Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России (05.04.2010)

Автор: Паршина Ольга Николаевна

А. К. Михальская, основывая свое определение коммуникативной стратегии на понятии выбора, выделяет две глобальные коммуникативные тенденции: к сближению и к индивидуальности. «Предпочтение (выбор) одной из возможных тенденций ( ... ( и проявление этого предпочтения в речевом общении назовем коммуникативной стратегией» [Михальская, 1996а: 98].

При определении стратегии, как видим, учитываются такие характеристики, как зависимость выбора стратегии от цели и коммуникативного намерения, а также зависимость от ситуации.

Учитывая все сказанное, при употреблении термина «стратегия» мы будем понимать ее как определенную направленность речевого поведения в данной ситуации в интересах достижения цели коммуникации.

Исследователи называют различные виды коммуникативных стратегий в разных дискурсах, в том числе в политическом: дискурсивные, стилистические, семантические, прагматические, риторические, диалоговые и т.д.

Е.И. Шейгал [Шейгал 2000] выделяет в политическом дискурсе следующие виды стратегий:

- стратегия вуалирования, затушевывания нежелательной информации (позволяет притушить, сделать менее очевидными неприятные факты);

- стратегия мистификации (сокрытие истины, сознательное введение в заблуждение);

- стратегия анонимности (деперсонализации) как прием снятия ответственности.

Можно назвать ещё несколько видов стратегий применительно к политическому дискурсу: стратегия реификации (конструирование образа врага), стратегия делегитимизации (разрушение образа оппонента) и стратегия амальгамирования («мы»-дискурс) [Филинский 2002]. Стратегии дискредитации и самопрезентации в политическом дискурсе на материале письменных текстов СМИ проанализировала О.С. Иссерс [Иссерс 1999].

Ю.М. Иванова, исследуя политический дискурс США, выделяет варьирующую, аддитивную и интродуктивную стратегии [Иванова 2003]. О.В. Гайкова анализирует манипулятивные и аргументативные стратегии предвыборного дискурса США [Гайкова 2003].

Однако при этом в литературе отсутствуют четкие основания выделения типов стратегий и их соотношения с тактиками.

В диссертации представлена попытка классификации и анализа речевых стратегий российских политиков на основе изучения используемых ими языковых средств. В основу классификации мы предлагаем положить конечную цель, которую мы понимаем как прогнозируемое искомое, как представление о результате, который должен быть достигнут по отношению к адресату.

При формулировании коммуникативных целей мы воспользовались классификацией Аристотеля, которая не потеряла своей актуальности и лежит в основе многих современных концепций. Безусловно, она претерпела изменения, но сам принцип классификации остается продуктивным.

Стратегии в политическом дискурсе определяются целями, которые вызывает к жизни политическое общение. Как правило, политик желает:

а) побудить адресата проголосовать на выборах за определенного кандидата, партию, блок, движение и т.п.;

б) завоевать авторитет или укрепить свой имидж, «понравиться народу»;

в) убедить адресата согласиться с говорящим, его мнением, принять его точку зрения (о том, что правительство работает плохо, или что реформы идут успешно, или что «во всем виноват Чубайс»);

г) создать определенный эмоциональный настрой, вызвать определенное эмоциональное состояние адресата;

д) дать адресату новые знания, новые представления о предмете речи, информировать адресата о своей позиции по какому-либо вопросу.

Следует отметить, что в политическом дискурсе вряд ли может преследоваться цель «информировать» без желания сформировать при этом положительное или отрицательное отношение адресата к чему-либо или изменить его мировоззрение, повлиять на его образ мыслей, поэтому функция воздействия в политическом дискурсе всегда присутствует.

С точки зрения речевого воздействия стратегию можно рассматривать только с помощью анализа тактик, поскольку стратегия в переводе с греческого (stratos «войско» + «ago» веду) - искусство планирования, основанного на правильных и далеко идущих прогнозах. А тактика (греч. «искусство построения войск») – это использование приемов, способов достижения какой-либо цели, линия поведения кого-либо. В этом контексте стратегия является комплексным феноменом, а тактика – аспектным. Таким образом, необходимо проанализировать аспектные феномены, чтобы рассмотреть целостную картину стратегии.

Для определения стратегии речевого воздействия необходимо учитывать не только коммуникативную цель, но и набор и типы тех тактик, которые используются для ее реализации. Так, побудить проголосовать за определенного кандидата можно путем предъявления убедительных аргументов, а возможно с помощью средств саморекламы или через опорочивание, очернение политического противника в глазах избирателей. Речевые тактики в нашем понимании представляют собой выбор и последовательность речевых действий, характеризующихся своей задачей в рамках реализуемой коммуникативной стратегии.

В результате анализа нами были выделены следующие коммуникативные стратегии, используемые российской политической элитой: стратегии самопрезентации, дискредитации, нападения, самозащиты, формирования эмоционального настроя адресата, а также информационно-интерпретационная, аргументативная, агитационная и манипулятивная стратегии.

Эти стратегии, реализуемые в определенных тактиках при помощи тех или иных языковых средств, будут рассмотрены в главах 3 - 7, во 2-ой главе будут проанализированы жанры устного политического дискурса, в 8-ой – даны риторические портреты отдельных политиков (В.В. Путина, Д.О. Рогозина, А.Б. Чубайса).

ГЛАВА 2. ЖАНРЫ УСТНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО

ДИСКУРСА

2.1. Проблемы жанров в современной лингвистике

Повышенный интерес современной лингвистической науки к

исследованию речи, появление новой отрасли языкознания - речеведения,

развитие прагматики, риторики обусловили рост популярности

исследований отдельных жанровых форм [Арутюнова 1992; Вежбицка 1997;; Шмелева 1997; Федосюк 1997; Долинин 1999; Дементьев 2001; Жанры речи 1997, 1999, 2002].

По мнению Т.В. Шмелевой, в современной отечественной русистике существуют три различных подхода к проблеме речевых жанров [Шмелева 1997]:

Лексический, предполагающий обращение к именам жанров, толкованию их семантики. Данный подход наиболее тесно связан с теорией речевых актов, во многом основанной на анализе употребления глаголов речи.

Стилистический, согласующийся с традициями литературоведения, предполагающий анализ текстов в аспекте их жанровой природы, включая композицию, отбор специфической лексики и т.д. Данный подход широко используется в исследованиях стилистов, психолингвистов, социолингистов, а также лингвистов, изучающих живую разговорную речь.

Подход, основанный на анализе моделей жанра, предполагающий исчисление этих моделей и изучение их воплощения в различных речевых ситуациях. Основополагающим моментом данного подхода является признание существования в речевом сознании «типового проекта», канона, схемы определенного речевого жанра.

При описании речевой модели жанра, как считает Т.В. Шмелева, релевантными являются следующие признаки, которые она называет жанрообразующими, выделяя коммуникативную цель как наиболее типологически значимый признак, противопоставляющий четыре типа речевых жанров: информативные, этикетные, императивные, оценочные. Кроме коммуникативной цели к жанрообразующим признакам она причисляет:

образ автора (информация о нем как об участнике общения заложена в типовой проект речевого жанра);

образ адресата;

образ прошлого, акцентирующий внимание на эпизоде, предшествующем общению;

образ будущего, подчеркивающий события, следующие за общением, предполагающий дальнейшее развитие речевых событий;


загрузка...