналиста, который достигает смыслового соответствия или намеренного несоответствия между включенным и принимающим текстами, что, в свою очередь, свидетельствует о сходстве или различиях между когнитивными моделями ситуаций, отражаемых во взаимодействующих дискурсах.

Так, взаимодействующие дискурсы вступают в унисонный тип отношений при сходстве когнитивных моделей передаваемых в них ситуаций или референтов, что приводит к сходству элементов содержания текстов как составляющих дискурсов. Унисонный тип отношений характерен для тех случаев, когда автору необходимо провести параллели между похожими ситуациями, имевшими место в различные культурно-исторические периоды, между настоящим и прошлым, а также показать сходство когнитивных моделей ситуаций. Разные дискурсы вступают друг с другом в унисонные отношения вследствие того, что одни и те же аспекты становятся объектами внимания разных участников (журналистов, писателей и т.п.) в рамках разных социокультурных ситуаций общения. В зависимости от специфики дискурсов, а также особенностей культурно-исторического периода та или иная ситуация получает в них разное языковое выражение. При сходстве ситуаций различия между их языковыми реализациями, которые обусловлены спецификой того или иного дискурса, подчеркивают сходство когнитивных моделей этих ситуаций. Если в разных дискурсах отражается одно и то же событие, языковая реализация его когнитивной модели во взаимодействующих дискурсах зависит также и от представлений коммуникантов, их картины мира как в плане культурного, так и в плане индивидуального опыта. В одном из анализируемых в этой главе примеров из статьи “A ray of light in the dark defile”, посвященной текущим боевым действиям в Афганистане, включенный и принимающий тексты относятся к схожим предметно-референтным ситуациям («боевые действия»), принадлежащим разным эпохам. Общие модели ситуаций, включающие такие компоненты, как «противники», «боевые действия», «место боевых действий», практически совпадают. Также наблюдается совпадение таких компонентов частных моделей, как «характеристики участников» и «исход боевых действий». В рамках обеих ситуаций их участники обладают следующими общими характеристиками: сильная, подготовленная, хорошо вооруженная сторона vs. плохо вооруженный противник:

Paddy Ashdown, the British politician and ex-commando who was nearly appointed as the United Nations’ envoy to Kabul, makes the point by quoting “Arithmetic on the Frontier”, a poem by Rudyard Kipling describing the British empire’s troubles fighting Afghan tribesmen armed with the jezail, a home-made musket:

A scrimmage in a Border Station

A canter down some dark defile

Two thousand pounds of education

Drops to a ten-rupee jezail.

In such a fight against a weaker but elusive enemy, says Kipling, “the odds are on the cheaper man.”

(The Economist, March 29th, 2008, p. 31)

Во включенном тексте одна из характеристик (уровень подготовки военного) передается посредством метонимии – вместо такого словосочетания, как well-trained British officer/soldier, указывается сумма, затраченная на его подготовку. Характеристика противника передается путем указания стоимости его оружия (ten-rupee jezail). Таким образом, в поэтическом и публицистическом дискурсах используются разные языковые средства (two thousand pounds of education ( strong enemy : : ten-rupee jezail ( weaker enemy) для передачи одних и тех же характеристик участников; контраст между ними подчеркивает сходство этих компонентов когнитивных моделей ситуаций. Еще одним общим элементом является такой компонент ситуаций, как «исход действий» – поражение в партизанской войне более сильной стороны.

Диссонансный тип отношений между дискурсами возникает в случае сходства когнитивных моделей ситуаций, реализуемых во взаимодействующих текстах, которые репрезентируют разные дискурсы; однако некоторые из компонентов моделей отличаются друг от друга, результатом чего является несовпадение элементов содержания. Диссонансные отношения между дискурсами позволяют проследить несовпадения в когнитивных моделях ситуаций, которые обусловлены произошедшими в них изменениями, что в результате приводит к обновлению моделей, хранящихся в памяти индивидов. Особенности отражаемых в дискурсах моделей ситуаций обусловлены спецификой того или иного культурно-исторического периода, эпохи. Прослеживая различия между составляющими моделей, реципиент будет обращаться к тому культурно-историческому периоду, к которому относится текст, чтобы узнать, какими событиями и явлениями могут быть вызваны эти несоответствия. Диссонансные отношения между взаимодействующими дискурсами позволяют найти различное в схожем.

В рамках диссонансных отношений между дискурсами могут не совпадать различные компоненты моделей ситуаций, конструируемых на основе дискурса. В этом отношении показателен анализируемый в главе 4 пример из статьи “Keeping out more than terrorists”, повествующей о прибытии в США граждан других стран:

“On the boats and on the planes/ They’re coming to America/ Never looking back again/ They’re coming to America.” Neil Diamond might want to rethink the lyrics of his 1980 hit in light of recent developments” (The Economist, February 10th, 2007, p. 49).

И в песенном, и в публицистическом текстах реализуется когнитивная модель ситуации «въезд иностранцев в страну», т.е. наблюдается сходство между предметно-референтными ситуациями, к которым относятся цитата и принимающий текст. Несоответствие касается такого компонента ситуаций, как «количество участников». Во фрагменте песенного дискурса элементы содержания, связанные с данным компонентом ситуации, переданы имплицитно. Путем упоминания двух видов транспорта (On the boats and on the planes) автор передает квантитативное значение. Смысл «большое количество» передается имплицитно во включенном тексте в соответствии со спецификой коммуникации в песенном дискурсе. Посредством высказывания “Never looking back again” передается позитивное отношение людей к стране-пункту назначения и негативное или безразличное отношение к странам, из которых они приехали. Смысл «большое количество» вступает в противоречие со смыслами, содержащимися в принимающем тексте, поскольку на каком-то этапе соответствующие компоненты некоторых частных моделей предметно-референтных ситуаций изменились вследствие внутренних и внешних событий в США, что привело к изменениям в когнитивной модели. Когнитивная модель ситуации «въезд иностранцев в страну», относящаяся к 1980 году, отличается от когнитивной модели ситуации 2007 года, что вытекает из отличий в предметно-референтных ситуациях и, следовательно, отражается в содержании текстов. Изменения произошли в таких компонентах модели, как «процесс получения американской визы» (tortuous visa process) и «количество приезжающих в США», поэтому в современном публицистическом тексте при помощи сочетания глаголов to fall и to drop с числительными эксплицитно передается смысл «уменьшение количества приезжающих». В соответствии со спецификой коммуникации в данном виде дискурса в публицистическом тексте приводится точная информация об уменьшении количества желающих въехать в США:

“The number of overseas visitors to the United States (ie, excluding Canadians and Mexicans) has fallen by 17% since 2000. Last year, arrivals from western Europe dropped by 3%, despite the attractions of a weaker dollar and a record-breaking year for world tourism. <…> But it will take bigger smiles and smaller queues to win back all those travellers who have decided that it is a lot less hassle to go elsewhere” (Ibid., p. 49).

Взаимодействующие дискурсы вступают в координативные отношения, когда происходит сравнение разных предметно-референтных ситуаций, к которым относятся взаимодействующие тексты, на основе схожих компонентов в их когнитивных моделях, в результате чего достигается соответствие между смыслами, содержащимися в текстах, репрезентирующих дискурсы. Одним из примеров, на материале которого анализируется данный тип отношений, является статья “Will the credit crisis trigger a downturn?”, повествующая о финансово-экономических проблемах в США:

“At the climax of “The Day the Earth Caught Fire”, a science-fiction film made in 1961, the fate of the planet hangs in the balance. The world’s great powers decide to detonate nuclear bombs, hoping to push the Earth off a collision course with the sun. Do they succeed? The final scene shows two versions of the next day’s Daily Express: the headline on the first reads “World Saved”; the other, “World Doomed”. In the 2007 sequel, “The Day the Credit Markets Seized Up”, Wall Street seemed this week almost to have made up its mind about the ending: World Saved, Probably. Financial markets had expected the Federal Reserve to cut interest rates by a quarter of a percentage point on September 18th, but prayed fervently for a half. When the half came, America’s markets rejoiced: the S&P 500 index enjoyed its largest rise on a single day since January 2003; the next day share prices elsewhere jumped for joy and junk-bond markets sprang back to life” (The Economist, September 22nd, 2007, p. 15).

В этом примере благодаря включению цитаты из фильма современная кризисная экономическая ситуация сопоставляется с вымышленной ситуацией из научно-фантастического фильма. Общим компонентом в когнитивных моделях ситуаций, сопоставляемых читателем в результате взаимодействия текстов, является компонент «исход действий», который служит основанием для сравнения этих разных ситуаций. В фильме представлены два взаимоисключающих варианта развития дальнейших событий. Один из вариантов решения сложной проблемы, а именно: «спасительный» вариант, предполагающий благополучное ее разрешение, – как раз и является общим элементом, объединяющим две разные ситуации: предотвращение космической катастрофы vs. предотвращение финансовой катастрофы. Языковым средством передачи содержания, связанного с данным компонентом ситуаций, является высказывание “World Saved”.

Устанавливающиеся в процессе ИД унисонные, диссонансные и координативные отношения между различными дискурсами задают специфические для каждого из этих типов схемы анализа ситуаций, их когнитивных моделей и компонентов этих моделей.


загрузка...