Теория взаимодействия концептуальных картин мира: языковая актуализация (на материале новозеландского варианта английского языка и языка маори) (05.09.2011)

Автор: Николаева Ольга Васильевна

отличие в результатах взаимодействия картин маори и пакеха касается принципа синкретичности–дискретности этнокультурных концептуальных признаков и концептов; картина мира пакеха аддитивна, указывает на сложение дискретных культурно-когнитивных величин, четкую этнокультурную маркированность «чужих» концептуальных признаков, картина мира маори синкретична и свидетельствует о культурно-когнитивном смешении, слитности;

этнические концептосферы (океанийская и китайская) взаимодействуют с основными этнокультурными картинами мира при аксиологическом посредничестве этностереотипа.

Апробация работы Основная концепция, теоретические положения, результаты и выводы проведенного исследования обсуждались на заседаниях кафедры истории английского языка ДВГУ и ДВФУ (2004–2011), были представлены в докладах на международных и всероссийских конференциях: VIII Российской научно-практической конференции «Мировая культура и язык: Взгляд молодых преподавателей» (Томск, 2008); Международной конференции «Building Bridges with Languages and Cultures» (Владивосток, 2008); 3-й и 4-й Международных научных конференциях «Россия – Восток – Запад: Проблемы межкультурной коммуникации» (Владивосток, 2007; 2009); Международной научной конференции «Язык, культура, общество» (РАН – «Вопросы Филологии» – Московский институт иностранных языков, Москва, 2009); Международной конференции «Language, Culture and Society in Russian / English Studies» (РАН – «Вопросы Филологии» – Московский институт иностранных языков – Institute of English Studies – University of London – Senate House, Лондон, 2010). Основные положения диссертации отражены в 29 публикациях, включая две монографии, один учебник и 9 статей в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук.

Объем и структура работы Диссертация объемом 444 страницы состоит из Введения, шести глав, Заключения, Списка литературы, Словарей и Источников материала.

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи исследования, выдвигается научная гипотеза, устанавливается объект и предмет исследования, излагаются основные положения теоретической базы, раскрываются научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации полученных результатов и публикациях по теме исследования.

Глава 1 «Концептуальное пространство мультикультурного и мультилингвального сообщества: проблемы взаимодействия языков, культур, менталитетов» посвящена основным теоретико-методологическим положениям исследования. В главе определяются категории пространство и концептуальное пространство, развивается понятие концептуальное пространство лингвокультуры, устанавливаются его параметры, потенциально значимые для взаимодействия в условиях мульти- лингвокультуры. На основе типологии данных параметров формируется динамическая модель взаимодействия картин мира в концептуальном пространстве мульти- лингвокультуры.

В центре внимания Главы 2 «Новозеладское концептуальное пространство: предпосылки и начала лингвокогнитивного анализа» – опыт социолингвистического описания культурно-языковых контактов в Новой Зеландии, контактов английского языка и языка маори (включая рассмотрение основных типологических особенностей восточно-полинезийского языка маори), определение структуры и конфигурации концептуального пространства новозеландской мульти- лингвокультуры. Определены основные типы взаимодействий картин мира в новозеландском концептуальном пространстве, раскрыты аксиологические особенности концептуальных картин мира мигрантских сообществ. Введено понятие когнитивной идентичности для изучения формирования аксиологических концептов мигрантских сообществ в Новой Зеландии.

В Главе 3 «Лингвокультурные факторы сложения картин мира в новозеландском концептуальном пространстве» рассматривается языковая объективация процессов становления концептуальных картин мира маори, пакеха и новозеландской национальной. Сообразно типам геокультурной когнитивной идентичности, выделены и изучены на конкретном языковом материале наиболее значимые группы аксиологических концептов данных картин мира: цивилизационные, территориально-государственные (региональные) и локальные. Обнаружена и описана общая черта мигрантских картин мира маори и пакеха: ценность исторической родины (Хавайки и Британии, соответственно) в ее языковой актуализации.

В Главе 4 «Лингвокогнитивный анализ взаимодействия картин мира маори и пакеха» изучается воздействие картины мира пакеха на картину мира маори и влияние картины мира маори на картину мира пакеха посредством анализа структурных и гиперструктурных языковых феноменов новозеландского варианта английского языка и языка маори. Рассмотрены и сопоставлены лексико-семантические и словообразовательные парадигмы языка маори и новозеландского варианта английского языка разных исторических периодов (на основе ранних лексикографических источников и современных словарей), эксплицированы формы взаимовлияния языков. Выявлены процессы взаимодействия горизонтальных и вертикальных знаний на материале обоих языков. Наложение культурно-когнитивных параметров на языковой позволило сделать выводы о глубине взаимопроникновения картин мира маори и пакеха.

Глава 5 «Новозеландская национальная картина мира как результат взаимовлияния этно- лингвокультур» посвящена взаимодействию картин мира маори и пакеха сквозь призму национальной новозеландской аксиологии. Рассмотрены концептуальные изменения на аксиоматическом уровне: взаимопроникновение лингвокультур на уровне иконических концептов, концептов-мифологем, а также на уровне лингвокогнитивных моделей. Данные процессы нашли языковое выражение в изменении семантической структуры лексем обоих языков, заимствованиях, контекстно-обусловленной метафоризации заимствованных лексем, гибридизации лексико-семантических групп, гибридизации прецедентных высказываний, текстов, фразеологизмов и паремий. Выявлено активное функционирование полинезийских прецедентных имен в новозеландском сознании, их символизация и метафоризация.

В Главе 6 «Интеграция этнических концептосфер в новозеландское концептуальное пространство. Вербализация этностереотипов» обосновывается понятие этноконцептосферы как редуцированной картины мира этнических меньшинств. Изучаются способы интеграции океанийской и китайской этноконцептосфер и устанавливается роль стереотипических представлений в этом процессе. В главе рассматривается поэтапная эволюция океанийских этноконцептов в новозеландской национальной картине мира.

В Заключении подводятся итоги выполненного исследования, приводятся основные выводы и результаты, намечаются перспективы дальнейших исследований.

Список литературы содержит теоретические труды, ставшие основой для формирования базовой концепции исследования. Список словарей включает лексикографические источники языкового материала, Список источников материала состоит из разнообразных изданий, периодики, Интернет-сайтов на языке маори и новозеландском варианте английского языка.

Основное содержание работы

Исследование проблемы взаимодействия концептуальных картин мира выполнено в настоящей работе с позиций интегрированной методологии лингвокогнитивного и лингвокультурологического подходов, в сферу пересечения которых входят языковые и культурные аспекты изучения когниции. Поставленная проблема основана на положении о том, что в трехмерном, диффузном, по И.В. Приваловой [Привалова, 2006], комплексе лингво-культурно-когнитивных взаимодействий, в которые ежедневно вовлечены мультикультурные мультилингвальные сообщества, помимо межъязыковых и межкультурных контактов, аналитически выделяется и ментальная, когнитивная компонента – контакт концептуальных картин мира, эксплицируемый на языковом уровне и прослеживающийся в вербальных и невербальных аспектах культур.

Для изучения взаимодействия картин мира привлечена категория концептуального пространства лингвокультуры и введена новая категория концептуального пространства мульти- лингвокультуры.

В научной парадигме современного языкознания пространство является одной из методологических категорий, участвующих в постановке теоретических целей и поиске алгоритмов решения конкретных задач. Лингвистические исследования, в которых пространство выступает как инструмент методологии, выполняются в разных направлениях, которые можно классифицировать как с точки зрения подхода, так и по уровневой принадлежности языковых единиц, составляющих объект исследования: фонемы изучаются в фонетическом пространстве, просодема исследуется в сверхпросодемном пространстве, производные слова – в деривационно-семантическом пространстве и т. д. Выделяют дискурсивные, семантические, ономастические, когнитивно-коммуникативные и многие другие виды пространств. Пространство в этом смысле является метафорой, указывающей на мыслимое сходство свойств онтологического пространства и свойств языка, в той мере, в какой это видит исследователь. Онтологически пространство обладает исчерпывающей парадигмой параметров, благодаря чему пространство как методологическая категория языкознания представляет широкие возможности для описания и объяснения языковых явлений, служит многоаспектным инструментом познания объекта исследования.

В рамках когнитивной лингвистики и лингвокультурологии в настоящее время все чаще употребляется категория концептуальное пространство. Общим местом является признание его мыслительной природы, его элементарными частицами названы концептуальные смыслы или концепты. Концептуальное пространство – это, прежде всего знание, формируемое в коллективном или индивидуальном сознании в процессе восприятия и осмысления реальности и эксплицируемое в речевой деятельности.

Развиваемая в настоящем исследовании категория концептуальное пространство лингвокультуры лежит на пересечении лингвокогнитивного и лингвокультурологического подходов. Лингвокультура, по В.В. Красных, это культура оязыковленная, овнешненная и закрепленная в знаках языка, формирующаяся семиотическими системами языка и культуры [Красных, 2008; Красных, 2009]. Лингвокультура, характеризуя человеческий коллектив, постулирует общность языка, культуры, а также инвариант представлений о фрагментах культуры, т.е. общность мыслительного (концептуального, когнитивного) пространства. Вслед за В.В. Красных под концептуальным пространством лингвокультуры понимаем совокупность всех знаний и представлений, присущих лингво-культурному сообществу [Красных, 1997].

Из данного определения следует, что концептуальное пространство – это континуум (пространство – всегда континуум). Таким образом, концептуальное пространство лингвокультуры, выступая как инвентарь, информационная база, общий фонд операционных ментальных единиц лингвокультурного коллектива, имеет в центре внимания содержательные аспекты национальной / этнокультурной ментальной сферы.

В когнитивной лингвистике и лингвокультурологии прилагается немало усилий для установления наиболее существенных параметров концептуального пространства лингвокультуры. Вслед за В.И. Карасиком и Г.Г. Слышкиным полагаем, что центром концепта всегда является ценность [Карасик, Слышкин, 2003], следовательно, правомерно говорить о степени яркости ценностной составляющей в концептах [Карасик, 2009, с. 25]. На этом основании в данной работе главные рубрики членения концептуального пространства базируются на императиве аксиологической параметризации.

Введение аксиологического «регулятора» в континуумное концептуальное пространство позволяет вести речь о концептуальной картине мира, ядром которой является комплекс аксиологических концептов. Концептуальная картина мира представляется аксиологически упорядоченной структурой, в которой содержательные единицы организованы в зависимости от яркости их ценностной составляющей.

Иными словами, концептуальное пространство лингвокультуры есть содержательная ипостась концептуальной картины мира, содержательный континуум, а картина мира – это вся совокупность свойственных лингвокультуре концептов, функционирующая в общественном сознании как аксиологически структурированное единство.

Базовой структурной единицей концептуальной картины мира является концепт. Основная проблема в понимании концепта кроется в разграничении концепта лингвокогнитивного и концепта лингвокультурного. Ю.С. Степанов акцентирует культурологический аспект концепта: сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека [Степанов, 1997]. В.И. Карасик допускает существование когнитивного и культурного концептов, давая следующее объяснение различий: когнитивные концепты – это индивидуальные содержательные ментальные образования, структурирующие и реструктурирующие окружающую действительность, а культурные концепты – это коллективные содержательные ментальные образования, фиксирующие своеобразие соответствующей культуры [Карасик, 2005].

Трактовка понятия концепт допускает и совмещение лингвокогнитивного и лингвокультурологического его понимания, на что указывает и В.А. Маслова [Маслова, 2004]. Исходя из данного посыла, определяем концепт, по Е.С. Кубряковой, как оперативную содержательную единицу ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике [Кубрякова, 1996, c. 90]. В то же время, вслед за Ю.С. Степановым, подчеркиваем культурную обусловленность данной единицы, и, по В.И. Карасику, признаем концентированное или неконцентрированное отражение в ее содержании соответствующей культуры. Вслед за И.А. Стерниным, З.Д. Поповой, Н.Н. Болдыревым и др., считаем концепт родовым термином по отношению к представлениям, понятиям, фреймам, сценариям, схемам, моделям и т.д. [Попова, Стернин, 2001; Болдырев, 2001].

Следующим шагом настоящего исследования является формирование типологии концептов. Основываясь на классификации концептов В.И. Карасика, полагаем, что в составе концептуальной картины мира необходимо выделять концепты, насыщенные этнокультурными аксиологическими признаками, и концепты, аксиологически ненасыщенные.

Ранжирование концептов, насыщенных этнокультурными аксиологическими признаками, выполнено на основе концепции параметров лингвокультуры В.В. Красных [Красных, 2004], и типологии единиц лингвокультуры И.В. Приваловой [Привалова, 2006]. Полагаем, что следует выделять три основные группы такого рода концептов: группу аксиологических концептов, группу аксиоматических концептов и группу культурно-когнитивных моделей.

Считаем, что глубинный уровень концептуальной картины мира составляют аксиологические концепты – инвариантные представления коллектива о том, что для него значимо, что есть идеал, и имплицирующих, что есть норма [Выжлецов, 1996]. На этом основании аксиологические концепты не тождественны культурным концептам А. Вежбицкой (судьба, тоска, воля и др.) [Вежбицкая, 1999], культурным концептам С.Е. Никитиной (земля, смерть с косою острою и др.) [Никитина, 1991], культурным константам Ю.С. Степанова (вечность, любовь, беззаконие и др.) [Степанов, 1997 а].

Вслед за И.В. Приваловой полагаем, что фонд аксиологических концептов генетически связан с этнокультурной системой ценностей [Привалова, 2006]. Ценности отражают представления лингвокультурного коллектива о том, какой способ поведения или цель существования предпочтительней с социальной точки зрения, чем обратный способ поведения или цель существования [Rokeach, 1972]. Вследствие этого, к числу аксиологических следует относить не только этические и эстетические концепты высокой степени абстракции (идеалы: добро, щедрость и др.), но и более конкретные представления коллектива о том, что для него значимо. Примеры аксиологических концептов американской лингвокультуры включают: privacy, self-made man, challenge, diversity [Привалова, 2006].

Мы выделяем в картине мира новозеландцев европейского происхождения такие аксиологические концепты, как, например, egalitarianism, remoteness, ingenuity/resourcefulness. Среди традиционных ценностных концептов коренного населения Новой Зеландии маори значимым является, например, концепт utu, отражающий принцип ресипрокальности в межплеменных и межличностных отношениях, концепт mana (принцип энергетической, жизненной силы).

Таким образом, состав и содержание аксиологических концептов в концептуальных картинах мира разных лингвокультур различны. В одних лингвокультурах значима семья [Эрштейн, 2008, с. 24], в других (маорийской и австралийских аборигенов) – клан или племя, в некоторых (маори) – важна родословная. Во всех лингвокультурах значима земля и родина, но у каждой из них за этими концептами стоят собственные представления. Например, в мигрантских картинах мира под родиной понимают историческую родину. Вера и бог в разных сообществах тоже различны.

Комплекс формальных характеристик аксиологических концептов включает номинативную плотность концептов (множественное вариативное обозначение и сложные смысловые оттенки обозначаемого, свидетельствующие о его ценностной значимости в рамках языкового коллектива [Карасик, 2004, с. 112; Слышкин, 2000, с. 18; Попова, Стернин 2007]); рекуррентность его актуализации с положительной оценочностью в разных типах дискурса; включенность в вертикальный контекст, формирующий его прецедентные свойства [Воркачев, 2004].

Лингвистический конструкт аксиологического концепта, по И.В. Приваловой, выступает квинтэссенцией оценок, норм, эталонов представлений. Например, языковая репрезентация аксиологического концепта egalitarianism в картине мира новозеландцев европейского происхождения включает сочетания tall poppy, tall poppy syndrome, отражающие негативное оценочное отношение к «выскочкам»: “tall poppy syndrome is a way of “cutting down” those who are distinctively successful, high achievers” [NZEdge Mailbox, 2008].

Следующая выделяемая нами группа концептов названа аксиоматической. Ее единицы являются важными средствами реализации аксиологических концептов, вбирают в себя пучок этнокультурных аксиологических маркеров (термин И.В Приваловой [2006]). Данные концепты являются инвариантными представлениями о прецедентных феноменах (по В.В. Красных [1997]) и воспроизводимых феноменах (по В.Н. Телия [2005]), поэтому они – аксиомы лингвокультуры. К этой группе мы относим концепты-символы или иконические концепты, мифологемы и теологемы, стереотипические концепты, каноны и другие прецедентные единицы.

Языковая репрезентация аксиоматических концептов представлена прецедентными именами, высказываниями, текстами (по В.В. Красных [1997]), а также фразеологизмами, паремиями, именами аналитического типа (по В.Н. Телия [2005]), или несвободными сочетаниями (по Н.Б. Мечковской [2000]) и нефиксированными описаниями стереотипических ситуаций [Красных, 2008].

Аксиоматичность данных единиц выражается также и в том, что нередко аргументативный дискурс заканчивается пословицей либо резюмирующим прецедентным высказыванием, которые являются последним «аргументом», аксиомой. В картине мира новозеландских пакеха прецедентной единицей является, например, стереотипическое представление, стоящее за выражением She’ll be all right («все будет хорошо»), фигурирующим как резюме в различных дискурсах: So don't worry mate, she'll be all right; и служащим средством идентификации страны: the land of She’ll be all right. Данное представление актуализирует аксиологический маркер история освоения страны и в сознании новозеландцев европейского происхождения является квинтэссенцией «новозеландского» успеха.

В традиционной картине мира маори единицы аксиоматического уровня связаны с мифологией и фольклором. Слова известного речитатива-хака для поднятия боевого духа перед сражением ka mate, ka mate, ka ora, ka ora (it is death, it is death, it is life, it is life) актуализируют традиционную когнитивную аксиому маори: маори – это воин.

Роль единиц аксиоматического уровня, как и роль аксиологических концептов, состоит в сохранении стабильности и традиционности картины мира.

Помимо уже названных групп аксиологических и аксиоматических концептов, выделяем также группу концептов, функционирующих в лингвокультуре как культурно-когнитивные модели. К этому уровню относим метафорические и метонимические культурно-когнитивные модели, культурно-когнитивные эталоны и прототипы. Выделение культурно-когнитивных моделей основано на постулируемой реализации в лингвокогнитивной деятельности аксиологических мотивационных установок как моделей должного [Леонтьев, 2005].

Основные результаты функционирования модели закрепляются как узуальные в лексиконах и семантиконах, другие фигурируют в речи как контекстно-обусловленные. Примерами культурно-когнитивных моделей могут быть зоометафоры, фитометафоры, во многих картинах мира культурно-когнитивными моделями являются концепты-слоты фрейм-структуры семья. В картине мира маори культурно-когнитивной моделью является, например, концепт matua (родитель: отец или мать, главный в семье): taone matua (capital), moni matua (endowment), whenua matua (fatherland), matua atua (godparent) и др.


загрузка...