Концепция интерпретации сочинения в системе фортепианной культуры (05.07.2013)

Автор: Вартанов Сергей Яковлевич

Такой диалог в той или иной форме существовал во все эпохи. Так, в XVIII веке основным способом коммуникации являлась музыкальная риторика, устанавливающая единые критерии смыслов для артиста и аудитории. В XIX веке возрастает роль исполнителя и параллельно осознается роль интерпретации. Ключевые представления о ней как о проявлении «синтеза искусств» на основе «принципа образности» сформировал Ф. Лист, который впервые в истории выступил с сольным концертом и назвал его «монологом» — Recital. В ХХ веке решающее значение приобретает понятие концепции. В область музыкальной интерпретации его ввел С. Рахманинов, определивший концепцию как систему связей и структурных планов в сочинении. Являясь символом целостности текста, устойчивости в нём релятивных отношений, концепция открывает пути к взаимодействию с гуманитарным знанием: со сферами прототипической семантики, когнитивным и нарративным подходами, с интертекстуальностью.

В нашем исследовании предпринимается попытка обобщить идеи концепции в системе фортепианной культуры в свете науки XX – XXI веков. М. Бахтин предложил диалогическую теорию познания произведений искусства. Пианист (исполнитель вообще) ведет многосторонний диалог: а) с сочинением; б) с образом его автора; в) с фортепианной и мировой культурой; г) с инструментом в его эволюции; д) с аудиторией. Мы предлагаем метод концептуальной интеграции – авторское претворение теории концептуальной интеграции (Conceptual Integration), или концептуального смешения (Conceptual blending), созданной М. Тёрнером и Ж. Фоконье. Появившись в когнитивном литературоведении, сегодня она рассматривается как общая теория познания. Её прототипом выступает универсальный принцип дополнительности Н. Бора. Метод концептуальной интеграции подводит итоги эволюции мышления исполнителя, обеспечивает единый подход ко всем сочинениям. Интеграция концепции осуществляется как смешение разных видов восприятия пианиста: слухового, зрительного, сенсорно-тактильного, интеллектуального (его тезаурус). В результате в сознании исполнителя образуется итоговое ментальное пространство – интеграция выводит его мышление на новый уровень в интерпретации.

Функционирование этого метода в деятельности музыканта-исполнителя приобретает дополнительный аспект, связанный с её сценическим характером. Музыкант-универсал А. Корто выделяет в воспитании артиста «дар экстериоризации, составляющий основу таланта исполнителя», и увязывает его развитие с театрализацией и с программно-сценарными представлениями. Идеи А. Корто о приоритете артистических качеств исполнителя – способности перевести концепцию из ментального плана внутреннего содержания в форму сценического выражения – также следует отразить в нашем подходе – поэтому метод концептуальной интеграции мы можем называть также “методом экстериоризации”.

Цель работы — системное исследование фортепианной исполнительской интерпретации сочинения как результата многостороннего диалога пианиста: при этом его целостность обеспечивает метод концептуальной интеграции, функционирующий на основе диффузного взаимодействия разных видов восприятия.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

• целостный охват в исполнительской интерпретации сочинения явлений музыкального языка и речевых смыслов их произношения за инструментом;

• обоснование единого метода мышления пианиста в концепции фортепианной интерпретации, выработка общих принципов подхода ко всем сочинениям;

• разработка представлений пианиста об интерпретируемом сочинении как о тексте, построенном по законам ассоциативного мышления;

• изучение специфики восприятия и мышления пианиста в интерпретации сочинения — выработка основных операционных понятий;

• раскрытие многообразных связей сочинения с системой фортепианной культуры, а также со всей мировой художественной культурой;

• выявление общих принципов, механизмов мышления в деятельности исполнителей разных специальностей — создание предпосылок для обоснования общей теории исполнительской интерпретации;

• выяснение идентичности мышления исполнителя в интерпретации и общих принципов ориентации человека в пространстве, позволяющее включить систему фортепианной культуры в парадигму современного гуманитарного знания.

Научная новизна диссертации заключается в разработке комплексного метода исследования исполнительской интерпретации на материале системы фортепианной культуры. Концептуальная интеграция в этой системе приобретает дополнительный ракурс экстериоризации, на который обращает внимание А. Корто. Он выделяет в деятельности исполнителя-артиста «дар экстериоризации», и увязывает его развитие с яркостью программно-сценарных представлений интерпретатора. Называя метод концептуальной интеграции также “методом экстериоризации” мы не только отдаем должное вкладу А.Корто, но и обозначаем его роль стимула развития качеств артиста-исполнителя, важных при переводе концепции из плана внутреннего содержания в форму сценического выражения.

Материалы исследования, достаточно полно репрезентируют систему фортепианной культуры в её связях с мировой культурой и включают в себя:

• авторские нотные тексты произведений фортепианной (клавирной) литературы трех веков, известные также по многочисленным редакциям пианистов, интерпретируемые во многих прочтениях пианистов-исполнителей, входящие также в концертный и педагогический репертуар автора диссертации;

• письменные свидетельства и документально зафиксированные устные высказывания композиторов-пианистов по поводу программ (в том числе и скрытых) своих произведений, а также концепций интерпретации сочинений;

• книги, статьи, исполнительские комментарии, отражающие взгляды на интерпретацию пианистов — редакторов, артистов и фортепианных педагогов;

• обобщающие работы представителей отечественного музыкознания, касающиеся проблем интерпретации, становления науки об исполнительстве;

• работы представителей других специальностей — дирижеров, исполнителей на струнных инструментах;

• источники из области искусствознания и эстетики, философии и культурологии, теории информации и коммуникации, психологии и литературоведения.

• пласт произведений мировой музыкальной культуры (мотеты Баха, оперы Гайдна и Моцарта, Вагнера и Бизе, увертюры, симфонии, мессы Бетховена, песни Шуберта, каприсы Паганини), нашедших параллели в фортепианных сочинениях;

• обширный круг произведений мировой литературы, художественной культуры, получивших отражение в программах и сюжетах фортепианных сочинений.

Теоретическая ценность диссертации определяется выработкой универсального метода концептуальной интеграции в исполнительской интерпретации; обоснованием системы отношений пианиста с текстом фортепианного сочинения; структурированием на этой основе многоуровневой иерархической системы фортепианной интерпретации в её взаимосвязях с мировой культурой.

В системе фортепианной культуры мы находим ядро, формирующее представления пианиста при интеграции концепции сочинения — ментальный комплекс интерпретации. Во внутреннем лексиконе текста он принимает вид: сюжет (сценарий) — концепция (программа) — символы (соответствия). Наибольший вклад в становление комплекса внесли великие композиторы-пианисты: Л. Бетховен, Р. Шуман, Ф. Шопен, Ф. Лист, С. Рахманинов, К. Дебюсси. Значителен вклад в его развитие крупнейших исполнителей-артистов и педагогов: Ан. Рубинштейна, Ф. Бузони, И. Гофмана, К. Леймера, А. Швейцера, В. Ландовской, А. Корто, Г. Нейгауза, С. Фейнберга, Б. Яворского.

Подобное многоуровневое изучение предпринимается впервые – его результаты могут быть использованы в качестве базы общей теории исполнительской интерпретации, а также её ответвлений для разных сфер исполнительства.

Практическая ценность исследования состоит в единстве теории и практики в осмысления феномена фортепианного исполнения, в направленности её на совершенствование представлений в педагогическом процессе в системе фортепианной культуры. Основываясь на результатах исследований, автор создал научно-практические и семинарские циклы, которые проводит в рамках курсов «История фортепианного искусства», «История, теория, методика исполнительского искусства» для студентов и аспирантов Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова. Эффективность метода демонстрировалось в выступлениях автора с образцами концептуальной интеграции в жанре Lectur-Recital – на многих фортепианно-педагогических конференциях и мастер-классах.

Апробация результатов работы. Диссертация обсуждалась на расширенных заседаниях кафедры истории и теории исполнительского искусства и музыкальной педагогики Саратовской государственной консерватории им. Л.В. Собинова и была рекомендована к защите 22 марта 2012 года. Основные результаты диссертации были изложены в сообщениях автора на многочисленных международных и всероссийских научных и фортепианно-педагогических конференциях, в том числе в Москве: Конференция ЕРТА-1991; к юбилеям Рахманинова (1993, 2008, 2013); Скрябинские чтения (2005); МГИМ им. А. Шнитке (2004, 2006, 2007, 2008); РАМ им. Гнесиных (2009, 2010); Академия им. Маймонида (2009, 2010); в Санкт-Петербурге (2009), в Тамбове (2008, 2013), в Саратове (консерватория — регулярно; Саратовский университет — 2008, 2012). Положения диссертации отражены в более чем 40 публикациях, объемом 78 п. л.

Положения, выносимые на защиту.

1. Фортепианная культура как коммуникативная система, в центре которой находится личность пианиста, вырабатывающего концепцию интерпретации в многостороннем диалоге: а) с сочинением, б) с образом его автора; в) с инструментом; г) с мировой художественной культурой; д) с аудиторией.

2. Концепция в исполнительской интерпретации сочинения оказывается производной функцией от восприятия, мышления, индивидуального тезауруса пианиста и одновременно – порождением системы фортепианной культуры. Концепция позволяет выявить целостность текста, наделить его знаки устойчивой семантикой, совместить дешифровку языка сочинения с речевым произношением.

3. Метод концептуальной интеграции (экстериоризации) – универсальный инструмент мышления пианиста – позволяет обобщить формы восприятия пианистом сочинения (пять видов текста). Диффузное взаимопроникновение в сознании пианиста разных уровней восприятия обеспечивает основу генерирования концепции – подъема на новый, личностный уровень в прочтении сочинения, – а также предусматривает единый подход ко всем явлениям в системе культуры.

4. Метод концептуальной интеграции потребовал выработки аппарата понятий и представлений пианиста (внутренний лексикон текста, триада сюжетности персонификация, сегментация, трансформации, механизм символов и соответствий). Этот аппарат может быть также использован для выработки общей теории исполнительской интерпретации – он опирается на принцип тождества мышления в музыкальной интерпретации и в системе гуманитарного знания вообще.

Структура диссертации обусловлена спецификой избранной темы, её целями и задачами. Работа состоит из Введения, восьми глав, Заключения и библиографического списка. 185 нотных примеров составляют органичную часть текста, используются в качестве иллюстраций процессов концептуальной интеграции.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы, раскрывается проблематика исследования и степень её научной разработанности, предпринимается обзор источников, определяются цели и задачи, материал и методологические основы, аргументируется степень научной новизны и излагаются выносимые на защиту положения, структура диссертации, сведения об апробации работы.

Первая глава — «Концепция в системе фортепианной интерпретации» – посвящена изучению интерпретации, которая рассматривается как основная форма бытования музыки. Выявляется разница понятий исполнения и интерпретации, а также роль концепции как категории мышления исполнителя.

§ I.1. Концептуальное мышление: этапы становления. Прослеживается становление концептуального мышления, принципы его выражения в сочинениях и в их исполнении в системе фортепианной (клавирной) культуре. Музыка изначально, от ранних форм синкретического искусства выступала в единстве с вербальными смыслами, пластическими жестами. В эпоху Возрождения поворот в искусстве от Бога к Человеку отмечен знаковым совпадением: одновременное возникновение оперы и клавишных инструментов напоминает об общей природе театра и музыки. В эпоху Барокко в XVIII веке доминирует музыкальная риторика, в её сферу входят проблемы соотношения языка и речи, анализ общих для оратора и аудитории знаков: музыкально-риторических фигур, которые сохранили статус знаков метаязыка и в эпоху Классицизма – не утратили его и позже.

§ I.2. Интерпретация — форма бытования музыки. Специализация видов музыкальной деятельности на рубеже XVIII–XIX веков привела расцвету в эпоху Романтизма феномена интерпретации. Это понятие, установившееся в XIX веке, отразило осознание специфики музыки как искусства: авторское сочинение живет лишь в посредничестве исполнителя. Исторически сложились два вида такого посредничества. 1. Исполнение — элементарное воспроизведение текста, или объективное исполнение: играющий стремится абстрагироваться от своего «я» ради выражения «воли композитора». 2. Интерпретация – утверждение права на личностное истолкование сочинения – поставила исполнителя в центр системы, стала знаком её формирования. Представления о её свойствах сформулировал Лист: свой первый в истории сольный концерт Recital он назвал музыкальным монологом (1839), подчеркнув значение театрализации в «синтезе искусств» – музыки, пластики, литературы, поэзии, драмы. Его программные драматические сочинения требуют режиссуры. Знаковое совпадение: романтизм, «психологическая эпоха» – активизирует ассоциативное мышление, опору на экстрамузыкальные факторы в двух феноменах: а) интерпретация; б) программная музыка.

§ I.3. Исполнительская интерпретация как объект изучения. Понятие интерпретация используется сегодня во многих сферах: в математике, в теории познания и информации оно трактуется как совокупность значений, смыслов элементов, которые возникают в иерархированной системе и осмысляются при помощи теории, метода – инструментов моделирования. В современной философской литературе под интерпретацией понимается не столько постижение смыслов текста, сколько поиск его «означивания»: наделения текста значениями. Интерпретация, в том числе фортепианная (по А. Лосеву) – одна из универсалий духовной деятельности; любой акт перевода из формы в форму является интерпретацией: мышление интерпретирует деятельность, язык интерпретирует мышление, т.е. любая мысль, оформляясь в язык, заново интерпретируется. Обзор литературы показывает, что обсуждение отдельных сторон фортепианного исполнения не увенчалось созданием теории исполнительской интерпретации.

§ I.4. Становление системы фортепианной культуры. Ключевое значение в её оформлении имеют феномены интерпретация и концепция, в которых выражено личностное начало и суть послания, циркулирующего в коммуникативной системе: автор — исполнитель (его сознание охватывает всю цепочку) — сочинение (образ его автора) — инструмент — аудитория. Наиболее весомый вклад в фортепианную культуру — творчество музыкантов-универсалов, великих композиторов-пианистов. В их сочинениях актуализировались понятия, которые легли в основу имманентного для системы ментального комплекса интерпретации. Л. Бетховен: сюжет в инструментальной драме; Р. Шуман: карнавальность, характерность образов; Ф. Шопен: уход от программы, жанр в сюжете; Ф. Лист: программа и сюжет, принцип образности; С. Рахманинов: концепция, интертекстуальные связи; К. Дебюсси: соответствие, символ. Комплекс универсален для всей системы; интеграция концепции принимает в ней вид: сюжет (сценарий) —— концепция (программа) — соответствия, символы. Велик вклад в систему фортепианной культуры пианистов-артистов, педагогов, исследователей, развивавших принципы мышления «гениев фортепиано». О концепциях Ф. Бузони, Г. Бюлова, А. Шнабеля свидетельствуют их комментарии и ремарки — указания выразительных средств исполнения в редакциях сочинений классиков. Важным вкладом в становление фортепианной (клавирной) культуры стали системы воззрений Ан. Рубинштейна, А. Швейцера, В. Ландовской, И. Гофмана, К. Мартинсена, К. Леймера, А. Корто, Г. Нейгауза, С. Фейнберга, Б. Яворского.


загрузка...