Использование спецконтингента в создании и наращивании экономического потенциала Кузбасса в конце 1920-х – второй половине 1950-х гг. (05.09.2011)

Автор: Бикметов Рашит Саитгараевич

Второй параграф «Организация и использование труда заключенных исправительно-трудовых учреждений» отражает производственную и контрагентскую деятельность лагерного сектора в экономике региона.

В условиях возникшего дефицита людских ресурсов угольные тресты и крупные промышленные предприятия расширяют масштабы использования труда заключенных. Возводятся лагеря «упрощённого типа». Лаготделения при шахтах пополняются рабочей силой. На некоторых шахтах удельный вес заключённых в составе шахтерских кадров достигает 46 %.

Силами заключённых Сиблага также ведется форсированное строительство предприятий оборонного значения. Для обеспечения шахт высококачественной взрывчаткой на территории шахты «Северная» возводится завод взрывчатых веществ. В 1942 г. на этой стройке работало 1800-1900 заключённых.

Более чем в два раза возросла численность заключенных, работавших на КМК (в 1941 г. – 1500 , в 1942 г. – 3350 человек). Их труд использовался на выплавке чугуна, стали, сортового проката и складских работах. Ахпунское лаготделение ежедневно поставляло на рудники и строительство горных предприятий КМК не менее 1500 человек. На руднике Темир-Тау они работали на доломитовом карьере, на Ариничевском руднике добывали огнеупорную глину, на Таштагольском руднике строили электростанцию и компрессорную.

Возведение объектов силами заключённых активно практиковалось и в других отраслях промышленности региона. В январе 1942 г. началось строительство жилых бараков лагпункта при Сталинском алюминиевом заводе. На Яшкинском цементном заводе работало 800 заключённых, по 300 человек было передано Гурьевскому металлургическому заводу и заводу № 605 (г. Киселёвск), 350 человек – тресту «Сталинскпромстрой». С 1943 г. Ахпунское лаготделение ежедневно поставляло 600 человек на Таштагольский лесозавод. Активно использовался труд заключённых на Беловском цинковом заводе и Салаирском руднике, на строительстве оборонных объектов. На возведение Юргинского завода наркомата вооружения направлено 500 человек, на строительство аэродрома в г. Мариинске – около 1500 человек.

Массовый вывоз трудоспособных заключённых по нарядам ГУЛАГа за пределы региона обострил ситуацию с поставками рабочей силы в 1942 г.

Лагерное производство перестраивалось на выпуск продукции для фронта. Тайгинской промышленная ИТК перешла к изготовлению прикладов к автоматам, специальной тары для боеприпасов, другие лаготделения изготавливали лыжи. В Мариинских механических мастерских Сиблага был налажен выпуск минометов РМ-50. Только за 1941 г. заключённые ИТК № 1 (посёлок Яя) изготовили для Красной армии 1000 ватных полупальто, 493 тыс. гимнастерок, 480 тыс. хлопчатобумажных шаровар, 51 тыс. ватных телогреек, 2 тыс. пар нательного белья и другой продукции на сумму 27 млн. рублей.

4 апреля 1942 г. на базе сельскохозяйственных лаготделений был создан оздоровительный специализированный лагерь (Сиблаг). Часть лаготделений была переведена на контрагентские работы и передана в ведение ОИТК УНКВД по Новосибирской области.

Подразделения Сиблага направляли на фронт свою продукцию: мясо, сало, сливочное масло, овощи, картофель. Особое место в работе занимало производство сушеных овощей (сухатов). В лагере было организовано производство стекла, бумаги, войлока, юфти, хрома, веревки, шпагата, суровых ниток, клея, мыла. Резко возрос и ассортимент промышленного производства: бочки, ложки, брички, телеги, сани, мебель и другие изделия. В трех сельскохозяйственных подразделениях было организовано смолокуренное и скипидарное производство, а в Мариинском лаготделении созданы пимокатный цех, кожевенное производство. Ослабленные заключённые привлекались к изготовлению валенок, деревянных ложек, к плетению лаптей из коры, лыка, ивы, талины и вербы и на заготовку указанного сырья. Были организованы полеводческие и огородные бригады. За ними были закреплены земельные участки, транспорт, инвентарь и определены агротехнические мероприятия, связанные с подготовкой к весеннему севу. Велась даже селекционная работа, приведшая к получению высокопродуктивной породы свиней – «Кемеровская сальная». По результатам социалистического соревнования сельхозпредприятий НВКД СССР по итогам 1942 г. Сиблаг был премирован денежной премией в размере 15 тыс. рублей.

В феврале 1943 г. был образован самостоятельный ОИТК УНКВД по Кемеровской области в составе двух специализированных (Тайгинская и Яйская ИТК) и 4 контрагентских лагподразделений с крайне запущенным хозяйством. На 1 апреля 1943 г. в его лагподразделениях содержалось 11433 заключённых (70 % их них – нетрудоспособные). Руководством и медработниками лагеря была проведена большая организационная работа по оздоровлению контингента за счет улучшения медицинского обслуживания и питания заключённых. В 1944 г. через оздоровительные учреждения лагеря прошло 10441 человек, из которых 9037 физически восстановили свою работоспособность. Изыскивались дополнительные продовольственные пайки за счет лимитов хозорганов. Руководство ГУЛАГа НКВД СССР отметило ОИТК УНКВД по Кемеровской области за лучшие показатели в деле оздоровления заключенных.

Работниками культурно-воспитательной части (КВЧ) была проведена большая разъяснительная работа среди заключенных по вовлечению их в трудсоревнование за досрочное выполнение государственных планов. Постепенно стало налаживаться производственно-техническое обучение новых рабочих, ежегодно обучалось свыше 1800 человек. На производстве активно внедрялись стахановские методы труда. В 1944 г. по официальным данным трудсоревнованием было охвачено 11749 человек, в т. ч. 327 производственных бригад общей численностью 9331 человек. Так, бригада заключённых Яйской швейной фабрики под руководством Реутовой, соревнуясь с бригадой Щенниковой на пошиве вещдовольствия для Красной армии, закончила годовой план 1944 г. за 9 месяцев 15 дней при производительности труда 156 %.

Высокой производительности труда добились соревнующиеся бригады заключённых, работавшие в копровом цехе КМК. Бригады Соловьева и Эльзассерс давали ежедневно 428 % дневной выработки, бригада Ивановского –

378 %. Успешно работал в 1944 г. один из лучших цехов КМК – штамповочный, в котором 70 % рабочих – заключённые. Он шесть раз завоевывал первое место в заводском соцсоревновании.

В результате ударного труда и массового охвата трудовым соревнованием все производственные показатели плана в 1944 г. были успешно выполнены, а Тайгинский и Гурьевский ОЛПы выполнили годовой план досрочно. В итоге была получена прибыль в сумме 52728 тыс. рублей (по плану же – 44361 тыс. рублей), выполнение финансового плана составило 118,8 %. По контрагентским работам лагерные подразделения ОИТК выполнили план на 112 %. Возросла в 1945 г. и численность спецконтингента, охваченного трудовым соревнованием. Из 6948 заключённых соревновалось 6212 человек.

В третьем параграфе «Трудопоселенцы и их вклад в развитие экономики региона в суровые годы войны» анализируется динамика изменения численности трудопоселенцев, показан их ударный труд на производстве.

По-прежнему сохранялась практика перезаключения договоров ОТСП УНКВД по Новосибирской, а затем и по Кемеровской области с хозорганами. В июне 1943 г. Отдел трудспецпоселений УНКВД по Кемеровской области, обслуживал население четырёх районных комендатур. На учете в них состояло 17686 семей трудопоселенцев общей численностью 57438 человек.

Основная часть трудопоселенцев (68 %) была сосредоточена в промышленности региона. В угольной промышленности работали 13026 человек, в металлургической – 2325, в цветной металлургии – 1241. Остальная же часть работающего населения была задействована в сельскохозяйственных и промысловых артелях, в мелких хозяйственных организациях. В августе 1943 г. численность трудопоселенцев на шахтах региона значительно увеличилась за счет 7000 человек, мобилизованных из разных регионов страны. Из них 2000 человек направили на строительство шахт в комбинат «Кузбассшахтострой».

В угольной промышленности трудопоселенцы в основном использовались на подземных работах. Производительность их труда резко возросла по сравнению с довоенными годами. Ряд шахтёров из числа трудопереселецев держали первенство не только по своей шахте, но и по всему тресту. На шахте имени С. Орджоникидзе треста «Куйбышевуголь» из 850 работающих трудопоселенцев было 469 ударников, 197 стахановцев и 19 мастеров угля. Из числа трудопереселенцев на предприятиях Кузбасса успешно работали 2259 стахановцев, 2611 ударников, 125 мастеров социалистического труда. Ряд трудопоселенцев являлись обладателями переходящих знамен Новосибирского и Кемеровского обкомов ВКП(б) и горкомов партии, а особо выдающиеся были награждены правительственными наградами и сняты с учета. Ударный труд трудопоселенцев стимулировался улучшением материальных и бытовых условий.

В апреле 1944 г. все трудопоселенцы, работавшие в золотодобывающей промышленности области, были закреплены за трестом «Запсибзолото». Прибытие в 1944 г. новых категорий спецконтингента устранило необходимость дополнительного привлечения трудопоселенцев на шахты и предприятия региона.

В начале 1945 г. в Кузбассе значилось на спецпоселении 54202 трудопоселенца. В связи с дополнительным направлением в регион новых пополнений спецпереселенцев из освобожденных от врага территорий их численность в апреле 1945 года уже составляла 96867 человек. Основная часть их работала в угольной, металлургической и золотодобывающей промышленности.

Четвертый параграф «Организационный период «трудовой армии» в Кузбассе (ноябрь 1942 г. – 1-я декада ноября 1943 г.)» рассматривает организационный процесс формирования спецотрядов в составе угольных трестов, включая создание изолированных зон, снабжение и техническое обучение мобилизованных немцев, их адаптацию к условиям работы в шахте.

С ноября 1942 г. в распоряжение угольных трестов Кузбасса стали прибывать эшелоны с трудомобилизованными немцами. На 29 декабря 1942 г. на шахтах региона уже работали 9393 человека. Значительная часть их была представлена бывшими колхозниками, никогда прежде не работавшими в промышленности. Пятую часть трудомобилизованных (более 21 %) составляли женщины.

В соответствии со специальной «Инструкцией по использованию на предприятиях Наркомугля мобилизованных немцев» при шахтах формировались шахтовые подразделения спецотряда. Руководство отряда назначало начальников колонн, отделений и бригадиров, из числа наиболее подготовленных и проверенных немцев. На них возлагались функции наблюдения и проверки наличия списочного состава мобилизованных, своевременный и полный вывод его на работу. Эти лица следили за исполнением внутреннего распорядка и обеспечением бытового обслуживания мобилизованных непосредственно в зонах.

Вся организация труда и быта мобилизованных немцев в отряде строилась на основах строжайшей дисциплины и безоговорочного подчинения установленному режиму. Их размещали в казармах–бараках, расположенных отдельно, в специально отведённых местах, огороженных высоким забором или колючей проволокой (зонах). Продолжительность рабочего дня и выходные дни для мобилизованных немцев устанавливались на общих основаниях с вольнонаемным составом. Перед началом работ в шахте они получали инструктаж о характере порученных им работ и о правилах безопасности. Спецотряды трестов ежеквартально до августа 1943 г. пополнялись небольшими партиями мобилизованных немцев, которые распределялись по шахтам.

Численность мобилизованных немцев в Кузбассе на 1 декабря 1943 г. составляла 15120 человек. Из них в угольной отрасли региона работали 15047 человек (95,5 %), а остальные 73 человека (4,5 %) были задействованы на лесозаготовительных работах в Терсинском леспромхозе. Ещё 350 человек работали на оборонном заводе «Прогресс» в г. Кемерово.

Большинство предприятий оказалось неподготовленными к приему людей. Необеспеченность фронтом работы, бесконтрольность со стороны технического персонала отрицательно сказывались на производственном процессе. Многие сотрудники охраны допускали рукоприкладство и произвол в отношении мобилизованных, обслуживающего персонала столовых. Не хватало тёплой одежды, белья, обуви и спецодежды. В создавшихся условиях люди решались на более отчаянные шаги – побег и дезертирство с производства.

В целях упорядоченности использования труда мобилизованных немцев в составе комбината «Кузбассуголь» было создано управление спецотрядов, а в составе его трестов – аналогичные отделы. В феврале 1943 г. для стимулирования повышения производительности труда мобилизованных устанавливался дифференцированный порядок питания. Стопроцентное полноценное питание получали те, кто выполнял суточные производственные нормы. Рабочим, выполнявшим производственные нормы в пределах от 50 до 80 %, выдавалось продовольствие на 25 % меньше положенного.

Однако эти меры в условиях неподготовленности предприятий к приёму и размещению людей, дефицита обмундирования, одежды и обуви, постельного белья, не имели должного эффекта.

Пятый параграф «Новые подходы в организации «трудовой армии»: практические мероприятия и их эффективность (ноябрь 1943 – май 1945 гг.)» характеризует реализацию системы мер, предпринятых в Кузбассе для повышения производительности труда мобилизованных, их эффективность и результаты.

Новый подход к вопросам использования труда мобилизованных был изложен в ноябрьских приказах Наркома угольной промышленности СССР (№ 368с, 369с). Впервые для них были выделены значительные фонды белья и одежды. Особое внимание обращалось на санитарно-медицинское обслуживание немцев, на готовность к зиме их общежитий и социально-бытовых помещений.

В ноябре 1943 г. вводилась новая «Инструкция по трудоиспользованию на предприятиях Наркомугля мобилизованных немцев». Согласно ее положениям охрана зон должна была осуществляться силами самих трудомобилизованных из числа хорошо проверенных членов ВКП(б) и комсомольцев. Её личный состав получал защитное обмундирование и красные нарукавные повязки с надписью «охрана», обеспечивался денежным содержанием и нормой питания наравне с вольнонаемной охраной. Передача функции охраны самим мобилизованным означала частичное признание за ними их гражданских прав.

Новая инструкция узаконила замену обслуживающего персонала пищеблока лицами немецкой национальности. На территории самих зон разрешалась колхозная и частная лотковая торговля молоком и овощами. Также вводился персональный учёт всех мобилизованных независимо от места и характера работы. В качестве поощрения людям разрешалось проживать на частных квартирах за пределами зон, а стахановцам – вызов к месту работы семьи.

Активные преобразования в жизни мобилизованных начались только с января 1944 г. Был введен ежемесячный отчёт об улучшении жилищно-бытовых условий и нужд мобилизованных и о благоустройстве зон. Произошло организационное и экономическое укрепление спецотрядов как самостоятельных хозрасчетных единиц, их кадровое комплектование. В целях улучшения обслуживания людей в ряде трестов, управлению спецотрядов были переданы штаты работников банно-прачечных комбинатов и насосных, а также отдельные медпункты.

С апреля 1944 г. ликвидировалась двойственность управления этой категорией спецконтингента. В трестах создавались управления спецотрядами, куда вошли начальники спецколонн, начальники смен, руководители групп, медпункт и самоохрана. Также в составе каждого управления был организован ОРС.

Постепенно, поэтапно решались и вопросы комплексного снабжения мобилизованных тёплой одеждой, обувью, спецодеждой и касками. Через сеть ларьков целевым назначением выделялись для реализации промышленные товары.

Все спецотряды в 1944 г. на выделенных земельных участках создали свои подсобные хозяйства. Все желающие получили землю под индивидуальные огороды. Существовавшая ранее практика остаточного снабжения спецотрядов заменялась выделением продуктов и промтоваров торговой сети зон по удельному весу мобилизованных в системе трестов.

Многие ЖКО шахт в целях поддержания должного состояния жилищно-бытовых объектов взяли на обслуживание зоны спецотрядов. Благодаря оперативному руководству и хорошо поставленной организации ремонтных работ все жилые помещения спецотрядов были приведены в порядок, утеплены и обеспечены запасами топлива на весь зимний период. Улучшение бытовых условий способствовало резкому снижению дезертирства с производства.

На 1 апреля 1944 г. в промышленности региона трудились 16028 мобилизованных немцев. Из них 14521 человек (90,5 % от всей численности) работали в угольной промышленности Кузбасса, 708 человек (4,4 %) – на лесозаготовках (тресты «Южкузбасслес» и «Севкузбасслес») и 444 человека (2,8 %) на строительстве шахт, 355 человек (2,2 %) – на строительно-монтажных работах при возведении промышленных объектов и жилья (ОСМЧ-30).

Текущие изменения в жизни мобилизованных, включая вывод ударников из зоны и перевоз семей, а также дальнейшее освоение ими шахтерских специальностей, способствовали значительному подъёму производительности труда, особенно рабочих, занятых на подземных работах. Так, в апреле 1944 г. по комбинату «Кемеровоуголь» 52 % мобилизованных немцев успешно справлялись с выполнением производственных заданий, по тресту «Ленинуголь» – 62,5 %, а по тресту «Кемеровоуголь» – 64 %.

В июне 1944 г. в спецотряде треста «Кагановичуголь» зародилась новая форма воспитательной работы – проведение общих собраний личного состава, на которых рассматривались вопросы выполнения норм выработки, вскрывались причины невыполнения производственных заданий. Наряду с существовавшими досками почета появились чёрные доски с именами нарушителей трудовой дисциплины и отстающими бригадами. Стимулировали трудовую деятельность мобилизованных и различные меры поощрения.


загрузка...