Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России (05.04.2010)

Автор: Паршина Ольга Николаевна

Дистанцирование государственного служащего (губернатора) Титова от чиновников из центра подается обобщенно: не «я», а «человек из провинции», «он».

Обратимся к анализу репрезентации концепта «чужой» в реализации тактики дистанцирования на различных уровнях.

На семантическом уровне наиболее очевидным индикатором речевой тактики является семантическое клише [Иссерс 1999]. Мы наблюдали следующие виды семантических клише тактики дистанцирования:

1) «Я не такой, как он» («мы не такие, как они») -дистанцирование от не участвующих в ситуации общения политических фигур. См.:

Журналист: Мне вот непонятна позиция Харитонова // Он так сказать ваш параллельный партнер / но так получается что он внес раскол //

А.А. Куваев: Мне тоже непонятно // Обычно Николай Михайлович заявления делает более взвешенные // Не знаю какая муха его укусила / уж я не склонен думать что это специально // Меня это тоже удивляет // [РТР, «Зеркало», 13.04.2002]. В данном примере речь идет о предложении Н.М. Харитонова поставить вопрос об исключении из КПРФ Г.Н. Селезнева. В качестве истинного инициатора этого предложения СМИ называли как раз А.А. Куваева. В этой ситуации политик стремится дистанцироваться от своего единомышленника Харитонова.

Другой пример:

Мы партия с определенной идеологией, а «Яблоко», к сожалению, такой партией не является. Это партия одного лидера (Б.Е. Немцов) [«Российская газета», 30.10.2002].

2) «Я не такой, как вы» - дистанцирование от непосредственного адресата - собеседника, оппонента:

В отличие от него [присутствующего в телестудии Н.И. Травкина – О.П.] я по всей стране бываю / и даже в республиках Советского Союза // Я не предавала своей партии как вы // (С. Умалатова) [РТР, «Выборы-99», 23.11.1999].

3) Более редкий случай и как производная модели «Я не такой, как вы» - дистанцирование от истинного адресата - электората: Народ молчит // Люди говорят мне / «А мы за Ельцина не голосовали» // Что же на улице не говорите? Они покорные / они как рабы себя ведут // (В.В. Жириновский) [РТР, «Выборы-2000», 21.03.2000].

4) «Я не рядом» - дистанцирование от событий, фактов политической и административной деятельности.

В ответ на вопрос В.В. Познера, несет ли И.М. Хакамада личную ответственность за отсутствие помощи малому бизнесу в свою бытность министром, она пытается дистанцироваться от ситуации с неудовлетворительным положением малого бизнеса:

Что / что же тогда было? Тотальный абсолютный саботаж со стороны всех министров / со стороны политической элиты / малого бизнеса / и внутри отношение к нему было презрительное // Я подписала у Ельцина указ о поддержке малого бизнеса / довольная и счастливая пошла с этим указом к министрам / и все они мне в лицо сказали / «Мы это делать не будем» // [1 канал, «Времена», 18.12.2001].

В этом примере наряду с дистанцированием используется и тактика оправдания: «я ни при чем».

Языковые средства выражения дистанцирования показывают отличие этой тактики от агональных тактик. На уровне лексической семантики оппозиция «свой» - «чужой» лежит, как уже не раз говорилось, в основе формирования оценочного компонента единиц политической семиосферы. В политическом дискурсе при выражении отстраненности от оппонента последний, естественно, характеризуется оценочными словами с отрицательным компонентом значения, например: лукавят, зомбируют, удивляет, глупость, тотальный саботаж. При этом оценочные слова, по нашим наблюдениям, входят, как правило, в состав предиката высказывания. Специфика дистанцирования по сравнению с тактиками обвинения, оскорбления и др. заключается в малом использовании ярлыков. При дистанцировании отрицательная оценка чаще выражается другим способом - посредством определенной модальности высказывания: констатации негативного (плана нет, не является идеологической партией), категорического отрицания негативного (нечего разбирать демократическое поле) и т.п. В речи маркерами дистанцирования являются служебные слова: союзы а; если..., то..., предлог в отличие от, частицы же (мы же...), вот (вот ЛДПР...).

Вербализация концептов не исчерпывается только лексемами, но может осуществляться посредством структурных и позиционных схем предложений, их содержания и даже общего поведения говорящего.

Как уже отмечалось в главе 3, наблюдения над речью представителей политической элиты показывают, что приемы дистанцирования от оппонента репрезентируются не столько на лексико-грамматическом уровне, сколько на уровне синтаксической структуры высказывания. В этом плане целесообразно рассматривать тактику дистанцирования как трехчленную модель, в которой, кроме оппозиции «мы - они» присутствует рематический компонент - предикат, выраженный словоформами лексико-семантического поля «отношение», «оценка» (можем противостоять, занимаем оппозиционную нишу, критикуем институт правительства). Это хорошо видно на схеме:

Говорящий Оппонент

мы власть

занимаем оппозиционную нишу

В этой модели позиция говорящего является позицией свободного синтаксического замещения: в высказывании может отсутствовать местоимение мы, так как на говорящего указывает контекст, точно также может отсутствовать существительное власть, так как на власть указывает ее критика (оппозиция всегда к власти).

В организации коммуникативной структуры высказывания с семантикой отстранения важную роль играет предикат, который является коммуникативным фокусом. Выделяются в политическом дискурсе следующие речевые модели тактики дистанцирования.

Эксплицитная модель

Коммуникативный фокус

Позиция / была в том / моя / что / следует не допускать широкомасштабной военной операции в Чечне // Позиция моего оппонента / была в том что в Чечне возрождается российская армия / и каждый кто думает иначе / предатель // (Г.А. Явлинский) [НТВ, «Свобода слова», 5.12.2003];

Мы сегодня в самой нейтральной позиции - ведь мы не коммунисты, чья идеология в тупике. Мы не реформаторы, чьи реформы провалились и мы не партия власти, которую не любят (В.В. Жириновский) [«Российская газета», 27.11.2002];

«Яблоко» в принципе не может объединяться с такими людьми как Анатолий Чубайс / Альфред Кох / представляющими создание и развитие в стране той самой системы бандитского капитализма / о которой я только что говорил // <…> Политически мы разные партии / у нас разные цели / у нас разные ориентиры / мы партия демократии // <…> В соответствии с той политикой / которую в последние десять лет проводит правящая по существу партия «Союз правых сил» / эта партия не может называться демократической // (Г.А. Явлинский) [РТР, «Выборы-2003», 11.11.2003].

Коммуникативный фокус

Если коммунисты отвергают нынешний режим, считая его враждебным, если реформаторы тоже считают, что режим не такой демократический, как им хотелось бы, то мы, критикуя власть, делаем это не в такой жесткой форме (В.В. Жириновский) [«Российская газета», 27.11.2002].

Имплицитная модель с начальной незамещенной позицией говорящего:

Коммуникативный фокус

Журналист: Вы неоднократно говорили о том, что нужно и можно вести переговоры с Масхадовым. Не как оппозиционный политик, а как человек, много раз претендовавший и по-прежнему претендующий на роль Президента России, вы можете поставить себя на место Президента после такого кризиса, как захват заложников на Дубровке?

Г.А.Явлинский: В результате этих событий изменилась, с моей точки зрения, роль самого Масхадова. Ни Масхадов, ни его представители никак не проявились в эти дни. Не было даже попытки почувствовать свою ответственность. И это меняет его собственное положение. Если говорить о переговорах, то надо понимать, что их надо вести с теми, кто имеет общественный авторитет, кто может принимать решения [«Российская газета», 20.11.2002].

Так, тонко, не употребляя местоимение первого лица, Г.А. Явлинский дистанцируется от А. Масхадова, в близости к которому его еще недавно упрекали оппоненты.

Концептуальный признак категории чуждости «отдаление», «отстраненность» может репрезентироваться или а) через выражение говорящим оценки своей позиции, оценки мнения, действий представляемой политической партии, или б) через выражение отрицательной оценки действий, программ, взглядов оппонента. Разные смысловые акценты сопоставления можно представить следующими схемами:

Коммуникативный фокус

положительный

Коммуникативный фокус

негативный


загрузка...