Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России (05.04.2010)

Автор: Паршина Ольга Николаевна

Личное местоимение 1-го лица множественного числа мы отличается многозначностью. Анализ модели с мы позволяет на основании контекстных реализаций выделить несколько значений мы, которыми оперирует политик.

Довольно часто в речи В.В. Путина мы означает «я и правительство». Именно такие речевые структуры преобладают в программном выступлении (11 из 20 высказываний с мы), в выступлении на пресс-конференции (28 из 31 «мы»-предложений), в «прямой линии» (18 из 34 высказываний с мы), что вполне соответствует целевой установке данных жанров. Средствами выражения инклюзивного дейксиса являются ещё и формы именительного и косвенных падежей местоимения мы, а также падежные формы притяжательного местоимения наш. Но наиболее частотной является форма именительного падежа, подчеркивающего идею коллегиального руководства государством:

Я перечислил то что нам удалось сделать //

Основной целью любых наших действий / является повышение качества жизни людей //

Мы многократно усилили инвестиционную привлекательность России //

В прошлом году / как и в предыдущие годы / мы выполнили все свои финансовые обязательства // [Программное выступление, 12.02.2004];

Все демократические завоевания будут обеспечены и гарантированы // При этом мы будем укреплять многопартийную систему / гражданское общество / делать всё для того чтобы обеспечить свободу СМИ //

Мы будем модернизировать страну / мы будем действовать решительно / но постараемся каждый наш шаг объяснять // [РТР, Выступление перед журналистами в ночь после выборов, 15.03.2004];

Мы выплатили семнадцать миллиардов долларов / страна этого даже не заметила // [«Прямая линия», 18.12.2003];

Поэтому здесь нам важно / системно подходить к решению проблем //

Мы со своей стороны готовы поддержать / вот эти обоснованные проекты // [Пресс-конференция, 24.06.2002];

А что касается учителей / то в этом году мы только что приняли решение / с первого января оно вступило в силу / с тем чтобы поднять ряд вопросов в этой сфере на государственный уровень // [Ответы на вопросы доверенных лиц, 12.02.2004].

Распространено в наших материалах употребление местоименного слова наш в значении «относящийся к деятельности руководства страны»:

Наша позиция относительно Ирака / заключалась не в том / кто победит / а в том какими средствами мы имеем право решать конфликты подобного рода // Вы нашу позицию знаете / она не изменилась // [Пресс-конференция, 24.06.2002].

«Мы»-дискурс В.В. Путина неразрывно связан и с образом страны. Мы в значении «страна» манифестируется прежде всего личным местоимением мы в именительном и косвенных падежах и местоименным словом наш в значении «относящийся ко всем гражданам России»:

Мы должны становиться / как я уже говорил отвечая на предыдущие вопросы / частью современного мира / частью цивилизованного мира / чтобы этот мир воспринимал нашу военную мощь как элемент безопасности на планете // [Ответы на вопросы доверенных лиц, 12.02.2004];

В заключение хотел бы сказать / события начала девяностых годов породили у наших людей огромные надежды и ожидания //

Наша экономика до сих пор сохраняет очевидную сырьевую направленность // [Программное выступление, 12.02.2004].

Местоименная форма у нас, выступая в функции пассивного локатива, в политическом дискурсе обычно имеет значение «в нашей стране», «в России», подчеркивая идею сопричастности всех граждан с судьбами страны:

Все это / в целом / привело к определенному видимо и к психологическому перелому / потому что у нас сохранилась тенденция в рождаемости // [«Прямая линия», 18.12.2001];

У нас как я много раз говорил / многонациональное и многоконфессиональное государство / у нас уникальное богатство культуры // [Ответы на вопросы доверенных лиц, 12.02.2004];

Трудно и медленно формируется у нас рынок услуг // [Программное выступление, 12.02.2004].

Синтаксема у нас с таким значением тесно связана с разговорной речью и поэтому вносит в официальную речь элемент непринужденности [Колокольцева 2003: 190].

Речевое поведение В.В. Путина показывает его стремление солидаризироваться с аудиторией, что выражается, в частности, в употреблении местоимения мы в именительном падеже и в формах косвенных падежей – нам, у нас в значении «я и вы». Использование инклюзивного дейксиса, выражающего присоединение говорящего к слушающим с целью установления контакта с ними и в конечном счете с целью убеждения в чем-либо, характерно в основном для диалогической речи. В «прямой линии» президент объединяется с прямым адресатом – человеком, задавшим вопрос (Мы с вами должны подумать серьёзно //), или со всеми телезрителями (Конечно / вызывает озабоченность у всех нас / сможет ли государство справиться со своими прежде всего социальными обязательствами; Страховая система у нас сегодня недостаточно развита //). Такой приём подчёркивает, что говорящий видит в слушателях единомышленников, которые смотрят на важнейшие проблемы страны и оценивают их так же, как и он.

Интересно, что В.В. Путин использует и тактику отождествления с прямым адресатом (журналистом М. Леонтьевым) и – одновременно – со всеми журналистами:

Вы знаете что нам удалось сделать вместе с вами [с журналистами - О.П.]? Нам удалось донести до каждого рядового гражданина / трагизм и важность происходящих событий для cудеб страны //

Мы [с вами, журналистами – О.П.] не должны допускать раскручивания тезиса о чрезмерных потерях для нанесения морального ущерба обществу // [1 канал, 7.02.2000].

В тот момент Путин, исполняя обязанности президента, был ещё мало известен и вызывал настороженное отношение интеллигенции и журналистов, особенно в связи со своим «чекистским» прошлым.

Определенное персуазивное намерение политика, выраженное местоимением мы в значении «я и вы», обнаруживается в ситуации официально-делового обсуждения, в частности, на встрече В.В. Путина с членами Российского союза промышленников и предпринимателей:

Мы в прошлый раз остановились на мелких проблемах, и, прежде всего, обсуждали вопросы, связанные с налогообложением;

Здесь у нас с вами, я знаю, почти полное совпадение взглядов (Вступительная речь на встрече с членами Российского союза промышленников и предпринимателей 31.05.2001) [http:www.strana.ru].

Путину-президенту свойственно смягчение, минимизация «я-темы». Это проявляется в выборе определённых синтаксических конструкций: пассивных, безличных, а также определенно-личных:

Нужно приводить в соответствие цены //

Принято решение заморозить это строительство //

Повторяю / это будет вводиться поэтапно // [«Прямая линия», 18.12.2001].

Большая частотность безличных предложений у В.В. Путина указывает на самоотождествление Президента с государством, солидаризацию говорящего с аудиторией, так как высказанные им суждения не имеют личной отнесенности, то есть априорно выражают общее мнение [Филинский 2002: 111].

Наши наблюдения показали, что в речи Путина часто эллиминируется местоимение я. Больше конструкций с эллипсисом местоимения в программной речи, в ответах на вопросы доверенных лиц, в «прямой линии», в выступлении на пресс-конференции. Средние показатели частотности употребления «я»-предложений в трех выборках по 1000 слов представлены в таблице 2.

Таблица 2

п/п Жанр Среднее количес-

тво предложений с с с с эллипсисом место-то-тоимения я Среднее количество предложений без эллипсиса местотоимения я


загрузка...